На данный момент среди крупных стран есть два основных метода управления

Командно-административное централизованное планирование/управление. Принцип «сверху-вниз». Государственные чиновники издают законы, вырабатывают стратегию развития страны, имея обширное влияние на экономических агентов. Данный метод управления широко распространен, где нет развитого, так называемого института частной собственности, где ключевые объекты и системообразующие отрасли прямо или косвенно принадлежат государству, т.е. национализированы. Это касается развивающихся стран со слабо развитыми капиталистическими отношениями. При этом ни один метод управления не может на 100% доминировать, т.е. обычно смешение методов управления. Примеры? В России в сторону бюрократизма и олигархии. В Китае в сторону социализма и коммунизма

Матричное, децентрализированное управление. Принцип «снизу-вверх». Государственные чиновники защищают интересы крупного капитала, находясь под контролем капиталистов. Это называется корпоратократией. Власть корпораций. При этом власть корпораций тем сильна, чем более развит капитализм. Формально, действующая власть государственных чиновников является законным представителем крупного бизнеса. Стратегия развития страны и нормативные акты находятся в компетенции капиталистов, а не политиков. Идея в том, что интересы страны лежат в плоскости интересов крупного капитала, т.к. чем быстрее развивается капитализм, то тем быстрее развивается само государство. В процессе развития общества и страны при рыночных отношениях всегда происходит переход от командно-административного метода в сторону корпоратократии - это аксиома. Экономика перестает развиваться тогда, когда происходит замедление приращения капитала - наступает кризис капитализма - то, что происходит сейчас с развитыми странами с возможной сменой модели управления, власти.

Где капиталистические отношения развиты наиболее сильно? США, Англии, Япония и частично в Европе.

В Японии       конституционная монархия, но фактическая власть императора равно нулю. Император формально является представителем народа, выполняющий дипломатические и церемониальные функции. Для многих японцев император может быть «символом японского государства и единства японской нации», хотя это не более, чем дань традициям. Политической деятельностью и контактом с бизнесом и общественностью занимается премьер министр Японии. Кандидат на эту должность назначается парламентом из числа своих членов и утверждается императором Японии.

В Англии примерно тоже самое с тем отличием, что вместо императора – королева. Но вся фактическая «власть» у Королевы Великобритании – это не более, чем заказать новую шляпку, прокатиться на лошадях возле дворца или заменить одни канделябры в спальне на другие. Даже не смотря на то, что с законодательной стороны за Королевой закреплено достаточно много функций и полномочий. Елизавета II мало, если ничего не понимает в структурных особенностях экономики и финансов страны, поэтому вся ее деятельность сводится в примерке нового гардероба, званых обедах и церемониальных функциях при награждениях. Так же, как и в Японии всю политическую работу выполняет премьер министр Англии.

Но главная особенность работы премьер министров в Англии и Японии – это тесный контакт с бизнесом. Ну а как иначе может быть? Экономика – это компании. В капиталистических условиях функционирования страны – это коммерческие корпорации с частной собственностью. Если крупный бизнес является системообразующим, который формирует большую часть ВВП страны, то интересы бизнеса, по сути, эквиваленты интересам государства. А кто формализует решения по стратегии развития корпораций? Собственники бизнеса. А кто является собственником бизнеса? Частные крупные акционеры и/или топ менеджеры.

В процесс эволюции экономической системы и политических отношений основная власть стала сосредотачиваться в руках крупнейших капиталистов, поэтому в конечном итоге современные государственные чиновники представляют в полной мере интересы транснационального крупного капитала. Почему так произошло?

Во-первых, изменена структура собственности. Переход владения компаниями от государства в пользу частных лиц.
Во-вторых, корпоративные менеджеры более компетентны в вопросах функционирования отрасли, чем теоретики ученые и государственные чиновники, которые не имели прямого отношения к бизнесу, а значит - не знают, как все работает. Тогда как  менеджеры принимают более квалифицированные, профессиональные решения по стратегии развития отрасли, чем чиновники. Да, конечно, обычно бывает, что бывший топ менеджер становится крупным чиновником и лоббирует интересы своих друзей из корпоративного сегмента. Например, Goldman Sachs является кузнецей кадров для министерства финансов США, ФРС и Белого Дома.

Например, в продовольствии. Где выше вероятность принятия стратегически верного решения в контексте развития отрасли от человека, проработавшего 10 лет на посту топ менеджера крупной продовольственной корпорации, либо чиновника, который изучил продовольствие по книжкам в библиотеке? Понятно, что мнение топ менеджера имеет более высокий вес.

Есть и негативный аспект. В интересах капиталистов максимизация прибыли. Допустим, если у них стоит выбор производить 3 кг натуральных помидор с одного куста за 3 месяца с затратами на обработку в 10 центов на килограмм против 15 кг генно-модифицированных помидор за тот же период с затратами на обработку в 7 центов на килограмм, то что выберет капиталист? Конечно же второй вариант, даже если это причинит вред здоровью потребителям.

Поэтому, даже если менеджер лучше понимает по сравнению с чиновниками, что нужно компании, чтобы генерировать больше доходов, прибыли, захватывая новые рынки сбыта, но негативные издержки максимизации прибыли могут перевешивать положительный эффект от знания структуры бизнеса.

Поэтому сам факт того, что корпорации формируют государственную политику – здесь нет ничего удивительного. Например, нефинансовые компании в S&P500 имеют активов в данный момент на 12.7 трлн долларов при годовой выручке в 8.9 трлн долл. Это транснациональные корпорации. Точной цифры не скажу, но вероятно более 50% из 12.7 трлн находится за пределами США. И неужели кто-то всерьез считает, что решения Конгресса или президента будут противоречить интересам транснационального крупного капитала?

Многие живут устаревшими представлениями об этом мире, упуская из виду то, что капитализм серьезно развился за 20 век, приобретя максимум власти и влияния. И вы думаете, что какой то чинуша, который видел этот мир только из учебников будет решать, куда развиваться много-триллионному капиталу?! Если вы так считает, то у вас слишком идеалистические представления об этом мире. Власть имеет тот, кто контролирует активы и формирует экономику.

Не буду приводить конкретных примеров, кто, где и когда что лоббировал в правительстве т.к. у меня нет такой задачи. Однако, я удивлен тому, что многие в комментариях к прошлому посту искренне верили, что политики что-то решают. Сильно возмужавший институт лоббизма крупного капитала за политиков принимает решения. Политики – это лишь инструмент, винтик в системе. Ключевые стратегические решения принимаются в интересах олигархов и крупного капитала.

http://spydell.livejournal.com/463883.html