Как я и обещал вам зимой, в сентябре наша экономика начала расти. В сентябре ВВП вырос на три десятых процента, в октябре — ещё на одну десятую. Это уже очищенные от сезонного фактора цифры, то есть дно и вправду пройдено. Можно уже говорить о стабилизации ситуации — хотя, конечно, говорить про окончание кризиса ещё рано:

http://www.vestifinance.ru/articles/64506

Если бы мировая экономика чувствовала себя нормально, мы бы, вероятно, увидели бы осенью бурный рост, так называемую «девальвационную эйфорию», вызванную выгодным для наших производителей импортозамещением. Но, увы, мировая экономика в 2015 году чувствовала себя препаршивейшим образом и — будем реалистами — 2016 год ситуацию, скорее всего, только ухудшит.

Отмечу, что среди клиентов моей IT-компании есть как производства, так и фирмы из сектора торговли/услуг. И если торговля с услугами находятся фактически в режиме выживания, то производства воспряли духом и бодро увеличивают мощности. Собственно, вы и сами можете видеть в магазинах, что русских товаров на полках стало больше.

Мировая же экономика… Посмотрим, например, на индекс BDI, который показывает стоимость морских перевозок угля, зерна и прочих «сухих» грузов. Этот индекс находится близко к историческому минимуму, а это значит, что мировая торговля пребывает в серьёзнейшем упадке:

http://www.vestifinance.ru/articles/64505

Или, допустим, цены на нефть. Как я уже много раз говорил, мы не закачиваем нефть под землю, мы выкачиваем нефть из-под земли. Поэтому низкие цены на нефть, которые не позволяют производителям нефти сводить концы с концами, означают очень нехорошую вещь: у потребителей нефти нет денег, чтобы покупать её даже по нынешним социальным ценам.

Чего нам ждать дальше?

Как ни странно, мировой кризис влечёт за собой не только проблемы, но и некоторые возможности. С проблемами всё понятно: у иностранных покупателей становится меньше денег, и они не могут с прежней активностью закупать у нас нефть, военную технику и зерно.

Возможности же вытекают из проблем: так как снижение объёмов экспорта вынуждает нас сокращать объёмы импорта, отечественные производители получают «льготный период», в течение которого у них будет естественная ценовая защита от зарубежных конкурентов.

Дополнительную защиту нашим производителям обеспечивает также и наша реакция на нежелание наших торговых партнёров учитывать наши интересы. Так, например, Украина в 2016 году настежь открывает свои границы для товаров из Евросоюза, а Россия, в свою очередь, вынуждена будет закрыть свои границы от украинских товаров.

Украинским производителям придётся туго: на Украине царит сейчас настоящая экономическая разруха, в Европу украинские товары пускают по чайной ложке в час, и вот Россия тоже теперь поневоле отгораживается торговым барьером.

Наши же производители, наоборот, получают хороший шанс рвануть вперёд.

Правда, не буду лукавить, быстро нарастить объёмы получится далеко не во всех проблемных отраслях. Вот, например, злосчастное молоко.

С зерном у нас всё хорошо, Россия стала сейчас одним из крупнейших экспортёров зерна. Мясом птицы мы тоже обеспечиваем себя полностью. Со свининой тоже порядок: свиней у нас теперь хватает:

http://ruxpert.ru/Продовольственная_безопасность_России

Но вот с крупным рогатым скотом по-прежнему проблемы: как с говядиной, так и молоком. Аркадий Дворкович заявил на днях, что мы обеспечены собственной молочной продукцией только на 80%, при этом объёмы производства молока вырастут в 2015 году всего лишь на 1%:

http://aftershock.su/?q=node/349730

Правда, половина импорта молока идёт из дружественной нам Белоруссии — так что доля «чужого» молока составляет около 10%. Так что в перспективе нескольких лет решить вопрос с производством молока нам, вероятно, всё же удастся.

Читатели часто спрашивают меня — почему я столько внимания уделяю экономике наших американских друзей и партнёров. В этих вопросах обычно сквозит справедливое недоумение: неужели я полагаю, что проблемы у нашего звёздно-полосатого соседа могут скрасить нам тяготы нашего собственного экономического пути?

Отвечаю. Мировой кризис, от которого мы все сейчас страдаем, начался из-за беспечной политики центробанков стран Запада, причём, главную мину под современную финансовую систему подложил ФРС США. Пока что ни один экономист ещё не сумел внятно объяснить, каким же образом экономика США сумеет выбраться из той ловушки, в которую её загнали действия ФРС — а это значит, что выбраться из ловушки экономика США, вероятно, не сможет.

Вывод из этого можно сделать неутешительный: современная финансовая система обречена, и прежде, чем мировая экономика снова заработает в полную силу, нас ожидает период красочных, но весьма тяжёлых катаклизмов.

Грубо говоря, если у ваш сосед курил пьяным в кровати и поджёг свою квартиру, вам так или иначе придётся уделить живейшее внимание его попыткам справиться с пожаром. Высокопарные рассуждения в духе «я должен заниматься своим делом, а не злорадствовать над несчастным» в данной ситуации будут неуместны.

Кстати, Россия в этом месяце сократила свои вложения в гособлигации США:

http://www.vestifinance.ru/articles/64544

Теперь наши вложения в облигации США сокращаются как на краткосрочном периоде (один месяц), так и на долгосрочном (1 год). Как полагаете, хотя бы теперь наши псевдопатриоты перестанут распространять свою ересь про ЦБ РФ, который якобы спонсирует американскую экономику?

http://fritzmorgen.livejournal.com/834089.html