Я был в тринадцати странах Европы и на обоих побережьях США. Я достаточно наблюдателен и многие мои поездки были связаны с работой, так что я знаю ситуацию изнутри не только как турист. Ответственно заявляю – на Западе нет земли обетованной.

Там нет даже идеала, к которому мы должны стремиться. Хуже того. Одним из самых потрясающих открытий является то, что американцы зачастую бедны. У США есть деньги на военный бюджет и высокие небоскребы, но с точки зрения человека, который находится в некой среде обитания, человека, имеющего возможность сравнить, в США посредственная и зачастую убогая среда обитания. Для получения европейского (то есть, например, российского) уровня – от еды до жилья – придется переплатить за пару ступенек социальной лестницы.

По случаю я могу перекусить и в забегаловке на барахолке. Но в большинстве случаев я сделаю другой выбор. В США же выбор ограничен разными брендами, под которыми продается один и тот же ведерный кофе. Немногие отдают себе отчет в том, что, если есть недорогая услуга чистильщика обуви, значит, есть небогатый и негордый чистильщик обуви.

Если в кафе официанты начинают петь, как в приличном мюзикле – значит, здесь много несостоявшихся, но весьма профессиональных артистов, которым остается работать официантами. Мне было не совсем весело среди этих людей, ни один из которых не собирался становиться поющим официантом, танцующим с моим молочным коктейлем. Все те пятнадцать или двадцать минут, пока взрослый человек начищал мои ботинки в Нью-Йорке, я испытывал некоторое неудобство.

Бедных много, и они составляют картину американской жизни. В Марокко, например, бедность была ничуть не более заметна, да к тому же прикрыта восточным колоритом. За исключением некоторых регионов Европы (благодаря имущественной сегрегации), бедность – характерная черта Запада. Каким-то чудом ее научились не замечать.

С деньгами везде неплохо. Правда, в США неплохо с большим количеством денег. Приличный стейк подадут только в очень дорогом (по европейским меркам) ресторане. Но в целом я не вижу никакого системного преимущества в уровне комфортности жизни Запада перед Россией. А по многим параметрам и для многих регионов сравнение вообще однозначно в пользу нашей страны. А недостатки есть везде.

Это я все не к тому, что Запад загнивает или что он отвратителен и ужасен. Погода там все равно практически везде лучше российской. Это я к тому, что чуда не будет. Что примера, которому можно гарантированно следовать на пути к успеху, не существует. Что Запада, на самом деле, тоже фактически не существует, за исключением политической абстракции. Есть очень разные по традициям, укладу, экономике и культуре страны.

Экономика и взгляды на общественное устройства в США практически противоположны взглядам в какой-нибудь Дании. Они как люди. Много разных людей. И никто из них не может быть нашим учителем или поводырем. Что бы они сами на этот счет ни думали. Сияющий град на Гудзоне оказывается пустующим офисным кварталом с мертвенным дежурным освещением и вымершими улицами.

А думают они ровно то же самое, что думали советские дети тридцать лет назад. «Вот повезло же нам жить в самой прогрессивной стране, вести человечество в будущее, а каково там беднягам, которые в отсталых странах мучаются».

Это вообще замечательный перевертыш, как быстро и полно мышление и пропаганда Запада стали абсолютно советскими. Интересный ведь факт, что Оруэлл писал «1984» все же не про Советский Союз, а про родную Британию. И попал в точку.

Никаких «мировых» и «глобальных» финансовых и экономических институтов и систем, в которые можно вступить «на равных», не существует, кроме созданных в паритете с СССР. Остальные создавались со своей иерархией, в рамках «клуба» считаного количества стран и для борьбы с другим клубом.

Практически все международное, что мы воспринимали как «общее», принадлежит конкретным владельцам, и либо ты работаешь именно на них и по их правилам, либо как-то сам. Оказывается, «Формула-1»  – это не международное спортивное сообщество, а частная лавочка. Примерно как и МВФ, и Всемирный банк.

И еще про демократию. У нас нет никакой нужды дискредитировать демократию или испытывать какие-то комплексы по поводу собственной демократичности. СССР, что бы кто ни говорил, был гораздо ближе к понятию демократии, чем западные страны. В частности, перестройка и все преобразования прошли в рамках абсолютно демократических процедур.

Осуществлены выбранными по законам СССР депутатами и органами власти. Когда народ, реальное большинство, захотело преобразований – и оно их осуществило. Тихо и, можно сказать, мирно. Насколько народ смог эти самые преобразования контролировать и направлять – это другой вопрос.

А вот тот факт, что под демократией на Западе традиционно и, в рамках непрерывной исторической и интеллектуальной преемственности, подразумевается распределение власти и привилегий среди высшей аристократии или основных владельцев капитала, следует ясно осознавать. Никто всерьез не предполагает там за кухаркой никаких прав, и любой либерал подробно обоснует с позиций социал-дарвинизма, почему она объект, а не субъект управления.

То есть по факту наши демократические традиции гораздо более развиты, широки и глубоки. И, во всяком случае, гораздо «демократичнее». Нам не стоит отрекаться от демократии под предлогом того, что это дьявольское отродье Запада. Вовсе нет.

А еще Запад нам не враг. Не друг и не партнер. Но и понятие «враг» не соответствует реалиям. У них действительно «ничего личного, только бизнес». Они просто конкурируют и пытаются доминировать.

У них действительно узкий клуб (абсолютно в рамках их традиций понимания демократии), и всякое «общемировое» они понимают как подчинение им в достаточно глобальных масштабах, а вовсе не как расширение круга «управляющих акционеров» или «партнеров». Неподчинение они рассматривают как вызов и будут с ним бороться. Но пока еще это не тянет на понятие «враг» и не требует сражения.

Скорее это требует самоутверждения и самопозиционирования с нашей стороны, а не концентрирования на вражде. Это как в компании со сложившимся лидером – не стоит враждовать, стоит самоутвердиться, обозначив собственные достоинства и последовательно отстаивая собственное достоинство.

Мы совершенно обычная великая страна. Среди других великих стран. И единственный шанс для нашего самоутверждения и развития – это самостоятельное, осознанное развитие и предъявление миру собственных, самостоятельных достижений и путей развития.

И пора вспомнить о внутренней политике, подразумевая, что она состоит не только из противодействия попыткам развалить страну. А прежде всего из созидательных проектов по развитию страны.

http://www.vz.ru/club/2015/7/3/754297.print.html