Кого выберет Путин — Кудрина или Титова — пожалуй, сегодня это самая горячая информационная тема внутри страны. Какой путь будет выбран — роста и развития или экономии и сокращения. Почему-то данный выбор подается в СМИ настолько примитивно, что вроде как про обоих сказали одинаково ровно, но «план Кудрина» как бы ретроградский, по сравнению с развивающей «программой Титова». Да еще Кудрина эти либералы из Минфина и ЦБ поддерживают, которые «ну явно Родину продали». Хотя деталей обоих планов никто не видел, комментаторы уже со своими предпочтениями определились и выражают надежду на аутодафе ретрограда, посмевшего покуситься на оборонку и социальный сектор. А ведь дьявол, как всегда, кроется в деталях. Я их не видел тоже, однако в обоснованности «программы Титова» сомневаюсь больше, чем «программы Кудрина». Почему.

Титов предлагает залить экономику деньгами и получить рост? Простите, но нигде в мире достичь успеха таким путем не удалось. Все эксперименты с печатным станком заканчиваются выходом на ПОПС. Кстати, к укреплению среднего класса, опираясь на который «программа Титова» обещает рост экономики, они не привели тоже. Напечатанные деньги до реального сектора вообще не дошли, почти полностью осев на биржевом рынке. Да, котировки индексов подскочили, и это как бы подтолкнуло размер ВВП. Только в результате этого роста рабочих мест не прибавилось, а число нуждающихся в поддержке со стороны государственных социальных программ наоборот возросло. Даже в США.

Откровенно говоря, фетишизирование роста ради самого факта роста меня удивляет. Конечно, если его обеспечивать только дутыми биржевыми цифрами, тогда обещания программы наверняка реализуемы. Но вместе с ними в экономике надуется пузырь, точно такой же, как в Японии, ЕС и США. Такая стратегия к формированию угрожающих размеров пузыря привела даже Китай. Вот только у них размер экономики в 5−6 раз больше нашего, потому мы лопнем раньше, и последствия этого для нас окажутся разрушительнее. Учитывая тот факт, что мы сейчас находимся еще и в состоянии холодной войны с Западом, когда пузырь взорвется, они нас просто «разберут на органы». Причем, весьма быстро. Схема давно апробирована. Резкое падение уровня жизни. Взрывообразный рост социального недовольства. Гражданские протесты, Майдан и — «здравствуйте, девочки»…

Это вовсе не алармизм. «Программа Титова» ставит своей главной целью быстро вернуться на стабильный экономический рост в 4% в год и сохранение его темпа на протяжении нескольких лет. Все вроде здорово, все только «за», только вот за счет чего «рост»? С финансовой составляющей заливания экономики деньгами мы уже разобрались. Теперь давайте посмотрим на экономическую.

Допустим, мы напечатали «охренилион» рублей, раздали банкам и проконтролировали, чтобы те донесли деньги до реального сектора, а не слили их на биржу или не промотали в казино. Предположим, у нас даже получилось обеспечить КПД процесса в 95%. С остальными начала плотную работу Прокуратура и СК РФ. В стране за одну ночь заколосились поля и красивыми длинными рядами построились новые заводы, штампующие продукцию. Дальше что?

Чтобы получился рост, скажем в те же 4%, надо чтобы каждый год потребители покупали товаров и услуг больше, чем годом ранее. Больше не на величину инфляции, а быстрее ее. Если инфляция составляет, как сейчас, 8%, то, значит, рост темпа потребления должен составить минимум 12%, а то и больше, учитывая неизбежные системные издержки. Все бы хорошо, но рынка сбыта, настолько неудовлетворенного товарным предложением, у нас нет. Не только внутри страны, но и в мире в целом. На дворе не товарный дефицит, а явное его перепроизводство. Только свистните и вам тут же принесут десяток вариантов кондиционеров, квартир, телефонов, часов, кирпичей, тротуарной плитки, да чего угодно, хоть океанских яхт.

В таких условиях рост возможен только двумя способами: за счет убийства конкурентов и за счет статистических махинаций. Второе очевидно плохо, значит, вариант остается один. Вот только в два притопа — три прихлопа он не реализуется. Импортозамещение — слово очень красивое, но быстро получить результат мы можем только в торговле и там, где подготовительный период не занимает много времени и не требует больших затрат. Построить с нуля крольчатник и максимум через пару лет завалить рынок отличной крольчатиной — можно, а вот создать таким же образом свой собственный Cisco — нельзя.

Емкость внутреннего рынка у нас маленькая, в каких категориях ее ни считай. По данным МВФ (номинал) ВВП России за 2015 год составил 1,3 трлн. долл., у США — 17,9 трлн., у ЕС 16,4 трлн., у Китая — 10,9 трлн. долл. По численности населения: РФ — 146 млн. чел, США — 323 млн., ЕС — 800 млн., Китай — 1 377 млн. чел. При таких вводных рассчитывать быстро, буквально за пару лет, создать собственные компании и вырастить их до уровня, способного на равных конкурировать с ведущими технологическими корпорациями в мире — очевидная утопия.

Тем более, обещая сделать это за счет опоры на средний класс. В ЕС он насчитывает около 120−150 млн. человек. У нас даже в лучшие «тучные» годы к нему можно было отнести в лучшем случае 15−17 млн. Средний класс, это, как минимум, обеспеченные люди, а, значит, имеющие депозитные и дебетовые счета в банках. Так вот, по данным Минфина в России вообще счета в банках имеет 60% населения, только это в основном кредитные карты и счета связанные с другими формами кредитов. А вот дебетовые и депозитные счета есть только у 10%. Причем за последние два кризисных года количество эти людей даже уменьшилось. Авторы «программы Титова» действительно думают обеспечить 4% роста ВВП всей России за счет среднего класса в 15 млн. человек? Они сумеют купить все, что смогут произвести те 74 млн. работников, которые сегодня трудятся в российской экономике? Серьезно?

Конечно, будущее в любом случае требует выбора какой-то стратегии. Продолжать только реагировать на сиюминутные изменения в обстановке и дальше — уже невозможно. Необходимо стратегическое планирование. Хотим мы того или нет, но говоря об успешном дальнейшем развитии страны можно лишь в одном конкретном ключе — в наращивании среднего уровня прибавочной стоимости по экономике в целом. Это означает переход на более высокие уровни технологических переделов, на более сложную, более технически и технологически продвинутую продукцию. Грубо говоря, переходить от отверточной сборки готовых компьютеров, к изготовлению своих материнских план, и дальше к производству центральных процессоров. Других вариантов нет. Все эти разговоры про постиндустриальную экономику, основанную на хипстерах, завтракающих лобстерами и работающих фрилансерами с пляжей в Гоа — есть пустой треп людей с реальной экономикой не знакомых даже шапочно.

Стране действительно нужна модернизация. И конкурентов с рынков выдавливать тоже надо. Но чтобы вырастить своих на это способных бойцов, требуется время, в течение которого никаким ударным темпам роста взяться неоткуда. Тем более, на этапе глобальной технической и технологической модернизации. Если строительство нового завода стоит миллиард и занимает два года, то это значит, что на их протяжении этот миллиард не будет участвовать, скажем, в обороте банковских потребкредитов и не станет толкать вверх рост ВВП. Потом, когда завод запустится, он, конечно, свое отработает с лихвой, но это случится потом, а пока экономика будет расти только на тех драйверах, которые она имеет сегодня, и недостаточность мощности которых мы все и сами понимаем. Стало быть, 1% роста — это куда более отвечающий нашим реалиям показатель, чем красивая сказка альтернативного варианта.

Кроме того, важным становится принципиальное отношение к вопросу инфляции. Сильно упрощая, сегодня существует два разных фундаментальных подхода. Те, кто писали «программу Титова», исходили из модной западной концепции «война все спишет». Если раскрутить инфляцию, то ее маховик автоматически обеспечит сбыт любого товара и на бумаге создаст шикарную картину экономического роста.

Скажем, вы производите пакет молока и имеете сейчас рентабельность в 5%. Плюс проблемы со сбытом, так как все хотят скидок, а вам понижать цену уже некуда. Разве что заменить молоко подкрашенной водой с каплей пальмового масла, да Санэпидемнадзор не позволяет. При стабильно низкой инфляции это проблема. Надо ломать голову над технической модернизацией, над встраиванием логистики, над стандартизацией сырья и снижения издержек его производства. А вот если инфляция высокая, то уже завтра цены сами собой вырастут, и вы продадите этот пакет с рентабельностью в 20−30−40%. Правда, сырье тоже подорожает, но в цепочке производства сырье обычно растет медленнее конечной продукции, а, значит, у вас из воздуха пара-тройка лишних процентов рентабельности всегда будет. Хотя и не очень надолго, так как издержки, в том числе на зарплату, тоже придется повышать.

Впрочем, на бумаге картина засияет оптимизмом. Продажи растут. Зарплаты растут. Собираемость налогов растет. ВВП так вообще прет ударными темпами. Вот только вы как продавали один пакет молока, так его и продаете. Потребитель как мог купить только один пакет, так и сейчас может только один, а то и меньше, так как цены в магазинах растут быстрее зарплат. И самое главное, пропадает смысл экономической эффективности и технологического совершенствования. Зачем копить прибыль, если инфляция сожрет ее за десяток месяцев? Зачем внедрять новые технологии, если в любой момент даже плохой товар можно предложить чуть дешевле и замученный инфляционными гонками потребитель, особенно бедный, и такое с радостью возьмет? Технологическое обновление основных фондов? А у нас на это денег нет. Вот если государство из бюджета оплатит, тогда…

Зато на статистических графиках все красиво. И заканчивается оно всегда одинаково. Посмотрите на Грецию, посмотрите на республики Прибалтики, посмотрите не Восточную Европу. Недостаточно репрезентативно? Тогда посмотрите на Великобританию, где сектор услуг, прежде всего банковских, уже формирует около 60% ВВП страны, в то время как реальный сектор — не больше 12%. Почему так? Потому что стимулирование роста инфляции оборотной стороной имеет снижение стоимости и накопительной способности денег. Единственный, кто в этих условиях выигрывает — банки. Так как они вообще ничего не накапливают. Все их деньги выданы заемщикам в виде кредитов. И даже если кто-то что-то не вернет, в ставку по кредиту, которая и так всегда выше инфляции, обязательно закладывается «страховой процент на покрытие рисков».

Когда инфляция стабильная и маленькая, не выше 1−2% в год, у вас есть возможность ее обогнать, даже если вы не олигарх. Появляется смысл копить, например, на образование, на свое жилье и т.п. Накопления становятся богатством, которое может потом обеспечить старость или превратиться в капитал для инвестирования. Кстати, экономика в целом тоже становится богаче, так как появляется ощутимая и реальная польза повышать качество, совершенствовать производство, налаживать логистику, внедрять передовые технологии.

Вот мы часто сетуем на близорукость бизнеса, и он не редко действительно заслуживает упреков. Тем не менее, сложно ожидать от него желания масштабно вкладываться в грандиозные модернизационные проекты, если срок их окупаемости в лучшем случае составляет не менее, скажем, пятнадцати лет, а экономическая перспектива рынка, спроса, цен, налогов и законов категорически неразличима уже через пять лет. Инфляция это одно из самых сильных средств разрушения перспективы. Чем она выше, тем короче у вас горизонт планирования. Уже один факт того, что «план Кудрина» стратегической целью ставит ее снижение, на мой взгляд, делает его существенно более привлекательным, чем «программа Титова». А в сочетании с описанной выше разницей в темпах экономического роста, — привлекательным вдвойне.

Таким образом, две предложенные Владимиру Путину стратегии различаются не просто фамилиями авторов, они расходятся в главном, в принципе — делать, хоть и будет трудно, или пойти по пути наименьшего сопротивления и только создать видимость, картинку.

«План Кудрина» сопряжен с множеством сложностей. В том числе имиджевого характера, что в условиях России порой бывает важнее реальной экономики. Придется что-то делать с зарплатами. Наверняка предстоит урезать социальные гарантии. Все это не встретит понимания среди населения. А так как при этом большие средства станут расходоваться на какую-то модернизацию, эффект от которой на протяжении двух — трех лет не будет отражаться ростом ВВП, то в либеральном лагере вой начнется преогромнейший. На «народном недовольстве безответственностью государства» политический капитал попробуют сделать все: правые, левые, радикалы, анархисты, популисты, олигархи и банкиры. Появление в этом дружном хоре хулителей «зарубежных дирижеров» наверняка не заставит себя долго ждать. Но если план таки удастся реализовать, то года через три мы сможем достаточно успешно начать завоевывать технологичные рынки и начать пожинать плоды успехов. Однако до этого времени будет реально трудно.

Впрочем, есть альтернативная «программа Титова». Куда более простая с точки зрения сиюминутности реализации. Быстренько залить экономику деньгами, раскрутить инфляцию и уже через несколько месяцев начать показывать положительную динамику экономического роста. Да, только на бумаге, но нам ведь казаться куда важнее, чем на самом деле быть. Модернизация, реальный сектор, структурные реформы, все это конечно да, но оно все очень трудно и неблагодарно. А нам что нужно? Рост ВВП? Реализация этой программы как раз и позволит получить красивую циферку. Быстро, просто и без напряга. С модернизацией, конечно, возникнут сложности, но ведь не она является главной целью, верно? Поэтому, несомненно, перед Владимиром Путиным сейчас стоит сложный выбор. Но, как известно, путь в тысячу ли начинается с первого шага.

http://alex-leshy.livejournal.com/793173.html