Комментарии по поводу главных тезисов президента «Колоколу России» дали российский экономист и публицист Михаил Леонидович Хазин, а также политолог, профессор факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Травин Дмитрий Яковлевич.

Президент Владимир Путин на форуме «Россия зовет!», организованном «ВТБ Капитал» 13 октября, обозначил ряд векторов развития отечественной экономики и коснулся таких тем как: монополия РЖД, ограничения капитала, пик кризиса, оптимальная цена на нефть, последствия плавающего рубля, а также заморозка пенсионных накоплений. С просьбой прокомментировать основные темы выступления президента мы обратились к экономистам-экспертам.

Михаил Хазин, экономист и публицист.

«Колокол России»: Михаил Леонидович, прокомментируйте, пожалуйста, тезисы Путина: «Демонополизации железнодорожного транспорта и электроэнергетики. Да, мы будем идти по этому пути. Более того, я лично считаю, что в части железнодорожного транспорта эти вопросы давно назрели».

М.Х.: Демонополизация железной дороги – выделение локомотивной составляющей приведет к такому же эффекту, к которому привело выделение вагонной: эффективность употребление вагонов – время, которое они находятся под загрузкой, по сравнению со временами СССР упало в два раза. Соответственно, вагонов стало необходимо в два раза больше. Во-первых, это потребовало довольно много денег, во-вторых, – увеличило нагрузку на инфраструктуру, что было глупостью в отношении системы в целом. Разделение – это замшелая мечта либералов, которая ими движет. «Все разделить» – такое мы уже видели на примере электроэнергетики, когда тарифы стали расти неограниченно. Это принципиальная стратегическая ошибка.

КР: Путин: «Впервые со второго квартала 2010 года в этом году, в третьем квартале обозначился прямой приток инвестиций».

М.Х.: Я думаю, что данное утверждение не соответствует действительности. Это локальное явление, в общем, для притока капитала нет никаких оснований. Мы не можем его вернуть. У нас нет достаточного количества валютных резервов, чтобы обеспечить доход притоку капитала в целом. Локально могут быть какие-то всплески. Но, в целом, в будущем произойдет безусловный отток капитала, и он будет продолжаться. Таким образом, это тоже ошибка. Сам Путин не вникает в сущность экономических проблем, и его нагло обманывает правительство. Все, что сказано по поводу оттока капитала, сказано согласно логике сохранения той гайдаровской модели с ориентацией на иностранные инвестиции, которая уже, совершенно очевидно, закончилась. Эта модель обеспечить воспроизводство капитала в России не может. Таким образом, ничего, кроме неприятностей, мы от этого не получим.

Экономика не может существовать без инвестиций. А поскольку инвестиций у нас – недостаточное количество, то спад будет продолжаться. Что касается бюджета – у либералов есть такая фишка – они отождествляют экономику и бюджет. Да, для бюджета, возможно, все будет нормально, но к этому нужно добавить, что нефть к ноябрю укрепится и поднимется до уровня 60–70 долларов.

КР.: Прокомментируйте, пожалуйста, планы по поводу плавающего курса.

М.Х.: Мне сложно говорить, я не знаю какие планы у правительства. Они не могут обеспечить экономический рост, если у них в планах экономический спад, да, они все сделали правильно. Планов же, обеспечивающих экономический рост, не было. Поэтому говорить о том, в рамках каких планов это правильный шаг, я не знаю.

КР: Тезисы по поводу пенсионной системы?

М.Х.: Если будут реализовываться планы на спад, то единственный способ удовлетворить этому условию – сократить количество пенсионеров. Это можно сделать как путем повышения пенсионного возраста, так и путем сокращения пенсий. То есть когда индексация отстает от уровня реальной инфляции. Но есть еще и ликвидация бесплатной медицины для бедных, пенсионеров, что резко повышает смертность, что мы и так хорошо видим.

Можно привести конкретные примеры: в Кировской области пенсионерам начали выдавать лекарства практически бесплатно: дотации стали составлять практически 100% (оплачивается только минимум). В результате там резко упала смертность. У пенсионеров нет денег, чтобы пользоваться платной медициной, в результате лекарства они не принимали и умирали. Ну, если они будут умирать, то пенсионная нагрузка упадет, и жить станет легче… правительству. Вот такая картина мира.

КР: Инфляция. «4% в 2017-ом году», – обещает Набиуллина.

М.Х.: Никогда, до 2017 года еще нужно дожить. Но в случае сохранения нынешней политики, инфляция ниже 12–15% недостижима. В этом году, когда общие потери домохозяек составили 20-25%, инфляция по экономике страны достигает от 8-12%. Радужных перспектив я не вижу.

***

Дмитрий Травин, политолог, профессор факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге.

КР: Дмитрий Яковлевич, прокомментируйте, пожалуйста, такие заявления президента: «Все наши планы на ближайшие годы рассчитаны, конечно, на то, что мы не просто пройдём этот путь, не только выйдем из состояния депрессии отдельных отраслей или экономики, но и восстановим положительную динамику в целом».

Д.Т.: Это, конечно, выражение надежды, но надо сказать, что за последние годы то, на что надеялся Путин в экономике, почти никогда не подтверждалось. У него всегда были более оптимистичные оценки, в то время как мы скатывались в кризис. Сейчас уже хорошо видно, что все наше благосостояние зависит от цен на нефть, а цены на нефть непредсказуемы, и на них влияют десятки разных факторов – как политических, так и экономических. Поэтому, если цены на нефть пойдут вверх, то у нас будет улучшаться положение, если же вниз – мы будем в состоянии стагнации.

КР: О демонополизации электроэнергетики и железных дорог.

Д.Т.: В электроэнергетике демонополизацией занимался еще Анатолий Чубайс, кое-что ему сделать удалось. В целом, этой отрасли удалось продвинуться дальше, чем железным дорогам или газовой отрасли. Что касается железных дорог, я не очень понимаю, что Путину мешало на протяжении 15 лет заниматься демонополизацией. Железными дорогами занимался его ближайший друг, и он (президент РФ) его не снимал довольно долго. Так что, конечно, демонополизация нужна, но я как-то не очень верю, что Путин здесь что-то серьезное сможет сделать.

Все наши планы на ближайшие годы рассчитаны, конечно, на то, что мы не просто пройдём этот путь, не только выйдем из состояния депрессии отдельных отраслей или экономики, но и восстановим положительную динамику в целом.

КР: Интересен тезис по поводу остановки оттока капитала. «Это тоже одна из причин того, что у нас впервые со второго квартала 2010 года в этом году, в третьем квартале обозначился прямой приток инвестиций».

Д.Т.: Поскольку мы получаем все меньше доходов от нефти, утекать становится особо нечему. Но в целом, конечно, в какой-то момент отток должен остановиться. Но задача не остановить его. Если мы остановим отток, будем стагнация. Нужно чтобы был приток капитала. Чтобы деньги активно шли в Россию из разных стран мира, чтобы мы считались привлекательным местом для инвестиций. Но об этом говорить пока рано.

КР: «Структурные изменения возможны, даже исходя из цены 50 долларов за баррель».

Д.Т.: Структурных изменений я, честно говоря, пока вообще не вижу. Это все какие-то общие слова. Если говорить о серьезных вещах, то от курса доллара зависит формирование бюджета – вот это действительно серьезно. И президент, и правительство вынуждены отслеживать этот вопрос постоянно. Мы должны исходить из того, что, учитывая курс, и то, что нефть будет 50 долларов за баррель, нужно понять, какое положение мы можем получить.

Мы видим, что расходы сокращаются не там, где нужно. Потому что военные расходы явно велики для такой бедной страны как РФ, а расходы на культуру, социальное обеспечение и образование ужасно низки. Хорошо известно, что индексация пенсий примерно в два – три раза ниже реальных темпов инфляции. Это, конечно, безобразие.

КР: О пенсионной реформе: «Мы не отменяем эту программу и эти планы кардинально и исходим из того, что всё-таки накопительная система пенсионная будет в будущем в России развиваться».

Д.Т.: Это тоже все общие слова. У нас есть очень серьезная проблема несбалансированности нашей старой, обычной пенсионной системы. Демографическая ситуация ухудшается – люди становятся все старше – поэтому содержать пенсионеров приходится все меньшему числу работающих. Поэтому пенсионный фонд у нас не покрывает своих расходов своими доходами – его надо спонсировать из бюджета, а бюджет зависит от цен на нефть – там плохая ситуация. Поэтому главная проблема – что делать с пенсиями нынешних пожилых людей.

Есть три способа решения проблемы. Первый предлагают министр финансов и министр экономики – поднять пенсионный возраст. Здесь все понятно.

Способ второй, который мне лично больше нравится, – резко перераспределить расходы бюджета. Резко сократить военные – свести их до минимума. Прекратить воевать на Украине, например. И высвободившиеся деньги пойдут на социальные нужды, в том числе и на пенсии. Но, я уверен, что Путин на это не пойдет, так как все его действия прямо противоположны. И поскольку народ его поддерживает, зачем ему менять свою политику?

Есть и третий способ – сделать все, как было в 90-х.

Пенсии постепенно обесценятся на фоне инфляции, и старики будут получать копейки. Это ужасный способ, но пока власть идет именно по нему. Пенсионный возраст не повышают, военные расходы не сокращают.

КР: Прокомментируйте заявление Путина: «В целом для страны, для её экономики, а значит, в конечном итоге, и для граждан Российской Федерации введение плавающего курса оказалось шагом правильным и своевременным».

Д.Т.: Плавающий курс лучше фиксированного. Но переход к плавающему курсу сейчас  означал (поскольку цены на нефть упали, и ЦБ не должен сдерживать падение рубля) обесценивание российской валюты по отношения к доллару и евро. Российские граждане от этого стали беднее, но это несколько повысило конкурентоспособность экономики. И облегчило бюджету решение проблем, потому что в него идут деньги от продажи нефти и газа, а с нами – бюджетниками и пенсионерами – расплачиваются обесценившимися рублями. Для бюджета и правительства это оказалось выгодно, а граждане потеряли.

КР: Оптимального параметра в 4%, который существует в развитых экономиках Эльвира Набиуллина, присутствующая на форуме, пообещала достичь к 2017 году.

Д.Т.: Это благие пожелания, и мы уже много раз пытались достичь нормальных параметров инфляции. Но это зависит от двух проблем: во-первых, от цены на нефть – если рубль падает, то инфляция становится больше из-за девальвации рубля. Во-вторых, надо понимать, что, если мы хотим сделать инфляцию меньше, то Центральный банк должен печатать меньше новых денег. Чем меньше он печатает новых денег, тем меньше он дает кредитов на развитие экономики – нечем давать будет, если он ничего не напечатает. И тут же на Центробанк обрушивается лавина критики со стороны политиков и бизнесменов, которые говорят, что «кубышку закрыли» и «не помогают экономике». Поскольку такое давление оказывается, Центробанк печатает деньги, и мы говорим о том, что опять не достигли параметров инфляции, которых хотели.

КР: «Диверсификация экономики, большая независимость от энергоресурсов и от этих так называемых статей нашего традиционного экспорта, «разбюрокрачивание» экономики, создание надёжных условий для инвестора и обеспечение нормального функционирования судебной системы и административных структур. Над всем этим мы и работаем», – подытожил президент.

Д.Т.: С этим можно согласиться, но об этом также говорилось много раз. Еще до прихода Путина к власти (в 90-х годах). Но власть не справляется с решением этих проблем, это очевидно. И не справляется потому, что многие действия прямо противоположны тому, что декларируется. Государство влезает в экономику все больше, чиновники контролируют все больше. Результат налицо.

Экономистам совершенно понятно, что надо делать. Но если власть хочет действовать вопреки, то что же здесь поделаешь? Экономисты сами не управляют страной. Управляют политики. Пока существует такая власть, я, честно говоря, перемен не жду. Будет другая – могут снова начаться реформы, которые нужны стране.

Надо резко сократить функции государства и число чиновников. Стране просто не нужно контролировать столько видов деятельности. Ведь почему чиновники плодятся? Потому что чем больше видов деятельности контролирует государство, тем больше можно брать взяток. Соответственно, каждая структура требует расширения своего аппарата и полномочий. А Путин на них опирается и идет на поводу.

Серьёзные реформы – это резко сократить роль государственных чиновников и урезать военные расходы. Соответственно, устраняется Рогозин и вся публика, которые делят эти деньги. Затем средства перекидываются на социальные нужды, в частности на выплату пенсий, то есть туда, где не нужно ничего делить. И выплачиваются они по понятной формуле.

Беседовала Алена Ханенкова

От Редакции

Путин, выступая на форуме «Россия зовет!», еще раз подтвердил свою приверженность либеральному курсу, которому следует правительство и Центробанк. Курс, который все жестче критикуется консервативными экономистами, условным лидером которых является советник президента Сергей Глазьев. То, что он до сих пор не отставлен, говорит о том, что Путин желает дискуссии по экономическому курсу и слушает обе стороны. Но это пока не меняет его позицию.

В форуме категорическое высказывание Путина: «Сильной стороной российской экономики являются образованные кадры, ответственное правительство и ЦБ», у многих экономистов как патриотов-державников, так и либералов вызвало недоумение. Это отразилось и в комментариях наших экспертов по экономическим тезисам президента. Михаил Хазин – член Изборского клуба, можно сказать, пропутинское сообщество, не удержался от скептических оценок.

С другой стороны, не удовлетворен  и экономист либерального толка Дмитрий Травин. Получается, Путин никому не угодил. Своему правительству и Центробанку (имея ввиду персонально председателя ЦБ Эльвиру Набиуллину) он даже пожелал крепкого здоровья. Им он, как видим, полностью доверяет. А то, к чему может привести их деятельность, вы читали в выше приведенных комментариях разных сторон. Здесь можно согласиться с точной оценкой Хазина: «Путин не вникает в сущность экономических проблем, и его нагло обманывает правительство».

Одним из примеров такого вранья можно считать заявление Набиуллиной об уровне инфляции в 4% в 2017 году. Согласны, что при таком ЦБ, занимающемся спекуляциями курса и сомнительным регулированием кредитно-финансовой системы в угоду банковской сферы, но никак не реальному сектору, и при таком правительстве, обозначенные радужные позиции недостижимы.

И здесь нужно согласиться с Травиным, что структурных изменений в экономике не видно. Идет большей частью профанация, а под шумок спасения бюджета высоким курсом доллара, повторимся, происходит денежная спекуляция, в которой обогащаются банки, нефтегазовые компании, а промышленность по-прежнему мало что получает.

Вердикт обоих экспертов категоричен и обоснован: пока существует такое правительство, перемен в экономике ждать не приходится. Остается надеяться, что ВВП прозреет и взглянет на вещи, происходящие в экономической сфере, по-иному. Но для этого, возможно, нужна подобная встряска, которая привела к решению вернуть Крым. В данной сфере такой встряской могут быть усиление социальной напряженности из-за падения доходов и уровня жизни или кризис, который прощелкает «ответственное правительство».

http://kolokolrussia.ru/ekonomika/oktyabrskie-tezisy-putina-mneniya-ekspertov