16 июля 2012 года Российский совет по международным делам (РСМД) опубликовал документ - "Тезисы по внешней политике России (2012-2018 годы)", датированные январем 2012 года. В предисловии директор РСМД экс-министр иностранных дел Российской Федерации Игорь Иванов утверждает: "Тезисы призваны содействовать началу плодотворной экспертной дискуссии о путях развития внешней политики на ближайшую и более отдаленную перспективу".

Арктика - Территориальные претензии

Арктика - Территориальные претензии.

В связи с этим возникает законный вопрос, почему означенный документ опубликован с запозданием на полгода после того, как президентские выборы в России уже состоялись? Как бы там ни было, но мы решили прокомментировать ту часть данного документа, которая касается политики России в Арктике. Для удобства читателей приведем полностью фрагмент из "Тезисов" РСМД:

"Северный фасад" России - Арктика - геополитически является продолжением Евроатлантики, причем для нас она имеет особое значение. В 2012-2018 гг. необходимо решить следующие задачи:

закрепить исключительную роль арктических стран в решении вопросов, относящихся к Арктике;

утвердить практику исключительно мирного урегулирования спорных вопросов в регионе, содействовать процессу демилитаризации акватории Северного Ледовитого океана;

достичь благоприятного для России международного решения по вопросу о континентальном шельфе; • развивать международное судоходство по Северному морскому пути, создавать необходимую инфраструктуру на российском Крайнем Севере; • обеспечить условия, необходимые для развития сотрудничества стран региона по вопросам экологии, энергетики, сохранения и развития малых народов Севера, взаимодействия в сфере образования и науки по арктическим вопросам;

позиционировать Россию как естественного лидера в координации международного арктического сотрудничества, развивая инфраструктуру Архангельска как площадки для этой работы". (1) Прежде всего, обращает на себя это странное и двусмысленное определение: "Арктика - геополитически является продолжением Евроатлантики". Очевидно, что в данном случае речь идет не просто о географии, поскольку упоминается геополитика. Но, с точки зрения, геополитики понятие "Евроатлантика" связано с современной цивилизацией Запада, а конкретней даже с военным союзом НАТО - военно-политической осью Соединенных Штатов и Европы. И потом в означенном тезисе РСМД речь идет не о Арктике вообще, а именно о российском секторе Арктики, поскольку упоминается конкретно "северный фасад" России.

Поэтому хотелось бы узнать у авторов "Тезисов", до каких пределов, по их мнению, продолжается "Евроатлантика" в Русской Арктике? До Берингова пролива? Как бы там ни было, но означенный тезис определенно свидетельствует, что на Русскую Арктику авторы тезисов из РСМД в Москве смотрят глазами Запада. Определение российского сектора Арктики продолжением "Евроатлантики" тем самым означает признание особых и естественных интересов Запада в нем.

Арктика - геополитическая карта

Арктика - геополитическая карта.

Нам, русским, на самом деле свойственно иное видение нашего сектора Арктики, обусловленное, в том числе, нашими привычными географическими картами. Эта Арктика - морская линия, дополнительно скрепляющая евроазиатское пространство нашей страны. В этом случае тезис должен выглядеть следующим образом: "Северный фасад" России - Арктика - геополитически является стержнем Евразии, поэтому она имеет исключительно особое значение для нас".

И, если уж авторы тезисов из РСМД повели речь о геополитике, то хотелось бы напомнить, что именно Арктика, имеющая морские ворота в Атлантику, дает шанс Евразии через морское могущество завершить глобальное господство Запада на планете.

В связи с этим обращает на себя внимание предложение РСМД "содействовать процессу демилитаризации акватории Северного Ледовитого океана". В настоящее время милитаризация Арктики на 90% обеспечена Российской Федерацией. И обусловлено это простым фактом базирования Северного Флота ВМС РФ на Кольском полуострове и обслуживающего его крупного кластера российского военно-промышленного комплекса в Северодвинске. Любое предложение о "демилитаризации" акватории Арктики в практическом плане должно означать ликвидацию именно Северного Флота. Авторы концепции, таким образом, предлагают нам вернуться в ситуацию в регионе, которая существовала до начала I Мировой войны.

Арктика - транспортные маршруты

Арктика - транспортные маршруты, кроме воздушных.

Однако в настоящее время в случае с Северным Флотом речь должна идти не просто о региональном арктическом, а о глобальном стратегическом факторе. В этой связи проблема переходит в плоскость переговоров по ограничению стратегических наступательных вооружений. Строительство США в настоящее время глобальной системы ПРО, в качестве ответной меры со стороны России вызвало развитие морской составляющей стратегической триады. Поэтому предложение РСМД о "содействии процессу демилитаризации акватории Северного Ледовитого океана" на практике означает одностороннее сокращение потенциала сдерживания и свертывание противодействия противоракетным программам американцев. И, в конечном итоге, вопрос можно поставить следующим образом, что это за дипломаты, которые предлагают односторонний отказ от фактора силы или обмен его на признание, пусть подкрепленное международными договорами, права на арктические ресурсы в уже или еще российской зоне Арктики?

Надо отметить, что в "Тезисах" полностью обойдены вниманием болезненные для российской дипломатии территориальные проблемы в Арктике: территориальный спор с США по проблеме границы в Беринговом проливе, и с Западом вообще о статусе объявленных односторонне СССР "внутренними водами" морей или "территориальными" морей и проливов. Возникает впечатление, что задача международно-правового оформления внешней границы арктической зоны России перед российской дипломатией больше не стоит. А не стоит она, по-видимому, потому, что на новом этапе ей предстоит иметь дело с США по этому вопросу. А, поскольку задача по максимуму по российскому арктическому сектору для дипломатии не ставится, то предполагается "достичь благоприятного для России международного решения по вопросу о континентальном шельфе". А если его в очередной раз не последует, что делать тогда? Молча согласиться? Изначально стоит требовать по максимуму при возможности согласия на меньшее.

Арктика - уже добываемые нефть и газ

Арктика - уже добываемые нефть и газ.

Помимо общестратегических интересов, Россия имеет еще и конкретные экономические интересы в Арктике. В связи с этим обращает на себя внимание незавершенность, предлагаемых РСМД тезисов по этой проблематике. В частности, предлагается "закрепить исключительную роль арктических стран в решении вопросов, относящихся к Арктике". Если вопрос ставится подобным образом, то означенное положение необходимо дополнить требованием - добиваться от партнеров по арктической пятерке или восьмерке (почему РСМД не конкретизирует?) признания особых или преимущественных интересов России в ее историческом арктическом секторе между 32°04'35" в. д. и 168°58' з. д.

Положение "Тезисов" РСМД о задаче "развивать международное судоходство по Северному морскому пути" (СМП) необходимо дополнить оговоркой: "при условии сохранения национального контроля и юрисдикции России над этой трассой". Иначе по логике "Тезисов" получается, что мы берем на себя обязательство "создавать необходимую инфраструктуру на российском Крайнем Севере" для СМП без признания Западом за Россией статуса "национального достояния" за этой морской трассой.

Запасы газа в Арктике

"Тезисы" РСМД предлагают "обеспечить условия, необходимые для развития сотрудничества стран региона по вопросам экологии, энергетики, сохранения и развития малых народов Севера". Все правильно. Но в данном случае было бы необходимо сделать оговорку, которая бы подразумевала, что в настоящее время в своей стратегии США и Запад активно используют экологическую тематику для подготовки будущей интернационализации ресурсов в российском секторе Арктики. Что касается используемого в тезисах понятия "малые народы Севера", то в данном случае РСМД абсолютно прав, отказавшись от продвигаемого Западом в российское правовое поле и сознание граждан понятия "коренные народы".

РСМД предлагает "позиционировать Россию как естественного лидера в координации международного арктического сотрудничества, развивая инфраструктуру Архангельска как площадки для этой работы". Можно было бы согласиться с означенным пожеланием. Только как быть с тем, что четыре других участника арктической пятерки явно не согласны с такой постановкой вопроса? 2 июня 2012 года госсекретарь США Хиллари Клинтон и министр иностранных дел Норвегии Йонас Гар Сторе провозгласили норвежский Тромсе "столицей Арктики". Очевидно, что готовится размещение будущих постоянных органов Арктического совета именно в этом городе. Разумеется, российским дипломатам, которые станут работать в нем на постоянной основе, будет комфортно жить именно там.

На сегодняшний момент состояние Архангельска, как города, может только дискредитировать Россию в глазах представителей Запада. Необходимо вложить не только огромные средства в развитие инфраструктуры Архангельска, но и приложить настойчивые усилия для поднятия на должный уровень бытовой культуры жителей этого русского города. И никто не гарантирует, что вложения и усилия эти, увенчайся они успехом, будут признаны за рубежом. Пока что почетный консул Норвегии в Архангельске Андрей Шалев на норвежском информационном ресурсе Barenc Observer констатировал, что проведенный в Архангельске в сентябре 2011 года II Международный арктический форум, "формально международный", по его словам, остался "мероприятием для внутреннего пользования".

Кроме того, работающий в Архангельске Северный Арктический Федеральный Университет настойчиво демонстрирует фронтальное отступление России в области гуманитарной инфраструктуры безопасности в "борьбе за Арктику". В результате почти что двадцати лет норвежской культурной политики, проецируемой из структур норвежского Баренц-региона, САФУ оказался в сетях "мягкой силы" Норвегии. Буквально две недели назад в САФУ был ликвидирован институт регионологии. Его директор проф. Юрий Лукин в своих сочинениях, пусть непоследовательно, с оглядками на глобализм, пытался заявлять о российских интересах в Арктике.(2)

Как выясняется теперь, интрига против Лукина исходила от проводника норвежских интересов в сфере университетского образования в Архангельске - проф. Андрея Репневского. В связи с происходящим отметим три обстоятельства. Во-первых, ректор САФУ, в котором происходят подобные события, проф. Елена Кудряшова является членом РСМД. Во-вторых, о каком качестве и полезности для России "взаимодействия в сфере образования и науки" может идти речь в рассматриваемых "Тезисах" РСМД при подобных деформирующих нашу культуру, науку и образование агрессивных внешних обстоятельствах. И, наконец, в-третьих, в рассматриваемых "Тезисах" РСМД проблема противодействия политике чужой "мягкой силы", оказывающей влияние на внешнюю политику России, в том числе, совершенно не рассматривается, как будто этого явления не существует. Не является ли отмеченное обстоятельство знаком того, что сам Российский совет по международным делам стал объектом и проводником чужой политики "мягкой силы"?

Рассмотренный нами арктический аспект "Тезисов по внешней политике России" этой организации, с нашей точки зрения, свидетельствует именно об этом. Игорь Иванов в предисловии к "Тезисам" заявил, что "Российский совет по международным делам (РСМД) исходит из того, что внешняя политика России должна иметь надпартийный характер". Подобный подход является или иллюзией, или самообманом, скрывающим истину. Политика по определению вообще не может быть "непартийной" или "надпартийной", и предъявленные РСМД тезисы являются подтверждением этой простой истины. Рассмотренное в арктическом аспекте содержание "Тезисов по внешней политике России (2012-2018 годы)" Российского совета по международным делам свидетельствует, что они являются продуктом той "партии", которая из ложных цивилизационных установок уже три десятилетия одну за другой сдает позиции России.

http://vk.cc/5l8RIo