Затерявшемся за шумихой по поводу последних постановлений Верховного суда о «Законе о доступной медицине» и о разрешении геям и лесбиянкам жениться оказалось третье постановление того же суда – о жилищной дискриминации.

В постановлении 5-4 суд решил, что «Закон о справедливом жилье» 1968 года требует, чтобы истцы показывали только результаты дискриминационной политики, но не дискриминационные намерения ответчиков.

Это решение важно для борьбы с экономическим апартеидом в США – расовой сегрегацией в намного большем географическом масштабе, чем было раньше.

Это решение, вероятно, повлияет на всю практику банковских кредитов, которая направлена на причинение ущерба бедным заёмщикам с цветной кожей, на зонирование законов, которые благоволят богатым белым покупателям домов.

Во-первых, нужно знать общую обстановку. Американцы в большой степени разделены с точки зрения доходов и места проживания.

30 лет назад в большинстве городов проживал большой спектр жителей от богатых до бедных. Сегодня все города – либо в основном для богатых (Сан-Франциско, Сан-Диего, Сиэттл), либо в основном для бедных (Детройт, Балтимор, Филадельфия).

Поскольку непропорциональное число американских бедняков – афро- и латино-американцы, наша сегрегация стала географической.

Именно поэтому, к примеру, чёрные ученики сегодня более изолированы, чем 40 лет назад. Более 2 миллионов чернокожих учеников учатся сегодня в школах, в которых 90% детей – представители расовых меньшинств.

Согласно новому исследованию Стэнфордского института, большинство негритянских семей со средними доходами проживают в бедных районах с низкокачественными школами, с меньшим количеством парков и игровых площадок, с большим уровнем преступности и с плохим общественным транспортом. Чернокожие и латиноамериканцы, как правило, нуждаются в большем количестве денег, чтобы иметь возможность жить в богатых районах.

В некоторой степени, это вопрос выбора. Многие предпочитают жить среди людей, которые близки им по расовому или этническому признаку.

Но часто это связано с жилищной дискриминацией. Например, исследование 2013 года, проведённое Министерством жилищного хозяйства и городского развития, обнаружило, что риэлторы часто предоставляют негритянским семьям меньше вариантов, что белым, при одинаковом доходе и состоянии.

Разрыв между доходами бедных граждан с цветной кожей и белыми представителями среднего класса продолжает увеличиваться. Хотя восстановление увеличило цены на жильё в целом, цены на жильё в бедных районах не увеличились.

Отчасти это происходит потому, что банкиры сейчас неохотно выдают кредиты на дома в бедных районах – не из-за дискриминационных намерений кредиторов, а из-за того, что они видят большие риски падения стоимости жилья и потери права выкупа.

Но такая неохотная практика накликала беду. Она привела к снижению стоимости недвижимости в этих районах, что привело к большому количеству потерь права выкупа и к более высоким уровням незанятых и разваливающихся домов. А в результате – дальнейшее снижение стоимости жилья.

Когда снижаются цены, даже домовладельцы, которые исправно оплачивают ипотеку, не могут рефинансировать кредит, чтобы воспользоваться более низкими процентными ставками.

А те, кто задолжал за свои дома больше, чем эти дома стоят, просто прекратили платить за них. Во многих бедных районах это привело к дальнейшему уменьшению жилищного фонда, и из-за этого стоимость жилья продолжает снижаться.

Добавление к этому водовороту - финансовая реальность - снижение стоимости жилья означает снижение местных доходов от налогов на недвижимость. Это, в свою очередь, приводит к ухудшению состояния школ, уменьшению количества полицейских и развалу инфраструктуры – т.е. к ускорению водоворота.

Всё это объясняет, почему стоимость жилья в бедных районах остаётся на уровне 13% ниже чем было до рецессии, хотя стоимость многих домов в богатых районах полностью восстановилась.

И именно поэтому около 15% домов в США стоимостью 200 тыс. долларов считаются «подводными», в то время как среди домов стоимостью больше 200 тыс. долларов таких только 6%.

Для бедных районов плохо ещё и то, что большинство новых американских рабочих мест создаются в районах с дорогим жильём, а в районах с дешёвым жильём появляется существенно меньше рабочих мест.

Ядовитая смесь жилищной дискриминации, расовой сегрегации в мегаполисах, низкой зарплаты и малого количества рабочих мест приводит к долгосрочным последствиям.

Появившееся в мае гарвардское исследование предполагает, насколько долгосрочны эти последствия. Это исследование проследило за несколькими миллионами детей 1980-х.

Выяснилось, что маленькие дети, чьим родителям дали жилищные ваучеры, позволяющие переехать в лучшие районы, лучше живут, повзрослев – поступили в колледж, получили хорошую работу – по сравнению с теми, кто остался без ваучеров.

Исследование указывает на одно решение – жилищные ваучеры, которые помогают семьям с низкими доходами переехать в лучшие районы.

Исследование также предлагает, чтобы федеральные налоговые кредиты для поощрения строительства жилья для бедных использовались в расово-интегрированных районах, а не только в бедных районах.

Не случайно эта серьёзная проблема привела на прошлой неделе к постановлению Верховного суда по справедливому жилью.

Если мы хотим избавиться от порочного круга экономического апартеида в США, то это постановление – важный первый шаг.

http://antizoomby.livejournal.com/390595.html