Группа БРИКС пока выглядит как импровизация, затеянная под магическим воздействием самого этого слова, изобретенного корпоративным экономистом сперва исключительно для служебного пользования.

Она может навсегда застрять в эмбриональном состоянии слабо оформленного форума, нужного только тем, кто вокруг него кормится. Таких форумов теперь видимо невидимо.

Легко занять по их поводу скептически-саркастическую позицию. Но не стоит. Пути социогенеза неисповедимы, усеяны жертвами абортов и блистательными трупами.

Социогенез – это бесконечная череда экспериментов. Их исход заранее неизвестен. Форум БРИКС – продукт творческой, хотя, может быть, несколько умственно ленивой дипломатии. От смутного чувства совместной идентичности такая дипломатия пытается перейти к поискам рационального raison d’etre.

Даже если БРИКС не оформится во что-то действительно существенное, планы инициаторов этого пула и возможные траектории его имманентного саморазвития нагружены некоторым значением.

Идея БРИКС возникла в контексте становления нового мирового порядка на месте старого и находится в русле нескольких траекторий.

Группа БРИКС могла бы превращаться в интегративную субглобальную конфигурацию по типу Евросоюза. Хотя все злорадно предсказывают Евросоюзу развал, подражателей и конкурентов у него становится все больше. Такова первая умозрительная возможность. Но группа БРИКС так не презентует себя и как будто так и не была задумана. Похоже на то, что инициаторы не считают такую траекторию ни реалистической, ни желательной.

Вторая умозрительная возможность – это превращение БРИКС в силовой полюс для поддержания геополитического баланса. Этот вариант напрашивается… Нынешняя ситуация возникла в результате исторически долговременной конкуренции за мировое господство, или, лучше сказать, процесса «концентрации силы».

В ходе этой конкурентной борьбы претенденты один за другим исчезали, пока не сложилась двухполюсная система геополитического баланса, а затем – по инерции этого же процесса – однополюсная. Такая конфигурация мирового порядка почти тут же обнаружила свою ненадежность и дефективность. С одной стороны, никто не доверяет до конца Вашингтону, оказавшемуся в роли единственного мирового жандарма. С другой стороны, Вашингтон просто неспособен выполнить эту роль. И уже этого не скрывает – во всяком случае, от самого себя. Что-то должно было произойти.

Возвращение к конфигурации по образцу противостояния Антанты и Тройственного союза в начале ХХ века, Союзников и Оси во время Второй мировой, или Восточного и Западного блока во второй половине ХХ века, то есть возрождение двухполюсной системы мирового порядка кажется самым простым и естественным вариантом.

Не это ли имеют в виду инициаторы пула БРИКС, когда прокламируют себя как «альтернативный центр влияния» в «полицентрическом миропорядке»?

На первый взгляд, это выглядит просто как шаг назад. Но это все же не так. Теперь полицентризм скорее предполагает рационально рассчитанный раздел мира на сферы влияния в интересах всего человечества. И в нем слабее оказывается выражен элемент взаимного устрашения и сильнее - пацифистский консенсус.

Отсюда – из этого варианта – путь лежит в сторону «глобального управления» (Global governance) методом регулярного всеобщего переговорно-делиберативного процесса.

Такой порядок можно интерпретировать и как полицетрический, коль скоро в нем много участников, и как моноцентрический, коль скоро в его основе лежит некоторый надежный (допустим) консенсус (прецеденты: Вестфальский мир, Священный союз). БРИКС может стать одним из его участников. И это третья умозрительная возможность его включенности в мировой полрядок. Каковы будут его функции, как и всех групп подобного рода, в этой роли сейчас сказать трудно.

Пока такие межгосударственные организации (МГО-IGO) верхнего этажа (summits) пытаются утвердить свое влияние как авторитетные форумы, определяющие приоритеты всемирного сообщества. Потенциал БРИКС в этом отношении пока не впечатляет. В прокламациях БРИКС’а не видно ничего содержательного. БРИКС намерен, например, настаивать на «принципе невмешательства» в дела суверенных государств и добиваться «более демократического и справедливого международного экономического режима».

Но эти формулы тривиальны и стерильны, пока не расшифрованы программой реализации этой философии. Пока никаких умственных продуктов этого рода БРИКС не предложил (будем надеяться, что еще просто не успел предложить), и нам не остается ничего другого как перейти к действиям БРИКС и попытаться по ним нащупать, в каком направлении группа пока развивается и тем самым помогает оформиться новому мировому порядку.

Возможности такого подхода тоже весьма ограничены, потому что группа пока почти ничего не предприняла в этом направлении.

* * *

Но вот один релевантный сюжет.

Уже на саммите в Хайнани (2011 год) обсуждался статус доллара. Китайский «Банк развития» (Chinese Development Bank) предлагает другим участникам группы кредиты в юанях (до 10 миллиардов). Обнаружилась тенденция к сделкам внутри группы не в долларах, а в собственных валютах. По инициативе Москвы начинается создание собственных финансовых институтов по образцу бреттон-вудских. Одновременно БРИКС хотел бы, чтобы в корзину Special Drawing Rights («специальные права заимствования» – SDR) МВФ наряду с долларом, евро, фунтом и иеной были включены юань и рубль, чтобы потом SDR заменил доллар.

Стоит ли выстраивать независимую валютную зону, или добиваться замены доллара как резервной валюты с точки зрения эффективности мировой экономики, судить экспертам. Скорее всего, оба проекта чисто технически столь же дискуссионны, как и проект евро. Но никаких принципиальных (моральных) возражений против них не может быть. Совершенно естественно стремление участников группы конвертировать свой хозяйственный потенциал в реальное влияние на мировую экономику.

Кроме этого, страны БРИКС, будучи держателями долларовых запасов и кредиторами США, сильно обеспокоены практикой «количественного смягчения», опасаясь, что она обесценивает американский внешний долг. Если эта практика прекратится, то не в ответ на их уговоры, но при этом иных вариантов преодоления Западом нынешнего кризиса пока не просматривается.

Добиться своего в этой сфере участники БРИКС не могут ни в бреттон-вудских институтах МВФ и ВБ, ни в совещательных организациях («форумных площадках», как иногда выражаются) той же породы, что и сам БРИКС – G7 (8), G20 и G-8+5. Естественно, что они пытаются добиться этого давлением извне. Так вот: каковы могут быть импликации этой кампании в русле эволюции мирового порядка?

Если это давление на бреттон-вудские институты окажется неуспешным, то группа БРИКС либо распадется, либо станет дальше оформляться как «вторая» (параллельная) мировая экономика, какой был созданный Москвой в свое время СЭВ. Та конфигурация усиленно интегрировалась, но была интересна не столько этим, сколько именно своей параллельностью мировой капиталистической системе; она и называла себя «мировой социалистической системой». Ее также называли «вторым миром».

В группе БРИКС можно видеть грядущего преемника СЭВ в новом составе, совершенно независимо от того, как далеко продвинется (или вовсе не продвинется) вперед ее интеграция.

* * *

В конечном счете группа БРИКС даже может стать единственной мировой экономикой вообще, если Запад не найдет второе дыхание и не выйдет из демографического упадка.

Инертность Запада в нынешей критической точке бросается в глаза. Не случайно, многие наблюдатели комментируют ее панически и задаются вопросом, не вытеснит ли БРИКС, например, G-20 или G-7. Это беспокойство вполне обосновано, учитывая, что БРИКС (вместе с Африкой, которая неизбежно окажется в сфере влияния БРИКС) охватывает 50% населения земного шара, контролирует огромные минеральные ресурсы и еще не скоро замедлит рост ВП.

Многое, конечно, может этому помешать. Прежде всего, совершенно не ясно, каковы шансы консолидации БРИКС. Если эта консолидация будет институционализирована в нынешнем стиле, то есть в стиле той же G-20, то и проку от нее будет не больше, чем от консолидации G-20. Даже меньше.

Хотя БРИКС и прокламирует себя как агентуру «исторической альтернативы», ни в ее повестке дня, ни в ее действиях не видно ничего ни исторического, ни альтернативного. БРИКС повторяют политкорректно-благонамеренную риторику нынешнего дипломатического мейнстрима. Перспективы общего рынка, или военного союза, или общего умонастроения (идеологии, религии), как это было в случае «восточного блока», в зоне БРИКС не просматриваются.

Поэтому такой исторический поворот маловероятен. Подсознательно члены БРИКС все же хотели бы не свергнуть господство старого всемирно-геополитического истеблишмента, а присоединиться к нему на равных правах. Если это произойдет, то число полюсов в мировом порядке не станет больше. Расширится состав всемирно-геополитического истеблишмента – только и всего.

Но на этом метаморфозы мирового порядка не заканчиваются. Однополюсный мир, как мы сейчас убеждаемся, неустойчив. И в том случае, если центр системы совпадает с одним государством (например, США или Китай). И в том случае если он представлен концертом государств-партнеров. Либо (1) новые полюса зарождаются на управляемой им периферии, либо (2) поляризация начинается внутри него, либо (3) он должен эволюционировать дальше и мутировать.

Первый вариант теперь выглядит неперспективным. Если в состав центра входят Атлантида (Евроамерика) и БРИКС (Евразия), то на периферии не остается никаких критических масс, которые можно было бы рассматривать как зародыши каких-то будущих новых полюсов. Как ни один электрон не может превратиться во второе ядро атома.

Второй вариант будет все время висеть в воздухе. Если не гарантирована консолидация группы БРИКС, Атлантического мира и даже Евросоюза, то чего можно ждать от такого конгломерата, куда входят все они вместе.

* * *

Но если один вариант блокирован, а другой может взорваться, то, что тогда? И что вообще возможно после однополюсного мирового порядка? Похоже на тупик, из которого может начаться только новый цикл геополитической хаотизации, как после крушения Вавилонской башни, и последующего упорядочения. Но это иллюзия. За однополюсным порядком может следовать бесполюсный порялок. И даже известно как он может выглядеть. Он может реализоваться в двух вариантах.

Либо это может быть интернационализация и верха, и низа мирового сообщества, то есть замещение конфронтации национал-государственных блоков глобальной классовой конфронтацией. Граница между центром и периферией не будет границей между одной группой государств и другой группой государств, а будет границей между мировым капиталом и мировым пролетариатом, если пользоваться терминологией марксистской историософии. Нетрудно заметить, что в этом варианте мировой порядок утрачивает геополитическое содержание. Национал-государства как главный субъект и объект геополитического дискурса не обязательно исчезают, но редуцируются до полицейских участков и, может быть (совсем не наверняка), больничных и школьных округов.

Либо, национал-государства объединяются в одну политическую систему, организованную как сетка избирательных округов, которые я назвал бы «конституциями» (по-английски, избирательный округ и есть constituency), реализуя таким образом идею «вся власть советам».

Историческую вероятность обеих этих тенденций я здесь не обсуждаю. Но такое впечатление, что пока декларации и практические шаги группы БРИКС как будто бы лежат в русле первой тенденции – господствующий слой стран БРИКС движется к слиянию с господствующим слоем Атлантического мира и таким образом поддерживает тенденцию к господству мирового (финансового) капитала над трудом в глобальном масштабе.

А государств, позиционирующих себя как агентура второй тенденции, не видно: разве что Куба, Иран или Северная Корея, если принимать их всерьез. Главные агентуры альтернативного мирового порядка – негосударственные движения и организации (НГО). Ими могут стать малые национал-государства при условии, что у них появится тенденция к осознанию собственной исторической субъектности.

http://terra-america.ru/briks-vnachale-bilo-slovo.aspx