Странности российской политики в отношении Новороссии уже давно перестали удивлять, превратившись в систему, где отношение к казалось бы давно определившимся союзникам и противникам подчас меняется настолько кардинально, что весь процесс начинает походить на вялотекущее заболевание.

Вот уже более года мы всем живем двоемыслием. Ну, я имею ввиду тех неравнодушных представителей русской цивилизации, кого интересует кое-что большее чем собственная зарплата, марка машины соседа и цены на курортах в Турции. Те же, кто озабочен исключительно всем вышеперечисленным живут практически также, как и раньше, за вычетом полюбившихся пармезана и хамона, но возможность посетовать на скукожившуюся до сыра «Российский» и колбасы «Докторская» действительность им замечательно предоставляют Навальный, радиостанция «Эхо Москвы» и телеканал «Дождь». А вот нам — тем самым неравнодушным, повезло гораздо меньше. С апреля 2014-го мы больны прогрессирующим раздвоением сознания, превращающим нас в постоянных искателей второго дна и читателей между строк. И, как ни крути, если мы и виноваты в этом, то только отчасти.

Мы помним, как все начиналось? Кстати, кумир семидесятников, когда-то спевший эти строчки, а ныне все больше мелькающий в украинских пропагандистских роликах, было время и Георгиевскую ленточку носил, и признавался в симпатиях к нынешнему российскому лидеру… Был ли у него хитрый план, позволивший ему в одночасье развернуться на 180 градусов в своих убеждениях? По большому счету, сейчас это уже никому не интересно. Куда более интересна риторика самого лидера, который, судя по всему, больше не вызывает у престарелого рокера позитивных чувств. Когда, опять таки, все начиналось — в Крыму, а Донбасс и Новороссия начинали подхватывать эту эстафету, Путин говорил, что мы будем защищать русских где бы то ни было. И если они (подразумевалось силы вселенского зла, воплотившиеся в виде вооруженных украинских карателей) рискнут стрелять в мирных людей, то мы им … Силы зла рискнули. Спалили несколько десятков человек в Одессе, еще нескольких расстреляли в Мариуполе. После чего весь мир затаил дыхание…

Говорим…, подразумеваем…

Как мы помним, вдох тогда был, а вот выдоха как-то не дождались. Ура-патриотические блогеры на перебой хвалили умение лидера выдержать паузу, мол, и Обама от неизвестности стал еще черней, и Олланд пустился во все тяжкие в парижских кабаках, и у Меркель внезапно начался цистит… Однако время шло, Обама все также ставил всему миру на вид, Олланд кисло улыбался, а Меркель пусть с несколько помятым, но все же с каким-никаким видом продолжала отчитывать Россию за «аннексию» и «агрессию». В ходе праздничных торжеств 9 мая прошлого года в Москве об убитых в Одессе и Мариуполе никто не вспомнил. Потому если кто и выдохнул, так это те самые жовто-блакитные силы зла, которая принялись штурмовать Славянск со всем тем, что было у них в военном арсенале. И с тех пор не прекращают этот понравившийся им процесс даже в дни оглашающих пространство артиллерийской стрельбой и разрывами в жилых кварталах перемирий.

Донбасс проглотил «тактическое» молчание. И после разгромленного Харькова (где многотысячную пророссийскую демонстрацию встретили пустые ворота консульства РФ), Николаева и Днепропетровска решил не сдаваться, а провести референдум. Аналогичный крымскому. На что получил настоятельный совет — не проводить…

Вот, тогда-то, наверное, и произошел первый массовый рецидив двоемыслия.

«Он вышел на лед в свитере с цифрой одиннадцать», — словно некий код, открывающий двери в счастливую вечность, передавали новость о банальном хоккейном матче с участием российского лидера жители Донецкой и Луганской тогда еще областей. После чего весело перемигивались, мол, знаем мы что к чему. И проводили референдум с небывалым энтузиазмом, при огромных толпах людей, осаждающих участки для голосования. Исход действительно народного голосования получился таким же, как и на известном всем полуострове. А вот дальше…

Гуманитарная экономика

Пресловутых «зеленых человечков» Донбасс не дождался. Зато дождался вооруженную до зубов украинскую армию. Супер-пупер-оружия типа «Чебурашка» тоже никогда не поставлялось, я помню, как в июне в наиболее укомплектованный и дисциплинированный луганский батальон «Заря» привезли «подарки»: пару довольно ржавого вида ЗУшек и где-то около пяти «Игл». В то время авиация противника уже нанесла свой печально знаменитый авиационный удар по зданию городской администрации и вовсю бомбила территорию только-только появившейся на свет республики.

Чуть позже начали появляться танки, о которых с таким упоением верещали украинские пользователи интернета: мол, идут танковые колонны из России. На деле колоннами, как правило, оказывались три — четыре машины, не моложе Т-64, передвигавшиеся в сопровождении БМП и БТР со скоростью разогнавшегося трамвая, чадящие солярой и норовившие заглохнуть чуть ли не через каждые тридцать минут… При этом доблестные укровояки радостно сообщали о подбитых ими Т-90 «российских оккупантов», и даже кто-то не из последних лиц тамошнего министерства войны вещал как таки сделал хваленую «Армату», метнув в нее, точнее в него — танк, шмат козацкого сала.

Тем не менее, всю разнообразную рухлядь, которую на «большой земле», видимо, планировалось сдать в утиль, Донбасс воспринимал как манну небесную. Оно и понятно, бои уже начинались нешуточные, укроп лупил из своего советского уцелевшего, которого оказалось в разы больше — от «Тюльпанов» до «Точек У».

Потом на перепаханную РСЗО, засеянную растяжками и обильно политую кровью землю потянулись белые караваны МЧС России. Которые, правда, поначалу долго стояли на пограничных пунктах пропуска, контролируемых ополченцами — то есть на тех самых пунктах, над которыми население тогда еще Украины уже в апреле самовольно поднимало российские флаги…

Так вот, именно там, словно в дурном сне, российский гумконвой поначалу ждал прибытия украинских таможенников, которых ранее местное население с превеликим удовольствием оттуда выкинуло, а потом представители оного еще долго спорили с теми самыми украинцами при исполнении по поводу того, есть ли у них основания для того, чтобы пересечь границу, контролируемую, повторюсь, ополченцами… А все это время, пока представители зачем-то судились-рядились, на обстреливаемой земле Донбасса умирали люди от нехватки медикаментов, еды и даже воды. В конце концов эмчеэсники стряхнули с себя морок двоемыслия и, наплевав на вероятные эмоции «партнеров», таки пересекли условную черту, за которой их ждали с распростертыми объятиями.

Самое забавное, что на фоне этого события дихотомия приключилась и у заклятых противников Донбасса и, соответственно, направляемых туда гумконвоев из РФ: российских либералов и украинских масс-медиа, прежде выступавших единым информационным фронтом. Первые в духе Навального начали доказывать, что эмчеэсовские фуры на три четверти пусты, поскольку «все разворовали», вторые же — что они, напротив, под завязку забиты, но танками, гаубицами и бойцами российского спецназа.

Конвоев же этих, в городах и селах, щедро посыпаемых осколками, живущих без света, воды и при закрытых магазинах, ждали и разве что с цветами не встречали — обязательно встретили бы и с букетами, если бы в выгоревших дотла садах оставалось бы, где их нарвать.

Но самое занятное, что когда в городах Донбасса появились свет, вода, открылись магазины, приехали бежавшие ранее от войны люди, Россия продолжала опробованную тактику: слать гумконвои. И только. Вместо того, чтобы открыть границы, начать поставлять сырье для огромного количества предприятий Донетчины и Луганщины, и закупать, пусть даже по самым низким ценам, произведенную в них продукцию. А также позволить местным предпринимателям завозить в республики товары из России.

Вместо этого Москва, по сути, поддержала экономическую блокаду Киева, и все тех же предпринимателей и представителей ЛНР и ДНР встречали российские таможенники со словами о том, что, собственно, никаких «Элэнэр» и «Дээнер» они не знают. А магазины в городках и поселках Луганщины были забиты товарами где-то на четверть, прямо как воображаемые российскими либералами эмчеэсовские фуры (впрочем, против подобного факта аудитория Навального вряд ли бы стала протестовать). Да и эту четверть в основном составляли товары, которые всеми правдами и неправдами, под угрозой конфискации, избиения и арестов, при помощи огромных взяток местные коммерсанты протягивали через украинские блокпосты. Цены в этих магазинах, соответственно, резко подскочили. А работы у людей все не было, как и денег — предприятия-то стояли.

Обещаем одно, делаем…

Зато людей позвали выбрать глав и парламенты республик. И они снова пошли, также, как в свое время на референдумы. УкроСМИ злопыхали насчет того, что каждому проголосовавшему выдавали мешок картошки… Они явно давно уже не жили с Донбассом в одной реальности и не располагали статистикой. Даже при беглом взгляде на очереди у избирательных участков становилось понятно, что если бы республиканские власти, воспользовавшись каким-то чудесным мичуринским средством, накануне засеяли бы картофелем все окрестные терриконы, а на следующее утро собрали бы на них волшебный урожай, его все равно не хватило бы, чтобы заманить такое количество пришедших проголосовать. Просто люди снова поверили.

Вы думаете, жители Донбасса забыли, чем заплатили за референдум? Как бы не так! Просто, например, глава российского МИДа Сергей Лавров довольно прямолинейно сказал: «.мы признаем их (выборов — прим. автора) результаты «. Может, дипломат рассчитывал на какой-то иной итог голосования? Как бы то ни было, сразу после избрания глав и парламентов народных республик риторика Кремля стала прямо противоположной, заговорили о том, что Россия всем чем только может ратует за территориальную целостность Украины.

Можно ли считать главу МИДа капризной барышней, которая меняет свои убеждения по несколько десятков раз на дню? Вряд ли? Вот и спустя полгода в одном из интервью Лавров вещает все о том же: «На всех уровнях — устами президента России, в других форматах, говорим, что мы за то, чтобы они (ДНР и ЛНР — прим. автора) стали частью Украины… Республики будут частью Украины, и дальше пройдет конституционная реформа, чтобы этот статус закрепить на постоянной основе».

Если мне скажут, что именно за это голосовали люди, то я не поверю. Ибо помню, как поначалу они выходили разгонять малочисленный, но весьма агрессивный и крикливый Евромайдан исключительно под российскими флагами. И именно российские флаги реяли над зданием Луганской администрации. Это уже потом местному руководству добрые российские советники присоветовали сменить их на новоизобретенные флаги ЛНР…

Еще людям намекали на то, что после выборов в республиках появится своя банковская система и даже зайдут российские банки. О том, что выпускники местных вузов получат российские дипломы. Что на первых порах молодое государство признают ряд латиноамериканских и арабских стран. Что из этих обещаний выполнено на сегодняшний день? Сегодняшние выпускники луганских вузов не знают, где они теперь смогут реализовать себя, кроме разоренного еще, кстати, не закончившейся войной Донбасса. Вместо банков действуют только центры по обналу, и у республиканских администраций не имеется даже собственных корреспондентских счетов. Ах, да, есть просвет — Южная Осетия с признанием постаралась!

Кто свои? Кто чужие?

Вслед за выборами в солнечный и теплый Донбасс пришла зима. И это не фигура речи — первый снег в этом году на Луганщине очень символично лег именно в день голосования — 2 ноября. В России в это время по телевидению крутили ролики, намекающие на то, что Украина зимой без российского газа вымерзнет на корню. В лишенных тепла послевоенных домах ДНР и ЛНР жители, видя это, тихо злорадствовали по поводу вчерашних соседей, вот, мол, хотя бы отчасти прочувствуют то, что ощущаем мы сейчас. Тем более, что Киев взял да перекрыл газоснабжение бунтующим регионам.

И вдруг как гром среди ясного неба прозвучала новость: «Россия будет поставлять газ на Украину по сниженным довоенным ценам». А далее: «Из-за срыва поставок из ЮАР было решено без предоплаты продать украинской стороне 500 тыс тонн российского угля»…

А теперь представим холодные морозные зимние ночи в прифронтовом Первомайске, и теплые, светящиеся огнями клубы Киева, в одном из которых, например, режут символический торт в виде русского младенца…

Я видел возвращавшихся из плена луганчан. У одного из них не было ногтей на руках. Совсем. А когда он пил воду, то его рвало желчью. Все нутро у парня было отбито. В то же самое время немного уставшим и следка подраненным «киборгам» устраивали ротацию под присмотром и с одобрительного согласия ополченцев. Вы думаете, это последние додумались до такого? Да по доброй воле, потеряв энное количество товарищей и родных? Как бы не так, на Донбассе давно уже ничего не делается без молчаливого одобрения вежливых советников…

Вы можете представить себе русских партизан, выводящих замерших французов со Старой Смоленской дороги на Новую, чтобы те погрелись, подкормились, люди же как никак? Или советских солдат, выпускающих из котла продрогших до сосулек вояк Паулюса, дабы тот смог заменить их на свежее пушечное мясо?

Когда у президента России спросили про все эти реверансы режиму, который плодит агрессию, он ответил — правители уходят, а народ остается. Это тот самый народ, которой поет «Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла»? И использует в своем лексиконе такие выражения, как «майские шашлычки» и «самка колорада»? Допустим, его — этот народ, жалко даже в его же агрессивном безумии. Ну, а кто пожалеет жителей Кировска, у которых этой зимой методично обстрелами отрубили электричество, водо- и газоснабжение? Может, чтобы этого не происходило, достаточно сделать так, чтобы те, кто стрелял по ним, не смогли больше делать этого? Так подсказывает мне простая обывательская логика. Хотя мне, конечно, мудрости государственных мужей и изобретателей хитрых планов своим жалким умишком никак не понять.

Пепел Одессы

Перед моим крайним возвращением домой в Россию луганские знакомые попросили у меня поинтересоваться у пограничников во время перехода о своих друзьях-одесситах, воюющих в ополчении. Эти двое парней были схвачены прошлым летом. До этого они бились на Греческой площади за Русский мир и, к счастью, остались живы. Они прошли через пытки и нечеловеческие условия содержания в СИЗО одесского СБУ. И были обменены. После чего, повторюсь, воевали в луганском ополчении

Из СБУ парней выпустили без документов. В ЛНР им дали временные удостоверения личности. Парням очень хотелось съездить в Россию, немного отдохнуть и подлечиться, как-никак заключение и война не сильно благоприятны для человеческого здоровья.

Я ответил тогда, что не стану привлекать к себе внимания наших пограничников разговорами о людях, которым мало знаю. Дабы не будить их профессиональную паранойю. И вместо меня это сделал другой человек, который возвращался со мной и знал ребят лично. Ответом ему, естественно, был отказ. Ибо в отличие от многомиллионной России, и даже кремлевского руководства, наша погранслужба никогда и ничего о Луганской Народной Республике не слышала. И подлечиться в спокойной обстановке парням теперь уже никак не светит.

Интересно, что они почувствовали, когда увидели в Москве одесского депутата Алексея Гончаренко? Того самого, что бегал вместе с озверевшей толпой нацистов по закопченым коридорам Дома Профсоюзов, снимал на мобильный обугленные трупы защитников «Куликова поля» и в прямом эфире под бурные аплодисменты сидящих в киевской телестудии рапортовал о том, что с сепаратистами в его городе покончено? Что они ощущали, видя его разглагольствования в эфире Первого канала? Они — бойцы, дравшиеся в том числе и за Россию. Оказавшиеся теми, кого Россия увидеть у себя не пожелала. И не нашла причин задерживать того же Гончаренко дольше положенного срока, после того, как он приехал спеть «Ла-ла-ла-ла» на так называемом шествии памяти Бориса Немцова. У российского МВД к одесскому погромщику вопросов не оказалось.

А вот у вполне себе либерального журналиста Александра Минкина нашелся вполне резонный вопрос ко всей нашей системе, который он озвучил на странице «Московского Комсомольца» (предлагаю вольное изложение сути оного — прим. авт): почему помогающая Донбассу Россия умудрилась только в марте-месяце поставить на Украину 100 тыс тонн металлургического кокса, при помощи которого будут делать сталь, а уже из нее — танки и всякое другое оружие и боеприпасы для ВСУ? Последними, по всей видимости, довольно скоро снова начнут ровнять города и поселки Донбасса, убивая в том числе и российских добровольцев. Мне же от себя захотелось добавить и еще один вопрос: а перестал ли концерн Олега Дерипаски отгружать сырье для Харьковского танкового завода?

Буквально на днях знакомый луганский журналист написал мне в фейсбуке жизнерадостное:

— Скоро все изменится! Вспомни прошлый год. Тогда была успешная олимпиада, а вслед за ней «Крым — наш». А в этом — прошел успешный парад!

Они так и тем и живут, в этих несчастных, изможденных, истерзанных войной и неустроенностью русских республиках Донбасса. В состоянии перманентного безумия. Думая, что когда им говорят из Москвы: «Ваше место в Украине!», то это вовсе не так, что это опять хитрый план. Который растянулся на год, и непонятно еще насколько затянется.

А мне хочется кричать: «Неправда!». Верьте словам. Вас специально держат на коротком поводке, как буфер против накаченной США и союзниками нацистской Украины. И изначально хотели того же, но только в рамках большой Новороссии. Мол, смогут сдержать захваты администраций, смогут организовать федерализацию, после чего получится оппонировать подчинившимся западному влиянию областям на равных. Не вышло. Хунта оказалась решительней, агрессивней и циничней. А за ней пришли санкции и, по сути, блокада по всем фронтам.

И никто там наверху никогда не хотел брать вас в Россию. Вы же не Крым с его стратегическим выходом в Черное море и одноименным флотом. И словосочетание «Русский мир» использовалось лишь тогда, когда это было выгодно, а когда невыгодно — убирали его подальше. Поэтому комбриг Мозговой и комбат Дремов могут не ждать ответа на свое письмо о поддержке «Русского проекта», их никто не услышит и им никто не ответит. Вам дают столько продуктов, сколько хватило бы на то, чтобы вы не умерли с голоду. И столько оружия, сколько хватило бы на то, чтобы вы отбились. Не более того. Никто не позволит вам пройти маршем до Киева, поскольку этого не поймут «партнеры». Вам нарисовали участь — жить прослойкой, защищающей Россию от вторжения орды. За что и будете в ближайшей перспективе страдать и умирать.

Вы скажете мне, что я не прав. Что это я, а не вы, страдаю раздвоением восприятия реальности. И это я сошел с ума. И проект «Новороссия» закрыт лишь временно, и всех нас в будущем ждет победа. И есть хитрый план. И мы еще всем покажем. Так разве я против? Я, признаюсь, давно свихнулся вместе с теми, кто участвует в этой донбасской многоходовке. И, поверьте, с удовольствием соглашусь на право быть единственным безумцем в сложившейся ситуации. Поскольку это будет меньшее из зол.

http://www.regnum.ru/news/polit/1927039.html