Франция и весь мир в шоке. 7 января неизвестные лица в масках, вооруженные автоматами и гранатометом, ворвались в редакцию журнала «Шарли Эбдо» в Париже и открыли там стрельбу. В результате этого нападения 12 человек погибли, еще 10 пострадали. Преступление совершили братья Саид и Шериф Куаши.

Сатирический еженедельник Charlie Hebdo в основном работает в популярном для Франции жанре карикатуры на острые политические и социальные темы. Поскольку, по сообщениям очевидцев, террористы выбегали из редакции с криками «Мы отомстили за пророка Мухаммеда», сразу стало понятно, что их нападение – это месть за публикацию карикатур на Пророка или за детские комиксы с Мухаммедом. Скоро это предположение подтвердилось. Ответственность за это массовое убийство журналистов взяла на себя йеменская Аль-Каида, объяснив свой поступок местью за неподобающее отношение к Пророку.

Я лично считаю, что насмешки в какой-либо форме над лицами, отнесенными к лику святых, – недопустимы, ибо это осквернение святынь и оскорбление чувств людей их почитающих. Я не могу согласиться с продолжением этой традиции, что сейчас повсеместно происходит, особенно во Франции. Оскорблением нельзя гордиться. Но как бы горько и больно ни было от этого действия, оно ни в коем случае не должно наказываться убийством или каким-либо другим видом насилия. Такому виду мести нет оправдания!

А в Украине медийное мракобесие

Теракт во французской столице в любом случае имел бы резонанс, ибо совершен в относительно благополучной в этом плане Европе и с большим количеством потерпевших. Но то, что его жертвой стал журналистский коллектив, придало ему особую высоту звучания. Встрепенулся и возмутился почти весь мир. Посягательство на свободу выражения мнения стало вровень с посягательством на человеческую жизнь. И это правильно. Ибо что человек без мысли и возможности ее высказать?! Это всего лишь ходячий живой организм.

Расстрел журналистов и за их работу закономерно воспринимается как покушение на свободу слова и свободу вообще. И одно и другое в Европе относится к главным ценностям, пусть, как показывает освещение событий в Украине, в значительной степени декларативно.

«То, что сегодня произошло в Париже, это варварский удар по ценностям и мироустройству Европы. Мы будем и дальше отстаивать свободу прессы и нашу демократию», – сказала по этому поводу федеральный канцлер Германии Ангела Меркель. «Мы поддерживаем французский народ в борьбе с терроризмом и в защите свободы прессы» – таково отношение к трагедии Дэвида Кэмерона. «Нельзя позволить терроризму одержать победу над здравым смыслом, который для всех европейцев, прежде всего, означает свободу», – заявил премьер-министр Италии Маттео Ренци. «Свобода прессы – основополагающее право, и мы не позволим, чтобы это нападение ослабило наши ценности»,– так высказалась глава дипломатии ЕС Федерика Могерини. «Это варварское деяние никаким образом не воспрепятствует свободе прессы, которая является основным принципом демократии», – написала в своем «Твиттере» вице-президент Европейской комиссии Кристалина Георгиева.

Не преминула засветиться на поприще осуждения посягательства на свободу слова и украинская власть. «Я осуждаю жестокое нападение на журналистов в Париже», – заявил Петр Порошенко в день трагедии. Позже, выражая соболезнование народу Франции в посольстве этой страны в Украине, он восхитился французами, которые продемонстрировали преданность своей системе ценностей – «ценностей свободы слова, свободы собраний, свободы как одной из базовых основ французской демократии». В таком же духе высказался украинский МИД: «Особое возмущение вызывает то, что это преступление было совершено против журналистов. Свобода слова – один из краеугольных камней европейской демократии, она ни при каких условиях не может ставиться под сомнение. Так же любые взгляды журналистов не могут быть причиной преследований и, тем более, физических расправ».

Читала эти строки и думала, насколько же фарисейская украинская власть. Для полноты картинки еще только солидарности с журналистами из уст Александра Турчинова не хватает.

В Украине свободу слова власть не только презирает, она ее методично истребляет. Несвобода граждан и журналистов – ныне суть государственной политики. Внедрять ее сегодняшние хозяева властных кабинетов начали еще на подходе к ним, на майдане. Уже тогда, каждый, кто относился к майдану критически, был отнесен в стан врагов. И как только власть оказалась в руках, начались гонения на неугодных.

Один из форпостов майдана – журналистское движение «Стоп цензуре!» уже 24 февраля распространило заявление с требованием немедленного отстранения от руководства телеканалами «Интер» и Первый национальный топ-менеджеров, в случае неповиновения лишить эти каналы лицензии. Собственникам СМИ предписано не допускать к телеэфиру, страницам печатных и интернет-изданий политтехнологов и медийных персон, которые, по мнению, как бы антицензурщиков, распространяют дезинформацию и клевету, дискредитируют украинское протестно-освободительное движение, являются агентами кремлевской пропаганды. Список виновников приложен. Журналистам и их семьям стали поступать угрозы физической расправы.

Заместитель секретаря СНБО Виктория Сюмар, задействовав захваченные властные рычаги, быстренько разъяснила всем СМИ, как надо освещать новую власть и ее действия. Информационное поле страны стало однородным как гладь. Кто посмел противиться, руками той же власти лишился инвесторов и рекламодателей. А сами неугодные журналисты стали подвергаться безнаказанному физическому насилию.

18 марта нардепы от «Свободы» Игорь Мирошниченко и Богдан Бенюк, избив директора Национальной телекомпании Александра Пантелеймонова, принудили его написать заявление на увольнение. Уголовное дело было возбуждено, но в середине августа ГПУ его закрыла с формулировкой «в ходе расследования не доведено хулиганских действий».

Скоро нападки на прессу приобрели форму глухого мракобесия.

За помощь российским коллегам в подготовке репортажа о памятнике основателям Одессы – Екатерине Второй и ее сподвижникам был уволен журналист «7 канала» Антон Доценко. При попытке зарегистрировать правозащитную организацию в Одессе СБУ арестовала редактора оппозиционного интернет-издания Евгения Анохина.

20 июня лица, назвавшие себя самообороной майдана, напали на журналистов телеканала ICTV, которые снимали сюжет об Украинском доме. Бандиты всячески препятствовали проведению видеосъемки, а потом отобрали у представителей прессы отснятые материалы.

22 мая вооруженные сотрудники налоговой милиции без предъявления каких-либо документов ворвались в редакцию газеты «Вести» и заблокировали ее вместе со всеми там находившимися. Заместитель секретаря СНБО Виктория Сюмар объяснила, что обыски проводятся из-за подозрений в нелегальном финансировании газеты. Счета издания и главреда Игоря Гужвы были заблокированы.

5 июля погром в редакции газеты устроили несколько десятков человек в масках. Они стреляли из оружия, в окна бросали камни и коктейли Молотова, после чего в помещение пустили слезоточивый газ. Охранник, пытавшийся помешать бандитам, был избит.

11 сентября в офис «Вестей» ворвались сотрудники СБУ. В здании провели обыск, изъяли сервера, на которых находился сайт издания. В типографии, где печатается газета, устроили погром со стрельбой.

Главред Игорь Гужва увязал происходящее с предстоящими выборами в ВР и публикацией материала о дочери главы СБУ Валентина Наливайченко, снимающей жилье в престижном районе Нью-Йорка. Несколько статей, которые вышли в журнале «Вести. Репортер», стали основанием для возбуждения уголовного дела по статье «посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины».

Журналисты и почитатели газеты пришли на встречу с участниками форума «Ялтинская европейская стратегия», чтобы рассказать им о проблемах издания и поинтересоваться у иностранных делегатов, как давление со стороны властей соотносится с европейскими ценностями, о которых так много говорили на этом мероприятии.

Как только на место подъехал главред газеты, к нему подбежали молодчики в масках во главе с радикальным националистом Лохнием, принимавшем участие в погроме редакции в июле. Милиция вместо задержания радикалов, которые забрасывали участников митинга камнями, призывала митингующих разойтись и не провоцировать Лохния. Его никто не тронул, зато задержан был Гужва, причем с применением силы.

Милиция объяснила свое действие несанкционированностью митинга. Это объяснение можно было бы принять, если бы не тот факт, что за нарушение правопорядка судит власть, которая отличилась куда более серьезными правонарушениями, чем несанкционированный митинг, и до сих пор наказывает судей, которые привлекали разбушевавшихся майданников к ответственности.

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович тогда однозначно указала, что обеспокоенность национальной безопасностью не может служить оправданием несоразмерному давлению на свободу слова и средства массовой информации. Она призвала украинские власти воздержаться от любых мер, направленных на запугивание СМИ и препятствование их работе.

Власть, конечно же, позицию ОБСЕ проигнорировала.

Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания вынес телеканалу «Эспрессо – TV» предупреждение за то, что он 4 декабря транслировал послание президента России Владимира Путина. Председатель Нацсовета Юрий Артеменко заявил, что если в этом выступлении имеет место разжигание розни, призывы или оскорбление страны или ее граждан, к телеканалу будут приняты жесткие меры. Со счетов полностью сбрасывается то обстоятельство, что при прямой трансляции журналисты не могут знать, что будут говорить те или иные действующие лица. Артеменко прямо заявил, что наказание «Эспрессо» является актом устрашения по отношению к другим каналам.

В ночь на 1 января телеканал «Интер» транслировал запись праздничной программы с участием российских артистов, которые, в понимании власти, занимают антиукраинскую позицию.

Глава СНБО Александр Турчинов назвал этот новогодний эфир издевательством над всей страной и составляющей информационной войны против Украины, а также призвал Нацсовет по вопросам телерадиовещания немедленно лишить телеканал лицензии на вещание. Такую же позицию занял министр культуры Вячеслав Кириленко. Он пригрозил прекратить передачу сигнала телеканалов, популяризирующих «артпропагандистов». За введение санкций против украинских телеканалов, которые транслируют выступления невъездных артистов, выступил и министр информационной политики Юрий Стець и официальный представитель президента Святослав Цеголко. Заместитель председателя Нацсовета Ольга Герасимюк заявила, что на ближайшем заседании Совет рассмотрит вопрос трансляции на телеканале выступления российских артистов. Для обсуждения программной концепции «Интера» на заседание вызовут руководство канала и СБУ.

3 января около 20 человек в масках напали на офис телеканала, кирпичами и булыжниками разбили окна. Нескольких человек милиция задержала, но взяв с них объяснения по поводу нападения, отпустила. Расследование проводится по статье «хулиганство».

Как расценивать атаки на офисы СМИ, европейские лидеры объяснили в своих комментариях по поводу событий в редакции «Шарли Эбдо»: отвратительно (Дэвид Кэмерон), подло и низко (Ангела Меркель), возмутительно (генсек НАТО Йенс Столтенберг). Ну и в самую точку бьет Барак Обама: нападение на журналистов, свободную прессу – свидетельство боязни перед свободой слова и печати, свободу выражения нельзя уничтожить путем безумного насилия со стороны немногих людей.

В Украине же эта подлость норма. И ни один из нападавших до сих пор не предстал перед судом, ибо является орудием власти в расправе над журналистами.

Нардепы от националистических партий подали в Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания жалобу на телеканал «1+1» и потребовали наказания для него за то, что он показал фильм о Степане Бандере, который, по их мнению, унизил и опозорил его. Порочащим они сочли эпизоды о том, что Бандера был садомазохистом, избивал ногами свою беременную жену, а также писал письма Адольфу Гитлеру, которые подписывал «Выражаю вашему превосходительству свое наиглубочайшее уважение. Степан Бандера. Фюрер Организации украинских националистов. Берлин, 3 августа 1941 года».

В новом Кабмине в условиях острой нехватки бюджетных средств создано Министерство информационной политики. Дунья Миятович в качестве реакции на это событие разместила в своем микроблоге ссылку на статью под названием «Украина только что создала свою собственную версию Оруэллского «Министерства правды». Еще на стадии появления первых сообщений о такой инициативе она назвала ее прямой угрозой свободе слова.

В сущий ад превратилась жизнь неугодных журналистов в так называемой зоне АТО. Ведущую роль в преследовании за слово играет Служба безопасности Украины. Верными цепными псами спецслужб в охоте на журналистов стали военные, нацгвардейцы, боевики добровольческих отрядов.

18 июня в Мариуполе прямо в редакции был задержан главред изданий «Хочу в СССР» и «Вестник Приазовья» Сергей Долгов. Дунья Миятович заявила, что предположительно он был избит и задержан СБУ. Позже стало известно, что Долгов убит. В начале августа СБУ арестовала известную в Донецке журналистку, главреда «Муниципальной газеты» Елену Блоху. Ей инкриминировали участие в террористической организации и посягательство на территориальную целостность Украины. Неизвестно как бы сложилась ее судьба, если бы не минские договоренности, предполагающие в т. ч. и обмен пленными. В рамках этого акта 1 ноября она была освобождена.

28 июня в Интернете появились кадры допроса 16-летнего сотрудника Anna-News Влада Александровича, который выкладывал в Сеть видео боев на Юго-Востоке. Именно он заснял на мобильное устройство, как бронетехника расстреливала людей в Мариуполе 9 мая. Его похитили, удерживали в здании управления СБУ в Запорожье, пытали, били, угрожали смертью, требуя назвать пароли от его интернет-страницы.

26 августа боевики из батальона «Айдар» задержали главного редактора газеты «Луганская правда» Оксану Лащенову, вменяя ей поддержку ополченцев и председателя областного совета Валерия Голенко. 31 августа боевики из батальона «Днепр–1» из дома в Краматорске забрали и. о. главреда «Краматорская правда» Андрея Шталя.

По свободе слова – запретом!

Особая новелла – отношение власти к российским СМИ и журналистам. Оно имеет все признаки оголтелого самодурства.

Едва майданные верховоды вошли во власть, их осенила идея запретить вещание российских телеканалов. Первыми под нож по предложению Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания пошли наиболее популярные «Первый канал. Всемирная сеть», «РТР–Планета», «Россия24», «НТВ–Мир», ТВЦ и другие (всего 15). Затем Нацсовет обратился в Госкомитет по телерадиовещанию с просьбой прекратить публикацию программ передач запрещенных российских каналов в печатных изданиях.

4 сентября Нацсовет по телевидению радиовещанию принял решение о запрете трансляции российского телеканала «История», 19 сентября Киевский окружной суд запретил трансляцию российского канала «РБК–ТВ».  22 октября Нацсовет отказался признать сериалы «Знание» и Russin Travel Guide HD отвечающими концепции о трансграничном телевидении и украинскому законодательству.

Советник главы СБУ Маркиян Лубкивский заявил также, что, по его мнению, в Украине должны быть запрещены все российские телеканалы.

В СБУ додумались до того, чтобы обвинять российские СМИ в использовании технологии психологического влияния на аудиторию, в частности, так называемый «25 кадр».

Дунья Миятович выразила озабоченность волной запретов, назвала их формой цензуры и снова указала, что соображения нацбезопасности не должны приводить к ущемлению свободы слова.

Власть отреагировала в привычной манере. Председатель ВР Александр Турчинов поддержал требование комбатов запретить транслировать фильмы или сериалы о российских военнослужащих и силовиках. 22 октября Госкино приняло решение не выдавать либо отменить прокатное свидетельство семи лентам российского производства.

Гонения на российские СМИ стали частью амплуа советника главы МВД, а теперь и нардепа Антона Геращенко. Его усилия в этом направлении приобрели ярко выраженный маниакальный характер. Еще до парламентских выборов Геращенко выступил с инициативой запретить вещание на территории Украины тех средств массовой информации, которые имеют собственность в РФ, в частности телеканал «Интер».

После выборов он проанонсировал принятие закона, обязывающего российских журналистов регистрироваться после приезда в Украину и получать разрешение на свою работу. В случае работы без разрешения – депортация с запретом въезда в нашу страну на несколько лет. Он также предложил ввести для журналистов российских СМИ обязательную аккредитацию с указанием правил, которые они должны соблюдать. Если эти правила будут нарушаться, журналистов следует высылать. Параллельно он предложил СБУ заняться представителями запрещенных российских телеканалов, начав с журналистки LifeNews Евгении Змановской, пострадавшей при освещении акции футбольных фанатов. Геращенко также одержим мыслью о прекращении вещания российских телеканалов через спутник и в интернете.

Директор департамента информационной политики Госкомтелерадио Украины Богдан Червак призвал руководителей телерадиокомпаний, печатных СМИ и интернет-изданий не допускать появления в информационном пространстве страны Иосифа Кобзона, Ивана Охлобыстина, Михаила Задорнова и других артистов, попавших в список персон нон грата.

После визита актера и режиссера Ивана Охлобыстина в Донецк Госкино запретило 70 фильмов и сериалов с его участием.

Ольга Герасимюк предложила руководству телеканалов вообще отказаться от трансляции российских сериалов и имела с ним на сей счет не одну воспитательную беседу.

Министр информационной политики Юрий Стець заявил о намерении внести в Раду законопроект о запрете трансляции в Украине российских деятелей культуры, которым запрещен въезд в страну.

Госкомтелерадио Украины и Государственная регистрационная служба уже лишили свидетельств о регистрации более 10 печатных изданий, которые отнесены к таковым, что имеют пророссийское содержание, в т. ч. «Русский рок», «Русский язык, литература, культура в школе и вузе».

Власть тщательно следит, чтобы ее шизофренические запреты на трансляцию российской теле- и радиопродукции беспрекословно выполнялись. 20 мая Главное следственное управление Службы безопасности открыло уголовное производство по факту невыполнения провайдерами решения административного суда Киева о приостановке вещания четырех российских каналов.

10 июля Ольга Герасимюк в ультимативной форме потребовала от провайдеров в течение суток прекратить трансляцию «пророссийских пропагандистских передач».

2 сентября правоохранительные органы возбудили уголовное производство в отношении провайдера, который транслировал запрещенные телеканалы в Днепропетровской области.

24 октября МВД провело обыски в офисах «Объединение российских телеканалов» и «Торсат», которые продолжали трансляцию российских каналов. Им также вменяется информационное сопровождение деятельности террористических групп. На счета компаний наложен арест на общую сумму 90 млн грн., в их офисах изъята финансовая документация и цифровые носители информации.

Теперь, как я понимаю, следует ожидать того, что произошло в Северной Корее – за просмотр южнокорейских сериалов были казнены 50 человек.

Секретарю СНБО Александру Турчинову запрета на российские СМИ мало, он задался целью очистить украинское медиапространство и от пророссийских СМИ. В их число, следуя логике поведения власти, попадут все медиа, хоть как то с ней несогласные, в первую очередь по путям разрешения конфликта на Донбассе.

Не удивительно, что неправительственная организация Комитет защиты журналистов (CPJ) потребовал немедленно отменить запретные решения. Ибо, как заявила координатор программ CPJ в Европе и Центральной Азии Нина Огнианова, «общественность Украины заслуживает право иметь доступ к различным источникам информации, которая отражает все стороны и мнения».

«Когда кто-то решает, что именно мы будем читать, это значит – он определяет, что и как мы будем думать», – справедливо отметила одна из участниц ьюйоркской акции в поддержку расстрелянного «Шарли Эбдо». «Так что хватит! Довольно!», – продолжила она. «Если мы лишимся свободы слова – где тогда будет предел зверствам?», – задалась вопросом другая участница. Не знают эти женщины, как это актуально для Украины!

Истребим по одному

С первых недель своего правления власть применяет санкции и к отдельным журналистам.

6 марта в аэропорту Донецка во въезде в Украину было отказано съемочной группе ВГТРК в составе Вероники Богмы, Антуана Кечеджияна, Владимира Шумакова, Андрея Мещерякова. 7 марта в том же аэропорту была депортирована съемочная группа «ТВ Центр» в составе Михаила Шекояна, Максима Панкина, Анатолия Занина. Во въезде в Украину было отказано группе телеканала «НТВ» – Гарри Княгницкому, Сергею Корешкову, Дмитрию Анисимову и видеооператорам «Первого канала» Андрею Конику и Олегу Пудову.

7 апреля погранслужба Украины ссадила с поезда на станции Казачья Лопань и отправила в Белгород двух журналистов русскоязычной версии журнала Forbes. В тот же день в аэропорту Донецка был задержан и допрошен оператор видеоагенства RT RUPTLY Андрей Иванов. В ночь на 8 апреля украинские пограничники в аэропорту Донецка задержали обозревателя телеканала «Звезда» Максима Додонова. Через семь часов ему предложили купить обратный билет за свой счет. Такая же участь постигла корреспондента петербургского «Пятого канала» и канала «Подмосковье». В тот же день с территории Украины был выдворен корреспондент телеканала LifeNews. 8 апреля в аэропорту Донецка был задержан и отправлен обратно фотокорреспондент агентства РИА Новости Алексей Куденко, а пограничники сняли с поезда Москва–Луганск корреспондента агентства РИА Новости Андрея Малышкина. В тот же день сотрудники Харьковской ОДА не пустили корреспондента агентства РИА Новости на экскурсию по освобожденному от митинговавших сторонников федерализации зданию обладминистрации.

16 апреля недалеко от города Изюм без объяснения причин была задержана съемочная группа телеканала «Россия24» в составе Евгения Решетнева, Сергея Трускова и Вадима Кливанова. 24 апреля в городе Першотравинск Днепропетровской области был задержан сотрудник «Первой продюсерской компании» Степан Чирич. 25 апреля журналист и оператор телеканала LifeNews Юлия Пустоплеснова и Михаил Пудовкин ехали на запись интервью с активистом Топазом. Их атаковали и задержали 30 человек в масках.

6 мая в аэропорту «Борисполь» было отказано во въезде в Украину съемочной группе телеканала ТВЦ во главе с Верой Кузьминой, которая направлялась для освещения предстоящих президентских выборов. 15 мая та же участь постигла еще одну съемочную группу ТВЦ. Милиция, пригрозив возбуждением уголовного дела, предложила уехать из страны до 19 мая журналистам телекомпании ВГТРК.

20 мая на территорию Украины не пропустили сразу две съемочные группы ВГТРК, притом, что операторы Александр Чуканов и Дмитрий Вишкевич и еще двое видеоинженеров имели при себе удостоверения и официальную аккредитацию украинского ЦИК на освещение президентских выборов.  Из аэропорта «Борисполь» также был депортирован корреспондент радиостанции «Вести ФМ» Ярослав Лукашев, несмотря на то, что, как и коллеги из ВГТРК, имел аккредитацию. Того же дня силовики задержали в Мариуполе журналиста из Великобритании, сотрудничающего с Russia Today Грэма Филлипса.

23 мая во въезде в Украину в аэропорту Одессы было отказано съемочной группе испанской редакции Russia Today – оператору Александру Сериченко и ассистенту Андрею Пелешку. Не объяснив причину отказа, пограничники заставили их купить обратные билеты на Москву за свой счет. 24 мая в Конотопе была снята с поезда съемочная группа ВГТРК во главе со спецкором Александром Рогаткиным, которая направлялась на освещение президентских выборов, несмотря на то, что у них была аккредитация ЦИК. 6 июня нардеп Олег Ляшко выгнал из здания ВР съемочную группу ВГТРК, заявив при этом, что лишает их аккредитации. 14 июля во въезде в Украину было отказано корреспонденту Евгению Рожкову. 1 августа из Украины была депортирована журналистка видеоагентства RT Ruptly Алина Епримян. Все отснятые им материалы были стерты.

Советник министра МВД Антон Геращенко объяснил, что через границу Украины не пропускаются те российские журналисты, которые похожи на террористов.

30 мая СБУ запретила въезд в Украину на пять лет журналистам «Комсомольской правды» Александру Коцу и Дмитрию Стешину. Освещение пресс-конференции с задержанными ополченцами сотрудниками «Альфы» было расценено как участие в допросах.

Управление Верховного комиссара ООН по правам человека в пятом докладе, подготовленном по данным мониторинговой миссии ООН о ситуации с правами человека в Украине в период с 16 июля по 17 августа отметил восемь случаев незаконного задержания официальными властями журналистов, освещающих конфликт в Украине, указано, что к задержанным применялось насилие.

23 августа, в преддверии визита Ангелы Меркель в Украину Human Rights Watch на своем официальном сайте призвала ее решительно и однозначно осудить череду арестов российских журналистов в Украине.

Меркель, конечно, не осудила и 24 августа «Правый сектор» на одном из блокпостов Донецкой области задержал журналистов газеты «Крымский телеграф» Максима Василенко и Евгению Королеву. «Я решительно осуждаю любое задержание любого представителя СМИ. Журналисты должны иметь возможность делать свою работу в условиях свободы и безопасности, и любые попытки помешать им это должны пресекаться», – заявила по этому поводу представитель ОБСЕ по свободе слова Дунья Миятович. Немедленного освобождения журналистов также потребовала правозащитная организация Human Rights Watch.

Но власть продолжала прессовать журналистов. 28 августа с автобуса, следовавшего в Днепропетровск, был снят фотокорреспондент «Новой газеты» Евгений Фельдман.

1 сентября боевики добровольческого батальона «Азов» на несколько часов задержали корреспондентов российского телеканала «Дождь» Тимура Олевского и «Forbes» Орхана Джемаля.

28 августа Национальный совет Украины по телерадиовещанию расширил с 38 до 49 фамилий список сотрудников российских СМИ, в отношении которых в Службу безопасности направлены предложения о запрете на въезд в Украину. 20 журналистам к тому времени уже был запрещен въезд. Этот акт вызвал обеспокоенность в ООН. «Генеральный секретарь ООН поддерживает полную свободу доступа журналистов, которая критически важна для правдивой передачи информации», – передал позицию Пан Ги Муна официальный представитель ООН Стефан Дюжаррик.

Власть, тем не менее, продолжила действовать в том же духе. 11 сентября СБУ запретила въезд в Украину на 3–5 лет 35 российским работникам СМИ. В конце ноября Служба запретила въезд еще 83 российским журналистам.

12 сентября в аэропорту Борисполь вместе со съемочной группой был задержан журналист РЕН ТВ Вячеслав Николаев. Ночь журналисты провели в «чистой зоне» аэровокзала, после чего их посадили в самолет до Москвы.

1 октября под Луганском силовики захватили корреспондента абхазского агентства ANNA-news Марата Мусина.

Много задержаний и похищений СБУ выполняет лично.

В апреле в центре Донецка люди в масках, представившиеся сотрудниками СБУ, похитили корреспондента сетевого издания «Сегодня.Ру» Алексея Худякова. Они вывезли журналиста в лес, где запугивали и заставили подписать документы о том, что он готов работать на СБУ в качестве агента в Москве. 6 июня по обвинению в наблюдении за блокпостом силовиков были задержаны и переданы сотрудникам СБУ журналисты телеканала «Звезда» Андрей Сушенков и Антон Малышев. Им надели на головы балаклавы и поставили на колени. Два дня их избивали и держали практически без воды в тесном душном помещении, де температура достигала 50 градусов. Журналисты были освобождены только 9 июня.

14 июня в Днепропетровске были задержаны и удерживались СБУ журналисты телеканала «Звезда» – корреспондент Евгений Давыдов и звукоинженер Никита Конашенков. В ночь с 22 на 23 июля СБУ задержала внештатного корреспондента Russia Today, подданного Великобритании Грэма Филлипса. После допроса ему было оглашено решение о принудительном выдворении с запретом въезда в Украину на три года.

19 июня стало известно, что СБУ составила секретный список «пособников террористов». Кроме политических деятелей Юго-Востока в него были внесены около 20 российских журналистов. Ориентировки с указанием «выявить и задержать» были разосланы по всем постам ГАИ и управлениям внутренних дел Украины.

В Украине также вышла колода карт под названием «Бей подлюку!», чтобы у солдат всегда были перед собой лица врагов. В «колоде смерти» нашли себя и ряд российских журналистов.

24 августа в районе Макеевки сотрудники спецслужб задержали и удерживали в СБУ в Изюме внештатного корреспондента телеканала «Первый крымский» Анну Мохову и журналиста Алексея Шаповалова, обвиняя их в работе на российские спецслужбы, распространении панической неправдивой информации, о чем лично сообщил глава СБУ Валентин Наливайченко. Мохова была освобождена только 21 сентября в ходе обмена пленными.

18 ноября в аэропорту Борисполь СБУ задержала группу канала РЕН ТВ. У журналистов отобрали все документы.

Особо следует отметить историю журналистов LifeNews Олега Сидякина и Марата Сайченко. 18 мая в районе Краматорска их задержали военные, надели на головы мешки, завязали руки, поставили на колени, сняли все это на видео и выложили его в соцсеть. Два дня журналистов держали в земляной яме, а потом в закрытой комнате. Их обычную журналистскую работу квалифицировали как содействие терроризму. Запугивали, угрожая обвинить в транспортировке оружия. К задержанным не пускали адвокатов, даже наблюдателей ОБСЕ, не отвечали на запросы о местонахождении. Посредством таких предъяв и нечеловеческого обращения украинская власть пыталась изжить российских журналистов из Украины вообще.

Свою руку к издевательствам над журналистами приложила заместитель секретаря СНБО, в недавнем прошлом журналистка Виктория Сюмар. Теперь это позорище журналистики возглавляет парламентский комитет по вопросам свободы слова и информационной политики, что, собственно, характерно для страны, где господствует тирания. Властные посты занимают те, кто отличился на поприще насилия.

По обвинению в финансировании терроризма и содействии террористической деятельности СБУ возбудила уголовное дело   в отношении гендиректора МИА «Россия сегодня» Дмитрия Кисилева. Эту новость Наливайченко сообщил лично.

В декабре Следственный комитет РФ против главы СБУ Валентина Наливайченко возбудил уголовное дело. По версии следствия, Наливайченко, действуя согласованно с руководителями других силовых структур Украины, используя силы и средства СБУ, организовал похищение Сидякина и Сайченко. Журналистам причинялись физические и психические страдания путем систематического нанесения побоев и иных насильственных действий.

Обоснованность такого шага со стороны СК подтверждает опубликованный на днях отчет Европейского комитета по предупреждению пыток (ЕКПП). По итогам сентябрьского визита в Украину представители организации получили данные о том, что сотрудники СБУ при задержании применяли излишнюю силу и плохо обращались во время допросов.

Гонение на российских представителей СМИ со стороны властей породило не менее отвратительное явление – избиение уличной толпой при бездействии правоохранительных органов.

26 ноября во время освещения акции футбольных фанатов, собравшихся возле дворца «Украина», чтобы сорвать концерт Ани Лорак, была избита корреспондент LifeNews Евгения Змановская. Ее толкали, оскорбляли, брызнули в лицо перцовым газом, требовали, чтобы она уехала с территории Украины. Милиция на просьбы о помощи не реагировала. Уголовное дело, правда, было заведено. Но советник главы МВД Антон Геращенко предложил СБУ выдворить журналистку из страны.

11 декабря на вокзале Винницы радикалы «Правого сектора» и УНСО задержали журналистов телеканала LifeNews Жанну Карпенко и Александру Ульянову. Им приписали сбор информации для подготовки провокационных материалов антиукраинского характера, угрожали посадить в подвал и переломать руки и ноги.

Карпенко и Ульянова попали в переделку еще раз. 1 января во время освещения факельного шествия националистов в честь Бандеры радикалы первую из них толкнули. Упав, она ударилась головой. У нее также отобрали телефон, а у оператора Ульяновой – камеру и разбили ее. Никто из находившихся рядом людей им не помог.

По факту нападения на следующий день был задержан Сергей Мирошник, ему было объявлено о подозрении в совершении уголовного правонарушения. Казалось бы, прогресс! Но не тут то было, уже 3 января суд его освободил под личные обязательства, сославшись на то, что ранее он был не судим.

Несколько российских журналистов при освещении военного конфликта на Востоке погибло. Обстоятельства смерти отдельных из них указывают на то, что их убийства были совершены намеренно.

30 июня во время обстрела украинскими силовиками автобуса с солдатскими матерями, которые требовали роспуска одной из воинских частей, был ранен в живот, от чего умер оператор российского Первого канала Анатолий Клян. 17 июня под Луганском в результате минометного обстрела были убиты корреспондент «Вестей» Игорь Корнелюк и видеоинженер Антон Волошин. С 5 августа перестал выходить на связь специальный фотокорреспондент МИА «Россия сегодня» Андрей Стенин. В начале сентября стало известно, что найденные в сгоревшем от прямого попадания снаряда автомобиле останки принадлежат именно ему.

Не позволим убить свободу!

Усмирение журналистов в Украине, таким образом, осуществляется на двух уровнях. На первом уровне орудует сама власть, ее инструментами являются Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания, СБУ, МВД, ГПУ, депутатский корпус, правительство. Для прямой физической расправы задействуются уличные радикалы. И если во Франции на них была устроена погоня, то в Украине они находятся под охраной власти. Если для отвода глаз кого-то и задержат, то обязательно выпустят на свободу. Работать в связке с радикалами очень удобно, поскольку им ничего не стоит напасть на человека или его убить.

По данным Института массовой информации, в 2014 году на начало сентября в Украине зафиксировано 7 случаев убийства журналистов и 265 случаев избиений и нападений,120 случаев препятствования законной профессиональной деятельности и 120 случаев цензуры. С названным количеством случаев цензуры не могу согласиться, поскольку в Украине на телевидении и радио цензура сплошная. Украина входит в пятерку государств самых опасных для работы СМИ.

Дунья Миятович в своем полугодовом докладе сообщила, что 170 сотрудников СМИ подверглись нападению и были ранены, разгромлены около 30 издательских редакций и телевизионных офисов, почти 80 журналистов были похищены и насильно удерживались.

Комитет по защите журналистов в рамках доклада о нераскрытых  убийствах сотрудников СМИ, приуроченного к первому официально объявленному ООН Международному дню прекращения безнаказанности за преступления против журналистов, который отмечается 2 ноября, призвал национальные правительства и политических лидеров осудить все формы насилия в отношении журналистов и предложил подразделениям ООН и региональным межправительственным органам предпринять конкретные шаги к привлечению государств-членов к ответственности за невыполнение взятых ими обязательств по борьбе с безнаказанностью.

В Украине же, как 22 сентября отметил президент международной неправительственной организации Freedom House Дэвид Крамер, из более 300 случаев насилия относительно журналистов до суда было доведено только четыре. В посмайданное время, отмечу, – ни одного.

Смерть сотрудников «Шарли Эбдо» наступила от рук радикальных исламистов. Их нетерпимость к представителям масс-медиа общеизвестна. Но разве действия украинской власти по отношению к свободе слова и СМИ не похожи на действия Аль-Каиды и Исламского государства? По истокам насилия – ненависти ко всякому альтернативному мнению они полностью идентичны. Украинская власть, как и исламисты, продуцирует догмы и за любое противостояние им, карает.

И если бы не активность России и международных организаций по освобождению задержанных журналистов, казни вряд ли бы их миновали. Впрочем, высшая мера наказания в виде пожизненного заключения по обвинению в пособничестве терроризму и посягательстве на территориальную целостность Украины за обыкновенную фиксацию событий – не так уж далека от казни.

Но самым уродливым в Украине является то, что главными гонителями свободы слова стали сами журналисты. Виктория Сюмар, Юрий Артеменко, Ольга Герасимюк, Юрий Стець, Святослав Цеголко – выходцы из сферы масс-медиа. Но по степени изощренности в деле ограничения права на свободу мысли, высказываний, получения информации они настоящие палачи пыточных средневекового образца.

Хуже поведения этих лиц только то, что у нас целая армия журналистских оборотней, т. е. лиц с журналистским удостоверением, самоотверженно попирающих принципы свободы слова и устраивающих травлю коллегам по цеху.

Когда разгромили редакцию «Вестей», то многие украинские журналисты встали на сторону нападавших, объявили издание рупором Кремля и устроили коллегам настоящую обструкцию.

Когда руководитель информационной службы телеканала ICTV, ведущая программы «Факты» Елена Фроляк в радиоинтервью отметила ряд совершенно справедливых позитивов правления Леонида Кучмы и Виктора Януковича, то многие журналисты высказали мнение, что она больше не может оставаться в журналистике. Т. е., журналистика не та сфера, где должна проявляться свобода высказывания.

Вскоре после этого трое лиц разбили  стекло витрины офиса ICTV и бросили туда бутылки с зажигательной смесью.

Около 40 украинских журналистов выкрикивали оскорбления в адрес журналистки LifeNews Евгении Змановской только потому, что она из России. Закарпатские журналисты тоже сдали российскую журналистку правоохранительным органам.

Так ли уж далеко от этих действий до того, чтобы отрезать неугодному журналисту голову? Рукой подать!

Когда власть набросилась на телеканал «Интер» за трансляцию любимых в Украине российских артистов, в его среде нашлись подхалимаши, заявившие, что для них этот концерт стал неприятным сюрпризом.

Не думаю, что где-то еще в мире есть нечто подобное. Убийство за распространение спорных с точки зрения моральности карикатур вывело на улицы Франции почти 4 миллиона человек. Фактически, столь массовое шествие – это протест против насилия на высказанную точку зрения. Говоря «я Шарли», люди демонстрируют, что склонность идти против каких-то канонов не убита, ее носителями стало множество других людей. Акция устрашения не ввергла во тьму страха. «Я Шарли» – это значит, что я не покорен, я вызываю огонь на себя, причем в условиях не мнимой, а реальной угрозы. Но торжество свободы этого стоит!

Марш-протест возглавили первые лица Пятой республики. Никто не смеет запретить французам выражать свободу слова, – заявил президент Франции Франсуа Олланд, как только узнал о трагедии. А в Украине поднимаются не в защиту редакционной политики СМИ, какой бы она ни была, а против нее. Так, 28 июня несколько сотен человек с этой целью пикетировали офис газеты «Вести». Активисты евромайдана (вдумайтесь кто!) требовали прекращения ее работы. В послемайданной Украине журналистов ставят на колени в прямом смысле этого слова.

Украинская властная верхушка безудержно генерирует всевозможные запреты в области свободы слова и свободы вообще и наказания за их нарушение и при помощи шавок из журналистской среды претворяет их в жизнь.

Дикостью казалось бы, если бы работники сферы образования сочли для себя возможным направлять свои усилия на перекрытие доступа к образованию, требовали оставить для него узкие щели, и то не для всех, а медики столь же яростно выступали бы за запрет на оказание медицинской помощи? А украинским журналистам, оказывается, резать устои своей профессии – незыблемость свободы слова и свободы на получение информации – нипочем. За свободу слова они только тогда, когда за это щедро платят, а если столь щедро оплачивают несвободу прессы, то они за нее. И министерство культуры у нас может быть министерством бескультурья, если его возглавляют личности типа Вячеслава Кириленко, выдавшего карт-бланш на крушение памятников советской эпохи.

«Шарли по-украински», таким образом, – это истребление свободы слова во всех ее проявлениях властью при активной и сознательной помощи журналистов. И первое лицо этой власти президент Порошенко, как ни в чем не бывало, шагал на парижском марше-реквиеме. Что это, как не глумление над памятью людей, продвигавших свои идеи, несмотря на угрозы и опасности?!

Журналистская мимикрия и продажность привела к глубокому заражению украинского информационного пространства вирусом цензуры, самоцензуры, табуирования. Исчезла (а может, и не появлялась) корпоративная журналистская солидарность. Журналисты в большинстве своем без зазрения совести превратились в попугаев, тупо ретранслирующих идеи власти. Во всем своем потворстве это свойство предстало и по факту трагедии под Волновахой. Видя, что следы поражения автобуса совершенно не соответствует поражению ракетами Града, эти попугайчики, тем не менее, взахлеб повторяют темник, состряпанный властью.

СМИ в Украине стали ведущим глашатаем и апологетом войны. Они искореняют из нашего сознания чувство ценности человеческой жизни, а из нашей практики – милосердие и сострадание, даже к старикам и детям, приучают решать проблемы исключительно силовым методом, типичных убийц представляют в качестве героев.

Нет этому оправдания! Представители международных журналистских и правозащитных организаций не раз указывали, что обеспокоенность национальной безопасностью не может быть причиной давления на свободу слова и средства массовой информации. Не говоря уже о том, что опасности эти или сотворены самой властью, или надуманы.

О том, что мои оценки деятельности журналистов в Украине – не плод моей фантазии, свидетельствуют результаты опроса общественного мнения. Как отметила 16 октября заведующая одного из отделов Института социологии НАНУ Наталия Костенко, СМИ доверяют только 25 % граждан, 47 % не доверяют. В 2013 г. было наоборот: 37 % доверяли, 29 % не доверяли. Пресса оказалась единственным общественным институтом, к которому упало доверие. Превышение недоверия над доверием к медиа зафиксировано впервые с 1994 года.

К сегодняшнему дню ситуация только ухудшилась. Согласно недавнему общенациональному соцопросу, проведенному фондом «Демократические инициативы» и Центром Разумкова, журналистам теперь не доверяет 71 % украинцев.

Казалось бы, столь масштабное несогласие с политикой ограничения свободы, продемонстрированное в связи с расстрелом французских журналистов, должно отбить к этому охоту и у нас. Негоже в государстве в центре Европы вводить и поддерживать тоталитарные порядки. «Свобода слова – один из краеугольных камней европейской демократии, она ни при каких условиях не может ставиться под сомнение», – еще раз приведу фрагмент заявления МИД.

Ан нет, 12 января Госкино запретил демонстрацию Украине сериал «Белые волки». 13 января в первом чтении поддержан проект закона, предполагающий ответственность за трансляцию фильмов о силовых структурах РФ в виде штрафа до 50 минимальных зарплат за каждый случай показа. На очереди – обструкция Нацсовета по телевидению и радиовещанию и СБУ телеканала «Интер». Власть и дальше проводит линию «свободу остановим!»

Что делать, как противостоять? Ответ прозвучал на демонстрации в Нью-Йорке: «По всему миру мы должны сражаться с теми парнями, которым не нравится свобода слова и свобода прессы».

http://zagulska.livejournal.com/51654.html

http://zagulska.livejournal.com/51245.html