В СМИ периодически появляется информация о возможных исках против России в Европейский Суд по правам человека. Общее количество дел против России, уже ожидающих рассмотрения в ЕСПЧ, составляет несколько десятков тысяч. Каждый год число дел только растет. Чем это грозит России?

Постановления Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) по делам против России носят политический характер и могут являться рычагом политического и экономического давления на Российскую Федерацию.

Если ЕСПЧ устанавливает, что государство нарушило права человека, предусмотренные Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция), ЕСПЧ присуждает потерпевшему денежную компенсацию, выплачиваемую за счет средств государства, а также обязывает государство восстановить нарушенные права. Как правило, государства, в том числе Россия, выплачивают такие компенсации добровольно и в срок.


КАКИЕ САНКЦИИ МОГУТ БЫТЬ НАЗНАЧЕНЫ ЕСПЧ В ОТНОШЕНИИ РОССИИ?

1. Компенсация

«Справедливая компенсация», присуждаемая ЕСПЧ, складывается из материального ущерба, морального ущерба и расходов и издержек, причем все суммы должны быть документально подтверждены. Теоретически размер компенсаций ничем не ограничен, но Суд в первую очередь ориентируется на тот объем компенсации, который требует заявитель. К размеру расходов есть требование необходимости и разумности, а к размеру морального ущерба – требование справедливости и соответствие практике ЕСПЧ. В этой части ЕСПЧ обладает достаточной широтой усмотрения и, теоретически, может назначать достаточно большие суммы по делам против России.

Сумма компенсации указывается в евро. Учитывая падение курса рубля, для России выплаты компенсаций, выраженных в евро, могут потребовать больших затрат, чем планируется при составлении бюджета.

2. Восстановление прав

Ожидать рассмотрения дела в ЕСПЧ можно много лет, как правило, 5 – 8 лет. Но некоторые категории дел подлежат внеочередному рассмотрению: это такие дела, как дела, связанные с нарушением «абсолютных» прав (права на жизнь, права на свободу, право не подвергаться пыткам), прав несовершеннолетних, престарелых, а также дела, связанные с неотложными мерами (экстрадиция, высылка, неотложные медицинские меры). Теоретически для ЕСПЧ нет препятствий рассмотреть в первоочередном порядке дела против России с наиболее перспективными в политическом или экономическом плане нарушениями. Это могут быть, в первую очередь, дела, связанные с нарушениями политических прав. В качестве санкций по таким делам Россию могут обязать внести соответствующие изменения в законодательство.

Помимо присуждения справедливой компенсации Суд предписывает государству принять меры против нарушения прав, закрепленных Конвенцией. Такие нарушения могут устраняться как в отношении конкретного потерпевшего, для чего, например, производится пересмотр судебных дел (уголовных, гражданских, арбитражных), так и в отношении законодательства. То есть государству необходимо изменить свое законодательство для исполнения решения ЕСПЧ.


КАКИЕ ДЕЛА ПРОТИВ РОССИ НАС ЖДУТ В 2015 ГОДУ?

В последнее время возросло количество жалоб на нарушение свободы собраний и объединений. Учитывая тенденцию ужесточения российского законодательства в отношении регулирования проведения митингов, а также в отношении «иностранных агентов», растет вероятность рассмотрения соответствующих дел в ЕСПЧ.

Адвокаты потерпевших по «болотному делу» прогнозируют ускорение процессов по их жалобам в ЕСПЧ. Из 8 жалоб 5 уже объединены в одно дело, к ним могут присоединиться оставшиеся 3. До 23 января 2015 года Россия должна ответить на вопросы, поставленные ЕСПЧ по «болотному делу». ЕСПЧ уже придал делу приоритетный характер, так как речь идет о возможном грубом нарушении Европейской конвенции. Тем не менее, вероятность вынесения решения в 2015 году по «болотному делу» остается невысокой.

Наиболее распространенными нарушениями со стороны России за последние несколько лет называются следующие (по данным Анатолия Ковлера):

– неисполнение судебных решений национальных судов по социальным проблемам;

– неисполнение с последующей отменой в надзоре вступивших в законную силу судебных решений;

– злоупотребление арестом и заключением под стражу как мерой пресечения по шаблонным формулировкам процессуальных решений;

– условия содержания в СИЗО (переполненность, неадекватная медицинская помощь);

– неэффективность следственных действий по насильственным и должностным преступлениям, по фактам убийств и исчезновения родственников заявителей (последние – из Чечни).

Жалоб на нарушение политических прав не так много, но они «на виду», и в связи с политической ситуацией им может быть посвящено больше внимания.

По названным категориям дел возможно оказание давления на Россию с целью изменения национального законодательства. Особенно чувствительными сферами здесь могут стать сфера политических прав (в частности, НКО) и вопросы исполнения судебных решений, в том числе решений международных судов.

Например, в ЕСПЧ рассматривается дело «Тагаева и другие против России» по жалобам потерпевших в бесланской трагедии (от порядка 450 заявителей). По аналогичному делу по жалобам более 60 потерпевших от теракта на Дубровке Россию обязали выплатить 1,3 млн. евро. Поскольку по бесланскому делу потерпевших больше, следует ожидать большего объема компенсаций. Кроме того, потерпевшие добиваются принятия закона о статусе жертв терактов, который бы гарантировал не только разовые компенсации, но и пожизненную социальную защиту. А это уже потребует дополнительных расходов из федерального бюджета. Теоретически, сейчас ничто не препятствует ЕСПЧ присуждать пожизненные выплаты потерпевшим, поэтому такая нагрузка может лечь на Россию и без принятия соответствующего закона.

Прогнозируются жалобы по «чеченским» и «ингушским» делам, связанные с исчезновением людей во время второй чеченской войны, а также при проведении контртеррористических операций. Все это может повлечь не только существенные компенсации за счет российской казны, но и политические манипуляции.

На сайте ЕСПЧ нет четкого плана рассмотрения дел на 2015 год, однако есть примерное расписание на первое полугодие. Из дел против России там значится только одно дело: Мозер против Молдовы и России. Речь идет о незаконном аресте и содержании под стражей, неоказании медицинской помощи во время заключения. Арест и суд производились властями Приднестровья, Тираспольским народным судом, что и стало основанием для привлечения России в число ответчиков. Очевидно, в этой части дело имеет политический подтекст.


ОТВЕТИТ ЛИ РОССИЯ ЗА КРЫМ?

СМИ еще в июне 2014 года сообщали о том, что Украина обратилась в ЕСПЧ с двумя жалобами против России, требуя компенсации порядка 90 млрд. долларов за ущерб, причиненный присоединением Крыма к России.

В ноябре 2014 года на сайте ЕСПЧ появилась информация о коммуникации жалоб Украины против России. Коммуникация означает этап подготовки дела к судебному разбирательству, на котором суд запрашивает позицию государства-ответчика. Помимо двух жалоб от имени Украины, в ЕСПЧ поступило порядка 160 индивидуальных жалоб против Украины, России или против обоих государств, связанных с фактами, изложенными в жалобах Украины. Более 20 жалоб касаются событий в Крыму и на Юго-востоке Украины.

При этом Россия (Общественная палата) также собирается подать 200 исков в ЕСПЧ против Украины от имени пострадавших в зоне вооруженного конфликта в Донецкой и Луганской областях. В исках заявляются требования о компенсации киевскими властями материальных убытков от военной операции.

Учитывая политические настроения в Европе, можно предсказать возможный исход дел против России (не в ее пользу). Но есть и небольшая надежда на объективность и беспристрастность судей. Остается надеяться и на то, что им не удастся закрыть глаза на предоставленный Россией фактический материал о военных преступлениях со стороны украинских властей. Даже в случае вынесения ЕСПЧ решений, неприемлемых для России, в России создан механизм, позволяющий не исполнять их такие решения.


КАК МОЖНО ИЗБЕЖАТЬ РЕШЕНИЙ ЕСПЧ?

Если при вступлении России в Совет Европы российские суды и законодатели были настроены на полное подчинение юрисдикции ЕСПЧ, то теперь ситуация изменилась.

В российское процессуальное законодательство включены нормы о пересмотре дел в связи с установленным Европейским Судом по правам человека нарушением положений Конвенции при рассмотрении российским судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ. Однако в прошлом году Конституционный Суд РФ занял позицию, согласно которой можно преодолеть решение ЕСПЧ на национальном уровне (Постановление Конституционного Суда РФ от 06.12.2013 № 27-П). Так, при противоречии подлежащего исполнению решения ЕСПЧ позициям Конституционного Суда РФ суд общей юрисдикции обязан обратиться в Конституционный Суд РФ. Подлежащее исполнению решение ЕСПЧ должно соответствовать Конституции РФ и правовым позициям Конституционного Суда (http://rusrand.ru/events/reforma-konstitutsionnogo-suda). Указанная позиция легла в основу Федерального конституционного закона от 04.06.2014 № 9-ФКЗ, внесшего соответствующие изменения в закон о Конституционном Суде РФ. Эта позиция была подтверждена 11.12.2014 председателем Конституционного Суда РФ Валерием Зорькиным: по его мнению, российский суд должен ориентироваться на национальный порядок, а не на Европейскую конвенцию.

Радикальным средством борьбы с ЕСПЧ может стать выход России из Совета Европы. Однако политические издержки такого решения могут значительно превысить предполагаемое давление со стороны ЕСПЧ. По словам Алексея Пушкова, председателя Комитета Государственной Думы по международному праву, Россия не намерена сдавать свои позиции в Совете Европы (несмотря на резолюцию ПАСЕ против России от 10.04.2014). Эта позиция разделяется Леонидом Слуцким, заместителем руководителя делегации России в ПАСЕ.

Слабым моментом реализации решений ЕСПЧ является отсутствие надлежащего механизма из исполнения на национальном уровне. Контроль исполнения решений ЕСПЧ осуществляет Комитет министров Совета Европы, его полномочия фактически ограничиваются рассмотрением вопросов исполнения решения на своих заседаниях и заслушиванием отчетов государств.

Например, по делу ЮКОСа позиции Конституционного Суда РФ и Европейского суда различаются, что создает лазейку для неисполнения Россией решений международных судов по ЮКОСу. По оценкам экспертов, неисполненных решений по России несколько сотен. Максимум, чем это грозит России – репутационные потери. Комитет министров Совета Европы также может обратиться в ЕСПЧ за разъяснениями по поводу исполнения решения, что фактически будет означать очередное дело против России.


О СУДЕБНЫХ ИСКАХ ПРОТИВ РОССИИ В ДРУГИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ СУДАХ

Решения Третейского арбитражного суда в Гааге также могут использоваться в качестве средств манипуляции Россией в международной политической игре. Так, Гагагский арбитражный суд вынес решение, согласно которому Россия должна выплатить по делу ЮКОСа 50 миллиардов долларов. Россия планировала обжаловать данное решение, поэтому до сих пор оно не было исполнено. Однако юрисдикция данного суда в отношении России спорна.

Возможность выдвижения уголовного обвинения против российских лидеров с рассмотрением дела в Международном уголовном суде сомнительна, так как Россия не ратифицировала Римский статут.


ВЫВОД

В целом ЕСПЧ и иные международные суды создают угрозу и финансовых, и политических потерь для России. Преодоление первых на национальном уровне будет зависеть от мастерства российских юристов. Преодоление и предотвращение вторых ложится на плечи юристов и дипломатов. Причем если на юридическую риторику Европа скорее всего не обратит внимания, то внушительность дипломатического ответа будет зависеть как от последовательности российской внешней политики, так и от стоящей за ней реальной военной и экономической силы России. Над этим нам и предстоит работать в 2015 году.

http://rusrand.ru/events/chem-grozit-rossii-evropejskij-sud-v-2015-godu