Несмотря на миллионы долларов, которые Уолл-стрит напрасно вложила в кампанию Клинтон (Clinton), финансовый сектор сейчас испытывает головокружение от перспектив президентства Дональда Трампа (Donald Trump). Инвесторам необходимо получить ответ на вопрос, сможет ли президентство Трампа обеспечить устойчивый рост. И если оно не обеспечит надёжного и устойчивого роста в ближайшее время, не является ли оценка рынков завышенной в ожидании того, что может быть, никогда не произойдёт?

Рассмотрим предложения избранного президента, чтобы найти ответ.

Главным приоритетом президентства Трампа будет снижение ставки налога на репатриацию зарубежных прибылей американских компаний. По данным банка Credit Suisse, совокупные прибыли 500 компаний из индекса S&P за рубежом превышают $2 трлн.

Во-первых, все $2 трлн не будут репатриированы - из-за того, что американские компании используют эти деньги для обычных деловых операций за границей. Однако считается, что с помощью более низкой ставки большая часть этих средств может вернуться в страну. Это может быть благом, хотя в последний раз, когда это происходило, деньги были быстро использованы для обратного выкупа акций и поглощений. Но менее всего учитывается влияние этой операции на доллар. Большая часть иностранных доходов США выражены в иностранных валютах. Например, когда компания Apple Inc. продаёт телефон в Еврозоне, это делается в евро, а не в долларах.

Следовательно, репатриированный капитал должен быть конвертирован в доллары, и это станет дополнительным стимулом для бакса, который уже торгуется на 14-летнем максимуме из-за большой разницы между доходами по американским облигациям и денежной политикой Феда и зарубежными аналогами. Это усилит негативное влияние на транснациональные компании, теряющие на пересчёте валюты при конвертации иностранных доходов в доллары, и в значительной степени ослабит позитивный эффект от получения доступа к этим деньгам.

Далее, Трамп собирается с первого дня сократить регулирование. А то регулирование, которое Уолл-стрит хотела бы существенно сократить, это правила для Уолл-стрит и банков, известные как законы Додда-Франка (Dodd-Frank), в том числе так называемое правило Волкера (Volcker). Это позволит банкам ссужать больше денег, и это одна из основных причин, почему Уолл-стрит сейчас без ума от господина Трампа.

Кроме того, сокращение регулирования включает в себя вероятную ликвидацию Агентства по охране окружающей среды (EPA). Избранный президент Трамп выбрал управляющего EPA, известного как ярого противника множества нормативов для EPA. Эти правила душат рост, и их отмена станет стимулом для добывающего сектора и промышленности. Однако, хотя это хорошие новости для этих отраслей, производство занимает всего 10% экономики США.

Но то, что фондовый рынок пока не учитывает в уравнении, это целый новый набор правил для компаний. Например, Трамп выдвинул идею выхода из НАТО и введения таможенной пошлины на импорт. Если корпорация США выводит свои производственные или трудовые ресурсы за рубеж, это связано с неким набором комиссионных, пошлин и налогов. Это негативно влияет на прибыли, получаемые транснациональными компаниями, которым дешевле производить продукцию за рубежом. Также это может привести к значительному росту налогов для американских потребителей.

Затем огромные планы Трампа в отношении инфраструктуры - он собирается построить на нашей южной границе огромную стену с красивой дверью. А также провести ремонт мостов, дорог и аэропортов ценой около $1 трлн.

Но не спешите инвестировать в экскаваторы - лидер сенатского большинства Митч МакКоннелл (Mitch McConnell) вылил ушат холодной воды на этот план; недавно он сообщил репортёрам, что он не хотел бы допустить пакет стимулирующих мер на $1 трлн. Трамп также получил отпор со стороны жёстких противников дефицита, а именно, спикера палаты представителей Пола Раяна (Paul Ryan) и остатков Партии чаепития в конгрессе. Даже назначенный Трампом директор Бюро управления и бюджета республиканец Мик Малвани (Mick Mulvaney) считается сторонником жёсткой линии против дефицитного расходования и предпочёл бы прекращение работы правительства увеличению государственного долга.

Оригинальный рекламный ход президентской кампании Трампа предусматривал использование $167 млрд федеральных налоговых льгот, чтобы собрать этот $1 трлн частных инвестиций в инфраструктуру в течение следующего десятилетия. Трамп рассчитывает привлечь частный сектор. Возможно, это превосходная идея, но необходимо спросить: если столь выгодная инвестиционная возможность существует, почему частный сектор до сих пор не сделал своих вложений? Ведь благодаря Феду в последние восемь лет были доступны практически бесплатные средства. И поскольку частный сектор будет заинтересован в проекте лишь в том случае, когда он реально может сделать деньги на этом, будут ли потребители платить за езду по отремонтированным дорогам, которые до этого были бесплатными, и не будут ли они также против пошлин на мосты, ведущие в никуда?

Также, если расходование денег на инфраструктуру ведёт к процветанию, почему японская экономика постоянно хандрит; и почему фантомная инфраструктура китайского экономического пузыря сейчас рушится при утечке капитала и падающем юане? Правительственные расходы на инфраструктуру не производят устойчивого роста потому, что эти деньги просто заимствованы у частного сектора из средств, которые могли бы быть потрачены куда более эффективно. А масштабное дефицитное расходование стимулирует экономику только в том случае, если она финансируется центральным банком. Но такое временное и несбалансированное стимулирование в конце концов оборачивается высокой инфляцией и ростом процентных ставок. Тем не менее, инфраструктурные планы Трампа совпадут с повышением, а не понижением ставок Федом. А значит, цена заимствования немедленно возрастёт и сразу вызовет снижение ВВП.

Наконец, в центре шумихи и надежд Трампа снижение налогов как для корпоративного и личного секторов. Снижение налогов не стимулирует рост. Однако, Пол Раянуказал, что хочет упростить налоговый кодекс, снизив ставки и устранив вычеты; при этом чистый эффект является нейтральным с точки зрения дохода, и эффективная налоговая ставка остаётся прежней. Упрощение налогового кодекса само по себе вещь хорошая, но это и близко не стоит рядом с налоговыми мерами Рейгана (Reagan), сократившего ставку для верхнего уровня на 20%.

Президентство Трампа может быть благоприятным для экономики в долгосрочной перспективе. Однако суть заключается в ВВП, который обеспечивается ростом занятости и производительности труда. Трудно представить, что Трамп откроет ворота для иммиграции; а для снижения налогов и ослабления регулирования требуется время. Но для экономики существуют серьёзные препятствия и сильно переоцененный фондовый рынок в ближайшей перспективе. Наиболее тревожные факторы - рост доллара и доходность казначейских облигаций, выросшая вдвое за последние шесть месяцев.

Особую значимость приобретает давление на Китай и развивающиеся рынки в силу этих факторов, что ускоряет бегство капитала. В самом деле, процентные ставки во всём мире растут. Например, китайская 10-летняя облигация недавно выросла на максимальную величину за всю историю записей (на 22 базисных пункта за один день) до 3.45% - это самый высокий уровень за 16 месяцев. А китайский юань упал на 13% с января 2014 года относительно американского и гонконгского доллара. Хаос в курсах валют и процентных ставках послужит стимулом для закредитованной экономики Китая, чей экономический рост составляет треть от общемирового роста после финансового кризиса.

Одной из первых жертв трампономики может быть сектор недвижимости, столь любимый избранным президентом. Средняя фиксированная ставка по 30-летней ипотеке выросла примерно до 4.4%. Поэтому банковская корпорация США ожидает снижения доходов от ипотеки до 25-30% в четвёртом квартале по сравнению с предыдущими тремя месяцами, так как теперь меньше домовладельцев рефинансирует ссуды. Кроме того, закладка новых домов в ноябре снизилась на 18.7%, до годового уровня 1.09 млн с учётом сезонной поправки; а индекс ипотечного кредитования Ассоциации ипотечных банков (MBA) понизился на 12%, в то время как индекс рефинансирования в последнюю неделю 2016 года упал на 22%.

История наглядно доказала, что системные пузыри никогда не лопаются плавно и безвредно. И огромный общемировой пузырь облигаций не станет исключением из правила.

Поэтому в начале 2017 года администрация Трампа может налететь на кризис валюты и облигаций, не успев начать позитивные изменения. Фондовый рынок уже учёл улучшения Трампа, ещё до того как он положил руку на Библию. Это может принести огромные неприятности для рынков и экономики в краткосрочной перспективе; это также может стать огромной возможностью для мудрых инвесторов, готовых воспользоваться смутой.

http://www.goldenfront.ru/articles/view/tramponomika-ne-obygraet-krah-rynka-obligacij/