Мишель Делефортри вырос в христианской секуляристской семье в Антверпене, Бельгия. Он секретно принял ислам в 2006 году, когда ему исполнилось 17 лет. Однажды он вернулся домой и увидел, что его отец нашел Коран и молельный коврик – и выложил их на стол, в качестве вещественных доказательств в ходе назревавшего горячего диспута. Делефортри был зол из-за того, что отец прикоснулся к священной книге и “замарал” ее. Отец тоже был зол. Он сказал: “Хочешь быть мусульманином – убирайся”. Тинейджер, страдавший от алкогольной и наркотической зависимости, переехал в квартиру над мечетью. Там он провел следующие два года.

Тогда же в Антверпене мелкий вор по имени Фуад Белькасем начал приобретать известность благодаря пламенным гомофобским речам, произносимым им на каждом углу. Он требовал превращения Бельгии в исламское государство и введения шариата. Вокруг него быстро сформировалась группа последователей и поклонников, которую он назвал Sharia4Belgium. Белькасем присоединился к международной сети джихадистов, целью которых является демонтаж либеральных европейских институтов. Делефортри стал одним из главных энтузиастов группы. В декабре 2011 его арестовали за попытку продать он-лайн автомат Калашникова. Друзья-джихадисты на некоторое время исключили его из своих рядов – за привлечение излишнего негативного внимания. Делефортри попытался организовать раскольническую группу Sharia4Flanders, но не смог обеспечить участия в ней хотя бы еще одного члена – кроме себя самого. Следующим летом первый участник Sharia4Belgium отбыл в Сирию. За ним последовало еще несколько десятков человек.

В декабре 2013 Делефортри сел на автобус в Антверпене и уехал в Кельн. Оттуда он взял такси в Дюссельдорф. Оттуда он вылетел в Стамбул, а уже оттуда добрался до Адана, близ сирийской границы. Он заплатил контрабандисту, перелез через неохраняемый забор из колючей проволоки – и оказался в Сирии. на сирийской стороне его встретил бельгийский друг, который отвез его на базу ISIS в Алеппо. Его допросили, и после этого отвезли на большую виллу за высокой стеной, в которой размещались иностранные рекруты ISIS. Он жил здесь – среди тунисцев, французов, голландцев и бельгийцев, периодические обновляя свой профиль в facebook фотографиями в камуфляже, мужественно сжимая Калашников. Это продолжалось пять недель , пока “умеренные” мятежники не атаковали виллу. Делефортри и его товарищам пришлось бежать, побросав деньги и вещи. Пару дней они прожили в заброшенном торговом центре. После этого “Мы атаковали их”, сообщает Делефортри, но затем быстро поправляется: “Они атаковали их”.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Вскоре после этой битвы Делефортри вернулся в Бельгию. Очень скоро он оказался в кабинете следователя федеральной полиции. Он повторял им снова и снова – он не принимал участия в вооруженных столкновениях, и настаивал на том, что поехал в Сирию “в поисках лучшей жизни” и для “оказания идеологической поддержки. Он отрекся от своих собственных фото с оружием и в камуфляже, сообщив, что оно только “хотел похвастаться”, и сказал, что не имеет понятия , о чем говорится клипе, выставленной на его страничке в facebook “Муджахеддины дают советы”. Еще шесть членов Sharia4Belgium вернулось из Сирии – зачастую, с еще более убогими отмазками. Один говорил, что работал в UNHCR, агентстве ООН по помощи беженцам.

Когда его попросили расшифровать аббревиатуру названия, он сказал: “что-то с объеденными, а остального я не помню”. Другой утверждал, что работал шофером скорой помощи, но не мог вспомнить названия ни одной организации помощи, работающей в северной Сирии. Третий, принеся клятву верности организации воспевающей пытки, похищения и изнасилования, уверял, что “выполнял только физическую работу”, и “думал, что если на меня упадет бомба, я буду считаться шахидом”. Мар Икхаут, бельгийский криминальный репортер, говорит: “Если верить этим парням, в Сирии никто не воюет. Все – повара”.

Федеральная полиция знала о Sharia4Belgium и Делефортри больше, чем они думали. Наблюдение за организацией началось в августе 2012 – до того, как первый ее член отбыл в Сирию. Полиция опасалась атак в Бельгии. Она перехватила тысячи телефонных звонков, мейлов и текстовых сообщений. Она продолжала собирать сведения о людях, уехавших в Сирию и пожелавших стать шахидами. Несколько участников Sharia4Belgium часто звонили домой, членам семьи. В разговорах они описывали динамику происходящего с группой. Большинство из них вступили в Шуру Муджахеддинов, позднее влившуюся в ISIS.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

В январе 2013 полиция слушала разговор Хакима Элуассаки со своей любовницей. Он рассказывал о том, как только что похищал и убивал сирийских гражданских лиц. Сирийский человек заплатил Элуассаки выкуп за семью – 30 тысяч евро, но тот требовал 70 тысяч: “Когда я его встретил, он закрыл голову руками. Я выстрелил, и пуля прошла и через руку, и через голову”. Подобных описаний было достаточно для того, чтобы арестовать вернувшихся в Бельгию членов Sharia4Belgium, и после двух или трех допросов некоторые из них начали рассказывать, что видели. Один сделал настолько детальный чертеж , что бельгийской полиции удалось установить местонахождение дворца Амр аль-Абси, которого американцы считают “шефом похищений” в ISIS.

Собрав десятки тысяч страниц доказательств и показаний, бельгийское правительство обвинило Sharia4Belgium в том, что она является террористической группой, а Белькасем – ее лидером. Большинство ее членов все еще находились в Сирии, некоторые были убиты. Задержанные – шесть человек плюс Делефортри прилежно посещали судебные заседания прошлой осенью (только Белькасем так и не поехал в Сирию). Это был крупнейший террористический процесс в бельгийской истории. Иногда родители, чьи дети все еще были в Сирии, выкрикивали из зала обвинения Белькасему. Несмотря на то, что европейские тюрьмы считаются рассадниками радикализма, у властей закончилось терпение, и они не видят возможности проявлять мягкость в обращении с Sharia4Belgium. Один из полицейских, участвовавших в подготовке процесса говорит: “С того момента как вы знаете, а мы знаем, что эти люди принимали участие в убийствах гражданских лиц в Сирии, вопросов не остается. Если у вас есть такая информация, следует переходить к репрессиям”.

За последние несколько лет более 4 тысяч европейцев отправились на поля джихада в Сирию и Ирак, и более тысячи, без излишнего шума – вернулись. Многие по возвращении были допрошены полицией и спецслужбами, но количество процессов и приговоров по делам джихадистов в ЕС – крайне низкое. В меморандуме Жиля де Керхов, антитеррористического координатора ЕС сообщается, что на декабрь 2014 года “было вынесено десять обвинительных приговоров”. Координатор сухо отмечает, что “юридическая реакция не отражает масштаба проблемы”.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

В Европе наибольшее количество джихадистов на душу населения – в Бельгии, за ней следует Дания. Подход двух государств к вернувшимся боевикам резко отличается. Датская Служба разведки и Безопасности предполагает, что в Леванте воевали 115 датских джихадистов, большая часть – в рядах ISIS. Некоторые погибли, около половины вернулись в Копенгаген и Аархус. И в Дании, и в Бельгии, вступление и обучение в рядах террористической организации – преступление – независимо от того, может правительство доказать участие подозреваемого в насилии или нет. Несмотря на это, в Дании не выдвинуто ни одного обвинительного заключения против вернувшихся джихадистов.

Большинство европейских джихадистов так и не оказались в зале суда по простой и страшной причине – никто не знает, чем они занимались за границей. Некоторые были очень скрытны, и прерывали всякую связь с Европой, даже с собственными родителями. Другие, как Делефортри, транслировали свои “подвиги” он-лайн, но этого все еще может оказаться недостаточным для обвинительного приговора. Бывший директор Датской Службы Разведки и Безопасности Аня Далгаард-Нильсен указывает на то, что “доказательства, достаточные для разведки не всегда достаточны кв качестве доказательств для суда”. Она задает риторический вопрос: “Если кто-то сфотографировался в камуфляже и с оружием, это достаточно для того, чтобы его осудить в качестве члена террористической группы?” – Ответ, с ее точки зрения, очевиден.

Даалгард-Нильсен также повествует о других “проблемах” – поскольку в датском случае речь будет идти о первом подобном процессе, необходим обвинительный приговор, в качестве предупреждения потенциальным адептам джихада. В то же время, вынесение, по любой причине оправдательного приговора, будет воспринято в качестве стимула. Даалгард-Нильсен говорит: “Видите, какие риски нам приходиться оценивать, занимаясь подобными проблемами?”. Новый министр юстиции Дании Сорен Пинд, между тем, заявил о создании “рабочей группы”, целью которой будет “оптимизировать возможности уголовного преследования” вернувшихся боевиков и говорит о создании “наступательного паттерна” в практике датской Фемиды.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Город Аархус принял впечатляющую программу предотвращения преступности, которая предназначена также и для джихади – вернувшихся или потенциальных. До настоящего момента только 6 (шесть) датских джихадистов , стыдливо идентифицируемых датскими властями в качестве “сирийских волонтеров”, согласились добровольно перенести на себе процесс де-радикализации. К каждому из них приставлен ментор, который может сообщать конфиденциальные сведения только представителю секретной службы, и только в случае реальной угрозы теракта. Начальник программы, Аллан Аарслев комментирует: “Конечно, мы знаем, что часть этих людей воевала в составе нелегальных групп в Сирии. Как полицейский, я бы предпочел, чтобы эти люди были наказаны, но у нас нет достаточных для суда доказательств, с помощью которых мы могли бы показать, что они совершили преступления. Уж лучше попытаться помочь им, чем просто оставить их без внимания”.

Предположительно, у большинства вернувшихся джихади “отсутствует тяга к насилию” – даже в случае, если они продолжают верить в то, что Исламское Государство воплощает в жизнь неизбывную мусульманскую мечту о халифате. На настоящий момент доказан только один факт атаки бывшего члена ISIS в Европе – атака против Еврейского Музея в Брюсселе. Много молодых людей уехало в Сирию в 2012-2013 воевать против угнетателей – но не обязательно за свободу. Они быстро разочаровались, увидев реалии братоубийственной войны между различными суннитскими джихадисткими фракциями.

Этот новый класс раскаявшихся джихади может нести большой потенциал для влияния на потенциальных боевиков. Ричард Баррет, бывший директор контртеррористических операций британской секретной службы, а ныне – аналитик Soufan Group говорит: “Они все еще, возможно очень мотивированы на момент возвращения. В сочетании с утратой иллюзиий они могут быть использования для лучших целей – как например, для того, чтобы отговорить других от поездки в Сирию. Вернувшиеся – наш лучший ресурс для понимания всего этого феномена”.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

ISIS как представляется, также это осознал. И отсюда –множество сообщений о массовых казнях “шпионов” и потенциальных дезертиров в песках Сирии Но среди некоторых вернувшихся привязанность к селфи с оружием проявляется по-новому. Несмотря на то, что на процессе Sharia4Belgium был вынесен обвинительный вердикт, Делефортри не получил тюремного срока. И теперь, он обзванивает корреспондентов различных газет с просьбой найти ему американского издателя для его мемуаров. Джихадистские нашиды играют на фоне взволнованных обещаний Делефортри “рассказать все” – от перехода в ислам до жизни на вилле ISIS.

http://postskriptum.org/2015/09/08/sharia4belgium/