Экология Китая — проблемы

С этими проблемами Китай сталкивался на протяжении всей своей многотысячелетней истории. Ученые считают, что впервые экологический кризис разразился здесь еще в первом тысячелетии до нашей эры. С одной стороны, он был вызван глобальным похолоданием, которое стало причиной исчезновения теплолюбивых видов фауны и флоры, включая многие культурные растения, что сузило возможности добывания средств к существованию охотой, собирательством и пашенным земледелием.

Вот уже много лет мы не подходили к проблемам экологии объективно, с научной точки зрения. Но сейчас нам придется взглянуть правде в глаза – пространства для маневра уже почти не осталось.

В ноябре прошлого года на  XVIII съезде КПК было объявлено о том, что нам необходимо «не покладая рук, трудиться над созданием нового, прекрасного Китая и обеспечить китайскому народу вечное процветание». Концепция «прекрасного Китая», закрепленная в официальных текстах съезда, вроде бы сулила китайскому обществу и рынку блестящее будущее. Но речи отзвучали, мы вступили в 2013 год, и тут же началась бесконечная череда экологических инцидентов, затронувших практически все сферы нашей жизни. О чем идет речь?

Во-первых, в стране наблюдается опасный уровень загрязнения атмосферы. Прямо начиная с января, почти половину страны постоянно покрывает смог. Считают, что это самый ужасный смог за всю нашу историю: за весь месяц в Пекине было лишь пять дней, когда небо было свободно от мглы. От столицы и до провинции Хэбэй людям остается лишь шутить по поводу сложившейся ситуации, говоря, что все превратились в «людей-пылесосов». Специалисты Академии естественных наук Китая также обнаружили в смоге оксид азота, оказывающий на людей канцерогенное воздействие.

Сейчас делегаты со всей страны собрались в столице, чтобы принять участие в заседаниях Всекитайского собрания народных представителей или Народного политического консультативного совета Китая; описывая их приезд, некоторые СМИ иронично сравнили поездку в Пекин с визитом в газовую камеру. Согласно отчету о результатах исследований, проведенных Азиатским банком развития, лишь менее чем в 1% крупных китайских городов качество воздуха соответствует стандартам ВОЗ. Сотрудники института социальной гигиены при Пекинском университете также отмечают, что только в Пекине, Шанхае, Гуанчжоу и Сиане в прошлом году от болезней, вызванных воздействием мелкой пыли на организм, скончались более 8500 человек.

Вторая проблема – все более ухудшающаяся ситуация с загрязнением воды. В этом году в ходе новогодних праздников широкую огласку получила информация о том, что в ряде мест предприятия сливали в подземные воды вредные отходы. Специалисты министерства государственного земельного фонда и природных ресурсов уже и раньше публиковали данные о том, что на территории Китая в грунтовых водах в 90% случаев наблюдается загрязнение различной степени тяжести, причем в 60% случаев уровень загрязнения уже представляет опасность для здоровья.

Более того, достаточно чистыми можно считать только 3% грунтовых вод, снабжающих водой китайские города. Представители министерства охраны окружающей среды также признают, что в 7 наиболее крупных речных системах страны более половины речных участков так или иначе загрязнены, из 35 важнейших озер приемлемо чистыми можно признать только 18, а вода из 40% источников уже не подходит для питья.

В этом году те же специалисты министерства охраны окружающей среды впервые признали, что в отдельных районах появились очаги распространения раковых заболеваний. Однако в действительности масштаб проблемы не ограничивается «отдельными районами». Сделанная гражданскими активистами карта «раковых поселений» показывает, что паранормально высокий уровень заболеваемости раком, обусловленный загрязнением источников воды, наблюдается в 247 населенных пунктах страны. В некоторых местах люди заболевают каждый день.

Третья проблема – загрязнение почвы. Наличие вредных компонентов в почве может показаться не столь серьезной бедой, как загрязнение воздуха или воды, однако последствия подобного загрязнения ощущаются куда дольше. В недавнем прошлом министерство охраны окружающей среды обследовало около 300 000 гектаров сельскохозяйственных угодий, и оказалось, что в 12.1% случаев в почве присутствовали опасные концентрации тяжелых металлов. По оценке того же ведомства, ежегодно производится почти 12 млн тонн вредных для здоровья продуктов пищевой промышленности.

Специалисты также отмечают, что промышленное загрязнение почв приводит к тому, что каждый год во время урожая мы недобираем около 10 млн тонн различных продуктов питания. Министерство охраны окружающей среды вложило огромные средства в проведение масштабного исследования почв страны на предмет загрязнения, однако и сейчас не публикует данных о результатах этого проекта, ссылаясь на «государственную тайну». В Китае подобную формулировку стоит понимать так: загрязнение на самом деле очень серьезное, и министерство охраны окружающей среды опасается, что обнародование этих данных может «дестабилизировать обстановку в стране».

Четвертая проблема – загрязнение океанов. В последние годы, вслед за увеличением объема сбросов в китайские моря и появлением крупномасштабных проектов создания в прибрежных районах искусственных островов, уровень загрязнения стал крайне серьезным.

Согласно официальным данным, в стране существует более 200 прибрежных зон, где наблюдаются опасные уровни загрязнения. В этих районах неблагополучная экологическая обстановка наносит серьезный урон местным фауне и флоре, вместе с ними сокращая и объемы получаемых нами морепродуктов. По сути, таким образом создаются своего рода «мертвые моря». В отчетах Программы ООН по окружающей среде устья Янцзы и Чжуцзян уже относят к «пустынным зонам» мирового океана.

С нашей точки зрения, Китай в ходе индустриализации и урбанизации не просто пошел по тому же самому пути, что и другие страны в прошлом (сначала нанести окружающей среде огромный ущерб, а потом восстанавливать ее), но и переплюнул в этом отношении любые индустриально развитые страны. Лондонский смог, фотохимический смог лос-анджелесского типа, японская болезнь Минамата – все эти явления, оставившие яркий след в истории охраны окружающей среды, в той или иной форме наблюдаются сейчас в Китае. С какой стороны ни посмотри - последствий от загрязнения окружающей среды или масштаба экологических проблем, - но 30 лет следования модели «все ради ВНП» уже принесли нам достаточно сложностей. Все это ясно указывает на то, что Китай стоит на грани экологической катастрофы.

Но если мы признаем всю серьезность сложившейся ситуации, то Китаю придется на самых различных уровнях пересмотреть свою политику. Во-первых, ради того, чтобы замедлить процесс ухудшения экологической обстановки, нам придется поступиться темпами развития экономики. Это ключевое решение, но на него у нас никогда не хватало решимости.  Во-вторых, для того, чтобы улучшить состояние окружающей среды и поставить экологическую обстановку под свой контроль, нам придется выделить определенные средства и пойти на определенные издержки.

Для китайцев этот момент наполняется особым смыслом: точно так же, как когда, столкнувшись с проблемой старения населения, мы оказались перед вероятностью «состариться, не заработав состояния», сейчас мы вплотную приблизились к тому, чтобы «разрушить окружающую среду, не заработав состояния», что усложняет дело еще больше. В-третьих, необходимо, чтобы как власти, так и промышленники в своей деятельности строго следовали положениям и нормам, определенным законами об охране окружающей среды. Нам также следует пересмотреть нашу структуру производства, чтобы, избрав для себя новый подход к индустрии, отказаться от привычных, но вредящих окружающей среде решений.

Вот уже много лет мы не подходили к проблемам экологии объективно, с научной точки зрения. Но сейчас нам придется взглянуть правде в глаза – пространства для маневра уже почти не осталось. Нам следует признать, что мы стоим на грани экологической катастрофы, и именно исходя из этого, мы и должны реагировать на возникающие проблемы и разрабатывать контрмеры.

Комментарий:

Китайские чиновники говорят о защите окружающей среды и обеспечивают себя чистым воздухом, пищей и водой. В декабре 2012 года, когда новый лидер партии Си Цзиньпин «толкнул» речь «Китайская мечта», он затронул вопрос об «улучшении состояния окружающей среды».

Если каждый китаец озабочен загрязнением окружающей среды, тогда почему проблема ухудшается с каждым днём, а число раковых заболеваний в деревнях растёт? Очевидно, что чиновники говорят одно, а делают другое: они поощряют порчу окружающей среды в обмен на экономическое развитие и наказание тех, кто тратит деньги на экологию.

Почему это происходит? Начнём с самого основного: диктатура коммунистической партии нелегитимна. Чтобы продлить своё господство, власть пытается ускорить экономический рост, чтобы потом хвалиться этим.

До 2012 года партия отчаянно пыталась сохранить темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП) на уровне 8%. После 2012 года режим готов на всё, чтобы обеспечить рост ВВП в 7%. Если уровень будет ниже — начнёт расти безработица, что приведёт к социальной нестабильности и поставит под угрозу правление коммунистического режима.

Недавняя работа американского Национального бюро экономических исследований подтверждает вышеуказанную ситуацию. Было проверено положение дел в 283 городах Китая. В итоге выяснилось, что чиновники, которые потратили средства из бюджета на улучшение окружающей среды, не получили никакого повышения. Однако те, кто потратил огромные суммы на строительство дорог и другой инфраструктуры, увеличивая местный ВВП за счёт окружающей среды, очень часто поощрялись.

Другими словами, если чиновник думает о благосостоянии народа и борется с загрязнением, он не может рассчитывать на повышение по службе. Однако если должностное лицо повышает показатель ВВП, режим даёт ему повышение, не заботясь о том, насколько испортилась экология. В такой абсурдной ситуации, от скольких чиновников мы можем ожидать действий по защите окружающей среды?

Китайские власти запрещают также простым людям любые экологические движения. С 1996 года число массовых демонстраций и беспорядков в связи с экологическими проблемами увеличивалось примерно на 30% каждый год.

Прибрежные города Сямэнь, Нинбо, Далянь страдают от загрязнения п-Ксилолом, а город Шифан на юго-западе Китая — от молибдена и меди. Местные чиновники получают бонусы от компаний, реализующих «грязные» проекты, а люди мучаются от последствий.

Граждане не имеют канала, через который они могут обжаловать решения администраций. Поэтому они прибегают к демонстрациям и беспорядкам. Режим, в ответ, обеспечивает «стабильность» общества, направляя вооружённую полицию для подавления протестов. Это стало для компартии обычным решением экологических проблем.

Диктатура компартии Китая и враждебность режима к народу также нанесли удар по экологии. Гражданские движения в защиту окружающей среды на Западе начинались в 60-х и 70-х годах, и демократия обеспечила им успех. Американцы построили прочный экологический фундамент посредством выступлений и демонстраций.

Во время индустриализации Японии, крупные инциденты локальных загрязнений отразились на местных жителях. В 60-х годах появилось много гражданских групп, пропагандирующих охрану окружающей среды. Они призывали народ бойкотировать продукцию компаний, которые портят экологию.

К середине 70-х годов защитники окружающей среды успешно изменили ситуацию в Японии, и многие политики оказали им поддержку. Желая улучшить свой имидж, компании начали общаться с представителями экологических групп и стали заботиться об окружающей среде. В конечном итоге были созданы положительные механизмы для решения экологических проблем.

Плохая экология в Китае отражает коррупцию коммунистического аппарата, и загрязнение будет существовать до тех пор, пока существует компартия. Почва загрязнена тяжёлыми металлами. Отходы химического производства сливаются в реки, озёра и подземные воды, превращая их в разноцветную отраву. Воздух наполнен крошечными частицами, которые вызывают рак лёгких, а еда насыщена токсинами.

Китайцы перешагивают критический рубеж качества своей жизни. Если они по-прежнему будут оставаться равнодушными, позволяя режиму себя обманывать, то начнут уничтожать сами себя.

Но, с другой стороны, сказалась и деятельность человека: односторонний земледельческий уклон сельского хозяйства, распашка Лёссового плато, массовое сведение лесов. Второй экологический кризис связывают с периодом XVIII — первой половины XIX в., когда начавшийся быстрый рост населения привел к резкому увеличению демографической нагрузки на землю. Число засушливых лет за это время возросло в 1,5 раза, наводнений — более чем в 8 раз.

Ко времени образования КНР в 1949 г. общее состояние природы страны было едва ли не плачевным. Лесистость составляла всего 8—9%, эрозии было подвержено почти 1,2 млн км2. Стихийные бедствия стали частым явлением. Вот почему в начальный период существования народной власти основной упор был сделан на борьбу с наводнениями, на развертывание лесопосадок, на защиту от эпидемических заболеваний. Были предприняты также первые шаги по охране природы и предотвращению ее загрязнения. Тем не менее по мере роста населения нагрузка на окружающую среду продолжала все время возрастать. Но особенно большой урон окружающей среде был нанесен в период «большого скачка» и «культурной революции».

Химические отходы, выброшенные на берег Желтой реки

В те годы с целью скорейшего решения продовольственной проблемы был выдвинут лозунг «зерно — основа основ». В соответствии с ним начались не только неконтролируемая распашка новых земель, но и перепрофилирование многих существующих сельскохозяйственных угодий. В степях Северо-Запада и Внутренней Монголии были распаханы под зерновые миллионы гектаров пастбищ.

Экологическая ситуация в современном Китае такова, что отказ от разрешения проблем в этой сфере чреват не только дестабилизацией природного баланса и угрозой здоровью нации. Сегодня грани экологических вызовов в КНР затрагивают и внутриполитическую стабильность, и перспективы экономического развития, и международные отношения. Государства Центральной Азии, страдающие от загрязнения Китаем трансграничных рек, находятся в поиске дипломатических механизмов урегулирования подобных проблем. Но, так или иначе, никакие международные подвижки Китая в сфере экологии не возможны без участия Вашингтона, позиция которого здесь очень неоднозначна.

Экологические проблемы Китая

То, что стремительное развитие Китая буквально состоит из множества различных «дисбалансов» – отнюдь не секрет. Одним из ярких примеров «несоразмеренности» в новейшей истории Поднебесной является огромный ущерб, который «вторая экономика мира» наносит своей (и не только) окружающей среде.

Наиболее остро стоит проблема загрязнения воздуха. В первую очередь, это касается городов, а урбанизация в Китае проходит крайне интенсивно. По данным последнего ежегодного доклада World Resource Institute, «более половины из 1,3 млрд. населения КНР проживают в городах, и эксперты утверждают, что эта доля вырастет до 70% к 2030 году»[1]. Притом, что в Китае находятся 20 из 30 наиболее загрязненных городов мира, городскому населению позавидовать тут очень сложно.

2 марта 2012 года Китай признал, что в двух третях его городов превышено максимально допустимое загрязнение воздуха. Уступая давлению общественного мнения, китайское правительство распорядилось создать к концу года новые нормы измерения загрязнения воздуха с учётом того, что частицы диаметром менее 2,5 микрон глубже проникают в легкие[2]. По данным агентства Синьхуа, исследования китайских властей показали, что 60% мельчайших частиц в воздухе Пекина образуются от сжигания угля, выхлопных газов и дыма от промышленного производства. С учетом того, что около 80% электроэнергии Китай получает из угля – именно он является главным источником загрязнения воздуха в стране.

Другой серьезной экологической проблемой является сокращение запасов и ухудшение качества водных ресурсов. Сильному загрязнению подвержены 75% рек и озер Китая и 90% городских подземных вод. 28% рек страны входят в категорию 5 (худшую) по загрязненности, то есть являются настолько токсичными, что не подходят даже для сельскохозяйственных нужд. В большинстве населенных пунктов сточные воды сливаются в водоемы либо с нарушением норм очистки, либо вовсе без оной. В Китае испаряются озера, высыхают реки, 75% лесов вырублено. Из-за истощения подземных грунтовых вод более 50 китайских городов уходят под землю[3].

Уничтожение верхнего слоя почвы привело к тому, что земля превращается в пустыню, которая засыпает песком города и даже соседние страны.

Серьезной проблемой является ухудшение здоровья населения. По данным экспертов, от видов рака, связанных с загрязнением окружающей среды, в Китае ежегодно умирают около 1,4 млн. человек. Кроме того, 400 тысяч умирают от загрязнения воздуха, 66 тысяч – от загрязнения воды и 300 тысяч – от загрязнения воздуха внутри помещений. «Легочные заболевания, такие как туберкулез и рак легких, настолько распространены, что в Китае все чаще выявляются так называемые «раковые деревни», в которых смертность от рака из-за загрязнения воздуха и воды гораздо выше средней по стране. В 2010 году были выявлены 459 таких «раковых деревень» в 29 из 31 провинции КНР»[4].

Риски для Пекина

Заинтересованность Китая в решении экологических проблем актуализируется в нескольких измерениях. Вот наиболее очевидные группы факторов:

Во-первых, это собственно заинтересованность в сохранении и восстановлении экологического баланса в Поднебесной, а также забота о здоровье граждан. Как бы ни пеклась власть о сохранении темпов экономического роста, никто не будет отрицать, что все последние годы правительство Китая действует в соответствии с интересами самого Китая. А ситуация на сегодняшний день четко диктует требования пристального внимания к экологическим проблемам.

Во-вторых, это соображения внутриполитической стабильности. С 2011 года в Китае участились массовые акции протеста, лейтмотивом которых являются именно требования, связанные с загрязнением окружающей среды. В августе 2011 года в городе Далянь провинции Ляонин вспыхнули беспорядки, вызванные призывами убрать из города химический завод «Фуцзя», специализирующийся на производстве токсичного параксилола. Беспрецедентным в истории современного Китая является тот факт, что толпа из почти 12 тысяч человек не была разогнана полицией, а активисты не предстали перед судом[5]. Власть почти сразу пошла на переговоры и удовлетворила требования протестовавших. До этого диалог и уступки митингующим были нонсенсом.

После этого волна «экологических бунтов», в которых участвуют тысячи человек, прокатилась по многим регионам Китая. Последними крупными столкновениями стали акция против работы бумажной фабрики в г. Цидун недалеко от Шанхая, а также протесты в южном городе Шифан против строительства завода по переработке медной руды стоимостью $1,64 млрд. Оба инцидента случились в июле текущего года. Обращает на себя внимание довольно жесткий стиль проведения акций, сопровождающихся массовыми столкновениями с полицией, нападениями на административные здания и полицейские машины. И здесь, как и ранее в Даляне, требования по отказу от вредных производств были удовлетворены.

Даже если принять во внимание тот факт, что эти беспорядки являются частью выражения общего социального недовольства политикой властей, все равно мы должны понимать главное. Китайцы стали осознавать свое право на жизнь в экологически безопасных условиях. И готовы это право отстаивать. В свете этих новостей соблюдение норм охраны окружающей среды для КПК очень тесно связано с сохранением внутриполитического мира.

И, наконец, внешнеполитические факторы. Имидж «глобального загрязнителя» не способствует росту авторитета Пекина на мировой арене. КНР категорически выступает против того, чтобы связать свои действия на национальном уровне с принятием обязательств на глобальном уровне, поскольку поддержание ее экономического развития требует увеличения потребления энергии. Это вызывает негативную ответную реакцию со стороны ряда развитых стран, как, например, США и России, и эта позиция была озвучена на саммите в Копенгагене в 2009 г.[6]

То, что Китай представляет реальную экологическую угрозу для мира, говорят данные о росте выбросов парниковых газов, по показателю которых страна вышла на первое место, опередив США. Несмотря на значительное сокращение энергозатрат, КНР в 2 раза увеличила количество выбросов углекислого газа с момента подписания Киотского протокола в 1997 г., и, скорее всего, в течение следующих 10 лет ситуация не изменится[7].

Влияние на окружающие государства

Влияние, оказываемое экологическим «дисбалансом» в Китае, в последние годы затрагивает все большее число стран мира, в первую очередь, речь идет о государствах, граничащих с КНР. Загрязнение воздуха и воды приводит к отравлению окружающей среды в приграничных регионах, опустынивание земель – к учащению пыльных бурь. «По сути дела, Китай стал главным мировым экспортером пыли – десятки миллионов тонн китайской пыли и сажи ежегодно уносятся воздушными течениями в Корею и Японию и даже долетают до западного побережья США»[8].

Применительно к Центральной Азии и, в первую очередь, к Казахстану, Китай представляет опасность как территория, откуда берут начало трансграничные реки. Поэтому загрязнение водных артерий со стороны Китая неминуемо приведет к нарушению хрупкого природного баланса Центрально-Азиатского субрегиона. Здесь, где более 60% засушливых земель подвержены опустыниванию, сокращение водного потока и загрязнение сточных вод будет иметь трагические последствия.

По территории Казахстана со стороны Китая протекают 23 трансграничные реки. В настоящее время основным проблемным моментом двусторонних казахстанско-китайских отношений в плане совместного использования водных ресурсов является вопрос увеличения водозабора из трансграничных рек Или и Иртыша на территории Китая.

Около месяца назад казахстанские парламентарии вновь обозначили этот вопрос. Представители парламентской фракции «Ак жол» заявили: «начиная с 1997 года, Китай начал постоянно увеличивать забор части водотока этих рек для орошения засушливых территорий. Дестабилизирующим фактором послужило строительство 300-километрового ирригационного канала Черный Иртыш – Карамай, предназначенного для орошения территорий, расширения площадей под хлопок и зерновые в Синьцзян-Уйгурском автономном округе, для нужд нефтяного промысла. Водозабор КНР из реки увеличился почти в пять раз – с одного до пяти кубических километров в год… уже сегодня эксперты констатируют обмеление 300-километрового канала Иртыш – Караганда, резкое загрязнение и ухудшение биологической ценности воды, повсеместно наблюдаются засоление поймы, деградация флоры и фауны, оголение питьевых и промышленных водозаборов» [9].

Собственно характер экономического развития, а также нежелание поступиться имеющимися завоеваниями и будущими перспективами и являются основными преградами на пути развития китайской «экологической дипломатии». Кроме того, «экологической дипломатии» Китая недостает единства и скоординированности. Хотя экологическая дипломатия – это важная составная часть всей международной политики государства, однако уровень участия в ней МИДа невысок, в основном это – министерства охраны окружающей среды, лесного хозяйства, сельского хозяйства, здравоохранения в рамках своих служебных полномочий[10].

Разумеется, Китай активно развивает двустороннее сотрудничество по охране окружающей среды. На данный момент Китай подписал соглашения о двустороннем экологическом сотрудничестве или меморандумы о взаимопонимании с 42 странами, в числе которых США, Япония, Канада, Россия. С 11 странами были подписаны соглашения о сотрудничестве или меморандумы о безопасности в области ядерного сотрудничества. Помимо того, Китай расширил экологическое сотрудничество на основе безвозмездной помощи с 13 странами – такими, как Япония, страны Евросоюза, Канада, а также международные организации.

«Мировой полицейский» и «глобальный загрязнитель»

Необходимо отметить, что успех экологической дипломатии Китая будет достигнут лишь в том случае, если эти усилия будут одобрены и поддержаны Соединенными Штатами. То, каким образом, решится вопрос об экологическом взаимодействии США и Китая, и станет решающим фактором в истории перехода Китая к новым отношениям с окружающей средой и, в итоге, с собственной экономикой. Особенно это актуально в связи с тем, что США и КНР являются мировыми лидерами по выбросу парниковых газов в атмосферу. На долю этих двух стран приходится около половины выбросов в глобальном масштабе.

В ноябре 2009 года меморандумами о взаимопонимании между Китаем и США были учреждены Программа по Американо-Китайскому энергетическому сотрудничеству (ECP) и Американо-Китайский исследовательский центр чистой энергии (CERC) [11]. Ряд китайских экспертов отмечает решающее значение помощи США в проведении первого в истории страны исследования национального влияния на изменение климата в конце 1990-х годов. США способствовали проведению исследований в области очистки угля, хотя финансирование было крайне непостоянным.

Однако принятие решения о сотрудничестве с Китаем в сфере экологии зависит в США не только от отношения к собственно Китаю, но и от восприятия проблем окружающей среды. Сегодня, после завершения кампании по выборам президента и переизбрания Барака Обамы на второй срок можно прогнозировать преемственность политики США в отношении экологического диалога с Китаем. Барак Обама неоднократно заявлял, что намерен сделать США более энергоэффективной страной, и не исключил, что Соединенные Штаты могут присоединиться к международным соглашениям по климату.

Сдерживающим фактором является позиция Республиканской партии, которая, как стало ясно, сохранила большинство в Конгрессе США и имеет возможность и далее блокировать законодательные инициативы Обамы. От представителей партии довольно часто звучат сомнения в том, что именно человеческий фактор является причиной изменения климата и что программы по переходу на экологичные источники энергии являются целесообразными для экономики. В этой связи можно прогнозировать, что Конгресс не будет гореть желанием ратифицировать правовые акты, направленные на оказание поддержки экологическому сотрудничеству с Китаем.

В целом, консерваторы, для которых экономические интересы находятся в безусловном приоритете, не воспринимают состояние окружающей среды Китая как проблему мирового масштаба и вопрос о какой-либо ответственности со стороны США для них не стоит. Даже в пределах собственной страны республиканское большинство заблокировало ряд «климатических законопроектов», предусматривающих систему лимитов и штрафов за выбросы вредных газов в атмосферу.

Кроме того, не секрет, что многие компании Соединенных Штатов предпочитают дислоцировать производство именно в Китае. И причина этому – не только дешевая рабочая сила, но и крайне слабое экологическое регулирование. Американский исследователь из «Center for American Progress» Мелани Харт пишет: «Китай прекрасно подходит для размещения производств с целью повышения размеров прибыли, особенно на производствах с низкой добавленной стоимостью в обрабатывающей промышленности, где доходы не слишком велики. Но следует помнить, что загрязнение окружающей среды несет прямую угрозу и экономике Китая»[12].

Так что если бы Белый дом возглавил Митт Ромни, Китай встретил бы критику по очень многим вопросам, но проблемы окружающей среды туда вряд ли вошли бы.

Однако не так давно деловые круги США продемонстрировали и другой подход к этом проблеме. В материале газеты «China Daily» говорится, что «загрязнение воздуха в Китае дает грандиозные возможности для развития бизнеса американских производителей очистительной техники». Так компания AtmosAir Solution из Коннектикута уже заключила контракт с компанией Shanghai Hangsheng Industry Co Ltd по установке воздухоочистительного оборудования в китайском транспорте, включая, автобусы, метро, поезда и даже частные автомобили.

Другая американская компания Fuel Tech Inc из в штата Иллинойс оказывала помощь Китаю в разработке механизмов по очистке воздуха около семи лет. Эта технология направлена на уменьшение количества выбросов оксида азота при сжигании угля[13].

Кроме того, недавно американская компания по обработке твердых отходов Wheelabrator Technologies объявила о планах возведения пяти объектов в пригородах Шанхая. Как считают некоторые авторы, развитие очистительных, экологичных или энергосберегающих производств даст прекрасные возможности для привлечения инвестиций и расширения деловых контактов между США и Китаем[14].

В целом, современные американо-китайские отношения не предполагают альтруизма. Более того, любые попытки давить, манипулировать или вмешиваться в политику правительства по работе с загрязнением окружающей среды Пекин будет пресекать по мере своих сил. Примером этого является ситуация с мониторингом воздуха в Пекине со стороны посольства США. Данные о загрязненности воздуха в китайской столице посольство ежедневно публиковало на своей страничке в Twitter, что вызывало немалый интерес общественности в связи, в первую очередь, с тем, что эти данные сильно отличались от официальных. В итоге в июне текущего года Министр по охране окружающей среды У Сяоцин, недовольный тем, что посольство США в Пекине публикует данные о качестве воздуха в столице, выступил против того, чтобы иностранные посольства обнародовали свои данные о загрязнении воздуха в Китае. Позднее в июле китайские власти выразили протест против того, что сотрудники Американской Ассоциации качества воды начали проверять оборудование по очистке водопроводной воды в Китае.

Выводы

Во-первых, экологические проблемы Китая сегодня настолько велики, что затрагивают сегодня практически все сферы жизни китайского общества: от собственно загрязнения окружающей среды до угрозы здоровья нации и от внутриполитической стабильности до имиджа страны на мировой арене.

Во-вторых, с учетом того, что влияние экологических проблем в КНР распространяется сегодня далеко за ее географические границы, значение международного фактора в обсуждении и решении этих проблем приобретает особое значение. В частности, проблемы загрязнения Китаем трансграничных рек, протекающих по территории Центральной Азии, необходимо решать в формате международных организаций.

В-третьих, позиция США имеет огромное значение. Помимо значительного международного влияния, у США есть достаточно экономических рычагов, чтобы изменить ситуацию с экологией в Китае. Революционных шагов в этой сфере ждать не стоит, однако администрация вновь избранного Барака Обамы займет негативную позицию по вопросам загрязнения окружающей среды в Китае. При том, как болезненно Китай относится к критике в свой адрес и вмешательству во внутренние дела, выработка механизмов «экологического диалога» вряд ли будет легкой и быстрой.

В прибрежных районах осушались и засевались зерновыми даже рыбные нерестилища. В пригородах Пекина от крестьян требовали собирать по два урожая в год, хотя для выращивания пшеницы там необходимо 8—9 месяцев. В благословенной Сычуани зерновыми заменяли посадки субтропических культур. Повсеместно вырубались леса, причем даже в верховьях Янцзы и Хуанхэ. На о. Хайнань за 20 лет было уничтожено 3/4 тропических лесов. Все эти меры привели к резкому нарушению экологического равновесия, к деградации почв, опустыниванию, расширению ареалов стихийных бедствий.

Только одна стена отделяет эту деревню от сталелитейного завода

Только с конца 70-х годов в КНР меры по охране окружающей среды стали более реальными. В 80-х годах были приняты законы об охране морской среды, о предотвращении загрязнения вод, атмосферы, об охране диких животных. Многие природоохранные меры центральных и местных властей уже в 90-е годы дали положительные результаты. В качестве примера можно привести работы по лесовосстановлению и лесоразведению, которое достигло уровня 1,5 млн га в год. В результате общая лесистость в Китае возросла до 14%. Был завершен первый этап создания системы лесополос в провинциях Севера, Северо-Запада и Северо-Востока страны. Первая из таких полос протягивается на 1,5 тыс. км и имеет ширину 12 м; около миллиона крестьян вложили свой труд в ее создание — и называют ее Великой зеленой стеной.

Отходы сталелитейного завода, текущие в реку Анианг

Тем не менее общая экологическая ситуация в стране по-прежнему внушает большую тревогу. Долговременная политика, имевшая целью достижение максимального экономического роста, да еще в условиях большого абсолютного прироста населения, привела к переиспользованию многих природных ресурсов, особенно возобновляемых. Отрицательно сказалось и преобладание в структуре промышленности разного рода «грязных» производств. В результате еще в конце 90-х годов 800 млн человек (или 3/5 всего населения страны) жили в экологически неблагоприятных условиях, и в том числе 350 млн (более 1/4) — в зонах, требующих кардинальных мер по улучшению экологической обстановки.

Озеро, заваленное твердыми отходами. Провинция Гуандонг

Согласно отчетам соответствующих международных организаций и китайских экономических ведомств, из 20 наиболее загрязненных городов мира 10 находятся в Китае. По неполным данным, прямые экономические потери от загрязнений на рубеже XX и XXI вв. достигли 10 млрд юаней в год, а косвенные были еще больше. Сильная деградация природной среды сказывается на здоровье людей. С ней же связывают ежегодные потери зерна в объеме как минимум 5—6 млн т.

Жители защищаются от ядовитых паров

Экологические проблемы в Китае включают в себя целый комплекс вопросов, касающихся всех видов природных условий и ресурсов. Но главные его составные звенья — истощение земельных и водных ресурсов, загрязнение атмосферы. Неудивительно, что часть территории Китая оказывается в пределах Азиатского центра деградации окружающей среды.

Деградация почв и сильное истощение земельных ресурсов объясняются следующими причинами.

Одна из труб канализации в Желтом море

Во-первых, крайне отрицательно сказывается на состоянии этих ресурсов широкое распространение водной и ветровой эрозии, приводящей к смыву почвенного покрова и к пыльным бурям. По некоторым оценкам, эрозии в Китае подвержена 1/3 всех земель. Только в результате водной эрозии страна ежегодно теряет более 3 млрд т (по другим оценкам, даже 5 млрд т) почвы.

Труба со сточными водами бьет из-под реки Янцзы

Во-вторых, вследствие неумеренной распашки и выпаса скота увеличивается опустынивание. По данным НИИ пустынь Китая, на севере страны уже имеется 170 тыс. км2 опустыненных земель и еще примерно такая же территория подвергается угрозе опустынивания. Эти земли расположены в 212 округах 13 провинций Севера и Северо-Запада Китая. За последнюю четверть века опустынивание шло со скоростью 1500 км2 в год.

Приток реки Янцзы в районе завода

В-третьих, в результате чрезмерной разработки подземных вод и неправильного орошения растет площадь засоленных земель, которая уже превысила 6 млн га. В районах искусственного орошения засолением нередко охвачено от 30 до 50% всех земель. В некоторых районах Великой Китайской равнины из-за неумеренного использования грунтовых вод для ирригации их уровень снижается почти на 1 м в год.

Электростанция во Внутренней Монголии

В-четвертых, по-прежнему большой ущерб земельным ресурсам наносят наводнения. К середине 80-х годов от них были защищены 18—19 млн га, однако площадь легко затопляемых земель еще превышала 24 млн га.

Загрязненная почва у Реки Янцзы

В-пятых, обрабатываемые земли загрязняются твердыми промышленными отходами, ежегодный объем которых достиг уже 600 млн т; земли страдают также кое-где от чрезмерного применения пестицидов и минеральных удобрений.

Жидкие отходы текущие в Хуанхэ

Наконец, в-шестых, только в 80-х годах более 10% обрабатываемых земель было изъято для транспортных, промышленных и городских нужд.

Все это привело к отрицательным социально-экономическим последствиям. Хотя по размерам общей площади пашни (92,5 млн га) Китай уступает во всем мире только CШA, Индии и России, доля пахотных угодий в его земельном фонде составляет всего 1/10, то есть она в два раза меньше, чем в США и в 5,5 раза меньше, чем в Индии. К тому же из-за деградации и изъятия земель площадь пахотных угодий — по крайней мере до недавнего времени — продолжала сокращаться.

Сточные воды завода Zhenjiang Titanium

Естественно, что в условиях большого абсолютного прироста населения удельная обеспеченность пашней также уменьшается**.

Отрицательно сказывается на состоянии экономики и на качестве жизни населения продолжающееся истощение водных ресурсов. Такой вывод на первый взгляд может показаться совершенно противоестественным. Ведь Китай — страна с густой речной сетью, которая по ресурсам пресных вод (2900 км3) занимает четвертое место в мире, уступая только Бразилии, России и Канаде. И тем не менее в литературе стали встречаться весьма категоричные утверждения о том, что Китай — единственная крупная страна мира, претерпевающая настоящий водный кризис уже сегодня и к тому же стоящая на пороге его усугубления.

Металлургический завод уезда Шесянь провинции Хэбэй

Объяснить это кажущееся противоречие совсем не трудно. Во-первых, нужно иметь в виду, что объем среднегодового потребления воды в Китае уже превысил 450 млрд м3 (450 км3). При этом почти 9/10 его приходится на сельское хозяйство, то есть используется безвозвратно. Во-вторых, нужно учитывать и растущее загрязнение водной среды: Китай занимает первое место в мире по выбросам в нее органических соединений.

В прибрежном районе провинции Цзянсу расположено более 100 химических заводов. Часть заводских сточных вод непосредственно сбрасывается в море, другая часть особенно грязной воды - в пять "временных озёр грязной воды". Два раза в месяц во время прилива, вода из этих озёр уносится в море

Ежегодный сброс только промышленных сточных вод составляет в Китае 25 млрд м3. Из-за этого вода в большинстве рек страны стала непригодной для питья и разведения рыбы. Более того, подземные воды во многих городах загрязнены фенолами, цианистыми, ртутными, мышьяковыми соединениями. Загрязнение коснулось и акваторий морей, куда попадает много нефти, тяжелых металлов, других вредных веществ. Особенно загрязнены Бохайский и Ляодунский заливы Желтого моря, на берегах которых расположены крупные промышленные и портовые города, а на шельфе ведется добыча нефти.

Большой урон водным ресурсам наносит также сведение лесов.

Сточные воды попадают прямо в реку Янцзы возле города Хаймень

Вполне понятно, что особенно невыгодными для Китая оказываются душевые показатели водообеспеченности. Даже по размерам водных ресурсов из расчета на душу населения (2300 м3) Китай уступает большинству стран Европы и Азии. А душевое водопотребление (460 м3 на человека в год) составляет лишь 1/3 от мирового уровня; по этому показателю Китай находится в девятом десятке стран мира. В результате в конце 90-х годов около 300 городов Китая испытывали недостаток пресной воды. В борьбе за воду обостряется конкуренция между городом и деревней.

Провинция Шанси - один из самых неблагополучных в экологическом плане территория в Китае. На нее же припадает наибольшее количество врожденных уродств

Больших масштабов достигло в Китае и загрязнение атмосферы пылевидными частицами и газами. В отличие от экономически развитых стран Запада, где главным загрязнителем воздушного бассейна обычно служит автомобильный транспорт, в Китае эту функцию выполняют прежде всего тепловые электростанции, работающие на угле, а также разнообразные промышленные и бытовые топки, паровозы и т. п. Сжигание угля — главный источник выбросов в атмосферу диоксида углерода, по размерам которых (более 3 млрд т при расчете на CO2 и более 800 млн т при расчете на углерод) Китай прочно занимает второе место в мире после США. Он является также крупнейшим в мире поставщиком в воздушный бассейн другого газа, увеличивающего парниковый эффект, — биогенного метана, источником которого служат как угольные шахты, так и некоторые подотрасли сельского хозяйства (рисоводство, животноводство).

Пастух возле Желтой реки закрывает нос от смрада

К этому перечню загрязнений нужно добавить еще взвешенные частицы, аэрозоли, а также соединения серы и азота, являющиеся источниками кислотных дождей. По стандартам Всемирной организации здравоохранения среднесуточное содержание взвешенных частиц не должно превышать 60 мкг/м3, а в некоторых промышленных районах Китая оно достигает 500—800 мкг/м3! Выбросы соединений серы в основном также связаны со сжиганием угля, содержащего иногда до 6—7% серы. В других государствах использование таких углей категорически запрещено, в Китае же их по-прежнему сжигают без предварительной очистки. Отсюда — расширение зоны распространения кислотных дождей. В 1980 г. такие дожди были отмечены в Шанхае, затем они стали выпадать и во многих других городах, особенно в бассейне Янцзы. Кислотные осадки наносят большой урон урожаю и лесам. Наиболее тревожная ситуация сложилась из-за них в Чэнду, Чунцине и других городах и местностях, расположенных в замкнутой Сычуаньской котловине.

15-летний мальчик из провинции Ганьсу. Он бросил школу после второго класса и вместе с родителями приехал на заработки в провинцию Хэйлунцзян. Работая в антисанитарных условиях, в день он зарабатывает 16 юаней ($2,2)

Особенно высокий уровень загрязнения атмосферы наблюдается во многих городах Китая, прежде всего в наиболее промышленных. Но поскольку уголь широко применяется и для домашнего отопления, явления смога характерны и для непромышленных городов. Один из российских журналистов, побывавший в историческом городе Сиань, пишет о том, что «местные жители обогревают дома и готовят трапезу по вечерам, когда вся семья собирается дома, с помощью угольных печей. Если днем еще можно ходить по городу без противогаза, то с наступлением сумерек воздух становится совершенно непригодным для внутреннего употребления и спастись можно только в кондиционируемом пространстве отеля».

Муж и жена, только что вернувшиеся в свою комнату после работы в известковой шахте

Общее ухудшение экологической обстановки в стране отражается, как в зеркале, в больших масштабах стихийных бедствий. Непосредственный ущерб от них возрастает из пятилетия в пятилетие. Сначала он измерялся десятками миллиардов юаней, в первой половине 90-х годов стал превышать 100 млрд, а в 1996 г. достиг 230 млрд юаней, что соответствовало примерно 1/4 государственного бюджета. Соответственно, возрастают и площади пораженных такими бедствиями земель: в первой половине 90-х годов их доля составила 50%. По данным ЮНЕП, в 1971—2000 гг. в стране произошло более 300 стихийных бедствий, которые привели к гибели более 300 тыс. человек.

Рабочие, большинство которых мигранты из депрессивных регионов, вдыхают слишком большое количество пыли и заболевают через 1-2 года

Среди стихийных бедствий по масштабам отрицательного воздействия на жизнь страны особое место занимают наводнения. Например, в 1998 г. от них в той или иной степени пострадали 400 млн человек, причем многие погибли, было разрушено 5 млн домов, а общий экономический ущерб составил, по расчетам, 36 млрд долл.

Из-за грязной воды 64-летний Ванг Баошенг из Линьфэня болен раком с 2003 года. Раны по всему телу не дают ему спать лёжа, поэтому он спит так.

Наводнения случаются на многих реках Китая, но наиболее частыми и разрушительными они бывают на Хуанхэ. Эта река берет начало на востоке Тибета на высоте 4500 м над уровнем моря. В среднем течении она пересекает сначала плато Ордос, а затем Лёссовое плато, которое в условиях ливневых осадков и легкой размываемости лёссовых горизонтов уже давно потеряло свой платообразный характер и превратилось в район с сильно эродированным пересеченным рельефом. Размыв лёссовых пород приводит к тому, что Хуанхэ ежегодно выносит в море 1,6 млрд т твердых частиц, занимая по их содержанию в своих водах первое место среди всех рек земного шара. Отсюда и ее название: Хуанхэ — Желтая река.

45-летняя ВС Xiaojun из Вуганга, также ставшая жертвой плохой экологии, не может двигать руками и ногами. Лечение не помогает.

Часть этих наносов оседает в Бохайском заливе (Бохайвань) Желтого моря, образуя одну из крупнейших и быстрорастущих дельт в мире. Но все же основная их часть не доходит до устья, а оседает на том участке, где река протекает в пределах Великой Китайской равнины. Поэтому на всем протяжении от места выхода на эту равнину до впадения в море русло Хуанхэ находится выше окружающей местности, и людям пришлось оградить его с обеих сторон земляными валами, иногда достигающими высоты 10 м. Когда в июле—октябре, во время сезона дождей, на Хуанхэ наступает половодье, максимальные расходы воды в реке, случается, превышают меженные в 200 раз! Именно в этот период Желтая река часто прорывает дамбы, затапливая поля и селения.

У 66-летнего Джао Куна из окрестностей Вуганга рак пищевода на поздней стадии. Каждый день его мучает лихорадка.

За последние четыре тысячелетия Хуанхэ в своем нижнем течении прорывала дамбы более полутора тысяч раз. За это же время она более 20 раз меняла свое русло, впадая то в Бохайский залив, как теперь, то прямо в Желтое море к югу от полуострова Шаньдун, а то даже в Восточно-Китайское море — в районе нынешнего устья Янцзы. При этом погибли десятки миллионов людей. Например, во время кратковременного прорыва Хуанхэ на юг в 1887 г. ее водами было затоплено 80 тыс. км2 (что примерно равно всей территории Австрии или Чехии), многие селения оказались погребенными под трехметровым слоем ила, погибло около 1 млн человек, а пострадало в семь раз больше людей***.

У его земляка Гао Ванчуна умерла жена от рака. Сейчас он живет в нищете.

В 90-е годы и государственные, и местные власти Китая стали принимать более действенные меры по охране природной среды. Через два года после Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро, на которой была принята широко известная «Повестка дня на XXI век», в Китае была опубликована «Повестка для Китая на XXI век». Этот документ, намечающий постепенный переход страны к устойчивому развитию, составлен на перспективу до 2010 и даже 2020 г. Но уже для девятой пятилетки (1996—2000) он устанавливал более жесткие нормативы по предотвращению загрязнения окружающей среды, определял расходы на природоохранные нужды, предусматривал расширение мер контроля за ее состоянием.

После нескольких часов работы на хлопковых полях в окрестностях Линьфэня крестьяне становятся похожими на шахтеров.

Некоторые перемены к лучшему на всех этих направлениях уже можно наблюдать. В конце 90-х годов в стране имелось более 2000 станций контроля за состоянием окружающей среды, насчитывалось 800 охраняемых природных территорий (из которых более 100 — государственного значения) общей площадью 73 млн га, что составляет 7,2% территории страны. Продолжались активные работы по лесоразведению, в результате которых лесистость страны к 2010 г. должна возрасти до 17%. Начато создание третьей лесной полосы по периметру Северо-Запада, Севера и Северо-Востока страны — для защиты от наступления пустынь и предотвращения эрозии лёссовых почв.

Дети из загрязненного района.

После наводнения 1998 г. на значительной территории (включая всю провинцию Сычуань) была запрещена вырубка деревьев. Еще ранее были запрещены лесозаготовки в верховьях рек Янцзы и Хуанхэ. С 1991 г. в стране ежегодно отмечается День земли. В стадии разработки находится проект международного мониторинга кислотных осадков, который охватывает Китай и восемь других стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Растет и доля затрат на охрану окружающей среды в ВВП страны: в конце 90-х годов она составила около 1%.

Добиваясь компенсаций за потерянное здоровье, пострадавшие "подписываются" кровью.

* Очерк из готовящегося нового издания книги «Географическая картина мира».

** Интересно, что в Китае, который всегда страдал от крайнего малоземелья, за единицу земельной площади принят не гектар, как в большинстве других стран, а му, составляющая всего 0,06 га.

*** В последнее время из-за усиленного забора вод Хуанхэ на нужды орошения и наступления маловодных лет в реке стал ощущаться острый недостаток воды. В 1972 г. впервые в истории воды Хуанхэ вообще не достигали устья в течение двух недель. В следующем десятилетии река в нижнем течении пересыхала уже несколько раз, а с 1982 г. — ежегодно. При этом безводный период все время увеличивался, а в 1997 году, который ознаменовался жестокой засухой, воды в ее низовьях не было 226 дней.

В поселке Хуаньвэй (провинция Юньнань) каждый год от рака умирают более 20 человек. 11-летний Сюй Ли страдает раком костей.

Китай страдает от кислотных дождей. Шестая часть водных ресурсов страны настолько загрязнена, что вода из рек не пригодна даже для сельскохозяйственных угодий. Деградация окружающей среды происходит одновременно с экономическим бумом в Китае. Кризис экологии стала одной из самых мощных линий разлома в китайском обществе.

Власти Китая неоднократно обещала заняться очисткой окружающей среды. Но обещания остаются без реализации, поскольку местные чиновники поставили рост доходов и обеспечения рабочих мест впереди охраны природы. Следовательно, акции протеста защитников природы выдают неспособность официального Пекина решать экологические проблемы эффективно.

В поселке Хехьян (провинция Хэбэй) более 50 человек страдают раком.

“В целом, экологическая ситуация по-прежнему очень серьезная и сталкивается с многочисленными трудностями и проблемами”, – сообщил заместитель министра охраны окружающей среды Ли Ганжи.

Вода в городах Шанхай, Тяньцзинь и Гуанчжоу, по официальным оценкам, является загрязненной. Чистыми являются водные ресурсы вокруг курортного острова Хайнань и часть северного побережья, отметил замминистра.

Мониторинг загрязнения показал, что 16,4% воды из крупнейших рек Китая была классифицирована как таковая, не соответствующей стандарту необходимого для сельскохозяйственного хозяйства орошения.

4-летняя девочка с дедушкой пришла на могилу матери, умершей от в 22 года от рака желудка.

Особое беспокойство вызывает наличие в воде соединений тяжелых металлов. Это может повлиять не только на здоровье людей, но и на процессы в обществе. Свинцовые отравления, особенно у детей, вызвали общественное недовольство и привели к бурным протестам.

“Эти сложные инциденты загрязнения металлом не только серьезно угрожают здоровью людей, они влияют на социальную стабильность, и надо сказать, это достаточно серьезный вопрос”, – сказал Ли.

В прошлом месяце, огромный северный район Внутренняя Монголия был охвачен демонстрациями этнических монголов. Они возмущены ущербом, который причинен традиционным пастбищам, и смерти пастуха, который погиб под колесами грузовика с углем.

“Что касается этого случая, я знаю, что соответствующие ведомства в настоящее время активно и адекватно справились с ним. Ситуация в основном успокоилась”, – сказал Ли, отвечая на вопрос о протестах.

Вместе с тем, официальный Китай не планирует отказываться от разработки месторождений, предпочитая сбалансирования защиты окружающей среды с необходимостью экономического роста. Ли Ганжи отметил, что важно не демонизировать сектор добычи полезных ископаемых.

“В таких местах, как Внутренняя Монголия, с ее богатыми природными и минеральными ресурсами, их эксплуатация в течение последних нескольких лет, безусловно, оказала большое влияние на развитие местной экономики и улучшения жизни людей”, – сказал замминистра.

http://inosmi.ru/world/20130307/206719200.html

http://www.epochtimes.ru/content/view/72797/4/

http://geo.1september.ru/2003/26/51.htm

http://news-climate.ru/kitaj-vodnaya-ekologicheskaya-katastrofa.html

Источник фото: http://abunda.ru/40943-shokiruyuschie-fotografii-zagryazneniya-v-kitae-31-foto.html

Опубликовано 18 Июл 2012 в 19:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.