РI завершает наше обсуждение «бушизма» как одной из версий современного американского консерватизма статьей нашего постоянного автора Дмитрия Дробницкого, который рассматривает  феномен династии Буша в контексте борьбы правых популистов из Чайной партии и представителей республиканского истеблишмента. Одним из людей истеблишмента, согласно автору, можно считать и Джеба Буша, в настоящий момент значительно уступающего по популярности миллионеру Дональду Трампу. Хотя умеренный Буш пока проигрывает откровенному и не всегда политкорректному Трампу, следует помнить, что на праймериз республиканцы обычно дают предпочтение как раз умеренным – и по этой причине успех Трампа на настоящий момент представляется маловероятным. Мы будем продолжать следить за ситуацией на американских выборах, поскольку от их исхода во многом будет зависеть в том числе и судьба консервативного движения в Америке.

***

С 1988 года у республиканцев не было других президентов, кроме Бушей. Избранного в 2008 году самого левого президента Барака Обаму, «слоны» надеялись свергнуть уже спустя 4 года, в 2012-м, но потерпели неудачу.

Это был не разгром, но довольно чувствительное и обидное поражение. Казалось бы, условия для победы были ― экономика была не в лучшем состоянии, внешнеполитические успехи Барака Обамы были к тому времени минимальны, а многие обещания президента-демократа так и остались обещаниями.

Претендент у республиканцев был, возможно, и не вторым изданием Рональда Рейгана или Дуайта Эйзенхауэра, но достойный. Успешный консервативный губернатор, пожалуй, самого либерального штата США, Массачусетса, в прошлом, как бы у нас сказали, крепкий хозяйственник ― бизнесмен, компания которого процветала, организатор зимних игр в Солт-Лейк-Сити… Кроме того, глава прекрасного семейства, в скандалах не замечен, собой статен. Да и на дебатах оказался неожиданно хорош.

Однако результат был отрицательный. Даже чуть хуже. Попытка завоевать большинство мест в Сенате, и таким образом создать устойчивое республиканское большинство в Конгрессе, также провалилась.

Что же пошло не так?

Считается, что злую шутку с Миттом Ромни, победившим на республиканских праймериз три года назад, сыграла его религия (мормонов, по мнению многих экспертов, wasp’ы считают «ненастоящими» христианами, приверженцами некого экзотического культа). А также тот факт, что он, будучи губернатором Массачусетса, проводил примерно ту же самую реформу здравоохранения, что Обама предполагал осуществить в федеральном масштабе, и таким образом, он вроде бы оказывался непоследовательным политиком, поскольку Obamacare яростно критиковал.

Однако оба этих «недостатка» были в значительной степени надуманными. Еще со времен торжества религиозных правых, безоговорочно поддержавших Рональда Рейгана в 1980 году, мормоны, как одна из самых консервативных конфессий Америки, перестали быть чужими для ядерного электората республиканцев. Что же касается аргумента о системе медицинского страхования, то он вообще не выдерживает никакой критики.

Во-первых, в отличие от Obamacare, обязательной страховка в Массачусетсе не была, не затрагивала интересы работодателей и не отменяла существующие планы страховок, которые были у жителей штата на момент проведения реформы.

Во-вторых, одно дело, когда реформу проводит штат (и каждый штат может проводить собственную реформу, отличную от других ― в полном соответствии с Десятой поправкой к Конституции США), совсем другое ― когда федеральное правительство вмешивается в компетенцию штатов, больниц, страховых компаний и пациентов. Именно поэтому на президентских дебатах Обама всего один раз упомянул эту «медицинскую непоследовательность» Ромни и, судя по опросам, именно эти дебаты (самые первые) и проиграл.

Гораздо ближе к истине оказались те аналитики, которые сделали вывод о том, что штабу идущего на переизбрание президента удалось превратить финиш предвыборной гонки в референдум о Митте Ромни. И тому поверило недостаточное количество американцев. Если говорить еще точнее ― недостаточное число консервативно настроенных граждан решило, что Ромни стоит того, чтобы прийти на избирательные участки.

Руководство партии было озадачено.

* * *

Дабы избежать еще более досадного поражения в 2016 году, партия решила разобраться в причинах своих неудач. Старейшими лидерами партии и ее основными спонсорами была создана экспертная группа для «разбора полетов». Возглавила группу прожженная аппаратчица и мастер закулисных интриг Сэлли Брэдшоу.

С тем же успехом на эту должность можно было назначить любого члена семейства Бушей, включая жену 41-го президента США Барбару Буш, мать 43-го президента и его младшего брата, одного из республиканских претендентов сезона-2016, Джеба.

Сэлли, при всей ее жесткости в политтехнологическом менеджменте и хорошо известной в Вашингтоне любви к большим гонорарам, отличается безграничной преданностью клану Бушей. И эта «любовь» взаимна.

Когда незадолго до объявления своего вступления в президентскую гонку Джеб Буш перетряхнул свою команду, выяснилось, что за всеми перестановками и весьма жесткими решениями стояла именно она. Еще вчера официальным менеджером кампании был Дэйв Кохель, а на следующий день ― уже Дэнни Диас. Оба являются конфидентами Буша еще с того самого времени, как тот был губернатором Флориды.

Кохеля не уволили, несмотря на падающие рейтинги «очевидного фаворита» республиканцев, но в должности понизили. А Диасу был предельно ясно продемонстрировано, кто в действительности управляет самой дорогой праймериз-кампанией Республиканской партии.

В 2011-м, когда выставлять на выборы третьего по счету Буша пока что выглядело явным перебором, в команду Ромни были отправлены и Кохель, и многие другие близкие Бушу люди. Отобрана «команда усиления» была г-жой Брэдшоу. Сама же она предпочла не работать на Ромни. Она возглавила недолгую праймериз-кампанию губернатора Миссисипи Хэйли Барбора.

Предвидела ли она уже тогда, что Ромни проиграет выборы? Сказать с определенностью сложно. Но проработай она в команде Митта достаточно долго, ей бы не нашлось место в группе, которая была призвана разобрать ошибки республиканцев в кампании 2012 года.

К каким же выводам пришли эксперты?

Следующий кандидат от Республиканской партии должен вести более «позитивную кампанию», то есть чуть меньше ругать президента-демократа и более активно рекламировать свои успехи в качестве управленца и организатора. Из чего можно сделать вывод, что кандидат должен быть бывшим губернатором. Кроме того, необходимо более активно привлекать латиноамериканского избирателя, для чего претендент должен иметь позитивный рейтинг среди испаноязычного населения.

Никаких серьезных изменений в программе, согласно отчету группы, делать не следует. Более того, отчет начисто игнорировал наличие Движения Чаепития, которое с 2007 года последовательно захватывало Республиканскую партию, выигрывало у истеблишмента все больше праймериз на выборах в Конгресс, а в 2010 году покончило с демократическим большинством в Палате Представителей и провело несколько своих ярких лидеров в Сенат.

Отчасти такая «слепота» объяснима ― все же анализ делался для истеблишмента партии, и рекомендации вроде «выдвинуть следует “чайника”» вряд ли бы понравилась заказчику. Но, с другой стороны, все более распространяющиеся среди республиканских избирателей либертарианские и чайные настроения требовали от экспертов ― при профессиональном подходе к делу ― либо доказательств того, что Движение Чаепития теряет энергию и сходит на нет, либо разработки рекомендаций по привлечению «чайников» на избирательные участки в случае номинации кандидата, который ничего по сути менять не собирается.

Однако, судя по всему, отчет экспертной группы во главе с Сэлли Брэдшоу был рассчитан не столько на то, чтобы руководство партии было во всеоружии к следующим президентским выборам, сколько на поддержку конкретного человека.

Если сложить вместе губернаторское прошлое, позитивный рейтинг среди латиноамериканцев и «отсутствие» Движения Чаепития, то фигура следующего кандидата-республиканца становится очевидной ― Джеб Буш, бывший губернатор Флориды, состоящий в браке с женщиной мексиканского происхождения, благодаря активной поддержке которой на перевыборах 2002 года он собрал 61% голосов испаноязычного населения штата.

Нельзя сказать, что Джеб ― совсем уж нелогичный, притянутый за уши выбор, который верные его семье люди подсунули изрядно постаревшему руководству партии. Все же у Буша неплохой рейтинг среди избирателей-женщин, в том числе одиноких (а последние в основном голосуют за демократов). Кроме того, он стал единственным республиканцем, которому удалось переизбраться в качестве губернатора Флориды на второй срок. А это немаловажно.

Флорида с ее 29 выборщиками ― важный колеблющийся штат. Как показывает статистика, если республиканцы проигрывают Флориду, надежды на победу на выборах у них практически нет.

В начале 2013 года, когда был закончен отчет экспертной группы, президентство Джорджа Буша-младшего все еще вспоминалось, как череда катастроф (прежде всего, внешнеполитических), однако Брэдшоу несильно бы покривила душой, если бы уже тогда заявила, что антивоенные настроения к осени 2016 года подутихнут, и указание на вечно пылающий Ближний Восток, неуступчивую Россию и крепнущий день ото дня Китай позволит убедить значительную часть американцев в том, что страной должен управлять лидер, которого в полной мере можно было бы назвать анти-Обамой.

А кто лучше подходит для этой роли, как не очередной Буш, ведь Барак Обама приходил в Белый Дом в качестве анти-Буша?

Наконец, истеблишмент Республиканской партии привык к Бушам. В конце концов, Буши с 80-х годов прошлого века выигрывали выборы у демократов, а другие кандидаты ― нет. Да, Буш-старший стал президентом одного срока, проиграв после четырех лет правления демократу Биллу Клинтону в 1992 году, но в этом у республиканцев принято винить независимого кандидата Росса Перо[1]…

Наконец, несмотря на все более ястребиную внешнеполитическую риторику, во внутренней политике Джеб Буш является одним из самых умеренных республиканцев, заявивших о своем участии в президентской гонке-2016. Это, по широко распространенному мнению, делает его более избираемым кандидатом.

* * *

Совершенно иначе на вопрос о том, что же пошло не так 2012-м, отвечали молодые лидеры республиканцев и участники главного консервативного форума США ― CPAC[2].

С 2013 года уже три раза подряд победителем рейтингового голосования среди делегатов форума становится либертарианец Рэнд Пол, который в самом начале своей политической карьеры заявил, что вашингтонский «бизнес-как-обычно» является главной проблемой Америки. В 2015-м Пол вступил в президентскую гонку, и его лозунгом стало «Сокрушить вашингтонскую машину». И хотя в одном из своих рекламных роликов звание «худшего представителя вашингтонской машины» получила Хиллари Клинтон, он не раз говорил о том, что еще один Буш ― это то, чего партия не должна допустить.

В 2014 году сенатор-«чайник» Тед Круз напомнил участникам форума о горьком опыте поражений республиканцев:

«Давайте вспомним “президента” Доула. И “президента” Маккейна. И “президента” Ромни[3]. Это все достойные люди, но дело в том, что когда мы не отстаиваем до конца свои принципы, демократы торжествуют».

Кто же олицетворяет эти принципы лучше всего, по мнению Круза (кстати, тоже участника республиканских праймериз 2016 года)? Прозвучали два имени: Рональд Рейган и Рон Пол (отец Рэнда) ― именно эти люди, несмотря на преклонный возраст, были кумирами молодежи, увлекали за собой низовые общественные движения и бескомпромиссно боролись за консервативные американские ценности.

Рон Пол дважды становился победителем рейтингового голосования CPAC и дважды участвовал в республиканских праймериз. Оба раза республиканцы предпочли ему более «избираемого» кандидата ― уже упомянутых Маккейна и Ромни. И оба раза пост президента оставался за демократами.

История же иконы республиканцев, Рональда Рейгана, неразрывно связана с CPAC и с тем, что Тед Круз назвал «отстаивать свои принципы». В 1975 году Рейган произнес на конференции зажигательную речь, а в 1976 году выиграл первое в его истории рейтинговое голосование, призывая консерваторов сплотиться и «вернуть Америке ее христианскую идентичность»[4]. Однако на праймериз того же года республиканцы предпочли действующего президента Джеральда Форда.

Форд был не избранным президентом. Никсон назначил его вице-президентом после отставки второго лица государства Спиро Агню и вскоре покинул свой пост, оставив ему Белый Дом.

Джеральд Форд был, пожалуй, самым либеральным из республиканских президентов по всем экономическим и социально-чувствительным вопросам. После скандальной отставки Никсона, столь нелюбимого американскими либералами, партия посчитала, что пламенный консерватор Рейган неизбираем, а вот Форд ― вполне. Чем это закончилось, мы знаем. Выборы 1976 года выиграл демократ Джимми Картер. И так поражение превратилось в катастрофу.

Вот как описывает чувства консерваторов в журнале Time журналистка Лили Ротман:

«Все время существования CPAC Рейган был символом идеи, что компромисс, отступление от консерватизма является ошибкой, ведь предпочтение Рейгану более либерального, избираемого кандидата привело к одной из самых больших катастроф в американском президентстве».

Катастрофа для республиканцев вполне могла бы продолжится и в 1980 году. Джордж Буш-старший хотел стать президентом еще тогда и, лишь начав безнадежно проигрывать опиравшемуся на «Моральное большинство» и взбунтовавшиеся низы республиканцев Рейгану, выторговал себе вице-президентский пост. В 1988 году Буш стал наконец президентом, выставив себя «верным рейганистом». Но даже опираясь на достигнутые Рональдом Рейганом успехи (экономический рост, начавшийся в 1981 году, замедлился лишь на втором сроке Клинтона), он продержался всего 4 года.

А если бы этих успехов еще не было? Если бы партия не взбунтовалась?

В апреле 2014 года, приветствуя вступление Рэнда Пола в предвыборную гонку, консервативный политолог Марк Левин заявил в интервью телеканалу Fox News:

«У людей старше 50-ти в этой стране не было шанса проголосовать за действительно консервативного президента… У нас, консерваторов-конституционалистов, никогда не будет шанса победить демократов, если мы не продавим республиканский истеблишмент… Люди, особенно молодые, должные понимать, что эти корпоратисты пытались остановить самого Рейгана. Семья Бушей пыталась его остановить, весь республиканский истеблишмент пытался. И не было бы у нас никакого Рейгана, если бы у них получилось!».

Однако удастся ли «продавить» республиканский истеблишмент и семью Бушей с их связями, спонсорскими деньгами и беспощадной пиар-машиной?

Возможно, не в 2016 году.

* * *

Недавно в журнале Politico появилась статья бывшего спичрайтера президента Джорджа Буша-младшего Мэтта Латимера, в которой он довольно обстоятельно доказывает, что штабу Хиллари очень бы хотелось получить в качестве соперника на выборах именно Джеба Буша, поскольку его будет легче всего одолеть.

По мнению автора статьи, фактически инсайдера семьи Бушей, борьба сведется к тому, багаж чьей семьи будет сильнее тянуть на дно. И здесь дела у Хиллари получше. Латимер также считает, что Буш не слишком хороший боец, и его интеллигентная подача себя ― не продукт работы политических консультантов, а отсутствие у него способности к жесткой борьбе.

В начале августа издание Salon назвало Буша Третьего «самым худшим кандидатом из возможных». Автор статьи, журналистка Джоан Уолш, даже предположила, что, возможно, Джеб и не хочет становиться кандидатом от своей партии и по манере поведения очень напоминает быстро сошедшего с дистанции в 2012 году Рика Перри.

Что ж, может быть, Бушу и не хочется становиться кандидатом в президенты (как и президентом), но ему придется бороться до конца. Больше истеблишменту положиться не на кого. Взятый в оборот неоконами сенатор Марко Рубио слишком молод, относительно системный губернатор Висконсина Скотт Уокер слишком независим и слишком близок по своей экономической программе к Движению Чаепития. Что уж говорить о Рэнде Поле и Теде Крузе! Постаревшему и изношенному истеблишменту Республиканской партии нечего и думать о том, чтобы как-то договориться с Дональдом Трампом ― этот человек, как он признался на дебатах, привык покупать политиков, а не гнуться под их давлением.

Учитывая, что Трамп готов потратить на собственные выборы $1 млрд., а братья Кох готовы потратить столько же на кандидата-«чайника», пространства для маневра у истеблишмента совсем не остается, в том числе и с выбором спонсоров, а, стало быть, и политической линии. Деньги будут давать те же люди, что давали отцу и старшему брату.

А это, если верить Мэтту Латимеру, делает Джеба Буша еще более простой мишенью для Клинтонов.

Заметим также, что Буши не слишком хороши в борьбе с Клинтонами и их последователями. Буш-отец проиграл выборы Биллу Клинтону после первого же срока. Джордж Буш-младший получил меньше голосов американцев, чем вице-президент Билла Ал Гор, и чуть было не проиграл ему по числу выборщиков после пересчета голосов во Флориде, причем в то время, когда губернатором этого штата был Джеб. У общественности тогда сложилось устойчивое мнение, что простая агитация за брата не помогла, и в ход пошли административные рычаги и подтасовки.

Одним словом, номинация Буша Третьего кандидатом в президенты от Республиканской партии вполне может закончится въездом Хиллари Клинтон в Белый Дом.

И тогда партия либо впадет в долгую кому, как это было после прихода к власти Франклина Делано Рузвельта, либо взбунтуется, как она взбунтовалась в 1979-80 гг.

Собственно говоря, бунт уже начался. Анти-истеблишментные настроения столь велики, что Дональд Трамп с его анти-вашингтонским популизмом твердо удерживает первенство в республиканском рейтинге. Рано или поздно пузырь «трампизма» лопнет, и голоса, которые сегодня принадлежат ему, будут перераспределяться. Будут постепенно выбывать из гонки участники и призывать своих сторонников поддержать на праймериз того или иного кандидата…

Но если Джеб в результате получит большинство, ни упаднические настроения, ни бунтарский пыл никуда не денутся. Как только мадам Клинтон въедет в Овальный кабинет, Республиканская партия, как мы ее знали последние 35 лет, перестанет существовать.

Я уже говорил о возможности долгой комы. Однако куда вероятнее, что, проталкивая Джеба Буша в кандидаты в президенты, истеблишмент республиканцев совершает политическое самоубийство. Промежуточные выборы в Конгресс (точнее, внутрипартийные праймериз) 2018 года поставят на нем крест. С большой долей вероятности практически все значимые места в партии будут заняты представителями Движения чаепития.

Возможно также, что «чайники» начнут строить свою партию или пойдут захватывать Либертарианскую, а республиканцы постепенно уйдут в небытие, как это случилось в свое время с вигами и федералистами.

Семья Бушей, обращаясь с партией, как со своим семейным бизнесом, рискует ее навсегда потопить.

Впрочем, не лучше себя ведет и семья Клинтонов. Но это уже другая история…


[1] Как показывает статистика, это не так. Опросы избирателей на выходе из избирательных участков показали, что Росс Перо в равной степени отбирал голоса и у республиканского кандидата, и у демократического, причем строго поровну. Выяснилось, что из почти 20 млн. голосов, которые он получил на общенациональном голосовании (при этом ни одного голоса выборщика), в случае, если бы он не участвовал в гонке, 28% достались бы Клинтону, 28% ― Бушу, а еще 44% вообще бы не пошли на выборы, если бы в бюллетени не было внесено имя Росса Перо.

[2] Conservative Political Action Conference ― Консервативная конференция политического действия. Проводится с 1974 года.

[3] Победители республиканских праймериз в 1976, 2008 и 2012 гг., соответственно. Все три кандидата проиграли общенациональные выборы.

[4] Выражение частично заимствовано у основателя движения «Моральное большинство» Джерри Фалуэлла.

Источник: http://politconservatism.ru/thinking/bush-tretiy-i-konets-respublikanskoy-partii/