В конце октября ВКС России впервые с начала операции в Сирии нанесли удар по позициям боевиков-исламистов в сирийской части Голанских высот. Значительную часть населения Голан и прилегающих районов составляют друзы. Этот народ, проживающий в Сирии, Ливане, Израиле и Иордании, несмотря на небольшую численность (всего 1,5 — 2 миллиона человек), играет в Леванте достаточно важную роль. Они зачастую предпочитают военную карьеру и активны в политике.

Так в Израиле многие представители общины дослужились в армии до генеральского звания, а представительство друзов в парламенте значительно превышает их долю в населении страны. При этом религиозная доктрина предписывает друзам быть лояльными государству проживания. Поэтому политические взгляды друзов Израиля, Сирии и Ливана бывают диаметрально противоположными, что, впрочем, не мешает общине сохранять религиозное и национальное единство и тесные связи между собой. «Лента.ру» побеседовала с израильскими лидерами друзов и выяснила, что они думают по поводу операции России в Сирии.

Ближний Восток - этническая карта

Карта в полном размере: Ближний Восток - национальности

Глава местного совета Мадждаль Шамса на Голанских высотах Дулан Абу Салах

«Лента.ру»: Каково отношение сирийских друзов к российской военной операции в Сирии?

Дулан Абу Салах: Российское вмешательство в Сирии придало Асаду силы и стремления к победе. Мы это здесь наблюдаем по тому, как идет война по ту сторону границы. После российского вмешательства, военные действия пошли с большей интенсивностью. Поддерживающие Асада друзы рады включению в конфликт российской армии.

Здесь, на Голанах, мнения разделились, и большинство настроены против Асада и хотят прекращения войны. Российская власть известна своей силой и смелостью. Я не выступаю ни на чьей стороне. В Сирии очень много жертв, особенно среди гражданских лиц, которые не поддерживают ни режим, ни оппозицию — они просто хотят жить. Нет сомнения, что российское вмешательство сдвинет ситуацию в ту или иную сторону.

Голанские высоты, несмотря на официальное состояние войны между Израилем и Сирией, на протяжении последних 50 лет сохраняли связь с Дамаском. Что изменилось здесь после начала военных действий в практическом плане?

Ближний Восток - религии

Карта в полном размере: Ближний Восток - религии

До войны большая часть нашей молодежи училась в Сирии. Тому было несколько причин. Во-первых, сирийцы предоставили нашей молодежи возможность учиться бесплатно и дали право выбирать специальность без каких-либо обязательств. Кроме того, у нас у всех семьи по обе стороны границы — отправляясь получать образование в Сирии, молодые люди навещали родственников. Все это делало учебу в Сирии популярной. Но сейчас это уже невозможно из-за войны. Пограничный переход между Израилем и Сирией в Кунейтре закрыт, поскольку с сирийской стороны контролируется мятежниками. Таким образом, молодежь больше не ездит туда на учебу.

Возможность учиться в Сирии превратила наш район в район с очень высоким уровнем образования — самым высоким в Израиле. Огромное количество врачей, инженеров, адвокатов, получивших образование в Сирии, очень успешны.

Как сейчас живется друзам в Сирии?

Ситуация в разных местах складывается по-разному. Где-то ведутся интенсивные бои, а в других местах — боевые действия низкой интенсивности. Например в Джабаль аль Друз ситуация неустойчивая, и время от времени вспыхивают столкновения между мятежниками и друзами, а в последнее время между друзами и войсками Асада. Дело в том, что в начале сентября был убит шейх Вахид Аль-Балус — очень важный религиозный деятель в том районе — и друзы думают, что ответственность за преступление лежит на Башаре Асаде. Именно вокруг Аль-Балуса, у которого целая армия религиозных последователей, объединились шейхи, которые были настроены оппозиционно.

Но ведь друзы как правило лояльны тому государству, в котором живут...

Большинство сирийских друзов поддерживают правительство Асада, поскольку являются меньшинством. А меньшинства обычно на стороне власти. Согласно друзской религии, друзы лояльны месту и государству где они живут, государству, которое обеспечивает им существование и безопасность. На мой взгляд, друзам будет тяжело найти взаимопонимание со своими суннитскими соседями. И это может привести к серьезным проблемам.

То есть вы считаете, друзы должны поддерживать в Сирии противников Асада?

Я считаю, что должен быть баланс. Друзам будет трудно сохранить отношения с суннитами, если власть в Сирии сменится.

Заместитель министра по развитию Негева и Галилеи Аюб Кара

«Лента.ру»: Каковы основные вызовы, которые стоят перед друзскими общинами на Ближнем Востоке?

Аюб Кара: Основной вызов — радикальный ислам. На протяжении истории друзов регулярно уничтожали радикальные мусульмане. Сейчас нас осталось около двух миллионов человек, но когда-то было намного больше. Конечно, самые серьезные проблемы у сирийских друзов, потому что радикалы призывают к их истреблению. Впрочем, то же касается всех религиозных и национальных меньшинств региона: христиан и езидов, курдов и туркоманов.

Принципиально иная ситуация сложилась для нацменьшинств в целом, и для друзов в частности в Израиле. Еврейское государство стало единственным местом на Ближнем Востоке, где они в безопасности.

Каково сегодня отношение друзов к режиму Асада?

Друзы традиционно были частью сирийского режима. Большинство хотели, чтобы Асад остался у власти. Однако с недавних пор ситуация начала меняться. Дамаск стал давить на друзов, поскольку хотел, чтобы молодежь вернулась в сирийскую правительственную армию. Однако община отказала, заявив, что хочет сама себя защищать, а не отсылать солдат, чтобы те защищали других.

В итоге у них были стычки и с центральным правительством, и с «Исламским государством», и с иными группировками боевиков. В настоящее время официальный Дамаск их не поддерживает — друзам приходится заботиться о себе самим. Когда ситуация была особенно тяжелой, они получали помощь из самых разных стран. Так что сейчас они организованы относительно неплохо. Я лично считаю, что район города Суэйда, Джабаль аль-Друз (Буквально — «Друзская Гора», в 1921—1936 и 1939—1944 годах автономное государство во времена французского мандата в Сирии — прим. «Лента.ру») должен быть независимым.

В Хадере, который примыкает к нашей части Голанских высот в районе Мадждаль Шамса ситуация иная. Контроль там сохраняет Дамаск, правительство Асада влиятельно. Деревня находится, по сути, в блокаде.

Как вам, высокопоставленному израильскому чиновнику, удается поддерживать хорошие отношения с друзами и другими меньшинствами Ливана (где доминируют антиизраильские настроения), друзами и христианами Сирии, которые еще до обретения Дамаском независимости в 1946 году, стояли на панарабских позициях?

Меньшинствам региона необходимо выживать в мусульманском окружении. Они не против Израиля: они боятся радикального ислама и потому отражают точку зрения большинства. Такой тренд — все против Израиля, это популярно. Это же касается курдов, армян, езидов, друзов. Все они публично заявляют, что против Израиля, но в личных беседах говорят, «когда же вы сюда придете», а в публичном пространстве солидаризируются с мусульманской линией. И совершенно неважно, что они говорят на улице, какие заявления политики делают для широкой аудитории. Это культура, когда говорят «на два голоса», которую ни европейцы, ни русские не понимают… Просто я знаю, что думают здесь на самом деле. Когда говорят «да» и когда говорят «нет», что на самом деле имеют в виду. У меня есть родственники в Сирии, в Иордании. И я информирован о тех движениях, больших и малых, которые происходят в регионе. Евреи, кстати, не понимают ни местной логики, ни смыслов.

Какое дело Джумблату (лидер ливанских друзов — прим. «Лента.ру») до Израиля или разве кого-то в Сирии волнует, что происходит с еврейским государством? Это что ли их враг? Они говорят так, чтобы стать популярными. Какое дело саудовцам до проблем палестинцев? Это ближневосточная культура, которая основана на лицемерии. Арабским лидерам стыдно сотрудничать с Израилем, но все разговаривают с Иерусалимом за кулисами. Они боятся Ирана, и пытаются с нами «дружить против Тегерана». Но на публике выступают с антиизраильскими заявлениями.

Это традиция лицемерия. Сегодня весь арабский мир: страны Северной Африки, Саудовская Аравия, государства Персидского залива, неарабская Турция общаются с нами против Ирана. Арабы считают основной угрозой не Израиль, а Тегеран. Той же палестинской террористической группировке ХАМАС сейчас гораздо больше угрожает «Исламское государство», чем Израиль.

http://lenta.ru/articles/2015/11/08/druze/