Обычно сценарий «цветной революции» в России связывается с либерально-западнической перспективой. «Пятая колонна» традиционно коннотирует с кругом либералов-западников. И если ограничиться версией продвижения США проекта новой либерализации России, то он покажется маловероятным. Второй раз либерализм народ не примет. Популярность партий, идущих под либеральным знаменем, в России минимальная.

Но в арсенале мирового проектера есть (да и всегда был) сценарий № 2 – фашизация. В «цветных революциях» третьей волны ставка, очевидно, делается уже не на либеральные, а националистические и религиозно-фундаменталистские силы. Часто либеральное крыло действует в связке с фашистским крылом в реализации единого сценарного плана. Такое комбинированное выступление фиксируется, в частности, в сценарии Евромайдана.

Ударную силу новой «цветной революции» на Украине, в отличие от предыдущей, «оранжевой революции», составляли, как известно, радикальные националисты. И если либеральная версия «цветной революции» в России маловероятна, то этого нельзя сказать о ее «коричневой» модификации. К этой атаке справа власть, очевидно, не готова.

Есть ощущение, что развертку «коричневого» сценария власти проспали. А между тем, под квазипатриотической вывеской, под русской темой в России де-факто уже создана сеть различного рода объединений националистов. Скинхеды, фанаты, неоязычники, неомонархисты – множество мелких, каждая по отдельности, групп, создают широкое сетевое пространство. В час «Ч» они могут быть консолидированы в режиме «флэшморб» и направлены на штурм властных бастионов. Технологически, как показал опыт Евромайдана и «арабской весны», это вполне реализуемо.

Существует и вероятность фашизации сверху, перехода на платформу фашизма части элиты. Возможно, эти процессы – фашизма сверху и фашизма снизу сольются в единую политическую силу. Такое слияние определенного круга властной элиты с улицей имело место в фашистской инверсии в Германии.

Еще до Второй мировой войны констатировалось, что загнанный в угол либерализм превращается в фашизм. Фашистская модель позволяет сохранить и даже усиливает кланово-корпоративистскую систему рекрутинга элит. Фашизм дает возможность легитимизировать социальное неравенство. Усиливается роль бюрократии, позволяя обеспечить развитие системы бюрократического капитализма.

Фашизм будет поддержан частью национального бизнеса. Широко циркулирует информация о спонсировании националистов в молодежном движении. Издаются многочисленными наименованиями и немалыми тиражами книги националистического толка. На эти издания откуда-то должны браться деньги. Без роли бизнеса, очевидно, существующая публикационная активность националистов была бы невозможна. Неонацизм на Украине спонсируется украинским и российским олигархатом. То что гражданин Израиля, иудей по вероисповеданию Игорь Коломойский активно вкладывался в поддержку партий с антисемитской риторикой, указывает, что экономические интересы такого финансирования превалируют. Ранее такого же типа партостроительство осуществлял другой олигарх с израильским паспортом – Борис Березовский. Крупный капитал вел в свое время нацистов к власти и в фашистской Германии. Обнаруживается определенная закономерность, указывающая на неслучайность альянса фашизма и олигархата.

В чем же могут быть интересы такого альянса со стороны бизнеса?

Во-первых, криминальный по своему генезису капитал (а именно такой тип капитала преобладает на постсоветском пространстве) нуждается в политическом крышевании. Либерализм для этого крышевания менее подходит, нежели фашизм.

Во-вторых, при открытом рынке национальный капитал конкурентно проигрывает более сильным внешним акторам, а потому оказывается заинтересован в своей легитимизации, особом праве автохтонного бизнеса. Фашизм и дает ему такую легитимизацию. Одновременно он может устранить конкурентов по образцу «Хрустальной ночи» 1938 года в Германии.

В-третьих, в критической ситуации прогнозируемого социального взрыва фашизм приходит как силовой фактор подавления массовых волнений и сохранения собственности капитала. Капитал в этой ситуации артикулирует запрос на появление фигуры типа Пиночета. Характерно в этом отношении, что приход к власти фашистов фактически везде сопровождался репрессиями против коммунистов. Современная фашизация Украины не стала в этом отношении исключением из общего правила. Коммунистов подавляли как политическую силу, противопоставляющую фашизации альтернативу социальной революции.

В-четвертых, фашизм для крупного капитала является инструментом выхода из экономического кризиса. Фашистская идеология предполагает военную эскалацию, что заставляет заработать оборонную промышленность, получить заказы на производство вооружения. Речь в данном случае уже идет о бизнесе транснациональном, способном проектировать мировое развитие.

Фашистская идеология может оказаться привлекательной и для значительной части народа. Это зависит от информационно-пропагандистской упаковки нового фашизма. Фашизм под видом преемственной от Гитлера идеологии в России не имеет никаких шансов на успех. Но фашизация через апелляцию к русской теме может найти соответствующий отклик. После подавления ее в течение тридцати лет сыграет эффект «спуска пара». Проведение фашистского перехода в контексте этой эмоциональной разрядки увеличивает принципиально его шансы.

Особенно высока вероятность поддержки экстремальной фашизации под флагом русского национализма в молодежной среде. С одной стороны, это связано с возрастной восприимчивостью к экстремизму. Но с другой, обнаруживается пропагандистское влияние в направление десоветизации в постсоветской России. Чем старше возрастная группа, тем менее она оказывается националистической. Чем больше человек прожил в СССР, с характерной для него идеологией интернационализма, тем менее он склонен к национализму. Для возрастных групп, получивших образование уже в постсоветский период, склонность к поддержке националистических идей достигает около половины от числа респондентов. В группах до 40 лет удельный вес условных «националистов» превышает удельный вес условных «интернационалистов».

Фашистский переход с очевидностью должен быть поддержан со стороны криминалитета. В условиях такого перехода «братва» получает исключенную при других сценариях возможность легализации. Многочисленные «цапки» составят опору новой власти на местах. Из той же криминальной среды кооптируются штурмовые отряды. Над Россией вывешивается знамя «Черного Роджера». Сценарий классический, реализованный, в частности, неединожды в новейшей истории приходы к власти хунт в Латинской Америке.

Но главным актором «коричневого» сценария, как и во всех других «цветных революциях», выступают США. Геополитически сценарий фашизации России наиболее выгоден Соединенным Штатам Америки. Публично это никогда не будет признано. Напротив, русский фашизм официально будет категорически осужден. Россию осудят на уровне ООН, объявят криминальным государством, вместо санкционных ограничений введут против нее настоящую блокаду. Но именно это блокирование России и есть желаемый целевой ориентир. Под этот целевой ориентир Запад, одной рукой сражаясь с русским фашизмом, другой будет оказывать латентное содействие российской фашизации.

Какие реальны дивиденды приносит сценарий российской фашизации для США?

Во-первых, он позволяет изолировать Россию как потенциального геоэкономического конкурента. Фашистская Россия вытесняется со всех внешних рынков, куда вместо нее приходят ее конкуренты. Прежде всего, это относится к Европе, включаемой сообразно со Стратегией Национальной Безопасности США в единую Трансатлантическую зону. Но и одновременно перекрывается перспектива российской переориентации на Восток. Незападные страны вынуждены будут теперь поддержать санкции против России, как фашистского государства. БРИКС окажется перед выбором между самороспуском и исключением России.
Во-вторых, Россия изолируется также от остального мира в качестве потенциального идеологического альтер-эго Запада. Она окажется заклеймена, как империя «мирового зла». Ценностная альтернативная трансляция миру окажется теперь невозможной. И главное, что могла бы Россия противопоставить в ценностном отношении Западу будет в ней самой развернуто в прямо противоположную сторону.

В-третьих, ввиду фашистской милитаризации России, риторики войны, США получат дополнительное основание своего военного присутствия в мире. Под довод об угрозах российской агрессии новые военные базы США и НАТО будут размещены на постсоветском пространстве. Сожмется и так достаточно плотное их кольцо вокруг России.

В-четвертых, связанная с российской фашизацией новая военная эскалация приведет к росту заказов ВПК, что станет тягачом выхода из мирового системного экономического кризиса. Произойдет переориентирование финансовых потоков на реальный сектор экономики, станет возможен провозглашенный руководством США проект американской реиндустриализации. Актуализируется остановка вопроса о создании глобальной системы противоракетной безопасности – «мирового военного зонтика», появление которого будет означать тотальный контроль США над миром.

В-пятых, риторика русского империализма и вероятные милитаристские эксцессы приведут к срыву проекта реинтеграции постсоветского пространства. Евразийское экономическое сообщество будет обречено в этих условиях на распад. Бывшие союзники по ЕврАзЭС отвернутся от России. На территории постсоветского пространства усилится политическое и экономическое влияние США.

В-шестых, Россия как «криминальное государство» будет исключено из международных организаций. Главным итогом этих исключений станет лишение России статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН, с вытекающим из него правом вето. Возможно даже приостановка членства в самой Организации Объединенных Наций. Обоснованием такой ревизии станет апелляция к созданию ООН по итогам коллективной победы над фашизмом, в связи с чем, фашизированная Россия делегитимизирует себя в качестве одного из гарантов недопущения новой фашизации.

В-седьмых, определение России в качестве «криминального государства» позволит легально осуществить структуру ареста российских золотовалютных резервов, а также активов российской элиты и бизнес-корпораций. Учитывая масштабы находящихся на Западе средств, такое ограбление приведет к беспрецедентному единовременному обогащению западного бенефицариата.

В-восьмых, идентификация образа врага в виде фашизированной России позволит обеспечить консолидацию мирового сообщества вокруг США, как единственного реального сдерживателя российской агрессии, и американкой системы ценностей. По большому счету, это оптимальный для Соединенных Штатов сценарий для реализации доктрины американского глобального лидерства. США присутствует везде, чтобы противостоять экспансии России.

В-девятых, фашистский сценарий приведет к геополитическому разгрому России, что ознаменует глобальную победу западного проекта. Русский фашизм вызовет сопротивление российской национальной периферии, катализировав процесс распада России. Сценарий фашизации перейдет логически в сценарий «геополитический распад».

США оказывается, таким образом, главным бенефициаром сценария российской фашизации. Россия не просто проигрывает, но перестает существовать как геополитический субъект, и как цивилизация. Просчитывают ли эти последствия современные русские фашисты? А если просчитывают, то чьи интересы они, в таком случае реализуют?

Угроза фашизации России более чем реальна. Российские информационные кампании уделяют сегодня много внимания угрозам фашизма во внешнем мире. Но существуют еще более опасные угрозы фашизма внутри России. Развитие – пока не поздно – реального антифашистского движения (антифашистских народных фронтов) является на сегодня особо актуальной задачей.

http://vbagdasaryan.ru/ugroza-korichnevogo-stsenariya-v-rossii/