Энергетическая политика Трампа

Новая энергетическая политика Трампа некоторым образом оказалась самой старой энергетической политикой на Земле. Любая великая держава искала возможность мобилизовать энергетические источники под своим контролем, будь то рабы, энергия ветра, уголь или нефть ради дальнейших гегемонистских амбиций. Что делает вариант Трампа уникальным — неограниченная эксплуатация ресурсов ископаемого топлива Америки — это не только момент, когда она применяется и вероятное опустошение, к которому он приведёт благодаря загрязнению воздуха, вод и городской среды Америки в стиле 1950-х, но и опустошительное воздействие, которое он окажется на мир, переживающий эпоху глобального потепления.

Считайте президента Трампа и его администрацию воровским притоном. Конечно, есть и очевидная кража: они в итоге, как и с недавно проведённым законом о налоговой «реформе», украдут у обычных граждан и будут предлагать нескончаемые подарки уже ошеломляюще богатым, среди которых и сам президент (возможные сбережения которого доходят до  $15миллионов ежегодно) и его зять Джаред Кушнер (возможно до $12 миллионов ежегодно).

По данным бюджетного управления Конгресса в результате утраты доходов из-за принятого закона правительственные резервы уже начали  сокращаться быстрее, чем ожидалось. А скромные выгоды, предложенные обычным налогоплательщикам, призванные прикрыть огромный рост богатства высшего 1% проявится в 2020-м, ведь предусмотренные этим законом сокращения корпоративных налогов предусмотрены навечно.

Подумайте о таких действиях, не как о простой краже, а как о самом настоящем грабеже, ведь сюда входит кража будущего ради финансирования всё более плутократического настоящего. Иными словами, Дональд крадёт не просто у нас, но ещё и у наших детей и внуков. И если это верно для его закона о налогообложении, то тем более это верно в отношении его энергетической политики, как проясняет постоянный автор TomDispatch Майкл Клэр. Клэр нас информирует о привязанности президента ископаемому топливу, его вере, что освобождение Большой Энергетики от каких-либо ограничений и государственного регулирования критически важно для будущего американского глобального доминирования и внесено в недавно обнародованную Национальную Стратегию Безопасности. Иными словами, эксплуатация ископаемого топлива в Северной Америке теперь официально составляет суть и основу глобальной политики президента Трампа и его генералов.

Дело даже не в краже будущих денег у наших детей и внуков или даже не в загрязнении окружающей среды в Америке, в которой они будут расти так, как знакомо всем — вроде Дональда Трампа (или меня) — выросших в 1950-е. Дело в краже у них всего, в том числе потенциально у самой окружающей среды, которая лелеяла поколение за поколением детей на планете тысячи лет человеческой истории. Если президент и его команда отрицающих изменение климата продолжит делать по-своему, и в американском мире будет править питаемая ископаемым топливом версия энергетического «доминирования», а путь к альтернативной энергии испорчен, то они украдут у будущего самым невообразимым образом ради удобства нескольких человек сегодня.

В части, которую можно считать полу-сознательным планом дальнейшего нагревания планеты, энергетическая политика президента Трампа будет, безо всяких сомнений, представлять собой не просто кражу, не просто преступление века, но уничтожение Земли, разрушение самой планеты, что будет преступлением в любой век. Помните об этом, когда будете читать сегодняшнюю статью Клэра.

Том.

Почему Америка не может поступать иначе, чем поступает сейчас
В статье:

Геополитика США
Также в статье:
Сделать Америку опять великой

Новая энергетическая политика США эпохи Трампа некоторым образом оказалась самой старой энергетической политикой на Земле. Любая великая держава искала возможность мобилизовать энергетические источники под своим контролем, будь то рабы, энергия ветра, уголь или нефть ради дальнейших гегемонистских амбиций. Что делает вариант Трампа уникальным — неограниченная эксплуатация ресурсов ископаемого топлива Америки — это не только момент, когда она применяется и вероятное опустошение, к которому он приведёт благодаря загрязнению воздуха, вод и городской среды Америки в стиле 1950-х, но и опустошительное воздействие, которое он окажется на мир, переживающий эпоху глобального потепления.

В прошлом месяце, если бы вы послушали разговоры среди влиятельных лиц на Мировом экономическом форуме в швейцарском Давосе, вы бы услышали массу хвастовства об огромном прогрессе в области возобновляемой энергии. «Моё правительство запланировало крупную кампанию», сказал премьер-министр Индии Нарендра Моди в обращении к собравшимся. «К 2022 году мы намерены производить 175 гигаватт возобновляемой энергии, за прошедшие три года мы уже достигли уровня в 60 гигаватт, или около трети планируемого».

США - ресурсы

США - водный стресс и электростанции

США - ресурсы

США - водный стресс и электростанции 2025

Другие хвалились своими достижениями в ускорении перехода на энергию ветра и солнца. Даже министр богатой нефтью Саудовской Аравии Халид аль-Фалих, объявил о планах инвестиций от $30 до $50 миллионов в солнечную энергетику. Только одна влиятельная фигура отказалась от этой тенденции — министр энергетики США Рик Перри. США, настаивал он, «благословлены» «значительными возможностями обеспечить людям мира лучшее качество жизни с помощью ископаемого топлива».

Лучшее качество жизни с помощью ископаемого топлива? В этом он и его коллеги из администрации Трампа теперь остались по сути одни на планете. Фактически все остальные страны теперь выбрали — по Парижскому  соглашению и действиям, подобным предпринимаемым в Индии — ускорение перехода от экономики, основанной на углеродном сырье, к возобновляемым источникам.

Возможное объяснение таково: признательность Дональда Трампа тем самым кругам, объединённых интересом к ископаемому топливу, которые помогли ему попасть на пост. Подумайте, к примеру, о недавнем решении его министра внутренних дел открыть большую часть Атлантического и Тихоокеанского побережья для прибрежного бурения (этого давно добивалась нефтяная и газовая промышленность) или действиях его администрации по снятию ограничений на добычу угля на федеральных землях (чего давно жаждала угольная промышленность).

Явно оба эти шага представляют собой воздаяние. И всё же в энергетической политике Трампа прослеживается нечто намного большее, чем покорность нефтяным и угольным баронам (выражаясь словами Перри). С точки зрения Белого Дома США заняты борьбой за глобальное влияние со странами-соперницами и, как они заявили, избыток ископаемого топлива в стране даёт необходимое преимущество. Чем больше этого топлива производит и экспортирует Америка, тем выше её статус в конкурентной мировой системе, а именно увеличение этого производства уже стало основной опорой политики национальной безопасности Трампа.

США - ресурсы

США - добыча и потребление нефти

Он изложил свой мрачный взгляд на мир (и мнение своих генералом, которых он доверил то, что когда-то было известно, как американская «внешняя политика») в обращении 18 декабря, объявив о новой Стратегии Национальной Безопасности его администрации. «Нравится нам это или нет», уверял он, «но мы живем в эру новой конкуренции». США противостоят «мерзким режимам», вроде Ирана и Северной Кореи, и «странам-соперницам России и Китаю, которые пытаются бросить вызов американскому влиянию, ценностям и благосостоянию». В столь напряженно конкурирующем мире, добавил он, «мы будет стоять сами за себя и за свою страну так, как никогда раньше... Наши соперники сильны. Они настойчивы и настроены на длительную схватку. Но и мы тоже».

По мнению Трампа и его генералов мы погружены в мир, который мало напоминает тот, с которым столкнулись две предыдущие администрации, когда конфликты великих держав редко попадали в центр внимания и гражданское общество оставалось по большей части изолированым от давления нескончаемых войн страны. Сегодня же, как они полагают, США больше не могут себе позволить проводить различия между «домом» и иностранными зонами сражений в преддверии многих лет борьбы. «Чтобы преуспеть», сделал вывод президент, «Нам надо объединить все стороны нашей национальной мощи, и мы  должны задействовать в конкуренции все без исключения инструменты нашей национальной силы».

И вот тут-то, по мнению Трампа, на передний план выходит энергия.

Энергетическое доминирование

С самого начала своего президентства Дональд Трамп прояснил, что дешёвая и изобильная энергия внутри страны, получаемая от ископаемого топлива, станет решающим фактором его подхода полной мобилизации для глобальных дел. По мнению его самого и его советников, это существенный элемент для обеспечения жизнеспособности национальной экономики, войск, силы и геополитического влияния, какой бы ущерб это не нанесло американской жизни, глобальной окружающей среде и даже будущему человеческой жизни на планете. Извлечение и обладание ископаемым топливом теперь покоится в самом центре трамповского определения национальной безопасности, как полностью прояснила недавно опубликованная Стратегия Национальной Безопасности.

США - ресурсы

США - добыча нефти по месторождениям

«Доступ к внутренним источникам чистой, доступной и надёжной энергии поддержит процветающую, безопасную и мощную Америку на многие годы в будущем», говорится в ней. «Раскрытие этих изобильных источников энергии — угля, природного газа, нефти, возобновляемых источников и ядерной — стимулирует экономику и выстроит фундамент будущего роста».

Итак, да, документ содержит пустые слова о роли возобновляемых источников энергии, хотя никто не должен принимать это всерьёз, учитывая, к примеру, недавнее решение президента ввести высокие тарифы на импорт солнечных панелей, что вероятно нанесёт ущерб внутренней промышленности, производящей солнечные установки. Что действительно имеет значение для Трампа, так это то все внутренние ресурсы ископаемого топлива.

Только используя их для получения энергетической самодостаточности, что он превозносит не только как «энергетическую независимость», но и полное «энергетическое доминирование», США смогут избежать зависимости от иностранных держав и таким образом защитить свой суверенитет. Вот почему он регулярно расхваливает успехи «сланцевой революции», использования технологий фрекинга для добычи нефти и газа из глубоко залегающих сланцев. Как он представляет, фрекинг по максимуму сделает Америку намного менее зависимой от иностранного импорта.

Из этого следует, что возможность поставок ископаемого топлива другим странам станет источником геополитического преимущества, эта реальность стала болезненно очевидна в этом столетии, когда Россия использует свой статус основного поставщика природного газа на Украину, в Белоруссию и другие бывшие советские республики, пытаясь извлечь из этого политические выгоды. Дональд Трамп воспользовался этим уроком и внёс его в свой стратегический план.

«Наша страна благословлена исключительным избытком энергии», заявил он в июне прошлого года на «Открытом Американском Энергетическом Собрании». «Мы — основные производители нефти и первые производители природного газа... С такими невероятными ресурсами мой администрация будет не только стремиться к американской энергетической независимости, которую мы столь долго искали, но и к американскому энергетическому доминированию. И мы будем экспортёрами... Мы будет доминировать. Мы будем экспортировать американскую энергию повсюду в мире, по всему земному шару».

Достижение энергетического доминирования

США - ресурсы

США - нефть поделена по происхождению

В энергетических терминах, что означает доминирование на практике? Для президента Трампа и его когорты это прежде всего означает «раскрытие» энергетического изобилия страны путём уничтожения любых регулирующих препятствий эксплуатации внутренних резервов ископаемого топлива. В конце концов Америка обладает одними из крупнейших резервов нефти, угля и природного газа на планете и, применяя все технологические достижения, находящиеся в её распоряжении, может максимально извлекать эту ресурсы для укрепления национального влияния.

«Истина в том, что у нас практически неограниченные запасы энергии в стране», заявил он в июне прошлого года. Всё, что мешало их использованию, когда он пришёл в Овальный кабинет, как он настаивал, это ограничения в области защиты окружающей среды, введённые администрацией Обамы.  «У нас не может быть препятствий. С первого дня на своем посту  я с рекордной скоростью шёл к отмене этих ограничений и уничтожению барьеров для внутреннего производства энергии».

Затем он привёл свое одобрение трубопроводов Keystone XL и Dakota Access, отмену моратория на раскрытие федеральных земель для добычи угля, отмену правила, введенного администрацией Обамы, направленного на воспрепятствование утечкам метана при производстве природного газа на федеральных землях, и пересмотр плана «Чистая энергия» Обамы, который (если бы был осуществлён) потребовал бы резкого сокращения использования угля.  И начиная с недавнего открытия нетронутого Арктического Резервата Аляски до прибрежных вод для любого вида бурения, это продолжается без конца.

Тесно связан с подобными действиями и его отказ от Парижского соглашения, поскольку — как он считает — это соглашение тоже препятствует его плану «раскрыть» внутреннюю энергию в погоне за международным влиянием. Отказываясь от соглашения, он заявил о сохранении американского «суверенитета», одновременно открывая дорогу к глобальному доминированию нового рода. «У нас намного больше энергии, чем мы когда-либо представляли», уверял он. «Мы на самом деле контролируем ситуацию. И знаете что? Мы не хотим позволить другим странам забрать наш суверенитет и говорить нам, что делать и как это делать. Этого не будет».

И не важно, что Парижское соглашение никоим образом не затрагивает американский суверенитет, оно лишь обязывает подписавших — на данный момент это все страны на Земле, кроме США — ввести в действие меры по сокращению выбросов парниковых газов с целью воспрепятствовать повышению глобальной температуры более, чем на 2 градуса Цельсия по сравнению с до-индустриальным уровнем. (Это максимальное повышение, как полагают учёные, которое может перенести планета, не испытав поистине катастрофических последствий, вроде глобального повышения уровня моря на 10 футов.) В годы Обамы по его предварительному плану достижения этой цели США обещали, помимо прочего, ввести в действие план  «Чистая энергия» для минимизации потребления угля, промышленность эта уже погибала. Конечно, это представляло собой неприемлемое препятствие для политики Трампа по извлечению всего и вся.

Последний шаг президентской стратегии стать ведущим экспортёром включает в себя облегчение транспортных путей для перевозки ископаемого топлива из прибрежных районах страны за границу. Таким образом он ещё и превратит правительство в основного глобального продавца ископаемого топлива (что уже произошло, например, с американским оружием). Чтобы это сделать, он ускорил одобрение разрешения на экспорт СПГ — сжиженного природного газа — и даже для некоторых угольных производств нового типа с «низкой эмиссией».

Министерство финансов, как он сказал в июне прошлого года, «разберётся с помехами финансированию высокоэффективных заморских угольных электростанций». Кроме того, он объявил, что украинцы говорят нам, что «им нужны миллионы и миллионы кубометров угля прямо сейчас. Есть много других мест, которым это тоже надо. И мы хотим продавать им и всё по всему миру, кто в этом нуждается». К тому же он заявил об одобрении расширения экспорта СПГ с нового сооружения в Лейк-Чарльз в Луизиане, и нового нефтепровода в Мексику, предназначенного «и далее наращивать американский энергетический экспорт, и пройдёт он прямо под (ещё не построенной) стеной».

Подобные шаги в энергетике в целом рассматриваются, как часть идущей на пользу промышленности программы, направленной против зашиты окружающей среды, какой она безусловно и является, но также и как компонент всё более милитаризованной стратегии вовлечения энергетики в эпическую борьбу — по крайней мере в умах президента и его советников — за обеспечение глобального доминирования Америки.

К чему всё идёт

Трамп достиг многих из этих целей максимальной добычи уже за первый год на посту. Теперь, при том, что ископаемое топливо занимает уникальное положение в Стратегии Национальной Безопасности страны, у нас появилось более ясное ощущение происходящего. Во-первых, наряду с дальнейшим финансированием военных США (и  «модернизации» ядерного арсенала страны), Дональд Трамп и его генералы превращают ископаемое топливо в решающий ингредиент наращивания национальной безопасности. Таким образом, они превратят всё (или любую группу), стоящее на пути добычи и эксплуатации нефти, угля и природного газа в противников национальных интересов и, вполне буквально, американской национальной безопасности.

Иными словами, расширение индустрии ископаемого топлива и его экспорт трансформируются в основной компонент американской внешней политики и политики безопасности. Конечно, подобное развитие событий  и экспорта, ему сопутствующего, создадут доходы и поддержат некоторые рабочие места, но по мнению Трампа они к тому же нарастят геополитические характеристики страны, поощряя иностранных друзей и партнёров полагаться больше на нас в своих энергетических нуждах, а не на наших соперников в лице России или Ирана.

«В качестве растущего поставщика энергетических ресурсов, технологий и служб по всему миру», говорится в Стратегии Национальной Безопасности без тени иронии, «США помогут нашим союзникам и партнёрам стать более устойчивыми и против тех, кто использует энергетику для принуждения».

По мере продвижения администрации Трампа в этом направлении, ключевым полем сражений без сомнения станет строительство и обслуживание энергетической инфраструктуры — трубопроводов и железных дорог для перевозки нефти, газа и угля для переработки и на экспортные сооружения на побережье. Поскольку многие крупные города и  населённые центры расположены на Атлантическом и Тихом океанах или на берегу Мексиканского залива, и поскольку страна долго зависела от импорта для поставок бензина, удивительно большая доля существующей энергетической инфраструктуры — заводы по переработке нефти, по сжижению газа, станции прокачки и тому подобное — уже расположены на этих самых побережьях.

США - ресурсы

Но крупная часть того, что хочет эксплуатировать Трамп — сланцевые месторождения Техаса и Северной Дакоты, угольные месторождения Небраски — расположены в центре страны.  Для успеха его стратегии необходимо, чтобы такие зоны ресурсов были соединены  намного более эффективно с прибрежными сооружениями огромной сетью новых трубопроводов и другой транспортной инфраструктуры. Всё это будет стоить больших денег и приведёт к усилению столкновений с защитниками окружающей среды, коренными народами, фермерами, работниками ранчо и другими, чьи земли и образ жизни значительно ухудшится, когда начнется такое строительство, и кто, как ожидается, будет сопротивляться.

Для Трампа путь ясен: делать всё для того, чтобы обеспечить необходимую инфраструктуру для поставок ископаемого топлива за границу. И потому совершенно неудивительно, что Стратегия Национальной Безопасности предусматривает, что «мы упростим процесс одобрения федеральными регулирующими органами энергетической инфраструктуры от трубопроводов и экспортных терминалов для контейнерных поставок и линий сбора».

Это обязательно спровоцирует многочисленные конфликты с группа защитников окружающей среды и другими обитателями, которых Наоми Клейн, автор книги «Это все меняет» называет «Блокадой» — места, вроде индейской резервации Стэндинг-Рок в Северной Дакоте, где тысячи коренных жителей и их сторонники устроились на открытом воздухе в прошлом году в крайней неудачной попытке блокировать строительство трубопровода  Dakota Access. Учитывая настойчивость администрации в установлении связи добычи энергии с безопасностью США, не стоит и на мгновение воображать, что попытки протестовать подобных движений не будут встречены жёстким противодействием федеральных правоохранительных агентств.

Ресурсы США

Импорт нефти в США по странам

Строительство всей этой инфраструктуры окажется ещё и дорогостоящим, так что стоит ожидать, что президент Трамп сделает строительство трубопроводов неотъемлемой частью любого законопроекта о модернизации инфраструктуры, который направит в Конгресс, таким образом обеспечивая свои действия долларами налогоплательщиков. В самом деле, включение строительства трубопроводов и другие виды энергетического строительства в любую будущую инициативу в области энергетики уже стало основной целью влиятельных бизнес-групп, вроде  American Petroleum Institute и Торговой палаты США.

Строительство дорог и мостов — это прекрасно, прокомментировал Томас Донохью, влиятельный президент Палаты, но «мы живём в разгар энергетического возрождения, а у нас нет инфраструктуры для его поддержания». В результате, добавил он, мы должны «строить трубопроводы, необходимые для транспортировки наших избыточных ресурсов на рынок». Учитывая влияние таких корпоративных интересов на Белый Дом и конгрессменов-республиканцев, резонно предположить, что любой законопроект о возрождении инфраструктуры будет по меньшей мере частично сконцентрирован на энергетике.

И помните, что для президента Трампа с его основательно сконцентрированными на ископаемом топливе взглядами на мир это всего лишь начало. Проблемы, которые другие могут рассматривать, как связанные с защитой окружающей среды или даже вопросами сохранности земель, им и его окружением будут рассматриваться, как препятствия национальной безопасности и величию. Противодействуя тому, что вполне определённо станет серией ни с чем несравнимых потенциальных экологических катастроф, те, кто выступает против должны будут противостоять его взгляду на мире и то, какую в нем роль должно играть ископаемое топливо.

США ресурсы

Статистика основных типов энергии, вырабатываемой в Соединённых Штатах

Продавая больше иностранным покупателям, одновременно пытаясь подавить развитие возобновляемых источников энергии (и потому уступая эти поистине создающие рабочие места секторы экономики другим странам), возможно, и хорошо для гигантских нефтяных и угольных корпораций, но это не даст Америке друзей за рубежом в тот момент, когда смена климата вызывает всё большую озабоченность у всё большего числа людей планеты. При длительных засухах, всё более суровых штормах и ураганах, и убийственных волнах жары, охватывающих всё большие территории планеты, при подъёме уровня моря и предельных погодных условиях, становящихся нормой, стремление к прогрессу в вопросах смены климата становится лишь сильнее, как и спрос на возобновляемые источники, доброжелательные к климату.

Дональд Трамп и отрицающие смену климата из его администрации буквально живут в ином веке. Милитаризация энергетической политики и постановка ископаемого топлива в центр политики национальной безопасности могут показаться им привлекательными, но вот подход явно обречён на неудачу.  С момента своего появления он, по сути дела, уже стал устаревшим по определению.

К сожалению, при нынешней обстановке на нашей планете это угрожает нам всем. Чем далее мы всматриваемся в будущее, тем более вероятно, что международное руководство ляжет на плечи тех, кто может эффективно и в должной мере поставить возобновляемую энергию, а не тех, кто может обеспечить дурно влияющие на климат природные ископаемые. При этом никто из тех, кто  пытается стремиться к глобальному престижу, не сказал бы в Давосе или где ещё, что мы благословлены «значительной возможностью дать людям всего мира лучшее качество жизни с помощью ископаемого топлива».

Источник: http://bit.ly/2FOy7o8

Опубликовано 16 Мар 2018 в 15:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.