Современному обществу внушили, что капитализм является «основой мировой экономики» и «новым видом взаимоотношений между людьми». Однако из положения ты мне - я тебе, из агрессивного стремления накопить и потратить, выросли не «прогрессивные бизнес-технологии», а квазирелигиозные течения с собственными церквями и приходами. Капитализм или «религия денег» захватила умы и души миллионов. Как защитить нашу страну и Веру от этого страшного явления говорит В.Ю. Катасонов, д.э.н., проф. МГИМО, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

В: Валентин Юрьевич, в связи с темой нашей беседы о религиозных основах капитализма, вспоминается один очень показательный сюжет. В середине 1960-х гг. произошла нашумевшая история с кражей примерно полутора тонн золота из банка Ротшильдов. Когда Ивлина Ротшильда спросили, что будет с их бизнесом, если украдут всё золото из их подвалов, он философски ответил - ничего: «Золото для идолопоклонников, а не для нас. Пока есть идолопоклонники, а они важнее золота, нашему делу ничего не угрожает». Глава клана Ротшильдов дал точный совет, как избавиться от власти ростовщиков: людям надо просто перестать поклоняться идолам. То есть выходит, что решение проблемы находится не в сфере экономики, а в духовной сфере?

О: Вообще-то без «духовного измерения» экономики в природе не существует.

Если говорить о капитализме, как общественно-экономическом строе, то его можно сравнить с древом, у которого есть видимая часть - ствол, ветви, листья, а есть невидимая - корни. Большинство ученых изучают только поверхностность древа - экономику, право, политику и редко обращают внимание на корневую часть - духовно-нравственное устроение этого явления. Ведь даже «дикий капитализм», который появился на просторах нашей страны, имеет своё духовное измерение. Кто-то называет это язычеством, кто-то протестантской этикой, кто-то талмудическим иудаизмом, и каждый отчасти прав, но неизменным остается главное: все это не имеет никакого отношения к православной традиции.

В своей книге «Религия денег» я доказываю, что современный капитализм имеет все религиозные признаки, единственное его отличие от других традиционных религий заключается в том, что эта - о себе официально не объявляет, она существует нелегально, незримо и по своим основным установкам диаметрально противоположна христианству. Сегодня мы вынуждены признать, что живем в такое время, когда христианскую цивилизацию стремится заместить совершенно новая и очень агрессивная культура.

В: Когда и где зародился капитализм?

О: Давайте сначала немного разберемся с терминологией. В наше время очень часто употребляется такое понятие, как «рыночная экономика». Мне, как специалисту, это словосочетание представляется абсурдным. Ведь слово «экономика» имеет греческое происхождение и означает «домостроительство». В этом, согласитесь, нет ничего общего с нынешним положением дел. «Экономику» давно вытеснило то, что Аристотель когда-то назвал «хрематистикой», искусством накапливать богатство. Эти два слова - антиподы. Хрематистика губительна для общества и фактически может быть названа «доморазрушением». Думаю, для всех очевидно, что сегодня именно ее, а не экономику, мы видим и в России и в мире: спекуляции на товарных рынках, финансовые пирамиды, развитие рынка ценных бумаг, игры на фондовой бирже, ложные банкротства и рукотворные кризисы.

Относительно времени зарождения этого зла, единого мнения нет. Кто-то находит корни капитализма в древнем Риме, кто-то связывает его появление с этикой Возрождения. Особенно популярна теория Вебера о том, что капитализм базируется на протестантской морали, которая делит людей на «избранных» и «прочих». Внешним признаком «избранности» становится успех человека в бизнесе. Иными словами, бог протестантов любит того, у кого есть деньги, причем неважно, каким образом человек их заработал.

Однако немецкий экономист Вернер Зомбарт утверждал, что родоначальниками «религии капитала» были не протестанты, а иудеи. Современный капитализм, по мнению Зомбарта, - это не что иное, как экономическая форма иудаизма. Крайние протестанты, образовав союз с саддукейской сектой, пошли войной против Творца. Они хоть и продолжали называться христианами, но по духу были противны учениям Спасителя. Их лицемерное почитание Христа можно сравнить с поцелуем Иуды.

В:  Вспомним последние дни жизни Христа, когда Иуда предал своего Учителя за тридцать сребреников и перешел на сторону власти тьмы, получается, что ситуация повторилась много веков спустя.

О: Последствия этого предательства у нас каждый день перед глазами. Именно Европа стала рассадником этих новых и очень опасных умонастроений. Преемниками антихристианского духа крайнего протестантизма стали многочисленные идеологи атеизма. Они прочно обосновались там в начале ХVIII века. Богословско-философской трактовке новых воззрений послужили труды десятка основных французских идеологов так называемого Просвещения: Вольтер, Монтескье, Дидро, Руссо и прочие. Это были «апостолы» новой религии, которую они сами назвали «религией человекобожия». Атеизм французского Просвещения носил агрессивный, антиклирикальный характер. Чего стоит известное заявление в отношении Церкви Вольтера: «Раздавить гадину!».

В: А когда протестантский дух попал в Россию?

О: Отдельные семена были занесены еще в ХVIII веке. Вспомним переписку Екатерины II с Вольтером... Однако опасное развитие эти тенденции приняли лишь с конца ХIХ - начала ХХ века. Экономические реформы последнего времени - лишь логическое продолжение этих процессов.

В: У этого предательства поистине эпические масштабы! Недаром апостол Павел говорил, что «сребролюбие есть корень всех зол» (Тим. 6:10).

О: В «религии денег» для накопления богатства хороши все средства, и наиболее эффективными оказываются те, что основаны на использовании человеческих страстей и пороков, таких как сребролюбие, гордыня, удовлетворение плотских влечений, обман, убийство, насилие и т.д. Капиталистическое богатство - своеобразный способ возвышения мучимого бесом гордыни человека над окружающими.

Чтобы не быть голословным, приведу некоторые цитаты из книги французского экономиста Поля Лафарга (1842 - 1911) «Право на лень. Религия капитала»: «Единственная религия, которая в состоянии отвечать потребностям момента, это религия Капитала. Капитал - реальный бог, вездесущий, проявляющийся во всех формах; он - и сверкающее золото, и зловонное удобрение, он - и стадо баранов, и кладь кофейных зерен, он - и склад священных Библий, и тюк порнографических гравюр... Капитал - бог. Капитал не знает ни отечества, ни границ, ни окраски, ни рас, ни возраста, ни пола. Он бог интернациональный, бог универсальный, он подчинит своему закону всех сынов рода человеческого! Сотрем с лица земли все религии прошлого, забудем религиозные распри, объединимся душой и сердцем, чтобы формулировать догматы новой религии».

«Теологи капитализма» построили невидимый храм мамоны, осязаемым воплощением которого стала банковская система. Сегодня мы можем наблюдать, как все народы земли пришли поклониться мамоне в этот храм. Деньги из средства обмена превратилась в самоценного идола.

Важной целью «религии денег» является насаждение в обществе трех нечистых духов: алчности, потребительства и эгоизма - это три головы «дракона капитализма».

В: Кажется, в работе «Христианство и социализм» прот. Сергей Булгаков писал, что «капитализм есть организованный эгоизм».

О: Причем эгоизм, возводимый в ранг добродетели, ибо навязывается установка, что без так называемых лидерских качеств человек ничего не достигнет. У «религии денег» звериные заповеди: на вершину власти восходят по костям ближних, побеждает сильнейший. Всякую норму, мораль, проявление совестливости «жрецы капитала» давно сбросили со счетов.

Развивая в народе страстную жажду потребления, капиталисты превращают наёмных работников в живых рабов, готовых трудиться день и ночь. Если в XIX веке люди могли устраивать стачки, протестовать, то рабы капиталистов безопасны - они сублимируют свою энергию не в сфере классовой борьбы, а в области потребления. Но смысл в том, что даже самый интенсивный труд не даст работнику достаточно денег, чтобы тот смог удовлетворить все свои желания. Возникает следующая опасность: человека вынуждают брать кредит. К подчинению греховным страстям теперь добавляется долговое рабство храму мамоны - банку. Жизнь превращается в мучительный бег за тенью.

В: Я слышала, что у современных протестантов существует даже некие мегацеркви, позиционирующие себя последователями так называемого «Евангелия Процветания».

О: Да, на сегодняшний день в некоторых подобных церквях в США насчитывается до 50 тысяч прихожан. Согласно данным Харфордского Института по изучению религий, за последнюю половину столетия число мегацерквей в США выросло с 16 до 1300, что связано с быстрым распространением «теологии богатства».

Например, протестантский чернокожий пастор Джордан организовал для своих последователей на Манхеттене две школы: «Школу пророков» и «Школу космической экономики». Джордан обещает своим слушателям, что те приблизятся к богу и станут пророками, благодаря чему будут получать больше прибыли.

Все это - даже не протестантизм, описанный Максом Вебером в его книге «Протестантская этика и дух капитализма». В новейшей версии вообще не осталось следов ни души, ни спасения. Остался лишь «бренд» под названием «Христос» - товарный знак, который не нуждается в рекламе. Но, фактически, здесь задействован антипод Спасителя - мамона, о котором две тысячи лет назад Господь сказал: «Не можете служить и Богу и мамоне». Он говорит о жизни вечной, мамона - лишь о земной. Один призывает бороться с грехом, другой - им наслаждаться. Господь зовет взять на себя Его крест, а мамона - взвалить на себя мешок с деньгами. Это - прямое отрицание христианства.

В: Получается, что вместе с так называемыми экономическими реформами, проведенными в России, мы имеем дело с радикальной сменой всего устройства общества: его политики, идеологии, морали. По большому счету речь идет о глобальной смене цивилизаций.

О: Совершенно верно.

В: Это обратимый процесс?

О: Закоперщики капитализма в России отлично понимают, что те реформы, которые они сумели провести в последние два десятилетия, нельзя считать необратимыми. Это их очень беспокоит! Они считают необходимым перенастроить духовно-нравственный «код» людей, который, несмотря на бешеные усилия и щедрое финансирование со стороны «жрецов капитала», у большинства до сих пор никак не поменяется. Используя фразеологию марксизма, можно сказать, что экономическую надстройку сменить получилось довольно быстро (приватизация государственной собственности, ликвидация государственного регулирования экономики), а вот духовно-нравственный базис общества изменениям не очень-то поддается, здесь организаторам придется еще повозиться. Окончательная победа капитализма возможна лишь при полном уничтожении в народе христианских духовно-нравственных ценностей и замещении их мировоззрением не просто атеистическим, а сугубо антихристианским. Именно поэтому я всегда повторяю, что вопрос о происходящей смене цивилизаций должен быть осмыслен не только и не столько учеными, сколько, в первую очередь, нашей Русской православной Церковью.

Православные священники должны объяснять своей пастве, что «религия денег» - тема не частная и не сугубо специализированная, а самая что ни на есть общая, ключевая. Это вопрос жизни и смерти, в первую очередь, духовной! Нам, православным христианам, многое предстоит осмыслить и попытаться внести существенные коррективы в свою жизнь, поставить мощные духовные заслоны между этой невидимой религией и нашей душой. Через личное спасение мы можем предотвратить превращение России в отсталую периферию мирового капитализма. Спасение нашей страны, Третьего Рима - задача каждого православного христианина, ибо именно на Россию Бог возложил особую миссию в земной истории человечества.

http://communitarian.ru/publikacii/interviu/bumazhnyy_bog_kapitalizma_20082014/