Январь завершился на фоне двух знаковых событий – введениея экономических санкций ЕС против Ирана и начала работы нового «революционного» парламента Египта. Два этих, на первый взгляд не связанных между собой события, объединены общей деструктивной логикой, которая сигнализирует о конце Старой Европы в том виде, что мы знаем ее последние 100 лет. Поразительная некомпетентность политиков, игнорирование наднациональными элитами Старой Европы стратегических интересов своих стран, привело к неизбежному факту системного кризиса.

Приход ко власти в Египте радикальных исламистов под знаменами борьбы за демократию знаменует создание химерической геополитической конструкции, категорически отрицающей западные ценности. Отказ же от иранской нефти, по сути, означает переход на внешнее управление всех социоэкономических, и что уж тут говорить, политических процессов, в раздираемой противоречиями Европе.

Все это означает глобальный тупик, в который европейское пространство загнало себя само. И если США от всего этого геополитического «веселья» отделяет океан, то Европа последствия собственных близоруких действий в скорости ощутит на себе. И вот почему.

Приход к власти враждебных Западу режимов Европа создала самостоятельно, зачастую доводя ситуацию до прямой агрессии, как это случилось в Ливии. Не будет преувеличением сказать, что так называемая «арабская революция» – это фатальный сбой в логике развития западноевропейской цивилизации. Странный привод исламистов к власти руками сторонников либеральной демократии показывает не только некомпетентность европейских элит, но кризис идеи европейской идентичности.

Отметим также такой простой факт, что ни блокада Ирана, ни возможная агрессия против этой страны не входит в интересы стран ЕС по причине ресурсной зависимости по поставкам нефти от Саудовской Аравии. Сейчас ЕС потребляет до 18% общего иранского импорта нефти (450 000 баррелей в день), будучи вторым импортером после Китая (22%). Дифференцировано заменить такие объемы в среднесрочной перспективе невозможно. Эта же блокада ставит под угрозу сам дух концепции энергетической безопасности Европы, в частности – от России, которой следовало бы озаботиться собственным концептуальным усилением на этом направлении – «похищение Европы» Москвой в ближайшие несколько лет перестает на этом фоне быть просто красивой фантазией.

Европа должна, по идее, помнить опыт замещения иранской нефти саудовской во время «революции аятолл» в конце 70 – начале 80 годов прошлого века. Тогда нефтяные монархии воспользовались ситуацией монополистов и взвинтили цены[1]. Нет никаких сомнений в том, что страны Залива постараются и в этот раз получить незапланированные сверхдоходы. Учитывая, что саудиты полностью зависят от США, получается, что Европа, руками лимитрофов, отдает собственную политическую волю в руки Соединённых Штатов[2]. Такую политику разумной назвать сложно.

Соединенные Штаты Америки все годы после падения СССР ставили своей задачей окончательное уничтожение идеологического противника, повсеместно свергая левые и левонационалистические режимы. Как писал покойный профессор политологии Мичиганского университета Дэвид Сингер (который знал, что говорил, будучи долгие годы научным консультантом Министерства обороны США), «это был отнюдь не вопрос распространения демократии, это был вопрос уничтожения идеологических противников.

Можно сказать, что администрация Буша на самом деле не стремилась к созданию современных демократических режимов. Она была заинтересована в режимах, которые были бы способны удерживать социалистов, коммунистов и даже социал-демократов подальше от власти…

Бралось среднее ближневосточное, африканское или латиноамериканское общество, в котором очень неравномерно распределен общественный продукт. США использовали свое экономическое влияние в большинстве таких обществ, превращая его в политический инструмент. Так и усиливались или устанавливались правые режимы или группы влияния, проповедовавшие неолиберализм, но отнюдь не демократические преобразования или ценности».

Подобный процесс был оформлен концептуально ведущим американским специалистом по истории «холодной войны», Джоном Льюисом Гэддисом, в его статье «Побеждая тиранию: прошлое и будущее идеи». В этой работе Гэддис исследовал американские официальные доктрины, и пришел к выводу, что целью США не является установление демократических режимов, а «свержение тирании». Ликвидировав тиранию, Америка предлагала народам стран, от этой самой тирании освобожденной, решать свою судьбу самостоятельно.

Эта концепция исторической безответственности применялась США особенно явно в президентство Джорджа Буша-младшего, подводя солидный идеологический фундамент под установившимся после свержения Саддама Хусейна хаосом на территории Ирака. Фактически этой же идеей воспользовались и европейцы, которые сыграли главную роль в свержении режима Муаммара Каддафи в Ливии, пользуясь плодами воцарившегося после этой колониальной войны беспорядка. Но какова цена подобного механического по сути «заимствования» и неумения решать стратегические задачи самостоятельно? Зачем Европе ликвидация светского национализма в арабских странах?

Появление клерикальных исламских режимов и зоны перманентной нестабильности на территории Магриба – все это закономерно ведет к появлению серьезной стратегической угрозы Европейскому Союзу на юге. Развиваются прямые оперативные угрозы, которые, фигурально выражаясь, уже «стучатся в дверь».

Превращение Ливии и Туниса в зоны перманентной нестабильности в разы увеличит «арабский» миграционный поток в Италию и Испанию. Эти последствия данные страны ощущают уже сейчас. Во времена Джамахирии в Ливии в соответствии с доктриной народно-освободительной борьбы были законсервированы огромные запасы стрелкового и других видов оружия. Превращение Ливии в один из центров нелегальной торговли оружием – лишь вопрос времени.

Превращение Египта в исламистское государство будет иметь, скорее всего, геополитические последствия сопоставимые с победой 30 лет тому назад исламской революции в Иране. ЕРА на сегодняшний день самая большая, густонаселенная, и самая промышленно развитая страна арабского Ближнего Востока. Актуализация так называемой египетской проблемы – желания обладать атомным оружием и средствами его доставки – является вопросом ближайших 5-6 лет.

Опыт Египта показал поразительную динамику распространения и генезиса идей салафитов. Маргинальная по своей природе политическая структура салафитов (в лице партии «Нур») заняла в парламенте Египта второе место, получив 123 парламентских места (24,7%)[3]. Результат небывалый, с учетом того, что в стране ислама суффийского толка идеи ваххабизма никогда не имели исторических корней. Вскоре мы можем стать свидетелями экспорта уже «салафитской» революции с территории Египта в сопредельные материки и регионы.

***

Кризис единой Европы – это в первую очередь кризис самоидентификации. Текущие контуры ЕС и других европейских наднациональных формировались в 50-е годы прошлого века, в рамках философии и логики Холодной Войны. Сейчас направление и характер развития объединенной Европы неизвестен даже ее нынешним архитекторам.

В период «сытых 2000-х» подобные вопросы снимались щедрыми финансовыми преференциями. Сейчас, когда Европа раздираема финансовыми противоречиями, кризис самоидентификации вышел из тени и стал во главу угла.

Ценность членства в ЕС сейчас неочевидна даже лимитрофам, пару лет назад буквально умолявших их принять. Сербия, чья современная история является собой цепочку унижений на пути в ЕС, устами президента заявила о категорическом неприятии условий вступления в ЕС[4]. Тишайшая некогда Венгрия пошла на прямой конфликт с Брюсселем, введя в действие «нетолерантную» конституцию и демонстративно нарушив экономические условия нахождения в ЕС[5].

Подобное поведение обусловлено природой все разрастающегося хаоса в формально единой европейской конструкции. Вместе с тем, в хаосе можно найти и конструктивную логику будущего европейского строительства.

Как уже было сказано, существующие наднациональные конструкции, формировались под эгидой США, и в узких рамках атлантической стратегии Холодной Войны. Европа никогда не была по сути единой ни по форме, ни по содержанию. Абсолютно все мировые финансовые институты, включая Европейский банк реконструкции и развития, были нацелены на обслуживание мирового (преимущественно американского) капитала и сохранение доллара как мировой валюты.

Но конец холодной войны дал один, не вполне заметный, но стратегически важный результат – это выход Германии из тени США, и появление у национальных элит геополитических амбиций.

Отметим важный факт – германский национальный капитал, наверно единственный в мире, кто не в полной мере вовлечен в англо-саксонскую финансово-банковскую систему. Более того, Германия на текущий момент является основным кредитором европейских лимитрофов.

Вполне можно предположить сценарий, когда Германия займет выжидательную позицию в будущем мировом кризисе, любезно позволяя амбициям людей типа Николя Саркози и бюрократической некомпетентности функционеров ЕС довести ситуацию до взрыва.

Это пока не более чем один из возможных путей развития ситуации. Вместе с тем, исторические аналогии неожиданного появления и стремительного роста имперских Рейхов дают пищу для размышлений. Германия, одна из немногих стран с высочайшим уровнем самоорганизации, именно в периоды мировых кризисов стремительно и успешно реализовывала свои геополитические амбиции. Сможет ли сейчас немецкая элита воспользоваться историческим шансом – сказать сложно.

Сейчас мы наблюдаем вялотекущий процесс распада ЕС. Процесс исторически обусловленный и вполне естественный. Говоря о конце эпохи Холодной Войны и Ялтинских соглашений, Европа по инерции продолжала действовать по накатанному десятилетию пути, не отвечающему вызовам нового времени.

Во многом благодаря усилиям Европы на Ближнем Востоке формируется новая геополитическая формация, по природе своей отрицающая ценности западной цивилизации. Ответить же европейцам пока нечем. Военные возможности НАТО, несмотря на боевой задор в Брюсселе, вызванный операцией в Ливии, внушают закономерный скепсис. Одно дело раскатывать в блин технологически отсталую страну, другое дело – действовать в рамках долговременной, тотальной угрозы.

Пока что демонтаж устаревшей морально и технически структуры ЕС выразился в потере международной правосубъектности. Европа с поразительным упорством отказывается от собственных интересов, выступая проводником атлантической стратегии неоколониализма. Искать внутреннюю логику в действиях функционеров ЕС и НАТО нет смысла, это люди, которые свою игру проиграли. Решениями проблем новой Европы будут заниматься другие, пока непубличные фигуры.

[1] http://www.au92.ru/msg/20020618_1trhqs5.html

[2] http://quote.rbc.ru/news/fond/2012/01/18/33534904.html

[3] http://rus.ruvr.ru/2012/01/23/64440988.html

[4] http://www.dw-world.de/dw/article/0,,15651979,00.html

[5] http://www.fondsk.ru/news/2012/01/08/finansovyj-internacional-atakuet-vengriu.html

http://www.terra-america.ru/edinaya-evropa-poisk-nesuschestvuyuschih-smyslov.aspx