Степан Сулакшин: Добрый день, уважаемые коллеги. Сегодняшний объявленный термин —  «мировое правительство». Этот термин довольно часто употребляется в политическом словаре и содержит в себе изрядную двусмысленность. Вот об этих тонкостях и глубинных смыслах термина «мировое правительство» сегодня мы и поговорим.

Вардан Багдасарян: Стремление господствовать — это одно из вечных искушений человека. Абсолютизировано это стремление выразилось в императиве «мировое господство». По сути дела, все цивилизации так или иначе прошли через это искушение, и оно было представлено в концепции мировой империи, что можно увидеть на примере любой цивилизации. Каждая цивилизация нашла некую инверсию, нашла некоторое сдерживающее обстоятельство, связанное с представлением о бренности власти, о бренности господства, об иных смыслах. Учитель мира противопоставлялся царю мира. Для Востока такой инверсией стал буддизм, для авраамических религий такая инверсия была связана с появлением христианства, с Христом.

Однако проект мирового господства не был оставлен, и он существует и поныне. Возможности для практической реализации этого проекта были связаны с глобализацией. Мировое правительство становится возможным, когда становится возможным управлять миром, когда такие ресурсы и технологии появляются. В этом смысле, с моей точки зрения, само появление различенных концептов — о девяти мудрецах или о тамплиерах, управляющих миром, или о египетских жрецах — сами по себе дезавуируют очень серьезную тему. Все эти группы, конечно, могли влиять на то или иное правительство, быть при каком-то правительстве того или иного государства, но могли ли они управлять миром в целом? Был ли мир един? Были ли технологии в их руках для управления миром в целом? Конечно, правитель любого государства мог попасть в зависимость от тех или иных ростовщиков, мог погромить этих ростовщиков, но эти ростовщики не были правительством, они были при правительстве.

Следовательно, когда появляется мировое правительство? Тогда, когда появляется единство мира, и это связано с наступлением эпохи глобализации. Это начинается с Великих географических открытий, когда устанавливается, во-первых, торговое единство, и когда, следующим шагом, появляется управленческий механизм, это единая финансовая система. Следующий шаг, который будет шагом в эволюции этого института, — это единая информационная система, это новый этап и новые управленческие технологии.

Насколько вообще тенденция и повестка создания мирового правительства присутствует? Здесь мы должны ответить на два принципиальных вопроса: единство мира усиливается или ослабевает? Если мы посмотрим в мегаисторической эволюции развития мира, то будет очевидно, что единство мира увеличивается. Второй вопрос — управленческий технологии. Они усиливаются или ослабевают? Если мы посмотрим опять в мегаэволюционной проекции, то увидим, что управленческие технологии, управленческие ресурсы усиливаются. Значит, возможность создания такого мирового правительства существует.

Итак, мировое правительство совпадает с созданием единой финансовой системы. Вначале создается единое торгово-экономическое пространство, а затем появляются финансовые механизмы управления этим торгово-экономическим пространством. Но вызов заключался в чем? Мир не был един политически. Будучи все более интегрированным в финансово-экономическом отношении, он не был един политически. Собственно возникают две власти — политическая, национальная, и финансовая, мировая.

Первоначально это выражалось в конфликте. Это традиционный конфликт, который описан во всех учебниках, как дворяне боролись с буржуазией, как дворяне не признавали аристократию, а та в свою очередь не признавала буржуазию, не допуская ее в истэблишмент общества. Нежелание признавать буржуазию в викторианский период в Англии выражалось до смерти в 1901 г. королевы Виктории, когда не допускались браки представителей крупной аристократии с представителями буржуазии. После смерти Виктории это стало допустимым, это стало новым этапом формализации и выхода на авансцену вот этой финансовой элиты.

Вначале финансовая власть существовала параллельно с властью политической, но затем все более подчиняет эту власть. Если мы посмотрим исторически, это совпало со временем формирования финансовой империи Ротшильда. В начале XIX в. пять сыновей Майера Ротшильда основывают финансовые дома во Франкфурте-на-Майне, в Вене, в Лондоне, в Неаполе и в Париже. По сути дела, с наполеоновских войн, а ротшильдовский клан стоял в значительной степени за наполеоновскими войнами, возникает особый подтекст, особый фактор военных кредитов, провоцирующий развязывание войн. С этого же момента начинается феномен мировых финансовых кризисов. Опять-таки за каждым из финансовых кризисов мы обнаруживаем этот фактор.

Сейчас журнал Forbes ежегодно публикует списки самых богатых людей планеты, но удивительно там нет ни Ротшильдов, ни Рокфеллеров, ни Варбургов, ни Морганов. О чем это говорит? Во-первых, о том, насколько достоверен список, во-вторых, о том, что главный капитал — это не капитал индивидуумов, а капитал клановый. Приводится цифра, что те же Ротшильды владеют капиталом в 1,7 трлн долл., это состояние клана в целом. Хотя у отдельно взятого из представителей Ротшильдов эта цифра может составлять менее 1 млрд долл.

Швейцарские ученые в недавних исследованиях показали, что все крупнейшие ТНК встроены друг в друга, они связаны друг с другом, они представляют единую систему, в том числе, единую управленческую систему. Это не значит, что мировое правительство — это клан, к примеру, Ротшильдов. Многие исследователи пишут, что есть некие межклановые разборки, есть борьба Ротшильдов и Рокфеллеров, но это не меняет сути дела. Бывают правительства единые, бывают правительства коалиционные, поэтому здесь возможна представленность в правительстве и разных клановых группировок.

Второй вопрос — есть ли столица у этого мирового правительства? Это вовсе не обязательно, т. к. структура сетевая, структура космополитическая, она не подчиняется какому-то геополитическому субъекту, напротив, сама использует этот геополитический субъект в своих целях. Понятно, что есть центр, где в основном аффилированы структуры этого, условно, мирового правительства. Первоначально, в доротшильдовские времена, в качестве такого центра выступала Венеция.

Дальше, когда возникает угроза со стороны Османской империи, этот центр мирового финансового капитала переносится в Голландию. Многие венецианцы переезжают туда. Дальше ввиду неустойчивости той же Голландии следующей столицей финансового центра мира становится Лондон. Финансовую партию, в том числе стоявшую за основанием Ост-Индской компании, называли Венецианской партией, хотя уж е был XIX в. и вроде бы совсем другая эпоха. Далее, ввиду той же неустойчивости Англии и угрозы в Первую и особенно во Вторую мировую войну, уже окончательно этот центр переносится в США. И по сей день он таковым и является.

Надо иметь в виду, что не США, а есть над США некая надстоящая фигура: когда пытались те же американские президенты проводить самостоятельную политику, это заканчивалось такими инцидентами, как с Кеннеди или Никсоном. Тут важна фиксация того факта, что для США и для американского народа не гарантировано благостное будущее с точки зрения интересов этого правительства. Оно космополитическое, оно наднациональное.

Еще вопрос — есть ли институт непосредственно мирового правительства? Какова его форма? Чаще всего называют Бейдельбергский клуб в последнее время. Раньше постоянно фиксировали масонские ложи. Здесь принципиально важно не путать форму и содержание. Формы функционирования могут быть любыми. Масонство было достаточно удобной формой для эволюции XVIII–XIX вв., но сегодня говорить о том, что именно масоны управляют или Бейдельбергский клуб, — это в значительной степени подменять формой содержание, в значительной степени идти по ложному следу.

И последний вопрос. Будет ли всегда это мировое правительство за ширмой? Насколько оно будет закамуфлировано в будущем? Несколько столетий, если мы посмотрим, вся история идет по пути усиления этого мирового правительства, по пути его легализации. Если эта тенденция верна, то мировое правительство будет во все большей степени предъявлено миру. Уже в сценарных прогнозах, в тех же сценарных прогнозах ЦРУ, сейчас не используется термин «мировое правительство», а говорится о неком международном органе, которым будет не ООН, а другой. Он будет в постоянно действующем режиме решать насущные проблемы мира. Это удивительным образом все совпадает с различными эсхатологическими пророчествами.

Возвращаясь к исходному вопросу, с одной стороны, стремление к мировому господству — биологическая интенция биологического человека, и с другой стороны, христианская альтернатива — не господства, а мирового спасения. Все это в повестке. Говоря языком уже не секулярным, а религиозным, не то же ли самое мировое правительство, описанное на языке секулярном, есть царство антихриста в языке религиозном? Здесь удивительным образом религиозные пророчества и сценарные тенденции существующего мироразвития совпадают.

Владимир Лексин:

Мне кажется, что людям, будь то племя, будь то какая-то новая общность людей, либо теперешние народы, всегда хотелось бы найти исходную причину, двигатель всего, что существует в мире, тем более что это всегда поражало, что там есть свои закономерности, свои определенные тренды развития. Не могло, казалось бы, все это происходить без какого-то внешнего, очень сильного вмешательства. Таким двигателем всего могли быть высшие силы. Это мог быть Бог.

Даже самые отъявленные атеисты говорят: видимо, что-то такое есть. Люди более рациональные  и далекие от этого все-таки предпочитали отождествлять этот двигатель  мира, его тенденций, движений, падений и взлетов с определенными группами людей, которые имеют для этого возможности, ресурсы и власть, не обязательно власть явную.

Действительно, всегда нужно было кого-то винить в происходящем. Мир катится в бездну, происходят ужасные эпидемии, особенно это раньше было, случались войны, кризисы и т. д. С другой стороны всегда нужно было на кого-то надеяться. И в первом, и во втором случае возникала мысль, что есть некая такая, как сейчас принято говорить, «креативная» группа людей, которая либо направляет мир к ужасающему чему-то, либо наоборот спасает его от тех бед, которые наверняка в нем могли бы случаться.

Поэтому разные формы такого объединения чего-то для направления в определенную сторону развития или функционирования существовали всегда. Это идея Карла Великого о единой Европе,  которая намного предвосхитила создание Евросоюза, объединения государств, которые всегда происходили, причем здесь причина была она: давайте дружить против кого-нибудь. Это были какие-то защитные функции. Надо сказать, что история всех союзов такого рода всегда была достаточно недолговечной, а ощущение того, что все-таки что-то такое есть, конечно, никогда не оставляло.

Мировое правительство — это не что иное, в теперешнем представлении, как концепция единой власти над всем человечеством. Причем власти не только экономической, финансовой, об этом Вардан Эрнестович сейчас в значительной степени говорил, но и власти идеологической, что очень важно. Это единое установление единого отношения к миру, единых принципов и способов мышления, того, что позволило Гамельнскому крысолову, всего лишь играя на дудочке, увести за собой вех детей из этого города. Это идеологический еще очень мощный какой-то посыл есть в том, что называется «мировое правительство».

Надо сказать, что в последнее время вот эта идеологическая составляющая была очень сильно явлена. Это было в действиях Коминтерна и Интернационала, это было  в действиях Лиги наций, в ООН, которая принимала сначала совершенно гуманитарно-направленные декларации по этому поводу. Это теперешняя Большая восьмерка, Группа двадцати, масонство, о котором говорили Вардан Эрнестович. Это Международный валютный фонд, Бейдельбергский клуб. Все они являются носителями определенной идеологии, которая распространяется по всему миру.

Существует еще вторая, очень сильная составляющая мирового правительства — это некоторая тайность. Недаром обычное кроме словосочетания «мировое правительство» еще говорят «тайное мировое правительство», конспирология, идея всемирного заговора, наличие тайной власти. И здесь последние мировые бестселлеры тоже подогревают к этому интерес. Это книга «Комитет 300. Тайны мирового правительства», которую Джон Колеман, бывший сотрудник британской разведки, опубликовал. Она у нас в России в разных переводах выходила.

Чего тут только нет. Это и жидо-масонство, и мафия, и мировой сионизм, и глобалисты, и мировая закулиса — все, что угодно. Надо сказать, что то, что написано в книге «Комитет 300. Тайны мирового правительства», с технологиями управления мира очень похоже на то, что в пресловутых «Протоколах сионских мудрецов» было сказано. Те же самые технологии — разрушение сознания в первую очередь, идеологическое сильное пропахивание всего существующего, включение финансовых механизмов, объединений и т. д.

Надо сказать, что естественное движение к мировому правительству, несомненно, присутствует. Чем далее человечество живет, тем более укрепляется мысль о том, что это реальность, на которую направлен весь вектор развития. Действительно, это научно-технический прогресс, который позволяет сделать все, что угодно, в том числе, пересоздать человека; это новые опиаты в виде спорта и прочее; это наличие НАТО, впервые в истории человечества такой мощной вооруженной силы, где соединились административный ресурс, идеология и мощнейший военный потенциал; это наличие однополярного мира; это управление средствами массовой информации, в том числе, так называемыми независимыми средствами массовой информации, которые как раз и раскачивают мир наиболее сильно.

Возникает ощущение того, что это мировое правительство было всегда. В свое время оно потеснило идею Бога, а, может быть, идею дьявола. Сколько полезного же оно сделало. Это мировое правительство, если оно существует, наверное, было причастно к тому, что прекратились эпидемии, скажем, чумы и холеры, что войны заканчивались, как правило, победой относительно приличных коалиций по сравнению с теми, которые выступали против этого. Сколько же зла принесло то, с чем была связана эта идея — идея мирового правительства. Это и геноцид, это те же самые войны, это мировые кризисы и т. д.

Сейчас все более появляется на модельном уже уровне математических доказательств того, что мировое правительство — это не просто миф, это реальность, которая существует и которая начинает управлять миром. Как оно начинает управлять миром? Мы все это видим каждую минуту, читая газеты, залезая в интернет, общаясь друг с другом и т. д. Вот здесь очень важно, конечно, отделять мифологию и реальность во всем этом деле.

Существует ли оно реально это мировое правительство? Судя по всему, опять, как атеисты говорят о Боге, что-то такое есть. Возможна ли персонификация этого дела и нужна ли она? Или это некая самоорганизация? В наше время это все-таки более самоорганизация зла в мире, которая направлена к осуществлению идеи Золотого миллиарда и многих подобных антигуманных вещей. Это один из самых важных вопросов, как мне кажется, который вскоре будет, наверное, открыт.

Реально ли это? Реальны ли институты? Реальны ли люди, стоящие за этим? Реальны ли механизмы, которые позволяют концентрировать в руках небольшого числа людей огромные ресурсы? Это, кстати, подтверждает более всего сам факт наличия некоего такого центра, потому что без этого трудно было предположить, почему все так происходит?

Только один факт, и на этом я заканчиваю. Сто олигархов, самых богатых людей в мире, сейчас имеют 240 млрд долл. прибыли, которую они получили, по расчетам, за 2012 г. Это в 4 раза больше, чем требуется для устранения причин финансовых неурядиц всех людей мира, то есть можно было бы так называемую нищету вообще ликвидировать или можно было бы полностью прекратить наркоторговлю. Казалось бы, какие проблемы? Но это же все существует, это все каким-то образом поддерживается. Вот эти реалии нашей жизни, с которыми мы все чаще сталкиваемся, позволяют все более отходить от мифологической, вымышленной идеи мирового правительства и все более убеждаться в его реальности. Спасибо.

Сергей Кара-Мурза:

Мы говорим о смыслах, а не обо всех мировых реалиях. Как смысл понятие мирового правительства — это метафора, в разном контексте разная. Люди совершенно разные вставляют туда смыслы. Мы возьмем один: мировое правительство как орган власти, орган управление, господства над человечеством. Власть, как мы видим, состоит из разных ветвей — власть гражданская, власть военная и власть духовная. В разных культурах и странах была разная их конфигурация. Но уже это показывает, что мирового правительства быть не может.

Пока что человечество разделено на несколько больших блоков мировыми религиями, то есть духовная власть одной части мира, скажем, какой-то великой державы, США, не проникает в мысли, в культуру и в поведение другого блока настолько, что бы можно было сказать, что я есть власть для этого блока. Такого нет. В древности, когда возникали и существовали большие империи, как, скажем, Римская, были правительства, которые управляли большими территориями. Но все равно эта территория не была миром, это была ойкумена, то есть то, что считалось территорией этой  цивилизации, а там дальше вообще варвары, потом какие-то чудовища. И Рим не претендовал, чтобы быть мировым правительством.

Сама идея мирового правительства, как я понимаю, возникла и сформировалась в рамках того универсализма, который овладел людьми в Западной Европе в виде проекта Просвещения. Западная Европа приняла этот проект как главный, как мессианский. Проект Просвещения был универсалистским и предполагал, что через какое-то время нации, культуры и страны исчезнут, сольются в одно единое человечество, и тогда учредится мировое правительство. Такая была утопия. Практика показала, что так не происходит, не сливаются разные культуры, разные цивилизации, разные народы в одно человечество.

Эта идея около двухсот лет, наверное, владела умами. Но уже в XX в. стали проводиться исследования реальных контактов культур научным методом в рамках структурализма, было разработано научное видение. Основоположником этого направления был Леви-Стросс. Изучая контакты культур, прежде всего с Западом, он сказал, что не может быть человечества, если его разнообразие, культурное, политическое, всякое, ослабеет или по своему уровню опустится ниже некоторого порога. Это будет распад, это  будет катастрофа.

Тогда уже стала развиваться экология, не к человеку, а, скажем, вообще к биосфере. Используя математические методы, был подсчитан критерий устойчивости систем. Необходимый критерий устойчивости систем — это разнообразие. Леви-Стросс писал, что даже реакционная диктатура, если она существует в специфической культуре, отличной от других, она представляет огромную ценность для человечества, потому что, возможно, изъятие этого одного элемента систему потрясет. Мы видели, как потрясло всю мировую систему крах одной, правда, большой части — социалистического лагеря. Эта катастрофа до сих пор только развивается. Это катастрофа — такое обеднение разнообразия.

Если посмотреть на человечество реально, уже в XX в. оказалось, что  постулаты Просвещения, из которых выводилась идея мирового правительства, рационального, справедливого и т. д., оказались ложными, ошибочными, в принципе. Просвещение в этом плане не освоило реальность, потому что этносы не только не стали исчезать и сливаться, но даже старые, уже сложившиеся нации тяготеют к тому, чтобы распасться на исходные этносы. Единообразие губит крупные системы.

Что же мы видим? Координацию и взаимодействие всех культур, цивилизаций, народов и стран, но это существовало с самого начала. Что такое были посольства? Они друг с другом координировали свою жизнь, устанавливали какие-то соглашения. Или наоборот были войны. Иногда у нас под мировым правительством понимается власть явная или тайная, сосредоточенная в какой-то державе, которая в данный момент оказалась сильнее других и их, может быть, подавила. Эти пятна двигаются по миру.

Тут никакого единого правительства нет. Победитель — это не правитель, это на какое-то время эфемерная власть над частью. Поэтому сейчас мы переживаем период поминок по Просвещению, то есть целый ряд постулатов Просвещения оказался ошибочным. Поэтому так вот и надо понимать: человечество будет до тех пор, пока оно обладает разнообразием И никакого мирового правительства оно не имеет.

Степан Сулакшин:

Я предупреждал, что термин двусмысленен. Мы увидели в ходе дискуссии, обсуждения, что акцентируется два смысловых полюса применительно к этому термину. Как всегда хочется найти формулу. Мне кажется, она отражает основные смысловые полюса в этом пространстве. Мировое правительство — это, конечно, абстрактное понятие, но оно вполне конкретно в своих проекциях, проявлениях двух типов.

Итак, мировое правительство — это легальный или нелегальный орган и система управления миром и делами мира. Есть два процесса: общемировой, назовем его объективным, и локальный, назовем его субъективным основанием процесса, которые породили это понятие, которое формирует мегаисторические движения, проявляющиеся в очень отчетливых конфигурациях и в очень трагичных и опасных конфигурациях, включая и наши дни тоже.

Мы в Центре, рассматривая современные, актуальные политические процессы всегда стараемся увидеть их более глубинную природу, связанную с человеком, разумной жизнью, ее эволюцией. Мы достаточно уверенно сейчас представляем, что жизнь как таковая, как форма материи, особенно жизнь разумная, стремится к пространственной экспансии. Это условие ее жизнеспособности, ее выживания, ее существования. Государства как большие человеческие сообщества, из которых состоит мир, на нашей позиции — это тоже форма жизни, поэтому правила на них распространяются. Они стремятся к пространственной экспансии.

Действительно, есть тремление расширить границы государства,  в том числе, в облике империи, а для государства, прежде всего, уместен и понятен термин правительства — орган управления, который ведает материальными ресурсами, ведает нематериальными ресурсами, идеологией, обязательно имеет военно-полицейский аппарат насилия, аппарат организации больших масс людей  и т. д. Вот что такое есть правительство.

Но мы-то говорим о мировом правительстве, значит, мы выходим в рассуждениях за рамки государства. Так вот государства, начиная с глубокой истории, стремились охватить самим собой, своими границами весь мир. Это и империи античные, и XIX в., стремление к мировому господству, то есть превращение национальных границ в общемировые. Это и XX в., когда существовали мировые войны, нацеленные на мировое господство, когда существовали масштабнейшие политические проекты с целью объединить мир и сделать его более или менее идеологически однородным. Это и коммунистический Интернационал, это и доминирование Советского Союза, с соответствующей идеологией. В XX в. мир вообще стал представлять собой две половины — минимальное разнообразие.

Казалось, что еще полшага, и одна половина возобладает над другой, мир объединится, и в нем возникнут единые органы управления. Последнее двадцатилетие так показалось западной части мира, что он стал однополярным, что органы управления миром и делами мира уже фактически сформированы под зонтиком западного альянса. Но это, как видим, не совсем так.

Итак, процесс, который стремится упорядочить, объединить, делать единым управление в мире. Он достаточно объективен, и, конечно, я соглашусь с идеей, что когда-нибудь, через миллион лет человечество на земном шаре будет объединенным, интегрированным и всеми делами будут, конечно, управлять единые органы. С этой точки зрения мировое правительство имеет вполне позитивную компоненту, рациональную и целесообразную. Причем в истории это компонента проявляла себя не только в претензиях на господство отдельных государств или альянсов, а еще и в стремлении к интегративности мира. Вспомним Священный Союз в истории России и Европы, вспомним в XX в., Лигу наций. Рубежной, конечно, была Вторая мировая война, после которой возникла ООН.

Правительство, управляющее делами, должно обладать не только политическим институтом, но  и экономическим, военным, финансовым институтами. И эти институты были созданы в мире. Это Мировой банк, это Международный валютный фонд как мировая касса, это голубые каски — ООН. Этот процесс как объективный и вполне позитивный активно развивался.

Но, кроме стремления к интегративности управления интегрированным миром, есть еще та самая претензия на господство над миром. К сожалению, второй смысл все более явно себя обозначает, хотя здесь как раз уместны конспирологические акценты и конструкции. Здесь, конечно, необходимость возникает выявлять тайные, а вовсе не явные приводные рычаги, механизмы. В теориях, к примеру, мирового финансового кризиса, которые развиты у нас в Центре, введено такое понятие, как клуб бенефициаров. О нем сегодня говорилось, это достаточно небольшая группа людей, наднационально, надгосударственно позиционированных, которые выигрывают, греют себе руки на больших войнах и кризисах. Этот процесс набирает силу. Вполне можно говорить, что существует неявные, нелегальные органы, которые стремятся управлять делами мира.

Как они это делают? В условиях глобализации, в условиях доминирования США с Федеральной резервной системой и единой мировой валютой в виде доллара, особенно приумножившийся на основании необеспеченных ценных бумаг, так называемых деривативов, которых в 10 раз больше, чем весь мировой валовый продукт. Вот в этих условиях паразитарной экономики, паразитарного бытия стали формироваться институты этого нелегального, неявного, паразитарного, эксплуатирующего мир «мирового правительства». Мы используем этот термин, конечно,  в кавычках, поскольку оно нигде не легализовано, и все их институты, включая полицейский и, конечно, военную мощь США, альянса, НАТО.

К чему этот путь приведет? Как он начался в поиске смысла, нелегальный путь, незаконный путь, путь, противоречащий интересам человеческого сообщества, он может привести к большой войне, есть признаки подготовки настоящей большой мировой войны, горячей мировой войны, может быть не ядерной, но большой. Большой кризис 2008 г. — это небольшой прообраз. Но, в конце концов, человечество, на мой взгляд, футурологически выйдет из этой развилки, из этих угроз.

Трудно сказать, когда это произойдет, но, по-видимому, это сотни лет, и тогда возобладает идея интегрированного человечества. Тогда мировое правительство (настоящее, а не ООН, которая манипулируется со стороны США), настоящие объединенные, в том числе, военные силы, которые позволят, например, погашать конфликты или отражать космогонические угрозы, все это наступит.

Поэтому повторю еще раз: мировое правительство — это абстракция, отражающая два смысловых поля и процесса. Один из них весьма предосудителен, опасен и требует внимания, требует разоблачения, а второй, на мой взгляд, объективен, футурулогичен и отражает естественную эволюцию мирового человеческого сообщества.

Как всегда на следующий раз впервые выносится на обсуждение термин или не термин, в общем, аббревиатура из четырех букв, но это тоже термин, за ним тоже невероятно глубокое, важное понятие и смысл кроются. Нас он особенно волнует, поскольку мы видим, как в российском массовом сознании этот смысл совершенно целенаправленно искажается. Это СССР, страна, в которой родились мы и многие из тех, кто нас сейчас слушает. Спасибо.

http://rusrand.ru/mission/video/obretenie-smislov/obretenie-smislov_752.html