Этот материал является продолжением публикации серии отрывков из книг и статей экономического характера о положении Царской России на рубеже 19 – начале 20-го века. Это все тот же Нечволодов «От разорения к достатку», издания 1916 года.

Те, кто прочитал предыдущий материал, думаю поняли на чем основывалось экономическое развитие царской России. Экспорт в ущерб собственному народу, массированное привлечение иностранных капиталистов, «высасывающих» золото из империи, внешние взаимствования. Материал, конечно, далеко не полный и не всесторонний, но я обещаю следующими публикациями его дополнить.

Один мой оппонент, на материал о фразе Вышеградского «НЕДОЕДИМ, А ВЫВЕЗЕМ», где я сказал о том, что фраза эта подтверждается реальными цифрами роста экспорта, потребовал от меня доказательств. Я выдал ему цифры по экспорту хлеба. Но, естественно, не хлеб же один вывозился из России! И какова при этом общая сумма экспорта?

Ладно, читайте Нечволодова (есть еще в его работе данные Департамента таможенных сборов, там цифры вывоза несколько выше, хотя и не значительно).

«Для удержания золота в стране, вывоз стал производиться самым усиленным темпом.

Средний вывоз за пятилетие 1892—1896 г.г. составлял 571.000.000 руб. в год[1]
Тот же средний вывоз за пятилетие 1897—1901 г.г. уже 648.000.000 руб. в год
Вывоз за один 1902 год уже 783.000.000 руб. в год
В 1903 же году он достиг 902.000.000 руб. в год

Достигнуто это было путем полного разорения значительной части нашего сельского населения.

Строгие меры ко взысканию налогов с крестьян осенью, когда только что собран хлеб, служили этому могущественным орудием.

«В России», - говорит князь Петр Кропоткин, -«крестьянин работает по шестнадцати часов в день и поститься от трех до шести месяцев ежегодно, чтобы вывести хлеб, которым онрасплачивается с помещиком и государством. В настоящее время полиция показывается в русских деревнях, как только урожай собран, и продает последнюю корову и последнюю лошадь хлебопашца за недоимки налоговые и арендные, если крестьянин не платит их по доброй воле, сбывая хлеб экспортеру, так что он оставляет для себя хлеба только на девять месяцев, а остальное продает, чтобы корову его не продали за пять рублей. Чтобы жить до следующего урожая, три месяца когда год хорош, и шесть, когда год дурен, он прибавляет к муке березовой коры или семян лебеды, тогда как в Лондоне смакуют сухари, испеченные из его муки» [2].

Ну как, красноречиво? И, по-моему, весьма полезно для любителей петь дифирамбы о благополучии крестьян в царской империи и ставить под сомнение, говорил или нет Вышеградский фразу «Недоедим, а вывезем». Факты, как видите это подтверждают!

Теперь я хочу привести небольшую цитату о «эффективности» внешних взаимствований, которые проводило царское правительство.

«... по количеству задолженности, мы уже первая держава в мире, при этом, мы единственная из держав, у которой большая половина этой задолженности внешняя; последний заем в 842.750.000 рублей совершен на столь невыгодных условиях, что мы сразу потеряли при его реализации свыше 120 миллионов рублей; при этом мы обязались в течение двух лет не совершать новых займов, не смотря на то, что одна половина из этого займа пойдет на покрытие наших иностранных краткосрочных обязательств, заключенных вследствие войны, а другая на покрытие дефицита в бюджете на 1906 год, почему на поднятие народного благосостояния из займа этого — не останется ни одной копейки, хотя уплата роста и погашения по нем и легла на Россию новым бременем в 49.200.000 рублей в год.

Т.е. суммой на 8 миллионов рублей больше, чем смета Министерства Народного Просвещения на 1906 год, причем около треть четвертей этого долга мы должны за границу; поэтому платеж % и погашения по нем — является новым могущественным насосом для вытягивания золота из страны и сильного ухудшения нашего расчетного баланса.»

Небольшое лирическое отступление. Вам это ничего не напоминает? А мне напоминает нынешнюю ситуацию с внешними взаимствованиями в Украине. Вот так, и сейчас за границей берутся деньги и траться на покрытие дефицита бюджета и на выплату по ранее взятым обязательствам. При этом народу шиш с маком, а государству новые долги. А по СМИ нынешний премьер-министр Украины Тимошенко радуется и рапортует о получении новых кредитов, как о безусловном достижении ее правительства! Ой-ли! Цыплят по осени считают. Пример такой политики в царской империи и его последствия это хороший урок. Посмотрим, чем это обернется для нас в самом ближайшем будущем.

Однако продолжим. У Нечволодова далее по книге идет «крестьянский вопрос» о передаче земли крестьянам. Напоминаю, что рассматривалась ситуация еще до Столыпинской аграрной «реформы».

Кстати, а вы не задавались вопросом о том, сколькими десятинами земли владел среднестатистический крестьянин империи до проведения этой самой «реформы»? Так вот, цифры здесь таковы (цитирую Нечволодова): ― «… по данным, «Комиссии об оскудении центра»[3] 2,60 десятин надельной земли и 0,30 десятин вненадельной».

Много это или мало?

Ответ таков: «… значительно меньше того количества, которым были наделены, в среднем крестьяне, при проведении реформы 1861 года. Т.е. 4,80 десятинами[4] на ревизную душу.

Этот же первоначальный надел в 4,80 десятины, как известно, признается однако недостаточным, и недостаточность его является, по общему мнению, главнейшей из причин современного аграрного кризиса; поэтому, очевидно само собой, что дополнительный средний надел (исходя из предложенной земельной реформы – мой комент) до 4,12 десятин, нисколько не решит агарного вопроса по существу, а может быть смягчить только на самое короткое время его остроту, с тем, чтобы в ближайшем будущем, обострить его простым фактом прироста населения, и при том, уже до полной безнадежности, так как земли для нового дополнительного надела уже не будет.»

Т.е., что получается? А получается, что крестьянин после отмены крепостного права владел большим наделом, чем дореформенный крестьянин царской империи! Да, и не нужно считать, что Столыпинская реформа облагодетельствовала основную часть крестьянства землицей. Тех, кого переселяли в «столыпинских вагонах» в Сибирь и кто не смог начать хозяйствовать в новых условиях, возвращались.

Как писала сибирский чиновник Комаров о «возвращенцах»: « ...Возвращается элемент такого пошиба, которому в будущей революции, если таковая будет, предстоит сыграть страшную роль... Возвращается не тот, кто всю жизнь был батраком... возвращается недавний хозяин... человек справедливо объятый кровной обидой за то, что его не сумели устроить, а сумели лишь разорить...» (А. Комаров Правда о переселенческом деле. Санкт-Петербург, 1913. С. 74.). Те же, кто остался на новом месте и смог как-то начать хозяйствовать то же далеко не все встали на ноги.

Позже, когда в бывшей Российской империи разразилась Гражданская война, красные получили среди этих Столыпинских переселенцев хорошую поддержку. Барон Будберг в своем дневнике писал: «…главными заправилами всех восстаний являются новоселы, преимущественно Столыпинские аграрники, плохо устроившиеся в Сибири и мечтающие о том, как бы пограбить богатое старожильческое население Сибири».

И напоследок, чтобы завершить краткий экскурс по Нечволодову, хочу привести еще один интересный фрагмент из его работы:

«Чего требовать», - говорил на собрании партии демократических реформ, за несколько дней до открытия Государственной Думы, член ее от Харьковской губернии Назаренко, - «спросил я тех, которые выбрали меня? Иди, говорят мне. В Думу, иди к Царю и скажи, что не жить нам без земли, да скажи так, чтобы слышали сидящие близ Царя, которые правят нами. А еще что? Спрашиваю? А еще: пусть научат нас, как пользоваться землей, иначе ненадолго хватит нам нового надела, потому что или Бог нас не слушает, или просить мы не умеем, но только земля наша отказывается кормить нас.

Ходили мы и к агроному спрашивать, что делать с землей; он говорит: не истощайте землю. А как же быть, когда ее мало? Удобряйте, обрабатывайте ее плугами. Да у нас скота мало, кормить нечем. Что же, — говорит агроном, у меня нет средств дать вам на плуги, на скот. А где же деньги наши, крестьянские? Школы вам строили, что касается прочего — спросите казначейство»[5].

Таким образом, и на основании теоретических соображений, и на основании выводов практического разума самих крестьян, одно общее дополнительное наделение их землей не послужит их разрешению аграрного вопроса.

Для разрешения этого вопроса совершенно необходимо: — поднятие сельскохозяйственной культуры.

Простая справка о количестве среднего урожая в различных странах ржи и овса, т.е. главных хлебов, выделываемых русским крестьянством, показывается нам, насколько ниже русская сельскохозяйственная культура всех остальных цивилизованных наций и что нам предстоит в этом отношении еще сделать:

Страны[6] Средний сбор с акра
Рожь Овес
% %
Россия 8,9 100 10,7 100
Соединенные Штаты 15,5 174 30,7 287
Великобритания - - 40,3 377
Франция 16,1 181 26,1 244
Германия 14,7 165 30,1 287
Австрия 14,5 163 17,6 154
Венгрия 13,8 155 17,4 163

Источник, приведенных данных - И. Гурвич. Экономическое положение русской деревни,
стр. 34.

[1] По данным «The statesman , s Year Book» на 1904 год. По данным Деп. Там. Сборов цифры вывоза еще
значительнее.

[2] Кн. П. Крапоткин. «Завоевание Хлеба» стр. 66.

[3] А. А. Мануйлов. Поземельный вопрос в России. Стр. 21.

[4] Там же.

http://scisne.net/a281