В последнее время в потоке пропагандистской заказухи, идущем от украинских журналистов и «экспертов», никто даже не пытается оценить реальное положение вещей. Нет ни одного внятного обзора финансов или состояния экономики, не говоря уже о системном анализе ситуации. Попробуем немного заполнить этот вакуум, ведь полезно открыть глаза на истинное положение дел, а не только на фантастические картины, которые рисует армия пропагандистов-фантастов.

Я уже представлял короткий тезисный вариант этого доклада, а теперь наполнил его фактами и цифрами.

Финансовые риски

Финансовая динамика достаточно проста и предсказуема. Ежемесячный негативный баланс внешней торговли Украины составляет свыше $2 млрд (поскольку экспорт имеет стойкую тенденцию к сокращению, то и дефицит торгового баланса имеет тенденцию к росту). Ежемесячный отток инвестиционных/банковских капиталов порядка ещё $двух млрд (где все эти европейские инвесторы с чемоданами денег, которых годами обещали украинцам различные Карасёвы и Ермолаевы?).

Свыше полутора десятков банков на грани банкротства, со введённой временной администрацией НБУ. Ещё больше банков с критичным доминированием токсичных активов и недостатком оборотных средств, для которых банкротство - это вопрос ближайшего будущего.

Из 17 млрд золотовалютных резервов примерно 15 млрд– это «ценные бумаги», долговые обязательства Украины, находящиеся на балансе НБУ и других государственных банков (автокредитование). Фактической валюты на балансе НБУ всего около двух миллиардов (если не меньше, данные Минфина давно не обновлялись), то есть их хватит на обеспечение месяца дефицита торгового баланса (и этим данным уже пара недель, так что реально вполне может быть уже меньше).

Национальный банк Украины едва смог оплатить $75 млн долларов купонных платежей по последнему российскому займу, с задержкой в несколько дней.

Общая ситуация с банковской системой также плачевная. Всего за пять месяцев этого года НБУ ввел временные администрации в полтора десятка банков, причем в нескольких крупных, таких как банк «Форум» (на днях объявивший себя банкротом) или «Брокбизнесбанк». Перестали работать банки, совместно владевшие активами на 40 млрд. грн. В результате Нацбанк был вынужден выделить Фонду гарантирования вкладов кредит более чем на 4 млрд грн – в фонде попросту закончились деньги для расплаты с вкладчиками.

С января по май украинские банки потеряли  86 млрд грн депозитов, или почти 20% всех размещенных в банках вкладов. Соответственно сократились и активы банков. На 1 мая они снизились на 3,8%, или на 51 млрд  грн - до 1329 млрд. грн. С начала года за рубеж было выведено порядка $20 млрд. (240 млрд. гривен).

Банковская система Украины по итогам января-мая 2014 года получила 10,4 млрд грн убытков (за аналогичный период прошлого года прибыль банковской системы составила 1,1 млрд. грн).

Экономические риски

Происходит снижение экономической активности. Многие предприятия промышленного Юго-востока повреждены и/или не работают, в том числе за пределами зоны боевых действий. Экспорт падает, соответственно, и производство оказывается не востребованным и останавливается. Растёт численность безработных и падают налоговые поступления.

Вместо поиска рынков сбыта продукции и заключения международных контрактов украинское правительство сосредоточено на военной истерии и русофобской риторике. А без помощи России выбраться из экономической ямы на сегодняшнем этапе просто невозможно – европейские страны и компании за несколько месяцев не заключили с украинскими партнёрами ни одного значительного контракта, не открыли для украинских товаров ни одного рынка, не разместили ни одного промышленно-производственного заказа.

Дефицит торгового баланса вполне может ухудшиться с минус $19 млрд    (2013 год) до минус 33-35 млрд.

Спад промышленного производства очевиден (за первые четыре месяца 2014 года спад составил 5,3%, размеры дальнейшего падения на сегодняшний день трудно предсказуемы). Он начался ещё до начала боевых действий в Украине  и преимущественно связан с процессом «евроинтеграции», сопровождавшимся ухудшением отношений со странами Таможенного Союза (РФ в первую очередь). Хотя в причинах этого спада есть доля и от негативной конъюнктуры некоторых рынков, и от всё большего устаревания производственной базы Украины, длительное время не проходившей модернизации. Война только усугубила ранее существовавшие тенденции.

Численность убыточных предприятий в Украине возросла с 37% в 2012 году до 51% во втором квартале 2014 года, а к концу года прогнозируется дальнейший рост числа убыточных предриятий до 57-58%.

Нацбанк Украины отчитался о колоссальных убытках украинских предприятий в первом квартале 2014 года. Они выросли в 5,5 раза. При этом прибыль украинских предприятий выросла лишь в 2,2 раза. В итоге отрицательное сальдо (прибыль минус убыток) достигло почти $11 млрд. (128,5 млрд  грн).

По данным РЖД, грузовые перевозки (важный показатель деловой активности) по погранпереходам с Украиной снизились в 1,5 раза. Пассажиропоток между Украиной и Россией в июне также резко упал – на 50-70%.

Ситуация в сельском хозяйстве, по всей видимости, также плачевная. По моим данным, посевная прошла на 70-72% от плановых показателей (как из-за отсутствия сезонных кредитов производителям сельхозпродукции, так и из-за проблем с наличием ГСМ). Косвенно на катастрофичность ситуации указывает и заявление исполняющего обязанности министра АПК свободовца Игоря Швайки, что они засекречивают информацию об урожае «как стратегическую и составляющую военную тайну». Он заявил, что «эта информация будет закрыта, т.к. информация об обеспечении продовольствием во время военного положения является информацией с ограниченным доступом».

Социальные риски

Рост безработицы, сокращение реальных зарплат, снижение покупательной способности населения, истощение сбережений, принудительные отчисления на содержание карательных отрядов и строительства идиотских «рвов Таруты» и «стен Коломойского» – всё это очевидная реальность Украины.

Аналитик Нарек Авакян указывает, что инфляция в годовом выражении с начала 2014 года уже составила более 30%, падение уровня жизни населения примерно на 25%, падение реальных доходов почти на 20% (до среднего показателя в $250).

В сфере ЖКХ последние пару месяцев стремительно разворачивается экономическая драма. Население уже задолжало 13 млрд  грн за услуги ЖКХ, и с ростом тарифов по всем направлениям эта сумма будет только расти.

С 1 мая цены на газ для населения выросли на 40%. Национальная комиссия, осуществляющая регулирование в сфере энергетики (НКРЭ), с 1 июня 2014 года повысила тарифы на электроэнергию для населения на 10-40% в зависимости от объемов ее потребления. С 1 июля тарифы на водоснабжение выросли в среднем на 84%, оплата за использование канализации на 105%. В целом расходы на коммунальные платежи выросли за это время почти в два раза, и в ближайшее время планируются новые повышения.

Плюс тысячи специалистов принудительно мобилизованы, они отчуждены от производительной деятельности в пользу деятельности разрушительной, семьи лишены кормильцев.

При этом безработица среди экономически активного населения выросла до 8,8%. Особенно депрессивные по этому показателю Винницкая (10,9%), Волынская (9,8%), Житомирская (11,1%), Закарпатская (10,5%), Полтавская (10,6%), Ровенская (10,8%), Тернопольская (11,1%) и Хмельницкая (10,5%)

Одновременно Аваков фактически завершает уничтожение МВД. Его заявления, что каждый сотрудник милиции должен принять участие в карательной операции против Новороссии, заставляют увольняться последних адекватных профессионалов уголовного розыска (которые не успели уволиться во время травли милиции, развёрнутой во время и после евромайдана). А это открывает широчайшие перспективы для дальнейшего роста преступности (я бы запросил статистику по флажковой преступности за последние три-четыре месяца, но подозреваю, что она тотально фальсифицируется).

Энергетические риски

С газом всё понятно и очевидно – его перекрыли. И реверс не поможет (по целому ряду причин, начиная от прямого запрета на реверс со стороны Газпрома и заканчивая требованиями предоплаты со стороны Румынии и Словакии при отсутствии денег у украинского правительства). Поэтому имеющихся запасов и собственной добычи хватит максимум до января, после чего самую холодную часть зимы украинцам придётся топить дровами (и я почему-то ни на секунду не сомневаюсь, что лично у Порошенко и Яценюка дома при этом будет тепло).

По моим расчётам (изложенных в отдельном документе), запасов газа в хранилищах и газа собственной добычи хватит в «лучшем» случае (при самой жёсткой экономии и дальнейшем снижении промышленного производства) примерно до начала января. И стоит учитывать, что большая часть находящегося в хранилищах газа формально по-прежнему принадлежит «Газпрому», поскольку за этот газ не было заплачено.

При этом планы украинского правительства экономить на отключении от потребления газа промышленных предприятий очень «обрадуют» производителей, и приведут к убыткам этих предприятий и дальнейшему ухудшению экономической ситуации.

Ситуация с нефтью и нефтепродуктами не намного лучше (непонятно только, почему этот вопрос, в отличие от газа, постоянно замалчивается). Между тем, Коломойский сливает техническую нефть из нефтепроводов, что говорит о том, что с нефтью дела обстоят также плачевно (и косвенно намекает, что играть на длительную перспективу Коломойский не собирается).

Кроме газа и нефти, проблемы также с атомной энергетикой Украины. За последние несколько дней уже 3 энергоблока с американским ядерным топливом аварийно остановлены. Один блок на Запорожской и сразу 2 на Южно-Украинской АЭС. А запасы ТВЭЛов подошли к концу ещё в начале мая.

Политические риски

Неприятие украинских ультраправых в Европе – это не новость. Но если раньше они считались маргиналами, то за последнее время они «прославили» Украину по полной программе. Погромы посольств, похищения и преследования журналистов, притеснения свободы слова – это обыденность современной Украины.

Плюс к этому – политика геноцида жителей Донбасса, обстрелы мирных городов, отказы в создании гуманитарных коридоров, применение ОМП против гражданского населения (зажигательные снаряды и установки залпового огня относятся именно к оружию массового поражения) – всё это постепенно становится известно широким слоям европейского и мирового населения. И от этого новым украинским властям уже никогда не отмыться.

В Европе всё громче звучат призывы к осуждению и остракизму украинских властей, стремительно меняется риторика выступлений, да и многие политики, ещё недавно поддерживавшие евромайдан, сегодня тщательно дистанцируются от своего участия в нем и ответственности за его последствия. Вполне вероятно дальнейшее охлаждение отношений с ЕС (особенно, если у Евросоюза будут проблемы с поставками газа из-за Украины) - вплоть до полной международной изоляции.

Кроме того, на последних выборах в Европарламент значительно вырос процент прошедших в него «евроскептиков», а в следующем году эти же силы могут получить значительное представительство и в парламентах ведущих европейских стран, в том числе Германии, Великобритании и Франции.

Риски безопасности

Как утверждают те же американцы, государство должно обладать монополией на насилие. Украинское правительство даже не пытается осуществить этот принцип на деле. И я не говорю о «сепаратистах-юнионистах» Новороссии – как раз они во многом лишь реакция на беспредел в остальной Украине. Украину заполонили десятки непонятных бандформирований – сотни самообороны, нацгвардия, батальоны территориальной самообороны, группировки футбольных фанатов – которые подчиняются только своим хозяевам, а ни правительство, ни МВД, ни СБУ их не контролируют.

И все эти группировки экипированы, вооружены и осуществляют активность, руководствуясь вовсе не законами, а лишь интересами и приказами своих владельцев. Более того, вялые попытки органов правопорядка поставить подобные группировки на место регулярно приводили к обвинениям милиции в «провокаторстве» и «сепаратизме», а также к угрозам физического насилия или даже к самому насилию (систематически остававшемуся безнаказанным и даже становившемуся иногда поощряемым), что привело к пассивному дистанцированию остатков МВД от происходящих процессов.

Риски безопасности, в частности, находят своё выражение в сепаратистских и откровенно феодальных действиях команды Коломойского, а также в аналогичных сепаратистских настроениях в других регионах.

При этом складывается парадоксальная для внешнего наблюдателя картина, когда по сути за одни и те же действия одних называют «героями» и поощряют, а других называют «сепаратистами» и «террористами» и пытаются уничтожить. «Друзьям – всё, врагам – закон» – где-то мы всё это уже слышали.

Но дело даже не в справедливости и законности (хотя в них тоже), а в том, что

а) ни один человек в Украине не может чувствовать себя в безопасности (даже нардепа Пашинского, имеющего свою «сотню самообороны», недавно избили члены конкурирующей сотни);

б) частная собственность «немайдановцев» также никак не защищена, происходят постоянные рейдерские захваты, в том числе и «узаконенные» (как отъём транспортных средств для нужд АТО);

в) нет ни работающей правоохранительной системы, ни законов, ни судов;

г) есть каста «опричников-неприкасаемых», которым всё дозволено, в том числе   насилие и уголовные преступления.

Всё вышеперечисленное не может считаться благоприятным ни для благосостояния граждан, ни для ведения бизнеса (привлечения капиталов).

Системные риски

Главные риски, которые активно влияют на все остальные – это риски потери управляемости. Как можно улучшить ситуацию хоть на каком-то направлении, если ни одно направление толком не находится под контролем правительства? Правильный ответ – никак.

С точки зрения кибернетики, есть два варианта повышения стабильности и контролируемости системы. Первый – это экспорт нестабильности вовне. Именно это и попытались сделать киевские власти, отправив наиболее отмороженных и бесконтрольных боевиков майдана на «восточный фронт». Действительно, часть из них была успешно утилизирована (погибла), но общей ситуации это не решило.

Как показывают последние события, значительная часть ультраправых по-прежнему сосредоточена в Киеве, ехать воевать не хочет и не собирается, и продолжает «мутить воду», постоянно устраивая различные провокации. Складывается стойкое впечатление, что их не отправляют на восток и специально берегут именно для этих целей – для поддержания высокого градуса нестабильности в украинской столице. Кому это выгодно – можете догадаться с двух раз.

Второй способ повышения управляемости системы – это резкое повышение структурированности системы, в том числе путём активного инвестирования в развитие собственных элементов. Именно так поступила Россия несколько лет назад, которой сначала угрожал собственный внутренний сепаратизм (и не только в Чечне, но и в ряде других регионов), но это было решено активным инвестированием в развитие проблемных регионов.

Но для подобного решения нужны значительные ресурсы. У России такие ресурсы были и есть, у Украины таких ресурсов нет (как нет и эффективного кризисного менеджмента. Поэтому можно уверенно предсказывать дальнейшее сокращение территории Украины до той точки, когда незначительных наличных ресурсов будет достаточно для поддержания относительного порядка на оставшейся территории (кстати, при такой методологии анализа, чем больше ресурсов будет потрачено на попытку подавления Новороссии, тем меньше территории останется подконтрольно Киеву в результате).

В общем, сказать точно, где именно «рванёт», не представляется возможным. Рвётся там, где тонко, а у Украины тонко сейчас везде. И, скорее всего, не столь уж важно, какой из факторов формально станет катализатором коллапса – в случае его начала все они начнут сыпаться, как костяшки домино. Единственное разумное лекарство (сотрудничество с РФ и другими странами ТС) пациент отвергает напрочь, поэтому прогноз, увы, неутешителен.

Состояние украинской экономики продолжает стремительно ухудшаться. Причём, негативная динамика по всем параметрам не только не ослабевает, но и показывает устойчивую тенденцию к усилению.

Всё это усугубляется не только очевидной безграмотностью ключевых представителей киевского режима, но и их полным нежеланием решать социально-экономические проблемы. Вместо попыток исправить ситуацию правительство Порошенко-Яценюка все силы бросило на обеспечение карательной операции против мятежных регионов, этим фактически уничтожая все остальные сферы.

Например, прогнозы по динамике ВВП (как правительственные, так и сделанные МВФ) менялись в этом году уже несколько раз, и каждый раз в худшую сторону. Если на начало года прогнозы показывали рост ВВП в 2014 году на 3-3,5%, то затем они последовательно снижались сначала до 1%, затем до 0%, ещё позже до -3%, и вот теперь составляют -6,5%. И даже этот последний негативный прогноз слишком оптимистичен, и фактически является уступкой МВФ правительству Украины, чтобы не вызывать панику и не провоцировать дальнейший отток капитала.

Девальвация гривны и повышение нестабильности и неопределенности в стране после государственного переворота и так уже вызвали снижение прямых иностранных инвестиций (ПИИ), которые с начала года снизились с 56,79 до 50,02 млрд. долларов (по состоянию на 1 июля), что в относительных значениях составляет снижение почти на 12%.

Смотрим в динамике. Номинальный ВВП в первом квартале 2014 года составил 313,047 млрд. грн. Или 35,422 млрд. долларов по среднему курсу отчётного периода (принятому 8,8 грн/доллар).

Однако, не смотря на то, что на дворе уже середина августа, показатели за второй квартал до сих пор не публикуются (обычно это происходит примерно через месяц после окончания отчётного периода, или даже быстрее). Потому что после публикации правдивых сведений катастрофическая ситуация в экономике станет очевидна даже для неспециалистов.

Падение реального ВВП во втором квартале обусловлено несколькими факторами – снижением промышленного производства (по разным отраслям от 6 до 20%), снижением потребления, а также значительным падением курса гривны по отношению к другим валютам (прежде всего к доллару). Если на начало года за 1 доллар давали 8,24 гривны, то по состоянию на 1 июля средневзвешенный курс на межбанке составлял уже 11,78 грн/доллар. И эта негативная динамика девальвации гривны сохраняется, поскольку на 14 августа средневзвешенный курс доллара на межбанке составлял уже 13,11 грн/доллар (с тенденцией к росту).

Переломить эту негативную динамику не смогли даже две валютные интервенции НБУ на межбанке, в ходе которых он продал 150 миллионов долларов из своих, и без того скудных, резервов. После провала попыток стабилизации новая глава НБУ Валерия Гонтарева сделала несколько заявлений, в которых заявила не только вероятном введении практики принудительной 100% продажи валютной выручки со стороны экспортёров (весной, когда эта норма была введена «комендантом майдана» Кубивым, она предусматривала обязательную продажу 50% валютной выручки), но и дважды пригрозила штрафными санкциями к валютным спекулянтам.

Кстати, о золотовалютных резервах. За месяц, с 1 июня по 1 июля, ЗВР сократились с 17,9 до 17,08 миллиарда долларов (на начало года величина ЗВР составляла 20,41 миллиарда долларов, снизившись за полгода на 3,332 миллиарда долларов).

И это невзирая на то, что правительство Яценюка набрало новых кредитов, за май увеличив внешний государственный долг с 36,857 до 41,428 миллиарда долларов. Валовой внешний долг Украины на 1 апреля 2014 года составлял 137,4 миллиарда долларов (в том числе объем краткосрочного внешнего долга по остаточному сроку погашения, который необходимо погасить в течение 1 года – 62,677 миллиарда долл.).

Ослабление курса гривны, среди прочего, как раз и обусловлено крайне низкой обеспеченностью гривны (низким уровнем ЗВР). Объём наличной гривневой массы в обращении (агрегат М0) составляет 289,452 миллиарда гривен. Если мы упростим математику, и просто разделим количество гривен в обороте на величину ЗВР, то получим цифру 16,94 грн/доллар (вообще нужно использовать агрегат М3, который гораздо больше, но и так картина получается достаточно печальной).

И реальный курс гривны к доллару неизбежно будет стремиться к этой отметке, невзирая на любые запреты и репрессии со стороны руководства НБУ (при попытке ввести фиксированный курс просто появятся новые нелегальные конвертационные центры, а результат будет тем же).

Если же учесть, что свыше 10 из 17 миллиардов ЗВР – это не валюта и не золото, а долговые обязательства (ОГВЗ) самого НБУ, так называемое «автокредитование» – то курс доллара к гривне должен вырасти в разы (как говорят англосаксы «get skyrocket»), а руководство НБУ должно пребывать в перманентной истерике.

Кстати, о денежной массе и печатном станке. В государственном бюджете Украины заложено (и согласовано с МВФ), что казначейство может напечатать в 2014 году всего 20,6 миллиарда гривен. Из которых 20 миллиардов уже запущено в оборот в первом полугодии. То есть все возможности решать проблемы с наполнением бюджета печатанием денег уже на 97% исчерпаны, и во втором полугодии без неприятностей со стороны МВФ больше использоваться не могут.

Ситуация с государственными финансами Украины такова, что на 1 июня, благодаря кредиту от МВФ, остатки на едином казначейском счету смогли повысить до 8,05 миллиарда гривен, но уже к 1 июля этот показатель снова упал до 3,73 (то есть ещё ниже, чем он был по состоянию на 1 мая, до получения кредита). При этом дефицит бюджета за первые полгода уже превысил 22,7 миллиардов гривен (помните, что ещё 20 миллиардов «заткнули печатным станком»?). А установленный годовой предел дефицита бюджета равен 59,5 миллиардов – без комментариев.

Самое смешное, что Госкомстат Украины показывает в этом году текущий индекс инфляции за первое полугодие равным 12%. И это при том, что с начала года официальный курс USD/UAH подорожал на 64% (а в Украине даже творог у бабушек на рынке дорожает с привязкой к доллару).

Объясняю на примере (на пальцах). Украина не платит за газ не потому, что ей не нравится цена, а потому что банально не может этого сделать. Заплатить на текущий момент нужно 5,3 миллиарда долларов, а количество валюты в ЗВР всего примерно порядка 5,1 миллиарда (возможно, что уже меньше). То есть нужно закупить у населения и банков ещё долларов, но сделать этого нельзя, потому что на едином казначейском счету мало денег. Напечатать гривен тоже нельзя. Более того, даже если Украина наскребёт и заплатит, то у неё просто не останется ликвидных ЗВР, и тогда гривну можно будет обрушить хоть до курса 1000 грн/доллар (гиперинфляция выглядит именно так). Поэтому все позы Продана и прочих «не будем покупать выше 286» – это просто неумелая попытка скрыть отсутствие денег. И вместо накопления резервов все средства уходят на закупку танков и самолётов в Венгрии и Румынии (потому что старые советские запасы уже заканчиваются, ввиду бездарности военного командования карательной операцией).

Денег в бюджете нет, поэтому сотни тысяч госслужащих принудительно отправляются в неоплачиваемые отпуска (пока на 1-2 месяца, с перспективой продления, потому что деньги не появятся, чуда не будет), чем стремительно сокращается обеспеченный спрос в стране, усиливая стагнацию экономики. Дальше по цепочке – снижается деловая активность, предприниматели терпят убытки, растёт безработица (как явная, так и скрытая), падает ВВП, сокращается база налогообложения, растёт дефицит бюджета – это и есть классическая стагнационная спираль.

США в такой ситуации старается накачивать экономику деньгами (программы «количественного смягчения» QE как раз из этой серии) и увеличивать государственные расходы, стимулируя потребление и экономическую активность. Своим «друзьям» же американцы рекомендуют, наоборот, «меры «строгой экономии», ещё больше загоняя их экономики в стагнационную спираль. А Яценюк очень послушный и исполнительный мальчик.

Возвращаясь к ВВП, с учётом вышеизложенного мы можем с высокой степенью достоверности предполагать, что во втором квартале он составил в долларовом выражении (а кого теперь интересует падающая гривна?) примерно 26-27 миллиардов долларов. При расчёте этого предположения учитывались как данные по падению промышленного производства, так и резкое падение гривны – именно это в совокупности и даёт такое значительное падение ВВП – на 25-30%.

Катастрофическую ситуацию правительство попыталось хоть немного выправить, продавая стратегические запасы зерна. Так во втором квартале этого года Украина увеличила экспорт зерна по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 89,4%. Подчеркиваю, вырос не урожай, а экспорт! Фактически из страны вывезено почти всё зерно высших сортов, осталась только фуражная пшеница, предназначенная для скота (которую за границей не покупают). Киевский режим готовит на Украине голодомор.

Но не только голодомор, но и холодомор. Наличных запасов газа хватит в лучшем случае до нового года. Власти Украины официально советуют населению переходить на «твёрдое топливо» (эвфемизм к слову «дрова»), а новый мэр Киева советует «готовиться к земле».

Этим картина не исчерпывается, поскольку энергетический кризис ударит не только по промышленности и отоплению, но и по обеспечению электричеством. В структуре электрогенерации Украины ТЭС и ТЭЦ, работающие на газе и угле, занимают 42,2% от общей величины производимой электроэнергии. На днях министр энергетики Продан заявил о введении чрезвычайного состояния на рынке электроэнергетики. Ряд крупнейших ТЭЦ работает на четверть мощности из-за недостатка топлива. И это летом, когда потребление тепла и электричества существенно ниже – а что будет глубокой осенью и зимой?

Уже сейчас говорят о веерных отключениях электричества по всей Украине. Но при этом забывают, что блэкаут приводит также к прекращению водоснабжения. Так что вполне вероятная перспектива ближайших месяцев для большинства украинцев – это дефицит провизии и воды в холоде и темноте. Одно радует – без электричества они не смогут видеть украинскую телевизионную пропаганду, и исцеление от нагнетаемой олигархическими СМИ русофобской истерии будет идти быстрее.

Приложение. Косвенные признаки наступающего социально-экономического коллапса:

- в этом году украинцы на 40% меньше стали ездить за границу (евроинтегрировались, разве не заметно?);

- курорты Одессы и Трускавца полупустые;

- импорт с начала года упал на 20-25%;

- АвтоЗАЗ практически прекратил работу (за последний месяц было собрано всего 8 автомобилей), сейчас увольняют 21 тысячу рабочих;

- продажи лекарств упали на 18% (пожилые люди не могут себе позволить покупать необходимые лекарства);

- количество пассажиров авиакомпаний по сравнению с прошлым годом упало вдвое;

- грузоперевозки по железной дороге упали по различным направлениям на 50-70%;

- аналогично упали перевозки грузов автотранспортом;

-  в июле спрос на электронагреватели воды, в частности в Киеве в связи с отсутствием во многих домах горячего водоснабжения увеличился практически в 10 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года;

- также прогнозируется взрывной рост спроса на электрокамины и прочие отопительные приборы;

- введено чрезвычайное положение в энергетике (по данным ДТЭК к октябрю 5 ТЭС могут остаться без угля);

- 60 шахт не работают, 9 шахт затоплены и не подлежат восстановлению.

P.S. Все эти цифры взяты исключительно с сайтов Минфина, НБУ и Госкомстата Украины, а факты собраны из украинских СМИ. Там тоже все работают на Путина?

Клубы дыма застилают небо над маслоэкстракционным заводом под Донецком, ставшим крупнейшей цитаделью пользующихся поддержкой России сепаратистов, которых окружила наступающая украинская армия. «Его из «Града» обстреляли», — говорит ополченец с пулеметом, охраняющий блокпост рядом с изрешеченным пулями автобусом.

Этот завод стоимостью 80 миллионов долларов, открытый в 2000 году компанией Cargill, был одним из первых крупных и построенных с нуля на инвестиционные средства предприятий. Он стал символом новой эпохи с открытыми рынками и перспективами процветания. Сотрудники этой американской сельскохозяйственной компании покинули завод, когда его штурмом взяли пророссийские боевики. Теперь он пылает ярким пламенем, став подтверждением того огромного ущерба, который нанесла война задушенной бюрократией и все глубже сползающей в рецессию украинской экономике.

Международное внимание в последние месяцы приковано к боевым действиям на востоке Украины и к геополитическому противостоянию с Москвой, однако у Киева и его западных сторонников есть и другая проблема, принимающая угрожающие размеры. Украинская экономика в руинах.

В лучшем случае Международный валютный фонд и прочие западные спонсоры дадут правительству новые займы, чтобы оно смогло преодолеть бюджетный дефицит. В худшем случае подписанная в апреле программа помощи МВФ на 17 миллиардов долларов просто развалится, и страна будет вынуждена объявить дефолт и реструктурировать свои долги. Это еще больше усилит экономический хаос на Украине, запятнав репутацию фонда и снизив доверие к нему после его сомнительной программы в Греции.

«Если конфликт продолжится еще несколько месяцев в его нынешнем виде, то его стоимость для украинской экономики будет огромной», — говорит аналитик из киевской фирмы SP Advisors Виталий Ваврищук.

Свою программу помощи руководство МВФ рассчитывало, исходя из первоначального предположения о том, что украинская экономика сократится на 5%, а в 2015 году восстановится. МВФ полагал, что соотношение долга киевского правительства и ВВП (это популярный, хотя и несовершенный показатель устойчивости) увеличится с 40 до 62%, что было бы резким, но поддающимся контролю ростом. Поэтому фонд решил не требовать от Украины реструктуризации долгов.

Сотрудники МВФ были на Украине и делали свои оценки вскоре после того, как Россия присоединила Крым, а сепаратисты взяли под свой контроль восток Украины. Следовательно, они не учли в полной мере тот экономический ущерб, который возник потом. Но даже в то время некоторые экономисты подвергали их выводы и суждения серьезным сомнениям.

Вскоре после того, как программа была подписана, старший стратег-аналитик Standard Bank Тимоти Эш (Timothy Ash) назвал доклад МВФ по Украине «чистой прелестью». «Он красиво составлен и написан, но, к сожалению, на мой взгляд, это ближе к беллетристике, чем к реальности», — сказал он.

По оценкам местной инвестиционной компании Dragon Capital, одна только потеря Крыма сократит ВВП Украины на 3,7%. А восточная промышленная база еще важнее. Александр Вальчишен, возглавляющий аналитическое подразделение компании «Инвестиционный Капитал Украина», говорит, что на долю мятежных Донецкой и Луганской областей приходилось около 16% ВВП, а также четверть экспорта, промышленных товаров и услуг.

Даже если Киев полностью восстановит свой контроль над востоком страны, а Россия пойдет на попятную, экономический ущерб от конфликта будет огромным. В результате столкновений разрушена значительная часть инфраструктуры этого важного промышленного региона, в том числе, автомобильные и железные дороги, линии электропередач и прочие коммуникации, а также аэропорт в Донецке, реконструированный к чемпионату Европы по футболу, который Украина проводила вместе с Польшей в 2012 году.

Последние данные говорят о том, что украинская экономика к середине года сократилась в годовом исчислении почти на 5%. Окончательный ущерб подсчитать невозможно, в том числе, потому что половина экономики является теневой.

Украинские руководители не рассчитывают на то, что сельское хозяйство, которое раньше было главным двигателем роста, будет и дальше компенсировать потери металлургической и машиностроительной промышленности востока, как это было в последние годы. «Благодаря лично [Владимиру] Путину, мы потеряли 15% урожая, — заявил на этой неделе премьер-министр Арсений Яценюк. — Российская Федерация, превратившаяся из соседа во врага, нацелилась на политическое и экономическое уничтожение Украины».

МВФ в прошлом месяце скорректировал свой экономический прогноз до более реалистичного спада в 6,5% на 2014 год. Но даже он может оказаться излишне оптимистичным. Габриэль Стерн (Gabriel Sterne), руководящий макроисследованиями в Оксфордской школе экономики, прогнозирует сокращение минимум в 8%.

Ситуацию усугубляет украинская валюта, ставящая под угрозу банковский сектор. Оценка рисков МВФ такова, что если курс гривны снизится до 12,5 за доллар, то из-за нагрузки на банковский баланс потребуется срочная помощь в размере как минимум 5% ВВП. Сегодня гривна еще слабее, поскольку ее курс — 13 за доллар.

Суммарное действие кризиса может в клочья порвать украинские финансы. По мнению Стерна, соотношение долга к ВВП к 2018 году увеличится до 87%. Это в два раза выше уровня начала текущего года, и этого будет достаточно, чтобы опровергнуть аргументы МВФ, который уверен в том, что Украина обеспечит все выплаты по долгам — ведь это главное требование для новых перечислений.

Грядут и другие осложнения. Украина должна погасить облигации на 3 миллиарда долларов, которые купила Россия для поддержки прежнего промосковского правительства Виктора Януковича. Россия структурировала этот заем как обычные еврооблигации, но с одной важной оговоркой. Если уровень долга к ВВП Украины превысит 60%, что сегодня неизбежно, то Москва может потребовать немедленного погашения. Из-за положения о перекрестном неисполнении обязательств Киев не может отдельно прекратить выплаты по этим облигациям, что дает Путину мощное средство экономического давления на Украину.

В опасности и те экономические реформы, проведения которых требует МВФ в качестве условия предоставления помощи. Яценюк пригрозил уйти в отставку после того, как не смог продавить несколько необходимых законов. Парламент мгновенно сделал поворот на 180 градусов, однако эта запутанная ситуация подчеркивает трудности с реализацией мер экономии и управления.

Украина и в прошлом отвратительно выполняла условия других программ, а эта является намного более амбициозной. Однако на этой неделе Киев попросил к концу года выплатить ему вместе два следующих транша МВФ на 2,2 миллиарда долларов.

Дмитрий Сологуб, возглавляющий отдел исследований Raiffeisen Bank Aval в Киеве, говорит, что по сравнению с предыдущими программами правительство ведет себя «образцово», однако темпы и размах реформ его все равно разочаровывают. «Конечно, я понимаю, что власти очень заняты войной, — говорит он. — Но ситуация драматична. Страна борется за выживание. К сожалению, перемен не очень много».

Некоторых аналитиков беспокоит то, что программа МВФ по Украине может пойти путем злополучных первоначальных попыток спасти Грецию. Чрезмерно оптимистические экономические прогнозы быстро рассеялись, и конечным результатом стала болезненная реструктуризация долга на 200 миллиардов долларов, которая усугубилась первоначальными отказами и промедлениями. Украина может столкнуться с похожей ситуацией, говорит Стерн.

«Мы думаем, украинская экономика и программа МВФ сталкиваются с такими серьезными трудностями, что дефолт вполне вероятен, а возможно и неминуем, — написал он в своем недавнем докладе. — Он может принять форму «предупредительного» дефолта, когда выплаты по долгам, приходящиеся на следующие три года, будут принудительно пролонгированы. Если начнется полномасштабное российское вторжение, то стричь волосы придется еще короче».

Один работающий на Украине западный банкир считает, что налицо 30% процентов шансов на реструктуризацию Киевом своего государственного долга в этом году или в следующем. «Если они захотят это сделать, у них будет отличное оправдание», — говорит он.

Некоторые эксперты утверждают, что МВФ надо было раньше пересмотреть условия погашения задолженности вместо того, чтобы за счет налогоплательщиков в полной мере расплачиваться с иностранными кредиторами Украины. Это в основном банки, инвестиционные фонды, Россия и хедж-фонды, которые расхватали ее облигации.

Теперь, когда программа действует, западные спонсоры Киева явно не захотят дальнейшей дестабилизации Украины вследствие реструктуризации. Однако МВФ окажется в затруднительном положении, если его экономисты не смогут с уверенностью заявить, что займы фонда будут обслуживаться гарантированно и устойчиво, особенно в связи с тем, что он борется за изменение политики с учетом допущенных в Греции ошибок, и из-за опасений, что меры реструктуризации недостаточны и запоздали.

Многие специалисты говорят, что Украина стала бы идеальным испытательным полигоном для проверки новой политики «перепрофилирования» МВФ, которую сейчас обсуждает его правление. Она предусматривает продление сроков погашения, но при этом долг в целом остается нетронутым. Это все равно дефолт с реструктуризацией, но мягкий, и он не позволяет использовать деньги из фонда на оказание срочной помощи частным кредиторам и разбрасываться средствами.

Политическое давление на МВФ будет колоссальным. Дефолты обычно провоцирует предстоящая крупная выплата по долгам. Украине предстоит принять немало непростых решений, но едва ли погашение иностранных долгов приведет ее к краху, пока в нее верит МВФ.

Первая крупная и, возможно, проблематичная выплата предстоит в декабре 2015 года. Это возврат России долга по облигациям на 3 миллиарда долларов. Москва наверняка будет яростно сопротивляться любым попыткам реструктуризации, из-за чего упорядочить процесс будет невозможно, предупреждает Стерн. На самом деле, самые крупные выплаты Украина должна будет осуществить в предстоящие годы самому МВФ. Речь идет о процентах по новым займам, которые будут погашаться постепенно с 2016 года, а также более безотлагательные погашения по предыдущей программе фонда.

«Во всех случаях мы проводим беспристрастную оценку макроэкономических показателей на основе текущей информации. Конечно, в настоящее время преобладают риски, связанные с конфликтом, — говорит Николай Георгиев (Nikolay Gueorguiev), возглавляющий миссию МВФ на Украине. — Трудные времена требуют непростых мер. И мы видим, что это правительство твердо настроено на реформы».

Генеральный директор Dragon Capital Томаш Фиала (Tomas Fiala) прогнозирует, что если к осени конфликт стихнет, программа МВФ останется в целости и сохранности. Он утверждает, что если не считать займы Украины, ее соотношение задолженности и ВВП по-прежнему невелико, и доступ к рынкам облигаций можно будет восстановить.

Если боевые действия в ближайшее время стихнут, и угроза прямой интервенции со стороны России исчезнет, рост доверия, увеличение частных инвестиций и восстановление на востоке могут принести экономические «мирные дивиденды». Запад страны по-прежнему довольно стабилен. Хотя один из его заводов горит, Андреас Рикмерс (Andreas Rickmers) возглавляющий в Cargill европейское отделение зерновых и масличных культур, говорит: «Cargill работает на Украине более 20 лет, и мы не собираемся уходить».

Когда противостояние с Яценюком вынудило украинский парламент принять закон, необходимый для реализации программы МВФ, он пообещал, что страна не последует примеру Аргентины и не откажется платить по долгам. «Сегодня есть две новости. Первая — это дефолт в Аргентине. Вторая — что на Украине дефолта нет и не будет», — заявил он под аплодисменты депутатов.

Циники обязательно вспомнят, что руководители Греции, Европы и МВФ неоднократно обещали то же самое перед тем, как крупнейшая в мире реструктуризация долга стала непреложным фактом.

Расточительство подрывает экономику

Самый крупный экономический недостаток Украины это энергопотребление. Российский Газпром, поставляющий более половины потребляемого в стране газа, в июне прекратил свои поставки, пишет Кристиан Оливер (Christian Oliver). Украинцам предстоит исключительно трудная зима, если ЕС не сумеет вывести Москву и Киев из тупиковой ситуации, и они не договорятся о справедливой цене.

Комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер (Günter Oettinger) должен принять участие во встрече между русскими и украинцами в Минске 26 августа, которая может дать им шанс возобновить переговоры.

Одним из препятствий является требование Украины о том, что Москва должна компенсировать ей потери от черноморской энергетической компании «Черноморнефтегаз», владеющей газовыми резервами в объеме 2,2 миллиарда кубометров, которая перешла к России, когда та вторглась в Крым.

Возобновление газовых поставок даст лишь временное облегчение, так как для спасения украинской экономики необходимы гораздо более глубокие реформы. Украина это один из самых расточительных в мире энергопотребителей, а импорт пробивает мощную брешь в ее казне.

Топливные субсидии на Украине составляют 7,5% от ее ВВП. Энергоемкость в стране (энергозатраты на единицу продукции) в два раза превышает российские показатели и в 10 раз средние показатели по ОЭСР. Поэтому в качестве условия предоставления займа на 17 миллиардов долларов МВФ потребовал проведения реформы в энергетике. Плату за топливо придется поднять, хотя Киев говорит, что он все равно будет предоставлять льготы пенсионерам и бедным. Также придется принять меры, чтобы остановить незаконное потребление газа предприятиями по льготным ценам, действующим для населения.

И самое главное, придется отремонтировать и восстановить обветшавшие городские отопительные сети советской эпохи, которые часто становятся черными дырами в энергопотреблении. Живущие в квартирах украинцы зачастую не знают, когда у них будет горячая вода, а когда не будет, и им приходится открывать окна, когда дома становится слишком жарко из-за нерегулируемого отопления.

Реформы МВФ должны привести к модернизации отопительной системы в стране, которая предусматривает строительство более эффективных котельных, современную термоизоляцию и более точный контроль расхода, чтобы люди сами регулировали уровень потребления тепла и энергии.

Как сказал шведский министр иностранных дел Карл Бильдт (Carl Bildt), «Если Украина повысит свою энергоэффективность до приемлемого уровня, как в ЕС, то ей вряд ли вообще придется импортировать энергоресурсы».

http://inosmi.ru/world/20140822/222538935.html#ixzz3B93ahAEs

http://polemika.com.ua/article-151911.html#title

http://polemika.com.ua/news-148994.html