Владислав Шурыгин, заместитель главного редактора газеты «Завтра», руководитель военной секции «Изборского клуба».

Итак, коллеги, открывая дискуссию, в рамках обозначенной в названии нашего круглого стола темы, я бы хотел попросить вас поделиться мнением о перспективах расширения конфликта на Украине до масштабов европейской войны или даже до новой глобальной войны? Насколько вероятен такой сценарий? Существуют ли предпосылки для такого военного конфликта, или это некий миф, и вообще геополитическая ситуация, которая на данный момент сложилась на Востоке Украины не выйдет за рамки этого региона?

Сергей Заворотный, политолог, член «Изборского клуба».

Я думаю, что больших сомнений в том, что военный конфликт разразится на Донбассе с новой силой, нет ни у кого. По всем признакам дело идёт к этому. И не зря Соединённые Штаты потратили столько усилий и такой целенаправленной многолетней работы по захвату Украины, чтобы взять вот так и заморозить конфликт, как в Приднестровье, о чём мечтают, скажем, в Кремле. Но вот масштаб этого конфликта требует серьёзного анализа. Будет он вновь локальным сбросом «напряжения породы», как прошедшие летняя и зимняя компании или же станет крупномасштабной войной – мы попробуем понять. На мой взгляд, сегодня у американцев стремительно сужается поле возможностей. Их планы всё чаще вязнут в реальности и буксуют.

Очевидно, не получилось с серьёзным экономическим кризисом в России, который они провоцировали за счёт дешевеющей нефти. Не получилось с санкциями и международной изоляцией России. Не получилось с наскока взять Донбасс. Не получилось ускоренное строительство украинской армии и зимнее наступление. США после геополитической победы – взятия Украины вот уже год явно буксуют на Востоке.

Какие же факторы сегодня определяют динамику событий? Первый и, на мой взгляд, ключевой фактор это экономика Украины. Министр финансов Украины Наталья Ересько сегодня пытается реструктуризировать долги Украины. Они очень большие и, по сути, ни о какой серьёзной войне или о продолжительной военной операции на Донбассе говорить невозможно, если Украина окажется в дефолтном состоянии. У Натальи Ересько поставлен срок Госдепом – конец мая.

Значит, к концу мая она должна либо этот многомиллиардный долг реструктуризировать с большим дисконтом, либо вообще взять его и отменить. Почему? Потому что выплаты по долговым обязательствам Украины составляют 5% ВВП. А экономика и без того упала на 5-7%. И мы получаем с вами катастрофическую ситуацию в сфере экономики, которая связывает руки американцам. У министра финансов Украины Натальи Ересько очень тяжёлая ситуация, по сути, патовая, потому что в многочисленных заявлениях о том, что создан клуб кредиторов, что разосланы уведомления, она уходит от позиции главного кредитора, от того, кто владеет государственным долгом Украины – от России. Это 3 млрд евробондов.

А первые же заявления Натальи Ересько о том, что нужно делать хотя бы двадцатипроцентный дисконт, а может быть и больше, вызвали такую ярость у кредиторов, что она оказалась, в общем-то, в довольно тяжёлой ситуации, когда, собственно говоря, и комитет-то кредиторов не собран и позиция не ясна, а время – май. В мае следующий транш и МВФ чётко поставил условие: не решите проблему реструктуризации либо списания этих долгов, мы не выдадим кредит. Значит, получается, тоже дефолт. С МВФ дефолт, с кредиторами дефолт. Без американской помощи выйти из этой ситуации будет невозможно.

Второй фактор, который влияет на позицию американцев: это осознание того, в какой хаос они погрузились на Украине. Для них стало неприятным открытием очень глубокие, стратегические противоречия, между, как им казалось, сплочённой командой их сателлитов. Мы видим сегодня картину, когда старая команда - Яценюк, Турчинов, примкнувший к ним Коломойский, Парубий, Аваков, которая, можно сказать, залила кровью Украину, та команда, которая создала карательные батальоны, и была верной опорой американцев, сегодня не на жизнь а на смерть схватилась с группой Порошенко, Левочкина и Фирташа, которую американцы привели к власти, как некую умеренную силу. При этом первая команда не устраивает Европу. Европа морщится, и видит в ней неонацистскую реинкарнацию.

Американцы и сами уже поняли, что нужно срочно убирать с украинской витрины всё повылезавшее тут неонацистское быдло. Но для того, чтобы запустить сценарий такой зачистки, нужно пожертвовать премьер-министром Яценюком. Но это значит крах коалиции между радикалами националистами и умеренными. Коалиция, которая с таким трудом была создана. Плюнуть на коалицию и распустить парламент это значит страну втянуть снова в выборы, в тяжелейшую изнурительную гонку, что расшатает и без того тяжёлую политическую ситуацию внутри украины. При этом очевидно, что зачищаемые будут рьяно сопротивляться.

По некоторым сведениям, Аваков, Яценюк и Турчинов уже собирались вместе и разработали план по превентивной атаке на позиции Порошенко, Левочкина и Фирташа. Чем закончится эта схватка предсказать не берётся никто. Неслучайно Госдеп даже реанимировал «партию регионов», вытащил, стряхнул пыль с Бориса Колесникова и дал понять, что может, если что, готов поставить и вот на такое объединение. Но сейчас американцы, конечно, стоят на стороне Порошенко - Лёвочкина, потому что этот вариант куда более светский и демократичный, и старушка Европа с ним готова иметь дело, и американцы могут держать Украину на коротком поводке.

Нужно иметь вышколенный, дрессированный режим, нужно иметь вооружённые силы переобученные, подготовленные, нужно иметь ВПК Украины не просто реанимированный, а который уже готов самостоятельно производить вооружение в товарных масштабах.

Наконец, есть ещё экономическая ситуация на Украине. Она так же катастрофически ухудшается. Российский рынок – стратегический для Украины потихоньку схлопывается, закрывается. Если год назад у нас торговый оборот был 50 млрд, сейчас он еле-еле дотягивает до18-20 млрд. Для Украины это катастрофа. Примерно 25% промышленных предприятий уже закрылись. И найти замену российскому рынку невозможно. Могла бы выручить Европа, но вкладывать инвестиции в страну, где идёт война, никто не хочет.

Все эти обстоятельства, как мне кажется, охладили пыл американцев, которые поняли, что влезли в очень серьёзную проблему с Украиной. И потому я не ожидаю резкой эскалации войны здесь. У американцев сейчас и без того много проблем. Украина лишь мелкая фигура на шахматной доске. Для них куда более важен сегодня конфликт в Йемене. Это неплохой вариант загнать саудитов в ту же ловушку, что и украинские власти, когда они полностью зависят от американской поддержки, и Америка их защищает, только саудиты на много порядков богаче нищей Украины и их можно спокойно доить, открывать кран и сливать за бесценок нефть. Есть набирающий силы ИГИЛ в мягком подбрюшье Центральной Европы.

Поэтому на какое-то время американцам пока особо не до Украины, особо не до конфликта на Донбассе. И в ближайшей, краткосрочной перспективе, я перспективы масштабного конфликта не вижу. А вот в среднесрочной перспективе – через 6-9 месяцев события будут развиваться в зависимости от того, как пойдут глобальные дела у Америки? Как будет развиваться конфликт на юге Йемена, что будет с нефтью, что будет с экономикой России, удастся ли американцам её всё-таки подорвать так, чтобы обеспечить здесь волну социальных недовольств?

Но есть один тревожный фактор, который говорит, что американцы действительно всерьёз эти планы вынашивают – это СБУ, она становится очень серьёзным фактором дестабилизации в регионе. Сегодня СБУ превратилась в филиал ЦРУ, перед которым стоит задача организации подрывной работы на территории России. Наливайченко недавно заявил о том, что для него образец это опыт службы безопасности ОУН-УПА. Вспомним, что все годы после войны это бандитское подполье работало под полным контролем США и отличалось огромной жестокостью. И это очень серьёзный противник, который будет вести войну против России всеми имеющимися средствами.

Александр Нагорный, политолог, секретарь «Изборского клуба».

Выступавший передо мной Сергей Борисович Заворотный принадлежит к числу самых информированных и глубоких знатоков украинской политической сцены. Тем не менее, мне хочется  дать несколько другую картину и другой взгляд на происходящие там события. Война будет, но не широкомасштабная, а изнуряющая полу-партизанского характера против ДНР-ЛНР и будет распространяться на РФ. Давайте пройдемся по болевым вопросам: большая война на Украине – миф или реальность? Это миф текущий, но, реальность, как правильно говорил Сергей Борисович, в более долгосрочном плане.

С чем это связано? А  связано это  с теми политическими, экономическими и социальными факторами, которые создают политическую реальность Украины, России, Юго-Востока Украины, на которой образовались независимые политические образования - ЛНР, ДНР. И, естественно,  серьезнейшее влияние оказывают  игроки более широкого круга – США, ЕС и несомненно КНР.  Всё то, что, окружает  Украину.

Отметим сразу, что и в Вашингтонском обкоме нет единого взгляда на  развитие событий , цели и задачи в отношении украинских событий. Их динамика и конечные цели видятся  разными различными политическими группировками истэблишмента, а зачастую  по-разному трактуются различными ведомствами.

Прежде всего, я хотел бы выделить персональный фактор – фактор Обамы. Обама не может позволить себе в избирательный год затевать крупномасштабную войну на фоне обещаний об урегулировании других региональных конфликтов. Это ломает всю схему сохранения у власти демократического истеблишмента. Но это один фактор. В процессе избирательной компании демократическая партия будет подвергаться сильнейшей критике в любом варианте событий. А это значит, что нынешняя администрация будет использовать политическую риторику, но идти на посылку войск и прямое вовлечение в боевые действия не будет. Другое дело после выборов в 16 году.

Возьмем за основу анализа объективные глобальные  моменты, которые американцы чрезвычайно точно учитывают в текущей политике и в стратегическом плане.  И главный вопрос. Что они хотят от украинского кризиса и от украинского фактора? Я могу с полной ответственностью утверждать, что им нужно создать схему «нового Афганистана для РФ» - ведение войны  против России на «низком профиле» чужими руками при помощи и содействии США.  А для этого нужно избежать крупного поражения киевского режима в ближайшей перспективе, пока он слаб.

Следовательно, надо давать финансы, чтобы режим держался и стабилизировался, укреплять кадрами и реформировать силовые ведомства, которые будут  подавлять внутреннее сопротивление и вести боевые операции локального масштаба против РФ.  Расчеты показывают, что при остановившейся промышленности на эти цели придётся выделить порядка 17-20 млрд. долл. в год и списать долги.  С учетом вклада американских европейских сателлитов можно  легко справиться с этой задачей.

Отсюда и главная текущая установка политико-пропагандистской деятельности США: не дать возможности войскам ДНР наносить именно сейчас наступательные удары и расширять свою зону контроля до жизне-обеспечиваемого масштаба. И, что еще более важно – не допустить прямого участия вооруженных подразделений РФ в конфликте. Для этой цели и применяется политико-психологическое воздействие на Кремль и руководство повстанцев це, целью которого является доказать в многочисленных  официальных заявлениях и утечках, что США и НАТО  ни в коем случае не будут посылать войска и не пойдут на прямое вмешательство в конфликт, чтобы Москвы ни предпринимала на Украине.

Другими словами, Вашингтон, уверяя своего московского противника о своем «невмешательстве» как бы приглашает сделать решительный шаг и послать войсковые подразделения на Украину. А реальный расчет делается на то, что в кремлевских коридорах будет сделан вывод именно о том, чтобы ни в коем случае не вмешиваться и не попадать в данный капка. На самом же деле главной задачей Вашингтона и является недопущение поражения Киева в ближайшей перспективе, что и требуется «пассивности» Москвы. По, якобы имеющемуся плану, в Вашингтоне готовы направить на Украину крупные подразделения, обеспечить мощную авиационную поддержку киевским войскам для нанесения решительного поражения антифашистским силам и московским добровольцам.

Вашингтон пытается «синженерить» низкопрофильное участие Москвы, пугая ее неким большим глобальным конфликтом. Мне представляется, что здесь имеет  место игра от противного. Вашингтонский обком  пытается не допустить развязки  в краткосрочной перспективе и стремиться перевести конфликт в латентную многолетнюю  фазу, которая должна будет истощить РФ и подготовить ситуацию к смене кремлевской власти. Мне могут возражать, но в целом я уверен, что имеет именно такая схема.

Владислав Шурыгин.

Сегодня американцы через разные СМИ, через своих ангажированных политологов и комментаторов усиленно внушают общественности мысль, что Украина является абсолютно периферийной темой для США, что это проблема второго порядка среди того, что сегодня волнует Обаму. На самом же деле, этот словестный туман является пропагандисткой маскировкой.

Потому что для американцев взятие Украины под контроль, а точнее - оккупация является стратегической победой, которую они, на мой взгляд, совершенно блестяще провели. Мы можем констатировать, что на сегодняшний день на границах России образовалось тридцати пяти миллионное государство, которое стремительно погружается в состояние вооружённого противостояния с Россией, с которым мы, хотя и опосредованно, но уже ведём боевые действия. И в этих условиях для американцев главная задача зафиксировать за собой всё то, что получено - громадную территорию с высококомпетентным, обученным и мотивированным на противостояние с Россией населением.

Поэтому, разумеется, Америка не является сегодня сторонником большой войны на Украине просто потому, что она отлично понимает - в нынешней ситуации Украина такую войну не переживёт, у неё нет для этого ни сил, ни средств, ни возможностей. И такая война с большой вероятностью спровоцирует процессы, которые, скорее всего приведут, как минимум, к отторжению от Украины больших территорий, а как максимум – к распаду её на несколько сегментов и их хаотизации.

Кроме того, такая война, безусловно, приведёт к изменениям внутри самой России, когда нынешнее существование в аморфном вялом бюрократическом статусе будет вынужденно заменено на мобилизационный проект, который очень жёстко подчистит здесь, что называется, «пятую колонну». Конечно, во всём этом американцы не заинтересованы.

Но при этом нужно отдавать себе отчёт, что ситуация, в которой сегодня находится конфликт, абсолютно не устраивает и нас. Гуманитарная ситуация на Донбассе близка к катастрофической. Территориальное образование, которое получилось в результате предыдущих этапов мало жизнеспособно. Понятно, что Луганская и Донецкая республики, как бы они не позиционировались, в их нынешних границах, в лучшем случае, могут существовать лишь как непризнанные сателлиты России, которые мы даже не сможем принять в состав Федерации. При этом добиться реальной экономической самодостаточности у них не получится. Украина, в её нынешнем статусе, будет неопределённо долго блокировать республики, видя в их процветании, вызов своему существованию.

С другой стороны, полная остановка боевых действий резко занижает статус «партии войны» в Киеве – группы Яйценюка – Турчинова – Авакова в противостоянии с группой Порошенко – Лёвочкина. В условиях войны Порошенко вынужден сохранять с ней нейтралитет и уступать по многим стратегическим кадровым и финансовым вопросам, опасаясь военного краха, который неминуемо ударит по его авторитету. Война должна продолжаться и для того, чтобы в условиях рушащейся экономики, сплачивать украинское общество против врага на Востоке и отвлекать его от очевидных проблем выживания. Поэтому можно констатировать, что полная остановка войны не устраивает обе стороны.

На мой взгляд, в этих условиях американцы будут пытаться ограничивать боевые действия рамками локальных операций, медленно превращая Донбасс в некую «варзону», в которой непрерывно продолжаются вялотекущие бои, гуманитарная катастрофа нарастает, и этот кризис в любой момент может перекинуться на территорию самой России. Просто потому, что, как мы знаем, российское общество очень чувствительно к любому ухудшению ситуации на Донбассе.

В этих условиях я считаю, что дальнейшее затягивание ситуации неопределённости является маршем к проигрышу. Я думаю, что если мы и дальше будем сохранять неопределённый статус республик и неопределённость их будущего, то нас ждёт геополитическое поражение в этом регионе. Совершенно очевидно, что, по сравнению с февралём прошлого года, пик поддержки населением Донбасса проекта независимости пройден, и мы медленно приближаемся к самой мизерной за всю историю поддержке проекта государственности этих двух образований, и, как таковой, поддержке России.

Сегодня у людей здесь нет никаких условий для жизни, нет никакой возможности зарабатывать, нет никаких перспектив. Класс, который можно было бы условно назвать экономическим «паровозом», то есть, тот класс, который занимается предпринимательством и бизнесом, фактически на 90% покинул регион. Остались либо те, кто напрямую связан с нынешним военным руководством и включены в эти во все структуры, либо просто люди, которые медленно проживают какие-то свои запасы, сохранившиеся с довоенных времён. Это вызывает отчаяние и разочарование населения.

Прямым следствием этого является срыв добровольной мобилизации, когда планы наращивания армий республик были не выполнены по причине отсутствия необходимого числа добровольцев. С другой стороны, есть всё большее понимание населением того, что идти назад в Украину уже некуда. И это связано с позицией Украины, которая полностью отвергает Донбасс. Люди, уехавшие от войны с Донбасса и пожившие в других регионах, свидетельствуют о громадном давлении и притеснениях со стороны местных властей, и открытой неприязни оболваненного пропагандой населения этих областей.

Виктор Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества», полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ.

Пришедшая к власти в Киеве зимой-весной 2014 года в результате государственного переворота политическая группировка представляет собой различные спектры единой «партии войны» - от национал-фашистов до объявившего себя «президентом мира» Петра Порошенко. Эта группировка до сих пор оставалась относительно монолитной благодаря двум «скрепам», оправдывающим само её существование во власти: борьба с мифической «агрессией России» и силовое подавление «пророссийских сепаратистов» как на юго-востоке Украины, так и по всей стране.

Развитие военно-политических событий на Украине в ходе так называемой «антитеррористической операции» (АТО) против жителей Донбасской и Луганской областей наглядно показывает, что вне состояния войны нынешнее руководство Украины недееспособно. Более того, лишь военные поражения на донбасской земле временно возвращают в умы некоторых представителей «партии войны» толику возможностей адекватно воспринимать реальность, но далеко не все из них используют во благо моменты просветления.

Минские соглашение от сентября 2014 г. и февраля 2015 г. изначально рассматривались украинской «партией войны» как формальная возможность получить передышку, избежать военного поражения и купировать угрозу утраты власти.

При этом киевские власти фактически реализуют стратегию полной блокады Новороссии, изнурения и выдавливания её экономически активного населения. Эти замыслы последовательно воплощаются в жизнь одновременно с усилением группировки войск в ходе очередных этапов мобилизации. Происходит наращивание общей численности вооруженных сил Украины до 230, а в перспективе и до 250 тысяч человек.

Киевские власти всячески «заматывают» реализацию политических обязательств, принятых ими по Минскому протоколу. «Партия войны», имея большинство и в парламенте, и в исполнительной власти, по своему интерпретирует совершенно ясные и недвусмысленные положения Минского соглашения. Эти люди недоговороспособны по определению, ибо первоисточниками и основой их власти стали обман и ложь. Начиная с майданного вранья о светлоевропейском будущем для жителей Украины, начиная с мгновенного разрыва соглашения с президентом Януковичем, и заканчивая днем сегодняшним, с их ложью о российской агрессии и «террористах» на Донбассе.

Эти люди врут, как дышат. Врут украинскому народу, врут своим западным спонсорам и покровителям, врут, в конце концов, самим себе. Но государство и армия не могут существовать, когда по каналам управления вверх и вниз на всех уровнях циркулируют потоки вранья, недостоверной информации и откровенной дезинформации.

Поэтому военные поражения украинской армии предопределены изначально. Поэтому итоговый крах сегодняшней украинской власти предопределен. В мирных условиях «партия войны» начинает разваливаться на конкурирующие группировки, проявляется её полная государственно-управленченская недееспособность. Собственно и военными успехами эта когорта похвастаться не может. Украинские острословы уже придумали для горе-полководцев Украины титулы, навсегда закрепляющие за ними позор поражений: Тенюх «Крымский», Коваль «Зеленопольский», Гелетей «Иловайский», Полторак «Дебальцевский».

К сожалению, блокада со стороны Украины и отсутствие внятных перспектив развития приводят к оттоку из Новоросии в Россию и другие страны наиболее активной части трудоспособных граждан. Экономическая база существования ДНР и ЛНР крайне слаба. Более того, многие предприятия Донбасса выступают прямыми конкурентами российских и потому их интеграция в российскую экономику весьма проблематична.

Гуманитарная ситуация в Новороссии крайне напряженная, а местами катастрофическая. Уже осенью 2014 г. инвалиды и старики, оставшиеся без попечения, начали умирать от голода, отсутствия лекарств и медицинской помощи.

Варварские методы «осады», изнурения и уничтожения непокорных жителей Донбасса не нашли осуждения среди правящих кругов «цивилизованных» стран Запада, в контролируемых ими ведущих СМИ. Наоборот, с их стороны в адрес киевских силовиков наращиваюся поставки так называемых «нелетальных вооружений».

Думаю, такая ситуация: «ни мира, ни войны», продлится достаточно долго, по крайней мере, до осени текущего года. А далее она будет разрешаться либо локальной войной, с ограниченными масштабами и целями, между Донбассом и Киевом, либо с киевской стороны фронт сам развалиться, когда начнет рушиться центральная власть. Но «большой войны» с полноценным участием ВС РФ и дргуих стран не будет.

Алексей Белозерский, соруководитель центра координации «Новая Русь», эксперт Изборского клуба.

В первую очередь я хотел бы отметить, что положение, которое сложилось на юго-востоке Украины, по всем абсолютно параметрам является парадоксальным. В отличие от крымской операции, которая имела цель, имела задачи, имела замысел и представляла собой целенаправленное действие с просчитанными рисками, события на юго-востоке Украины оказались неожиданным для всех: для американцев, для той украинской политической элиты, которая свергла прежнюю власть, для старой украинской политической элиты юго-востока, которая массовыми выступлениями людей пыталась шантажировать новую киевскую власть, и для самой России, которая никак не ожидала что в XXI веке на её границе полыхнёт конфликт с применением баллистических ракет, фосфорных снарядов и реактивных систем залпового огня.

То есть ни одна сторона не оказалась готова к тому, с чем столкнулась. Но уже к осени прошлого года развитие событий стало возможным для анализа и выводов. С осени прошлого года было ясно, что первые минские соглашения были не больше чем паузой, которая была взята Украиной для более основательной подготовки к зачистке Донбасса. И обе стороны в напряжённом темпе, предпринимая все возможные усилия, готовились к новому этапу противостояния.

В январе второй акт войны произошёл. Чем он закончилась, вы тоже знаете. По её итогам были сделаны определённые выводы, но вот ведь в чём парадокс: в отличие от осенней ситуации, когда на территории Новороссии была проведена военная реформа, сегодня военные приготовления носят куда как более скромные масштабы. По сути дела, за истекший период времени (я беру с января по апрель) обстановка ухудшилась по всем направлениям.

В первую очередь, по гуманитарному. Если осенью какие-то шахты, какие-то обогатительные фабрики всё же работали, а коллективам даже тех, которые стояли, выплачивали мизерные, но пособия, которые позволяли покупать хотя бы хлеб, крупу и молоко, то сейчас такое впечатление, что отвечающие за добывающую отрасль чиновники ЛНР и ДНР стремятся не столько запустить угольную отрасль, сколько полностью вывести её из строя.

На территории республик располагалась одна-единственная база шахтного оборудования, где хранился запас оборудования и материалов, необходимых при восстановлении шахтах после аварий. Всё это, не далее как две недели назад, по распоряжению министра угольной промышленности ЛНР было вывезено, продано, в том числе и на украинскую сторону, а часть распилена и продана как на металлолом. Это происходит сейчас. Об этом знают все специальные службы, которым положено это знать по долгу службы, но никакой реакции не видно. Общий объём гуманитарной помощи поступающей на территории Новороссии сократился примерно вдвое. Есть много проблем и в военной сфере.

После крайне тяжёлых боёв при ликвидации Дебальцевского котла и после понесённых потерь часть бойцов бригад написала рапорта на увольнение. Для многих из них освоение нового вида боевых действий – наступления, а ещё со времён Карла Маркса известно, что ополченец ведёт себя храбро ровно до тех пор, пока не теряет линию прямой зрительной связи с родным домом – стало слишком трудным. Второй причиной увольнений стали ошибки военного командования, которые зачастую приводили к неоправданным потерям. И среди, написавших рапорта, немало опытных бойцов, например, небезызвестный комбат Леший, начальник штаба батальона 4-й бригады Камаз вообще решил перейти к казакам.

Как следствие пополнение, которое прибыло, не полностью компенсировало потери. Кроме того, отнеслись к нему по-хамски, добровольцы не получили вовремя ни норму довольствия, ни обмундирование, ни вооружение. Зато к приезду проверяющей комиссии ей сразу стали показывать учения батальонного уровня с боевыми стрельбами и вождением. Хотя на самом деле учения с пополнением не были проведены даже на уровне отделений, разводов и рот. Показуху продемонстрировали, начальство уехало, после чего всё попрятали в «оружейке» и начали дальше восстанавливать штатную численность, что не закончено до сего дня.

При этом украинцам удалось увеличить сроки обучения военнослужащих и резко улучшить качество подготовки тех, кто был призван в 4-й, 5-й волне мобилизации. Командование теперь не экономит ни на топливе, ни на вождении, ни на боеприпасах. Войска насыщаются аппаратурой закрытой связи. В скором времени на Яворовском полигоне американские советники развернут полноценный цикл обучения по всем основным военным дисциплинам. Загружены военные предприятия Украины, идёт ремонт, переоборудование, дооборудование техники.

То есть, общая обороноспособность ВСУ продолжает расти. Я не возьмусь оценивать, на сколько процентов она увеличилась, да и это, наверное, невозможно. Но очевидно, что её общий вектор направлен вверх, а вектор развития вооружённых сил Новороссии сегодня буксует на месте. Причём, украинская пропаганда упорно твердит, что задача армии не только захватить Луганск и Донецк, но и отобрать обратно Крым. То есть Украину настраивают на большую войну.

Поэтому, оценивая перспективы, я лично могу сделать только один вывод, что в случае неизбежного (а я считаю его неизбежным) третьего этапа военного конфликта, России придётся пойти на прямой ввод войск. Если этого не сделать, то тут я совершенно согласен с Владиславом Владиславовичем, это обречь ДНР и ЛНР на долгие кровавые изматывающие и деморализующие бои. Третьего тут не будет.

Алексей Рамм, военный обозреватель газета «Военно-промышленный курьер», эксперт «Изборского клуба».

У России накоплен уникальный двадцатилетний опыт таких локальных войн, какая сейчас идёт на Украине. Давайте вспомним: Карабах, Приднестровье, Таджикистан, Абхазия, Южная Осетия всё это были такие же локальные конфликты, где мы получили уникальный опыт проведения миротворческих операций и операций по принуждению сторон к миру. Но в данном конфликте руководство впервые столкнулись с таким уровнем анархии со стороны людей, которых мы поддерживаем, и которые должны быть управляемы и дисциплинированными, что это вышло за все допустимые параметры.

Когда начались боевые действия, выяснилось, что большой процент военнослужащих оказался просто не готов подчиняться и выполнять приказы вышестоящих штабов. Они привыкли к воле, к батьке атаману, который чуть ли не на сходе решает, чем сегодня заниматься и куда идти воевать. И здесь нужно развеять миф о некой суперустойчивости таких отрядов, потому как разные отставные полевые командиры сегодня любят рассказывать, как, мол, при них героически сражалось и побеждало ополчение. Реальность же такова, что не самые многочисленные на тот момент украинские ВС вмяли отряды ополченцев летом в Луганске, потом окружили город и пошли на Краснодон. (удалил). И так же было под Донецком и Горловкой.

Поэтому, закономерно было принято решение создавать здесь регулярную армию с жесткой дисциплиной. Понятно, что не смотря на все бодрые отчёты, реально полноценно подготовить эти бригады за два месяца мы не могли. И даже самые подготовленные советники не могли здесь ничего сделать. Отсюда все проблемы и неразбериха боёв под Дебальцево. При формировании бригад народной милиции руководство народных республики столкнулись с серьезными трудностями. На территории, где практически не работают промышленность и разрушено сельское хозяйство, на военную службу поступали в первую очередь, что бы хоть сколько-нибудь подзаработать.

Фактически, руководство ДНР и ЛНР столкнулось с теми же проблемами, что и российская армия в середине 2000-х годов, когда переходила на контрактный способ комплектования. Но у России было время поэкспериментировать, отобрать лучших, сформировать и подготовить контрактников. У ЛНР и ДНР этого времени не было, так как сразу после формирования бригад в октябре-ноябре, они сразу же вышли на позиции.

В тоже время, многие ополченцы воевавшие летом и осенью, не были готовы отказаться от партизанской вольницы. Возникла перспектива ухода большого контингента добровольцев. И что бы сгладить проблемы с с ними в составе Народной милиции ЛНР появился казачий полк имени атамана Платова, чья боеспособность в ходе январско-февральских боёв вызвала много вопросов.

Поэтому, сейчас взята оперативная пауза и командование пытается понять, что дальше делать? Как всю вот эту хаотическую массу превратить в боеспособное войско. И сделать это крайне трудно. Анархия, заложенная в военные структуры Донбасса на самой заре создания здесь республик, настолько глубоко въелась в плоть и кровь ополчения, что грустная шутка прошлого лета: «На Донбассе сражаются не русские против украинцев, а бандеровцы против махновцев» на самом деле имеет очень глубокий смысл…

Виктор Мураховский.

Дополню Алексея, сформированные и планируемые к формированию общевойсковые и артиллерийские бригады, отдельные части, армейские корпуса Новороссии невозможно содержать на основе добровольческого принципа комплектования, если иметь в виду перспективные задачи ведения наступательных операций. Добровольческие части могут более-менее успешно обороняться или проводить атаки силами мелких подразделений. Как только встает задача организации и координации наступления силами хотя бы нескольких батальонных тактических групп при полномасштабной артиллерийской поддержке, она оказывается невыполнимой.

Чтобы развернуть армейские корпуса, способные решать задачи наступления оперативно-тактического масштаба, на глубину до 50-70 км, необходимо иметь в каждом 4-5 общевойсковых бригад и корпусной комплект частей родов войск, иметь полноценные силы и средства боевого, технического и тылового обеспечения, накопленные запасы боеприпасов, горючего, материально-технических средств с расчетом на весь период наступательной операции.

Задачи такого масштаба и сложности можно решить, опираясь на комплектацию соединений призывным контингентом. Прошедшим полный цикл боевой подготовки: от индивидуальной по специальности до боевого слаживания в составе отделений (экипажей, расчетов), взводов, рот, батальонов и бригад. Также призывной принцип комплектования позволяет накапливать подготовленный резерв. На это потребуется, по минимуму, 6-8 месяцев.

Пока в Новороссии не будет введена воинская обязанность, ведение наступательных операций против ВСУ с выходом на административные границы областей весьма проблематично.

Алексей Рамм.

Спасибо, Виктор Иванович, за дополнение, теперь о другом «большом брате». О США. Я бы не стал утверждать, что, вот, сейчас американцы создадут готовую боеспособную украинскую армию, которая пойдёт и всех порвёт. Давайте возьмём за данность факт, который США внезапно осознали для себя – Россия вторая по силе военная держава в мире. И по некоторым вопросам она им даже равна. Это явилось неприятным сюрпризом. Это не преувеличение, а зафиксированный во многих работах американских военных экспертов, политологов факт. (удалил)

Украинскую армию можно натаскать и как-то подготовить, но давайте начнём с обсуждения того, что могут им дать американцы? Украинская армия создана по советским лекалам, по советским боевым уставам, по советским нормативам, хотя и не много переработаным в угоду «самостийности». Перевести её вот так сходу на американские или НАТО-вские стандарты, уставы и принципы просто невозможно!

Достаточно хороший пример это интервью бывшего британского военнослужащего, ставшего военным советником на Украине. Он постоянно сталкивался с абсолютным непониманием со стороны украинских военных, и сам не понимал, что же с ними делать? Его чрезвычайно удивляло, что украинским военным главное «выглядеть красиво», иметь красивую полевую форму, кучу нового снаряжения., что, по их мнению, доказывает, что Украина «це Европа, це НАТО».

При этом учиться боевому делу они совершенно не желали, не хотели налаживать боевую работу, писать боевые приказы, писать донесения, выстраивать нудную но необходимую военную бюрократию. И Дебальцево это показало очень наглядно результат такой «реформы». При наличии всей развединформации, поставляемой НАТО, при наличии советников, штаб сектора «С» практически не работал и это закончилось полной катастрофой дебальцевской группировки, которая, по замыслу командования, должна была не только держаться неопределённо долго, но и сама нанести поражение противнику.

Недавно были опубликованы захваченные украинские документы. В частности есть акт проверки разведбата разведуправлением сектора С . Ну, проверяющие только подворотнички разве что не посчитали и не проверили - подшиты у бойцов они или нет. При этом при оценке боевого планирования и боевой подготовки недостатков не было выявлено. Единственный недостаток, который проверяющие выявили, это то, что по-фамильно не указано, кто из военнослужащих в разведгруппах действует. И был это главный недостаток для разведбата, между прочим стоявшего на направлении Логвиново, куда и пришёлся основной удар и чьи разведдозоры были внезапным ударом – и это для разведчиков! - сбиты ополченцами, а само Логвиново захвачено.

Американцы старательно учили украинских военных тактической медицине, действиям малых подразделений, выдали каждому по дорогой аптечке. В результате эти аптечки оказались массово брошенными при отступлении. Поэтому, некоторые аналитики говорят, что чтобы создать из украинцев боеспособные вооружённые силы, нужно сделать, как сделал Саакашвили, - просто разогнать старую армию и создать новую. Но у него было время и не было такого масштабного горящего конфликта. У украинцев же времени нет.

Поэтому американская помощь, это как с британскими «саксонами»: быстренько подмарафетили, чем-то вооружили и сплавили в зону АТО, до которой даже не все доехали. Американцы и приглашенные советники что-то там объяснили, что-то насоветовали, какие то боевые планы написали, как смогли - сделали логистическую систему. И вот эта «солянка сборная» отправилась в АТО воевать.

Если бы это было, скажем так, в 2008 году, во времёна Медведева, американцы не задумываясь напихали бы украинские войска военными советников, переправили бы отряды переодетых зелёных беретов, и по самые уши влезли бы в эту войну. Но они столкнулись с резко возросшей мощью РФ, уверенно играющей на своём поле, имеющей опыт побед в таких играх. С войной. В которой их «подсоветные» попадают в окружения, бросают технику и вооружения, сотнями сдаются в плен и бегут. И самое главное, они поняли, что Россия готова поднимать ставки, вплоть до абсолютно не приемлемых для США. В этих условиях ввязываться в войну напрямую себе дороже!

Александр Нагорный.

Я согласен с Алексеем, значительную роль в позиции американцев сыграло заявление Путина по поводу ядерного оружия, о том, что Россией рассматривался этот вопрос в ходе обострения ситуации вокруг Крыма. И это стало шоком для американцев. Но вопрос заключается в том, что будет дальше? И поэтому давайте попробуем ответить на вопрос, если начнётся в середине мая снова обострится обстановка, как она будет развиваться?

Сергей Заворотный.

Я придерживаюсь мнения, что какого-то резкого обострения ситуации не будет. Военные операции, которые прошли, показали, что удачно наступать украинская армия не умеет, и если даже реализует своё численное превосходство, то с большой доле вероятности упрётся в «Северный ветер» - массированный ввод организованных добровольцев из России. Поэтому, по моему мнению, американцы, управляющие украинскими силовыми структурами, перейдут к тактике локальных ударов и операций, имеющих целью уничтожение инфраструктуры Донбасса.

ДНР и ЛНР – должны стать сожжённой, уничтоженной землёй, где нет производства, промышленности, людей. ЛНР и ДНР должны цементировать украинское общество страхом. Показать, что ждёт любой регион, Одессу, Херсон, Николаев, если они решат повторить судьбу Новороссии. В основе этого плана осознание американцами неспособности России решить экономические проблемы Новороссии.

Вместо того чтобы решить проблемы ЛНР и ДНР, и создать здесь витрину того, как действуют нормальные экономические законы, как могут люди жить свободно и достойно в союзе с Россией мы сами, своими руками создаём сталкеровскую «зону», выжженную землю с гуманитарной катастрофой, что и требуется американцам. Потому что такая ситуация цементирует украинское общество, вешает на нас огромные, колоссальные расходы, и фиксирует эту ситуацию до того времени, когда понадобится её активизировать. Год - два американцы будут укреплять новую власть на Украине, развивать её вооружённые силы.

Всё это время ДНР и ЛНР будут превращаться в безнадёжную экономическую пустыню, откуда будут бежать люди. Для России тема Донбасса к этому моменту так же утомит и политическое руководство, для которого он станет «чемоданом без ручки» и население России, которое просто устанет от бесконечности этой войны и её безвыходности. И, только когда будут созданы все эти условия, США задействуют план окончательной ликвидации Новороссии по образцу аналогичного плана ликвидации Сербской Краины.

Поэтому я не согласен с тем, что в ближайшее время ситуация резко обострится. Нет смысла сейчас американцам её обстрять. Идёт большая геополитическая игра, в которой они завоевали Украину, надо её переварить, вычистить, подготовить, выдрессировать и держать, как спусковой крючок, как пистолет у виска России. Вот главная цель. И этот пистолет выстрелит ровно тогда, когда понадобится американцам. Когда в России сменятся политические тренды и либералы восстановят свой контроль над ней, когда сюда высадятся новые кадры готовых управленцев. Сейчас же им надо выждать.

Александр Нагорный.

Возьмем важнейшие факторы воздействующие на ВАШИНГТОН. Положение США в стратегическом плане не позволяет идти на большой конфликт, имея под собой региональные конфликты на Ближнем Востоке и в Южной Азии. А Европа и слышать не хочет относительно столкновения с РФ из-за неизвестной для нее страны Украины.

Ведь Запад действительно сталкивается с серьезными глобальными трудностями, о которых говорил Сергей Борисович. Кроме того, существенные разночтения в самой политической верхушке США и Европейского Союза. Свою роль играют экономические и финансовые проблемы глобального масштаба. Всё это, конечно, учитывается в высших эшелонах «нашего американского партнера». Более того, американцы подходят к ситуации на Украине, как они подходили и к другим странам в развивающемся или как говорят «третьем мире». И, в принципе, модель, которая была использована в Грузии, с расчисткой и заменой полицейской и силовой элиты будет исполняться и на Украине.

Здесь приблизительно такая же ситуация. Американцы видят, что киевская власть всё глубже погружается в трясину экономической, социальной и политической катастрофы, и де-факто, конечно, они будут стремиться оказать им помощь. Я полагаю, что, несмотря на трудное положение МВФ и других международных экономических и финансовых организаций они, несомненно, предоставят значительную финансовую помощь. 5 млрд. долл. уже было выделено, что-то будет выброшено в качестве военной помощи оружием и оборудованием. Ресурсы для того, чтобы сохранить ситуацию в Киеве у американцев, безусловно, есть.

Отсюда возникает вопрос: каков же оптимальный вариант действий для Москвы? Здесь могут быть разные подходы, но совершенно явно, что, если мы посмотрим на развитие ситуации с февраля прошлого года, то увидим, что она с каждым кварталом усложняется для пророссийских сил и для РФ. То, что можно было сделать в феврале 14-го года, в мае 14-го года, в августе 14-го года – это несоизмеримые меду собой вещи. Кроме всего прочего, взятая в качестве «бренда» схема Новой России, практически антоганизирует значительную часть украинского населения, которые, видят в нём угрозу ликвидации украинской идентичности, и в этом смысле опросы показывают значительное преобладание - более 50% в пользу войны. От этой группы от 15% до 25%, это те, кто готовы воевать и могут быть весьма неплохим контингентом для вооружённых сил Украины на протяжении достаточно долгого периода.

На основании всего этого можно сделать вывод, что этот летний период пройдёт в состоянии контролируемого вялотекущего конфликта. Многие предполагают, что под 9 мая могут быть провокации, но эти провокации едва ли выльются в крупномасштабную войну со стороны киевского режима и, соответственно, поддерживающих их США. Что, однако, не исключает, что будет вестись подготовка, которая в конечном итоге (я думаю, где-то через 1,5 года) всё равно приведёт к радикальной зачистке Донбасса.

Решающим фактором я бы выделил то, что отметил Сергей Борисович – это настроение европейцев. Европейцы из-за Украины воевать, да ещё в наступательном режиме, да и в оборонительном режиме – не хотят, не могут и не пойдут. В особенности после предупреждения Владимира Путина относительно ядерных сил. Имеются и другие причины для прямого неучастия НАТО в конфликте. Это и общественное мнение Европы, и европейские политические элиты. Надо просто еще раз посмотреть и, кроме всего прочего, те документы, которые существуют в этих государствах по военным вопросам. То есть, единое натовское решение практически невозможно, даже если бы американцы жутко этого захотели.

Поэтому подход РФ к осуществлению помощи ДНР и ЛНР должен быть коренным образом пересмотрен. Нельзя дальше затягивать неопределённость ситуации и статуса Донбасса. Необходимо создать экономические условия для достойного существования населения. В военном отношении нужно перекрыть все возможности Украине для арт обстрелов городов, которые, как мы видим, продолжаются. А это значит, что нужно решительно отодвинуть границы на 50-100 километров от Донецка и Луганска. Затем нужно расчистить ситуацию с Мариуполем и, направлением на Крым. Только тогда возникает возможность нормального налаживания здесь народного хозяйственного механизма. И это чрезвычайно важно, потому что люди не могут существовать в ситуации этого кусочка территории, который висит на грани войны и мира и не может перейти на нормальные рельсы.

Я это подвожу к тому, что если Россия хочет победить в геополитической игре на Украине , то она должна помочь республикам осуществить эти необходимые шаги, которые позволят существовать юго-востоку Украины в абсолютно нормальном режиме.

Алексей Рамм.

Опираясь на анализ доступных американских документов, на публикации в открытых западных СМИ, на аналитические заметки, видно, что американское правительство и военное руководство сейчас в определённой прострации. Увидев все печальные последствия дебальцевского разгрома, они лихорадочно пытаются найти средство для перелома ситуации. Они же накачивали украинскую армию современным средствами разведки, связи, управления, они же передавали разведсведения, и вдруг такой разгром. И очевидно, что возможности эффективно вмешаться в ситуацию на месте у них сейчас нет.

Поэтому тактика управляемого конфликта низкой интенсивности, при всей его привлекательности для США, имеет для них свои ловушки. Хаос в украинской армии таков, что сохранить здесь «хирургическую» точность масштабов задача почти невозможная. Анархия и бардак таковы, что целые батальоны ВСУ зачастую сами решают, как и в каких масштабах развязывать боевые действия, а уж нарушить перемирие, провести локальный обстрел тут вообще является чем-то самим собой разумеющимся. При этом, как показывает предыдущий опыт войны на юго-востоке, там достаточно маленького толчка, чтобы моментально завязался крупномасштабный конфликт.

Поэтому «удержать» ситуацию в рамках вялотекущего кровопролития американцам будет чрезвычайно трудно. И, если в ближайшие два – три месяца по вине украинской стороны произойдёт очередное военное обострение, то России это, как не цинично звучит, будет только на руку. Это позволит, не затягивая конфликт, решить задачи, стоящие перед РФ.

Если же говорить о военных аспектах, то думаю, что боевые действия будут развиваться примерно так же, как в Дебальцево. Будет сначала много неразберихи, потом начнёт выстраиваться структура. Скорее всего, выстроится быстро, потому, что опыт по Дебальцево мы уже имеем, и пойдём по уже отработанному варианту. Если говорить о вероятных направлениях, то обычно рассматривают два вероятных направления активизации боевых действий - это либо Станица Луганская и Счастье, либо Мариуполь. Но наступление на Мариуполь воспринимается на Западе чрезвычайно болезненно, как некий триггер, который будет болезненно воспринят и США и Европой, если республики возьмут город. Поэтому в последние недели всё больше и больше звучат разговоры о направлении на Славянск. Точнее на Лисичанск и Артемовск с последующим поворотом на Славянск.

Виктор Мураховский.

Здесь я бы хотел дополнить коллег. Мы много говорили о том, что необходимо делать армии Новоросии, но в сложившихся условияхРоссии не стоит забывать и об укреплении своей военной структуры. Нам необходимо, прежде всего, закрыть, наконец, «черную дыру», когда в приграничных с Украиной пяти областях не осталось ни одного дислоцированного здесь на постоянной основе общевойскового соединения. На украинском направлении надо разворачивать армию в составе 4-5 бригад и армейского комплекта частей. Ну и, конечно, продолжать оказание помощи в строительстве вооруженных сил Новороссии. Думаю, при крахе киевской хунты произойдет развал фронта блокады Новороссии и появится возможность расширить территорию республик до административных границ, а возможно и далее. Но в первую очередь, надо оказать помощь властям Новороссии в выстраивании экономической базы республик. Без этого невозможно и какое-либо успешное военное строительство.

Владислав Шурыгин.

Я полностью соглашусь с выступавшими ранее коллегами. В условиях явного срыва украинской стороной минских соглашений очень важно зафиксировать момент, когда украинская сторона окончательно дезавуирует те немногие пункты соглашения, которые пока ещё выполняются и республики будут свободны от любых обязательств. После чего решение проблемы Новороссии необходимо осуществлять на качественно новом уровне. Это оформление Донецка и Луганска в полноценные территориально-политические образования, пробивание коридора в Крым и создание вдоль нашей юго-западной границы буферной зоны, которая бы отделяла Россию от большей части страны, которая следующие, как минимум 5 – 10 лет - политический цикл - будет относиться к нам крайне враждебно.

При этом и для нас стремительно сокращается «окно возможностей». Украина постоянно укрепляет свою военную машину. Нарабатывает боевой опыт, с помощью иностранных военных советников поднимает уровень подготовки командного состава, накапливает вооружение. И уже к исходу этого года сможет выйти на такой численный и качественный уровень, который сделает любую операцию по принуждению её к миру крупномасштабным и затяжным военным конфликтом, категорично неприемлемым для России.

В этом случае возникает вопрос о возможных глобальных сценариях такого конфликта. Это, условно назовём его «польский вариант» - вариант раздела Польши в 1940 году. Суть его в том, что в данный момент, как уже было сказано, в Европе не существует полноценной военной группировки НАТО и нет желания влезать в большую европейскую войну, а США, занятым сразу в нескольких вооружённых конфликтах, крайне сложно резко вмешаться. И такой конфликт может развиваться по сценарию раздела Польши, когда, в случае эскалации конфликта, Россия вводом войск на восток Украину решит судьбу восточных областей одной мощной операцией, после которой согласится на переговоры о том, в каких границах останется киевская Украина, а в каких восточная Украина.

Одним из развитий такого сценария является «кувейтский» сценарий. Некоторые эксперты считают, что настойчивые заявления американцев о том, что они ни при каких условиях не вмешаются в военный конфликт на Украине, есть ни что иное, как повторение ловушки, в которую заманили в конце восьмидесятых годов Саддама Хуссейна, фактически заманив его в Кувейт, после чего созданная коалиция разгромила Ирак, а последовавшая за тем полная экономическая блокада истощила его окончательно. Эксперты считают, что США пытаются так же спровоцировать Россию применить силу против Украины, чтобы объявить это прямой агрессией с созданием дальнейшей военной коалиции, вводом войск на территорию Украины и войну с Россией до последнего украинца.

Третий вариант это «бейрутский вариант», который, на мой взгляд, для нас самый худший - ситуация ни мира, ни войны, в ходе которого будут продолжены постоянные обстрелы Донецка, Луганска и других населённых пунктов, продолжится террор диверсионно-разведывательных групп, изматывание населения ужасами войны как в Донбассе так и в России. Опросы показывают, что луганская и донецкая тема начинает постепенно выходить из фокуса внимания россиян, сокращаются пожертвования на помощь Донбассу со стороны населения и это естественное свойство человеческой психики: невозможно бесконечно поддерживать эмоциональный пик, наступает истощение и утомление.

Россия неоправданно затянула решение вопроса Украины. И дальнейшее промедление в решении этого вопроса будет иметь совершенно неконтролируемые последствия для нас, если мы затянем это решение ещё, к примеру, на 6-7 месяцев. Поэтому пока на Украине сохраняются горячие головы, и сохраняется высокая вероятность того, что Украина сорвётся на очередную военную авантюру, Россия должна быть готова к проведению масштабной операции по принуждению к миру.

Алексей Белозерский.

Абсолютно поддерживаю всё сказанное. И хочу обратить ваше внимание на характерную деталь, которая проскочила мимо нашего внимания: украинское командование совершенно не собиралось отводить свои войска из Дебальцево. И, несмотря на американских советников, выстроенные рубежи эшелонированной обороны и огромные запасы вооружения, ГСМ, боеприпасов и продовольствия встал комбриг 128 горно-пехотной бригады, львовской кстати, самой, что называется «западэнской», мотивированной, окинул местность тусклым взором и сказал: «А ну его нахрен, паны! Кто со мной?». И, теряя по дороге танки, бросая миномётные станции, бросив склады боеприпасов и снаряжения рванул со своими ближайшими подчинёнными из «котла».

Это ещё бы полбеды, но вы обратите внимание, что на следующие сутки главнокомандующий президент Порошенко наградил его звездой героя. Труса, сбежавшего из окружения и бросившего там своих солдат! Понимаете, как другие комбаты теперь воспринимают эту ситуацию? Так что я не исключаю, что когда где-нибудь наметится очередной «котёл», очередной комбриг 129 или 131, неважно какой, почешет за ухом и скажет: «А давайте-ка, хлопцы, не двинем отсюда, потому что что-то не хочется мне здесь погибать».

Что нужно делать нам? Не повторяя уже сказанное, добавлю, необходимо разворачивать пропаганду и на территории Донбасса и на территории Украины, создавать условия для возвращения назад ветеранов, имеющих боевой опыт. Сколачивать подразделения, держать достаточно большой резерв добровольцев в Ростовской области, где обучать его по нашим стандартам и на наших полигонах и при этом отдавать себе отчёт, что в случае широкомасштабных боевых действий, для радикального решения потребуется повторение «Северного ветра».

Сергей Заворотный.

Всё сказанное правильно и разумно, оно так и есть, но лакмусовой бумажкой была и остаётся гуманитарная ситуация в ЛНР и ДНР. То, что мы сегодня видим там, пока говорит об одном: что серьёзного плана по противодействию, серьёзного плана по задействованию всех наших возможностей, которые мы тут обсуждали, у российского руководства нет. Пока мы только реагируем по факту событий, плетёмся где-то в хвосте. Как всегда, срабатывает русская надежда, авось пронесёт. Но это в геополитике не срабатывает.

Владислав Шурыгин.

В заключении я хочу подвести некий итог тому, что было сказано сегодня. Первое: совершенно очевидно, что уровень, на котором сейчас решается проблема юго-востока Украины, абсолютно недостаточен. То есть, он отдан, судя по всему, на откуп различным людям, различным организациям, между которыми не существует единого управления. Военные решают свои вопросы, дипломаты решают свои вопросы, гуманитарщики – свои. И в итоге, это привело к серьёзной эрозии проекта «Новороссия». Поэтому, необходимо повышение уровня решаемости этой проблемы. Необходимо создание на уровне правительства или совета безопасности органа, который бы этим занимался координацией усилий на востоке Украины и занимался Украиной вообще.

Второе, необходимо, наконец, решать главную задачу – изменение имиджа проекта «Новороссиия», потому что в том виде, в котором он сейчас есть, этот проект полностью дискредитирует и саму Новороссию и русскую идею, и как было правильно сказано, является для всей оставшейся Украины пугалом того, чего быть ни в коем случае не должно. Надо энергично исправлять гуманитарную ситуацию в Новоссии и сделать её такой, чтобы этот проект стал, как минимум, престижным и привлекательным для остальной Украины. Это очень важно, потому что это сегодня единственная возможность воздействия на общественное мнение украинцев, которые традиционно крайне чувствительны к своему материальному положению, в условия тотальной киевской пропаганды.

И третий вывод заключается в том, что если украинские политические авантюристы начнут очередную военную операцию против Донбасса, то в этом случае нужно ставить перед армиями республик самые решительные цели. Мы должны уже окончательно решить те проблемы, которые действительно стоят перед нами.

http://zavtra.ru/content/view/vojna-vernyotsya/