В прошлом году в Центре научной политической мысли и идеологии проводился мозговой штурм, задачи которого определялись контекстом информационно-психологической и экономической войны. Давался прогноз, какие еще шаги может еще предпринять Запад в борьбе против России. Предсказывалось, в частности, что наверняка определенные шаги будут связаны с российским спортом. В современной России сделана ставка на героизацию образов спортсменов, как едва ли не главных символов национального позиционирования.

Попытки дезавуировать российские успехи в спорте, исключить Российскую Федерацию из определенных международных спортивных структур – все это было ожидаемо. И вот уже прогноз быстро и точно сбывается. Своевременное предостережение власти не услышали. А ведь было время принять предупредительные меры. Грянул допинговый скандал. Это не просто скандал спортивный, а скандал политический. Мало того, что дезавуировались спортсмены как герои нации, но подвергалась дезавуированию вся Россия, представляемая страной идущей на подлог и фальсификацию, системно отвергающая принципы честного соперничества.

А что российская сторона? Все признали, во всем раскаялись. Сдали отдельных спортсменов, тренеров, функционеров. Давят на то, что это частные случаи, а в большинстве то своем наши спортсмены честные. Между тем, число положительных допинг проб по мельдонию растет как снежный ком. А ведь отбить обвинения могли с порога, сославшись хотя бы на свидетельство ученых, что мельдоний выводится из организма человека несколько месяцев и потому запрет его употребления с 1 января 2016 года допускает положительные допинг-пробы употреблявших его в более ранний период. Но для вступления в конфронтацию с ВАДА нужна политическая воля, и нужно иметь в резерве альтернативное решение, если конфликт дойдет грани разрыва. Такая альтернатива была в спортивном отношении у СССР. После исключения из Международного олимпийского комитета Советский Союз, в противовес «буржуазным» Олимпиадам, создает «пролетарские» Спартакиады. Жестко осуждалась существующая на Западе коммерционализированная модель западного спорта. Среди прочих сторон критики была и критика за распространение в профессиональном спорте допинга. Когда с 1952 года олимпийская изоляция Советского Союза закончилась, выяснилось, что советские спортсмены не только не отстают, а функционально опережают атлетов ведущих спортивных держав мира. Позже, бойкотировав Олимпиаду 1984 года в Лос-Анджелесе, СССР организовал альтернативные игры «Дружба-84».

Такого рода шагов от Российской Федерации ожидать не приходится. В сохраняемой логике единства «международного сообщества» их просто быть не может. Проще в этой логике пожертвовать кем-то из спортсменов. Но жертвовать придется всеми. Уже раздаются голоса, что если так пойдет и дальше, на Олимпиаду буде ехать некому. Самая медаленосная для России легкоатлетическая команда в Рио-де-Жанейро не поедет вообще. Тактика – договориться с ВАДА и МОК ошибочна. Договариваться еще было можно в 2007 году, когда был решен вопрос о проведении Олимпиады в Сочи. Сегодня никто договариваться с Россией не будет. Время компромиссов закончилось. Запад не остановится. Очевидно, что инсценируется спортивное фиаско России, которое должно произойти летом в Бразилии.

В отношении допингового скандала высказался президент. Он призвал  не искать в истории с допингом «теории заговора». Но все происходящее как раз о политическом заговоре прямо свидетельствует.

Сегодня спорт – это не только спортивные состязания. Это фактор политической презентации страны. Это идеологический и мотивационный фактор для населения. Еще в начале 1960-х годов президент США Джон Кеннеди говорил, что положение державы, ее статус в современном мире решают две вещи – количество ядерных боеголовок и количество золотых олимпийских медалей. Количество золотых олимпийских медалей – «мягкая сила» приравнивалось по значению к фактору ядерного оружия – военной силе. Тезис основателя современного олимпийского движения Пьера де Кубертена — главное – не победа, а участие, был опровергнут на первых же Олимпийских играх. Развернулась жесточайшая борьба стран на спортивных площадках, воспринимаемая как аналог военной борьбы. Сам де Кубертен опроверг исходную пацифистскую установку не политизировать спорт, став к концу жизни почитателем нацистской Германии.

Сегодня мир – это поле глобальной межгосударственной конкуренции. И спорт в ней оказывается немаловажный фактором. Чтобы добиться успехов в спорте, нужно иметь соответствующую, заточенную под спортивные успехи систему. И здесь играют роль не только сами спортсмены, но и экономика, и идеология, и наука. Без науки, надо это подчеркнуть особо, прорывы в большом спорте невозможны.

Успехов в спорте, как и в любом другом соперничестве, можно достигнуть либо мобилизуя собственные силы, либо дезавуируя соперников. Практически в мировой спортивной борьбе используется и то, и другое. И то, что должен был дезавуироваться образ российского спорта, никаких сомнений не было.

В последние годы в фильмах, роликах, медийном пространстве создается миф о спортсменах, как героических суперменах. Они фактически в одиночку обеспечивают большие олимпийские победы, зачастую действуют и вопреки государственной системе. Все по классическим голливудским стандартам. В действительности же на спортивные успехи работает вся страна. Работает на эти успехи и наука. Включенность науки предполагает, в частности,  и создание определенных биологических препаратов, усиливающих возможности спортсменов. И это началось не сегодня. Понятно, что государства, не имеющие такой научной базы, объективно проигрывают в такой конкурентной борьбе. Антидопинговые структуры идут вслед за развитием науки и устанавливают запреты на появившиеся препараты. Ученые создают новые. Пока они не были определены в качестве допинга, использование их легально. И вопрос тут не о честности спортсменов, а о возможностях национальных научных школ.

Когда начались прорывные успехи спортсменов КНР, везде, во всех средствах массовой информации, и на Западе, и у нас говорили, что это невозможно без допинга. Но уличить китайцев чем-то противозаконном никто не мог. Китайская наука, используя, очевидно, не известные на Западе средства двинула вперед спорт КНР. И все законно.

На уровне большого спорта победить без помощи медицины сегодня, по-видимому, невозможно. Употребляют те или иные медицинские препараты все. Но не все ловятся как доперы. Некоторое время назад в этой связи небезинтересное интервью журналу «Лыжный спорт» дала наша Анфиса Резцова. (http://www.skisport.ru/news/anti-doping/8164/). Вот, что интересно. Напомню, Анфиса Резцова – наша прославленная лыжница, победительница в биатлоне и лыжных гонках, олимпийская чемпионка. Речь в интервью шла о допинговом скандале с российскими лыжницами.

«Я сейчас, — признается Резцова интервьюеру, —  уже обо всём этом рассказываю без утайки, потому что любой разумный человек понимает, что без этого сегодня никуда – весь спорт на этом». «И как тогда соревноваться, если все употребляют?», — спрашивает интервьюер: Ответ: «Так и соревноваться. Вот мы сейчас смотрели с вами чемпионат мира по лёгкой атлетике. Согласитесь, отличное зрелище. Ну и какие выводы мы делаем?». «Какие? Вот Усейн Болт – он чистый? » –продолжает разговор интервьюер. Резцова отвечает: «Не пойман – не вор. Но вообще, лёгкая атлетика – королева допинга испокон веков была, есть и будет». Интервьюер: «То есть там люди в этом смысле умнее лыжников?». Резцова: «Да гораздо, вы что? Сейчас в лёгкой атлетике (а сегодня-то в фокусе внимания, прежде всего, скандал в легкой атлетике) попадаются только дилетанты. То есть абсолютно уже не соблюдающие никакие меры предосторожности. А лыжники – это всего лишь начинающие допингисты, которые ничего толком и не понимают – таблеточку лишнюю из-за жадности съедят, и уже попались. Полные профаны… Вот Бьорндален, биатлонист. Финиширует весь в соплях, с пеной на губах. А ни разу не попался. Почему?». И далее следуют рассуждения о том, как работают норвежцы.

Один из приемов этой работы – прописать спортсмена астматиком. На астматиков запретительные меры по допингу не распространяются. Фактически, все сборные лыжников скандинавских стран полным составом – астматики. Как будто специально скандинавы набирают для занятию лыжным спортом исключительно людей болеющих астмой. Прославленные сборные Соединенных Штатов Америки по плаванию, которые неизменно первенствуют на чемпионатах мира и Олимпийских играх – и тоже — все астматики. Ставки в борьбе за олимпийское золото очень велики и все идет в ход.

«Таким образом, — спрашивает у Резцовой интервьюер, — вы считаете, что честный спорт невозможен в принципе?». «А мне кажется, отвечает она, — что его никогда и не было – честного-то». И вывод: «В современном спорте без допинга никуда, это я вам точно говорю. Такое пришло время…».

Реконструируется, таким образом, следующая ситуация. Препараты, способствующие спортивным победам, употребляют все. Но одни препараты запрещаются, другие нет, одни спортсмены ловятся на допинге, на нарушения других закрываются глаза. Появляется актор, который и управляет данным процессом, используя инструмент допинга. Глобальное управление миром находит свое преломление и в системе спорта.

Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) – один из институтов такого управления. Учреждено оно было сравнительно недавно – в 1999 году. Штаб-квартира находится за океаном в Канаде. Президентами за время существования были исключительно представители англо-говорящего мира.  Первоначально во главе ВАДА стоял канадец, потом австралиец, в настоящее время англичанин – Крэйг Риди. Все трое определенно негативно относятся к России. И это отношение не исчерпывается спортом. И то, что политический контекст в допинговых разоблачениях существует, всем очевидно.

Конечно, использование допинга как инструмента политической и экономической борьбы началось не сегодня. Исторически был создан механизм недопущения к спортивному Олимпу. Первые резонансные скандалы грянули в 1960-е годы в профессиональном велоспорте. Уже тогда там циркулировали огромные деньги. Выбить конкурентов через обвинение в употребление допинга – прием, взятый на вооружение еще в те годы. В советской печати эти скандалы проходили, как правило, под рубрикой «их нравы».

Один из наиболее резонансных допинг-скандалов произошел на Олимпиаде 1988 года. Попался рекордсмен мира, культовая фигура тех лет канадский спринтер Бен Джонсон. Но без подтекста этот скандал не может быть оценен адекватно. Канадец в одиночку сражался на стометровке с американцами и в чистую переигрывал их. Джонсон в итоге изобличается, золотая медаль передается кумиру американцев Карлу Льюису, гегемония США в спринте восстанавливается.

И вот инструмент допингового репрессинга стал применяться и в отношении России. Первоначально, до всяких разоблачений, создается соответствующий образ. Сошлюсь хотя бы на известный пропагандистский фильм «Рокки – 4», в котором Ивана Драго, представляющего советский спорт, накачивают допингом, вкалывают препараты. А противостоит ему честный американец Рокки, который и побеждает человека-машину за счет морально-волевых качеств. Ни каких допинг-разоблачений в отношении советского спорта к моменту выхода фильма не было. Фильм предупреждал, таким образом, последующие затем разоблачения.

Другой образ – советской хоккейной «красной машины». Успехи советского хоккея дезавуируются через создание образов красных биороботов. В действительности же, наш хоккей всегда славился своей импровизацией. Что-что, а характеристика «машина» здесь подходила менее всего. Но созданный штамп тиражируется и применяется уже в отношении российского спорта.

Первоначально методика раскрутки темы допинга была использована против олимпийской дружины ГДР. Германская Демократическая Республика действительно имела сверхвысокие успехи в спорте. К концу восьмидесятых годов в общекомандном зачете и на летних, и на зимних олимпийских играх ГДР была второй, оттеснив на третью позицию США. Спорт – это то, что выносила Германская Демократическая Республика на витрину своей системы, что являлось доказательством ее преимуществ. И ликвидация ГДР не могла обойтись без информационной кампании против системы восточнонемецкого спорта. Главным обвинительным сюжетом стал, естественно, допинг. Кампания организованная в свое время против спортивной системы ГДР сегодня в точности копируется в отношении Российской Федерации.

Волны допинговых скандалов в отношении России шли одна за другой. Вначале удару подверглись «золотые» российские лыжницы, затем легкоатлеты. Сегодня – российский спорт в целом.

Конечно, этого нельзя было не ожидать. Достаточно посмотреть на социологические опросы россиян, чтобы определить точки, куда нанесет удар противник в информационной войне. «Чем гордятся россияне?» — такой опрос сравнительно недавно провел ВЦИОМ. На первом месте оказалась история страны, на втором – спортивные победы. Рассуждая в логике информационной войны удар должен был быть нанесен именно по тому, чем больше всего гордится население страны противника. И эти удары незамедлительно последовали. Первоначально в фокусе информационного наступления оказалась история. Апогей кампании дезавуирования российской истории пришелся на год семидесятилетия Великой Победы. Следующим в череде внешней атаки оказался отечественный спорт. Считать всерьез, что тут нет заговора странно. Это означает совсем выйти из контекста современных глобальных процессов.

В фокусе скандала оказался препарат мельдоний. Что это такое? Мельдоний не увеличивает мышечную массу, не ведет к выносливости организма, не увеличивает психологическую концентрацию. Это препарат восстановительный, предупреждающий у спортсменов ишемию сердца. Разработан был мельдоний еще в 1976 году в Латвийском отделении Академии Наук СССР. Он, таким образом, уже известен сорок лет и пущен в массовое производство. Четыре десятка лет он к разряду допинга не относился, и запретительной практики в отношении него не было. Более того, в Российской Федерации с 2012 года постановлением Д.А. Медведева мельдоний был включен в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Примерно в это же время он не был одобрен управлением по контролю над продуктами и лекарствами для использования в США.

По большому счету мельдоний, использовался только на постсоветском пространстве и в некоторых бывших социалистических странах. Его употребление спортсменами также было ограничено кругом этих стран. Как выясняется, его принимала значительная часть, если не большинство, российских спортсменов. Включение ВАДА мельдония в список запрещенных препаратов являлось, таким образом, целевой атакой. Это был целевой удар по определенной стране. Кое-кто попался на мельдонии и помимо россиян, но из членов олимпийских сборных – исключительно российские спортсмены.

Изобретатель мельдония латвийский биохимик Иварс Калвиньш назвал отнесение препарата к допингу абсурдом и сравнил это с запретом на употребление мяса. По его мнению, данная запретительная мера неизбежно приведет к росту смертности среди спортсменов. Но почему протесты не были организованы Россией своевременно, еще в 2015 году, когда ВАДА устанавливал запрет на употребление препарата?

То, что разоблачительный доклад ВАДА имел политический характер, не вызывает сомнений. Достаточно обратиться к контенту. Помимо анализа допинг-проб в нем создаются вполне определенные политические образы. Упоминается ФСБ. Его сотрудники присутствовали будто бы прямо в лабораториях в олимпийском Сочи. Делается заявление, что распространение допинга среди спортсменов – это государственная политика. Во второй части доклада вообще упоминается Путин. Прямо так и возникает образ Путина, вкалывающего непременно лично какой-то анаболик российскому олимпийцу.

Политическая провокация очевидно. Но к этому надо было готовиться. Это надо было ожидать. Если уж холодная война, так холодная война.

Образ спортсменов был с некоторого времени назад взят на щит позиционирования России. Спортсмены представляют державу, являются ее символами. Правильно ли такое позиционирование? И да, и нет. Спортсмены – это продукт всей системы. И если они выступают, как представители этой системы, представители своего народа, это целесообразно и правильно. Не случайно Советский Союз был всегда особо силен в командных видах спорта. Сегодня результаты по ним наихудшие. Идеология спорта в СССР была сфокусирована на развитии командного духа, Считалось, что индивидуальный успех без команды невозможен. Верность клубу, верность стране – это были базовые составляющие советской спортивной аксиологии. Сейчас этого нет. Спортсмены покупаются и перепродаются. Многие выступающие под российским флагом спортсмены реально проживают за рубежом. Кого они представляют, за кого сражаются? Какие нравственные ориентиры формирует голливудизированный образ спортсмена супрегероя – индивидуалиста? Да и героика то это принципиально другого типа.

Выиграли Олимпиаду в Сочи. Но это пока эпизод. До Сочинской Олимпиады показатели России в Олимпийских играх устойчиво снижались. На летних играх с первого места она вначале была оттеснена на второе, потом на третье. На Олимпиаде в Лондоне в 2012 году Российская Федерация оказалась уже на четвертом месте. На зимних олимпиадах к историческому минимуму пришли в Ванкувере в 2010 году, когда Россия не завоевала ни одной золотой медали.

Успехи в спорте – это системное явление. Они в долгосрочной перспективе невозможны без массового физкультурного движения. Когда нет этого фундамента, а ставится задача достигнуть успеха, тогда-то и возникает искушение допинга. Если мы хотим, чтобы эти успехи были достигнуты, то надо не только обеспечивать комфортное бытие некоторым топовым спортсменам, а создавать социальные инфраструктуры, развивать детский спорт, развивать тренерские школы и науку о человеке. Успешность страны может быть только системной.

http://vbagdasaryan.ru/doping-i-politika/