Каждый человек состоит из противоречий. Это не плохо и не хорошо, но это может стать проблемой, если перестаешь задавать себе вопросы о своей собственной непоследовательности. Германия продолжает гордиться своим моральным превосходством – но медленно и верно превращается в страну, в которой живут люди с двойной моралью.

Год назад я совершенно случайно наткнулась на анти-исламскую демонстрацию у вокзала в Кельне. Говоря точнее, это была контр-демонстрация. Я не могла выйти из вокзала обычным способом – меня вели в обход полицейские и железнодорожники, пока я не поднялась из подземного перехода – и все равно наткнулась на толпу вопящих “Nazis raus” левых популистов. На другой стороне улицы стояли 50 оппонентов ислама – и вокруг них – участники контр-демонстрации, которых было раз в пять больше.

С большим удивлением я наблюдала, как левые демонстранты беспрестанно вопили свои требования о толерантности и гармоничном сосуществовании, и разглядывала их плакаты – против предрассудков и дискриминации. Они требовали бережного отношения к беженцам (и даже к террористам они готовы отнестись с любовью) – но антиправительственные голоса немедленно отметались как расистские, мизантропские и крайне-правые (”все они – нацисты!”). Они не понимали, что они воюют теми же популистскими слоганами, что и их предполагаемые противники – и сеют ненависть, вместо диалога.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

Они называют любых – даже незаконных, даже погрязших в пороке и криминале мигрантов своими “соседями” – но их предположительно широкое поле толерантности не охватывает их реальных соседей. Так они превращают нормального германского обывателя, добросовестно платящего налоги вносящим свой вклад в социум во врага номер один – в то время как мигранты превратились в “благородных дикарей”, которые и создают их идеалы.

Над участниками демонстрации витало желание равенства и честного отношения к пришельцам – даже если ценой канонизации статуса беженца станет ограничение наших собственных ценностей и ухудшение нашего материального положения. То, как беженцев в прошлом году закидывали мягкими игрушками стало приметой последовавших месяцев. Мы возились с ними, как с малыми детьми, что требовало от нас постоянной материнской заботы, с помощью которой мы надеемся вылечить наши собственные комплексы и наше чувство вины – и в конечном итоге, ни нам, ни им от этого хорошо не будет.

Германия демография

Германия - мигранты по странам происхождения

Сопровождаемая воплями пьяной от пива и сознания собственной правоты толпы, я проследовала домой – мимо ярко освещенного кафедрального собора и ни на минуту не смолкающим хором Nazis raus.

Я думала о том, что эти люди не видят самый большой из двойных стандартов – очевидное сходство политического ислама и нацистской идеологии. Немцы проклинают идеологию национал-социализма, но готовы принять “обновленный” и “возрожденный” ислам. Теперь, чтобы не “быть нацистом”, необходимо позволить в обществе ислам.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Следующий двойной стандарт – “поддержание, укрепление и оправдание” демократии анти-демократическими средствами. Для того, чтобы его почувствовать, не надо ходить на демонстрации. Он – повсюду. “Журналист 2015 года” Анья Решке гневно пишет в facebook о результатах референдума по Brexit: не было бы более правильным отдать разрешение подобных “решающих вопросов” не на рассмотрение индивидуальных (и глупых) граждан, но умудренных опытом элит? Восхитительное предложение по защите демократии, которое я поддерживаю, и в качестве первого шага предлагаю лишить права голоса блондинок.

Германия демография

Германия - структура мусульман по сектам

Анти-демократическое отношение к анти-правительственной оппозиции ярче всего проявилось во время предвыборной кампании в Мекленбурге. Традиционные политики пришли в ярость от успехов AfD. Им было позволено провозгласить: “Думай, прежде чем выбираешь!” Избирательная кампания старых партий , единственным внятным пунктом программы которых является то, что они – против AfD, свелась к чмырению права на самопределение народа. Здесь нельзя не вспомнить комментария Бертольда Брехта о восстании рабочих в ГДР в 1953 году: “Не было бы бы проще правительству распустить народ и избрать новый?”

Здесь, за казалось бы самыми благородными целями помощи беженцам, прячутся самые эгоистические цели левых популистов. Беженцы превратились в союзников в борьбе против консервативных партий и диссидентов. И потому, даже и AfD для леваков – полезная и удобная кукла ненависти, которой можно присваивать различные и взаимозаменяемые атрибуты – крайне-правые, националистические, неконституционные, и т.п., с тем, чтобы оправдывать и стимулировать массовую миграцию и грядущее исламское доминирование. Им необходима AfD.

Подробно о о теневой стороне
канцлера Германии
в статье

Ангела Меркель как агент Штази

Если не будет ее, то найдут новый объект ненависти. Этот двойной стандарт потрясает еще и тем, что мы приветствуем людей, отрицающих сами основы Просвещения. . И пока по всему миру совершаются ужасающие преступления во имя и от имени ислама, мы делаем пугало из AfD – партии, выступающей за такую иммиграционную политику, ради которой когда-то народ голосовал за канцлера Ангелу Меркель (достаточно взглянуть на программу ХДС 2002 года) – и которая сегодня считается чересчур радикальной.

Наш министр юстиции и самоназначенный главный борец против “Пропаганды ненависти” и дискриминации, Хайко Маас, в реальности занят все более произвольными играми со свободой мнения. Он желает запрещать (предположительно) популистские и экстремистские посты в социальных сетях – и фильтрация будет осуществляться посредством не государственных структур, но возглавляемых его наймитами “фондов” и “институтов”.

Германия демография

В полном размере: Германия - мечети

Но господин Маас, как представляется – под сильным впечатлением от левого популистского контента -как это следует из его похвал музыкальному коллективу Feine Sahne Fischfilet. В битве за мультикультурализм агитация левых и исламистов приветствуется, а те, кто осмеливается подвергнуть сомнению политику правительства немедленно клеймятся в качестве расистов.

Как быстро мораль конвертируется в двойной стандарт демонстрируют нынешние дебаты о бурке. Мы в Германии, с одной стороны, делаем все ради эмансипации женщин – даже с помощью (показушных) гендерных квот – но с другой – позволяем процветать в нашем обществе коллекции патриархальных образов жизни, ядром которых является “честь” мужчины, контролирующего сексуальность женщины. И, несмотря на это, левые популисты продолжают утверждать, что чадра на лице мусульманки является выражением ее самоопределения. Печальный климакс этого двойного стандарта – мы не только смирились с исламским угнетением женщины в нашей собственной стране – но пришли к этому при поддержке сомнительного “феминизма”. Когда женщины защищают идеологию угнетения женщина, с их моралью явно что-то не в порядке.

Вершиной двойных стандартов нашего времени является следующий парадокс: наше правительство наотрез отказывается ввести контроль и мониторинг внешних границ, но вынуждено строить все больше и больше внутренних стен и заборов – ограждение вокруг Октоберфест, охранники в бассейнах, усиленный контроль на входах на стадионы, полицейские патрули на вокзалах, аресты террористов ISIS. Несмотря на это, мы продолжаем зажмуривать глаза и отказываемся осознать, что эти беспрецедентные усилия в области внутренней безопасности связаны с массовой миграцией. Мы стремимся защитить внешнюю культуру свободы с помощью открытых внешних границ – такое противоречие ясно любому первокласснику, но не доходит до наших правящих элит.

Германия демография

Германия - процент мигрантов по провинциям

Внутри, однако, мы стремимся регулировать свободы: предопределение результатов выборов путем ограничения прямой демократии и самоопределения народа, управление общественным мнением посредством неявной цензуры, регуляция рынков труда путем введения квот для женщин и мигрантов, все новые курсы о равенстве в школьных классах, иллюзия прописанного властями эгалитаризма вместо меритократии, контроль над отношениями полов, анти-дискриминационные кампании, иммиграция, как способ решения демографических проблем и моральный патернализм.

Медленно, но верно мы преобразуем наше правовое государство в этическое. воспитательное и социальное государство. Мы не способны признать , что именно такие действия и означают предвестие гибели по-настоящему либерального, открытого и свободного общества. Левые популисты настолько озабочены сохранением своих идеалов, что во имя “защиты свобод” они открыли двери мизантропской и насильственной идеологии.

Сегодня нет диспута между “левыми” и “правыми” в обсуждении проблем иммиграции. Есть лишь двойной стандарт, из которого рождается ощущение бессилия, бессилия, которое находится где-то между гневом, недоумением – и увы, печалью. В конце концов, вы чувствуете себя беззащитным. Точно также, на деле сильная Германия представляет себя беззащитной, зависимой и сбившейся с пути. И тут действительно начинаешь задумываться над тем, удастся ли нам ответить на вызовы интеграции и победить тоталитарный ислам.

Новая Германия: нет барьеров на границе – нет и Октоберфеста