«Тот, кто посмотрел бы на расстроенные зады русской армии, сказал бы, что французам стоит сделать еще одно маленькое усилие, и русская армия исчезнет; и тот, кто посмотрел бы на зады французов, сказал бы, что русским стоит сделать еще одно маленькое усилие, и французы погибнут. Но ни французы, ни русские не делали этого усилия, и пламя сражения медленно догорало», — так Лев Толстой описал финал Бородинского сражения в романе «Война и мир».

Подобное состояние нам весьма напоминает то, что сейчас мы наблюдаем в «битве за Украину» в конце июля — начале августа 2015 года. Правда, «расстроенные зады» мы в меньшей мере находим на фронте противоборствующих вооруженных сил. Вопреки официальному перемирию идет их медленное наращивание. Стороны сейчас активно занимаются артиллерийскими перестрелками на Донбассе. Но и здесь налицо «тупик позиционной войны».

«Расстроенные зады» мы сейчас наблюдаем в активном общественном мнении двух осколков «постсоветского пространства» — Российской Федерации и Украины. И там, и там воинственные настроения сменила атмосфера «разброда и шатаний». В России, например, распался «антифашистский» кружок блоггеров-пропагандистов, господствовавший в информационном пространстве блогосферы с момента февральского переворота в Киеве. Именно он ввел в оборот такие базовые понятия, как «Русская весна», «хунта», «нацистский режим», «хитрый план» и т. д.

Настроения пессимизма наблюдаются и у активных адептов на Украине «европейского выбора» Майданной революции по всему спектру вплоть до воинствующих украинских националистов. Ярый противник путинского режима в России и активный политический комментатор из США «украинской революции» Андрей Илларионов первый назвал якобы окончательно определившуюся в июле 2015 года ситуацию, как «сочинско-мюнхенскую сделку Путина и Обамы по Ирану и Украине».

Последнее решение президента США Барака Обамы бомбить правительственные объекты в Сирии, казалось, подсказывает, что предметом обмена стал и режим Асада. Илларионов назвал внешнеполитическую комбинацию великих держав «вместе — без Украины», «вместе — против Украины», «вместе — за счет Украины». Илларионов со всей категоричностью выступает против принятия Украиной соглашения Минска-2. Он считает его гибельным для «демократической революции» на постсоветском пространстве.

Не менее симптоматичной с этой точки зрения выглядела и оценка, данная в отчете американского аналитического центра Stratfor. Эксперты центра считают, что разрешить ситуацию на Украине как политически, так и в военном аспекте могут именно Россия и США. «Россия и США, наконец, напрямую пытаются достичь согласия в разрешении украинского конфликта и „особый формат“, в котором участвуют Григорий Карасин и Виктория Нуланд, покажет эффективность и готовность стран договориться». Киеву Вашингтон уготовил роль статиста — констатируют эксперты Stratfor, который зачастую называют «теневым ЦРУ».

А пока 16 июля 2015 года Верховная Рада Украины направила для получения соответствующего вывода в Конституционный суд Украины поданный президентом Петром Порошенко проект закона «О внесении изменений в Конституцию». Острую реакцию украинских националистов вызывает предложение внести в ХV раздел Основного закона «Переходные положения» правку следующего содержания — «Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом». 31 июля 2015 года Конституционный суд Украины разрешил депутатам менять Конституцию страны, чтобы предоставить частичную автономию «особым районам». Главный пункт Минских договоренностей выполняется.

3 августа 2015 года в Минске прошло очередное заседание трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе. Западные СМИ констатируют, что украинский президент находится под сильным давлением со стороны западных правительств для того, чтобы Минские договоренности для снижения опасности возобновления открытой войны все-таки были выполнены.

В этой обстановке в информационном пространстве националистической Украины начинают отчетливей просматриваться новые мотивы. Гражданам Украины стали объяснять, что замирение по сценарию Минск-2 — вынужденное, но единственно верное решение в стратегии борьбы с Россией. В украинских СМИ стало использоваться, чего раньше не было, понятие «Минский компромисс». Стали, например, обсуждаться нюансы его выполнения, в частности, следует ли спешить с выборами на Донбассе, или нет.

Ранее позиция была однозначна: выборы в военных условиях в прифронтовых районах проводить не следует. Но посол США на Украине Джеффри Пайетт прямо заявил, что местные выборы в Мариуполе, Краматорске, Славянске чрезвычайно важны, «чтобы продемонстрировать, что это часть Украины» (при этом Пайетт категорически отверг возможность признания Вашингтоном выборов в ДНР и ЛНР, назвав их временно оккупированными территориями, и настоял на необходимости выборов по украинским законам). Следовательно, выборы надо проводить, а это уже невоенная логика. Это логика выполнения Минска-2.

Вице-спикер Верховной рады Украины и активный деятель переворота февраля 2014 года, инициатор начала АТО на Донбассе Андрей Парубий стал объяснять, ссылаясь на пример югославской войны и ликвидацию сербской Крайны, что Минский процесс — это всего лишь тактическая уловка Киева с целью выиграть время для укрепления своих вооруженных сил и ослабления РФ из-за санкций Запада. Подобного рода разъяснения нужны для оправдания в глазах взбудораженного националистической пропагандой населения выполнения Минска-2.

Весьма характерна в этом плане и недавняя публикация в украинских СМИ анализа американского военного эксперта из Вест-Пойнта Роберта Персона. Персон определил, что у Украины нет каких-либо инструментов и возможностей, чтобы противостоять России в случае полномасштабного военного конфликта. Уход от полномасштабной войны, с его точки зрения, остается наиболее приемлемой стратегией Украины в противостоянии с Россией. Нет никаких сомнений в том, полагает Персон, что военный перевес при конфликтном сценарии будет на стороне России, а украинские военные будут разбиты и деморализованы.

Кроме того, Персон полагает, что возможные поставки Западом Украине оборонительных вооружений также вряд ли смогут стать сдерживающим фактором от российского военного вторжения. Поэтому, указал Персон, независимо от того, на чьей стороне правда с точки зрения мировой общественности, трагедия большой политики состоит в «праве сильного», а сила — за Москвой. В подобном контексте Минск-2 подается, как акт реальной политики. Реализм означает сохранение режима националистов в Киеве в обозримом будущем. Последнее обстоятельство и вызывает кризис в настроениях в российской блогосфере. Замораживание военного конфликта на Донбассе не признается победой в «битве за Украину».

Но, тем не менее, следует признать, что даже, если поправки к Конституции будут приняты, остается неясным, будут ли они иметь какое-либо влияние на реальное положение дел на Донбассе. Ведь кровопролитие там, несмотря на официальный режим перемирия, продолжается. Поэтому в ситуации, когда конституционный процесс в духе Минска-2 только стартовал в Киеве, а возросшая военная активность на Донбассе означает, что весы между миром и войной по-прежнему колеблются, Россия и ее противники независимо друг от друга обменялись угрожающими жестами, тем самым обозначив болевые точки друг у друга.

Для США и его союзников — это политическая устойчивость режима националистов в Киеве. Для России — это ситуация в Крыму. 1 августа 2015 года на Втором Всемирном конгрессе крымских татар, проходившем в столице Турции Анкаре, президент Украины Петр Порошенко в своем послании озвучил предложение о наделении полуострова «статусом национально-территориальной автономии» в составе Украины. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, в свою очередь, в своем обращении к участникам этого мероприятия заявил, что Турция никогда не признает аннексии Крыма Россией.

Российскому руководству было в очередной раз продемонстрировано, что исторические геополитические противоречия между Турцией и Россией на Кавказе и в регионе Черного моря сильнее предлагаемого Москвой «экономического сотрудничества» посредством очередного «газового потока» и солидарности двух государств перед лицом направляемых США против них «оранжевых революций». Кроме того, России в очередной раз продемонстрировали, что за скобками Минских договоренностей остается Крым, и Минск-2 вовсе не является капитуляцией Киева.

Что касается российского демарша, то 3 августа 2015 года в Москве в гостинице «Украина» было провозглашено создание Комитета национального спасения Украины (КНС) с бывшим премьером Украины Николаем Азаровым во главе. Пока эту «эмигрантскую» акцию с КНС можно расценить только, как средство давления на Киев для действительного выполнения им Минских договоренностей. Противникам России продемонстрировали, в каком направлении будет развиваться политический процесс на Украине в том случае, если Минские договоренности будут сорваны или интерпретированы не так, как их понимают в Москве.

Более, чем странная война без открытой битвы за Украину продолжается, деморализуя всех ее участников. В начале августа министр энергетики Украины сообщил, что его стране придется закупать уголь в России. В начале последнего летнего месяца стало известно, что у украинского «Нафтогаза» не хватает средств для закачки газа в постоянные хранилища. Украине не хватает и более $1 млрд на текущие закупки газа у России. На конец августа в очередной раз прогнозируют дефолт Украины. Однако гривна стоит стабильно, а рубль находится в падении. Лето 2015 года еще не кончилось, а ситуация по своему настроению и событийному ряду напоминает позднюю осень 2014 года с той лишь разницей, что пламя сражения сейчас медленно догорает.

http://rusnext.ru/recent_opinions/1438763343