От переводчика: Эта статья Рэя МасГаверна, в прошлом аналитика ЦРУ, а ныне общественного деятеля, была упомянута, с кратким изложением содержания, на сайтах Русская Весна (http://rusvesna.su/recent_opinions/1440331753) и Взгляд (http://vz.ru/news/2015/8/21/762528.html). Здесь мы публикуем полный перевод статьи.

Во время недавнего интервью меня спросили о моих заключениях по поводу Малазийского самолета МН17, сбитого 17 июля 2014 года над Украиной, что заставило меня опять приглядеться к сомнительным утверждениям официального Вашингтона – указывающего пальцем на повстанцев восточной Украины и Москву – на основании ненадежных свидетельств того, кто несет ответственность за эту ужасную трагедию.

В отличие от серьезных профессиональных репортеров-исследователей, политики часто требуют от аналитиков в области разведки быстрых выводов, не предоставляя им ни роскоши достаточного времени, ни надежных доказательств. Проведя почти 30 лет в качестве аналитика в области разведки, я находился в таком незавидном положение более часто, чем мне хотелось бы вспоминать.

Поэтому я знаю, как это, когда приходится разбираться с вопросом достаточной важности, таким, как крушение МН17 и убийство 298 пассажиров и команды, в ситуации, когда тебя настойсиво заставляют подгонять твое суждение под пропагандистскую музыку, выбранную высшими официальными лицами, которые хотят, чтобы «враги» США – в данном случае, Россия, вооруженная ядерным оружием, и ее постоянно демонизируемый Западом президент Владимир Путин – были каким-то образом виноваты. В таких ситуациях самый простой и безопасный (в карьерном смысле) шаг – это приспособить свой анализ под желаемый тон или, по крайней мере, переждать события.

Но танцевальный марафон «поверьте-нам –это- сделал-Путин» уже продолжается 13 месяцев – и становится утомительным все время слышать, как люди в офисе директора Национальной Разведки Джеймса Клеппера, отвечающие за отношения с публикой, все еще утверждают, что эксперты в разведке США не изменили и не уточнили свой анализ происшествия с 22 июля 2014 года, то есть, когда прошло всего 5 дней после катастрофы.

В тот момент, офис Клеппера в попытке поддержать скороспелое антироссийское обвинение Госсекретаря Джона Керри привел весьма двусмысленные доказательства, полученные в основном из социальных сетей. Очевидно, дорогостоящие и высококвалифицированные эксперты разведки США с тех пор выяснили очень многое об этом очень важном событии, но правительство ничего не рассказывает американской публике и миру. Офис директора Национальной Разведки все еще отсылает задающих вопросы журналистов к устаревшему отчету, написанному более чем год назад.

Подобное поведение не имело бы никакого смысла, если бы последние разведывательные данные США подтверждали поспешное обвинение, брошенное в сторону Путина и повстанцев. Если бы более серьезные и убедительные разведданные подтверждали эти начальные предположения, разумно было бы полагать, что правительственные чиновники США бежали бы впереди себя, стараясь обнародовать данные, повторяя при этом «мы же вам говорили». Оправдание, исходящее из офиса директора Национальной Разведки, что они не хотят оказывать влияние на следствие по поводу крушения МН17 неубедительно – поскольку начальное поспешное обвинение сделало именно это.

Итак, несмотря на дискомфорт, связанный с необходимостью делать выводы на основе минимального количества надежной информации – и рискуя выглядеть, как бывший министр обороны Дональд Рамсфелд (МакГоверн здесь намекает на известное высказывание Рамсфелда, что “есть известные известные и известные неизвестные, но есть также и неизвестные неизвестные, то есть вещи, о которых мы не знаем, что мы их не знаем” – прим. переводчика)  – похоже, пришло время разобраться, что мы знаем, что мы не знаем, и почему мы не знаем то, что мы не знаем.При всех оговорках, я бы сказал, что можно с уверенностью утверждать, что серьезные технические данные разведки, на которые профессиональные аналитики предпочитают полагаться, не подтверждают непристойно поспешное заключение Государственного Секретаря Керри о вине российской стороны, сделанное всего 3 дня после катастрофы.

«Экстраординарный Инструмент»?

Во время трагедии все разведывательные возможности США были сосредоточены, как лазеры, на районе вокруг границы России и Украины, где пассажирский самолет и разбился. Кроме сбора информации посредством всякого рода сателлитов и сенсоров, разведка США очевидно осуществляла электронный перехват коммуникаций, а также имела информацию от человеческих источников в различных фракциях.

Это означает, что сотни аналитиков разведки с большой вероятностью имеют точную информацию касательно того, как МН17 был сбит и кем. Хотя возможны некоторые различия во мнениях среди аналитиков по поводу того, как интерпретировать различные свидетельства – это часто случается – но не может быть такого, чтобы специалисты разведки скрыли данные от президента Барака Обамы, Госсекретаря Керри и других высших чиновников.

Итак, можно с уверенностью утверждать, что правительство Обамы обладает гораздо более точными данными, чем те, пришедшие из социальных сетей, которые Керри использовал, чтобы бросить подозрение на повстанцев и Москву, когда он выступал на воскресных ток-шоу только три для после падения самолета. На «Встрече с прессой» канала NBC, Керри сказал Дэвиду Грегори, что социальные сети являются «экстраординарным инструментом». Вопрос состоит в том, инструментом для чего?

Отчет из офиса директора Национальной Разведки два дня спустя повторил многие из тех ссылок на социальные сети, которые упоминал Керри, и добавил какие-то косвенные свидетельства того, что Россия поставляет повстанцам какие-то типы вооружений. Но отчет директора Национальной Разведки не содержит упоминания того, что Россия поставила повстанцам зенитный ракетный комплекс Бук, которые Керри и директор Национальной Разведки назвали в качестве возможного орудия, из которого был сбит самолет.

Все же, почему правительство продолжает отказываться пойти дальше таких сомнительных источников и ненадежной информации в своих обвинениях? Почему бы не заполнить пустые места действительными и надежными данными разведки США, которые должны быть доступны и проанализированы за прошедшие дни и недели? Поставили ли русские Бук или другую систему, способную сбить МН17, летящий на высоте 33 000 футов? Да или нет.

Если Бук не был получен от русских, захватили ли повстанцы Бук или подобную систему у украинцев, которые их у себя имели? Или какой-то элемент в украинском правительстве – возможно, связанный с одним из украинских коррумпированных олигархов – пустил ракету, или приняв малазийский самолет за русский, или рассчитав, как трагедия может быть использована с пропагандистскими целями? Или существовал какой-то другой низменный мотив?

Нет никаких сомнений, что правительство США обладает доказательствами, которые могут подтвердить или опровергнуть любую из этих версий, но оно не раскрывает их даже в самой общей рассекреченной форме. Почему? Или это каким-то образом непатриотично предполагать, что Джон Керри, с его сомнительной репутацией касательно правдивости его высказываний о Сирии и других внешнеполитических критических ситуациях, принял решение немедленно без всяких на то оснований превратить трагедию МН17 в пропагандистский инструмент Вашингтона, упражнение в «мягкой власти»? Все это для того, чтобы заставить Путина защищаться и объединить Европу вокруг США, чтобы наложить экономические санкции для наказания России за поддержку этнических русских в Крыму и восточной Украине, сопротивляющихся новому политическому порядку в Киеве, установленному США?

Читая страницу в сборнике пьес Буша-Чейни-Тони Блэра, Керри мог бы «подогнать разведданные под политику», направленную на травлю Путина. Учитывая, что предубеждение против Путина всепроникающе в основной западной прессе, это было бы не так трудно сделать. И это не было трудно. Стенографы/журналисты в основных СМИ быстро приняли идею, что социальные сети действительно являются фантастическим источником информации, на который можно полагаться – и никогда не нажимали на правительство США, чтобы те обнародовали хоть какие-то разведывательные данные.

Тем не менее, немедленно после крушения МН17 появились признаки того, что честные аналитики в разведке не чувствовали себя комфортно, позволяя себя использовать таким же образом, как их и их коллег использовали перед вторжением в Ирак в 2003 году.

Чтобы как-то поддержать сомнительную историю, предложенную Керри, директор Национальной Разведки Клеппер организовал неубедительную «Правительственную Оценку» – повторяя многие из ссылок Керри на социальные сети – которая была преподана нескольким специально отобранным допущенным к столу журналистам два дня после того, как Керри выступил на воскресном телевидении. Деталь, замеченная немногими, состояла в том, что этот доклад был не обычной «Разведывательной Оценкой» (жанр, которого неукоснительно придерживались в подобных обстоятельствах в прошлом).

Главное отличие между традиционной «Разведывательной Оценкой» и этим новоявленным изобретением, «Правительственной Оценкой», заключается в том, что «Правительственная Оценка» составляется высокопоставленными бюрократами в Белом Доме или другими чиновниками, а не старшими специалистами разведки. Другое важное отличие – это то, что «Разведывательная Оценка» часто включает альтернативные мнения в тексте или в примечаниях, детально описывая разногласия между экспертами, указывая таким образом на те моменты, где понимание происшествия слабо или оспаривается.

Отсутствие «Разведывательной Оценки» заставляет предполагать, что честные аналитики разведки сопротивлялись бездумному обвинению, выдвигаемому в адрес России – так, как они делали после первого раза, когда Керри вытащил эту «Правительственная Оценка» стрелу из своего колчана, пытаясь обвинить правительство Сирии в газовой атаке зарином в окрестностях Дамаска 21 августа 2013 года.

Керри использовал этот псевдо-разведывательный продукт, не содержащий ни единого достоверного факта, для того, чтобы привести США на грань войны против армии президента Башара аль-Ассада, роковое решение, которое было предотвращено в последнюю минуту, только когда президент Барак Обама узнал о серьезных сомнениях среди экспертов разведки США по поводу того, кто осуществил эту атаку. За время, прошедшее с тех пор, стало понятно, что утверждения Керри о ситуации с зарином не имели под собой никакой почвы (Смотри “Развалившееся обвинение с зарином против Сирии”).

Истории с зарином и МН17 отражают постоянную борьбу между оппортунистическими политиками и профессиональными аналитиками разведки по поводу того, как обращаться с геополитической информацией, которая или может быть использована как нечто, отражающее объективную реальность, которая ляжет в основу внешней политики США, или чисто в пропагандистских целях. Ясно, что это борьба не завершилась после того, как аналитики ЦРУ были вынуждены выдать президенту Джоржу Бушу фальсифицированные – не «ошибочные» – данные, которые он использовал для оправдания вторжения в Ирак в 2003 году.

Но вскоре после этого позорного происшествия Белый Дом и Госдепартамент пошли на риск, что какие-то честные аналитики разведки раскроют карты, особенно учитывая опасно безмятежное отношение официального Вашингтона к риску эскалации украинского конфликта с вооруженной ядерным оружием Россией. Учитывая, как высока ставка, возможно, один или два профессиональных разведчика найдут в себе смелость ответить на этот вызов.

Приведение к порядку

Пока нам было сказано удовлетвориться воскресным цирком СМИ, организованным Керри 20 июля 2014 года, при умелой помощи всегда готовых подлизаться ученых мужей. Если посмотреть на записи передач воскресных представлений на CBS, NBC и ABC каналах, то можно заметить удивительную – хотя не уникальную – согласованность подходов Боба Шиффера на CBS, Дэвида Грегори (умело подталкиваемого Андреей Митчел) на NBC, и Джоржа Стефанопулюса на ABC. Все они строго придерживались сценария, явно им предоставленного  и содержащего два основных пункта, которые нужно было озвучить: (1) Обвиняй Путина; (2) Описывай катастрофу МН17 как «звоночек» (Керри использовал это слово много раз) для европейских правительств для того, чтобы принять крутые экономические санкции против России.

Если правительство США надеялось, что комбинация поспешного суждения Керри и поддержанной директором Национальной Разведки «Правительственной Оценки» позволит привязать вину за катастрофу МН17 в сознании публики к Путину и России, гамбит явно сработал. США приняли серьезные экономические санкции против России за день до падения самолета, но европейцы колебались. Однако после трагедии как американские, так и европейские СМИ было заполнены возмущением против Путина за то, что он якобы убил 298 невинных людей.

Канцлер Германии Анжела Меркель и другие европейские лидеры, которые до того сопротивлялись введению строгих санкций из-за прибыльной торговли, которые Германия и ЕС вели с Россией, позволили втравить себя, только две недели после крушения, в то, чтобы ввести взаимно невыгодные санкции, повредившие России, но также покачнувшие и неуверенное экономическое возрождение в ЕС.

С этого началось новая вызывающая тошноту фаза конфронтации между Россией и Западом, кризис, исходно возникший в результате организованного Западом переворота в Киеве 22 февраля 2014 года, лишившего власти избранного президента Украины Виктора Януковича и приведшего к нынешней гражданской войне с ее наихудшим кровопролитие в Европе за последние десятилетия . . .

Может показаться странным, что эти европейские лидеры позволили себе почувствовать себя шокированными так скоро. Не предупреждали ли их собственные разведки против получения «разведданных» из социальных сетей? Но для любого западного политика было очень трудно, если не сказать невозможно, противостоять цунами бешенства, поднявшегося против Путина после крушения МН17.

Только один конкретный вопрос?

Тем не менее, может ли сокрытие США разведданных о крушении МН17 продолжаться бесконечно? На некоторые вопросы необходимо получить ответы. Например, 20 июля, 2014, Керри сказал Дэвиду Грегори: «Мы получили изображение пуска. Мы знаем траекторию. Мы знаем, откуда она пришла. Мы знаем, когда. И это было как раз в то время, когда самолет исчез с радаров».

Очень странно, что ни Грегори, и никто другой их «мэйнстримных» стенографов не подумали спросить Керри ни тогда, ни потом, поделиться тем, что ему «известно», с американским народом – хотя бы, так сказать, из нормального уважения к мнению человечества. Если у Керри имеются другие источники информации, кроме социальных сетей, для того, что, как он утверждает, он «знает», и они подтверждают его скоропалительное обвинение в адрес России, тогда сама важность таких обвинений должна заставить его рассказать прямо, что, как он утверждает, ему известно и каким образом это ему стало известно. Но Керри продолжает хранить молчание.

Если, с другой стороны, реальные данные не подтверждают историю, которую Керри рассказал немедленно после крушения, ну тогда правду в конце концов скрыть все равно не удастся. Анжела Меркель и другие лидеры, у стран которых оказались нарушенными торговые связи с Россией, могут наконец потребовать объяснений. Неужели нынешним Европейским лидерам потребуется пару лет, чтобы понять, что их надули – опять?

Правительство США также с большой вероятность встретится с возрастающим скептицизмом по поводу использования социальных сетей для того, чтобы обвинить Москву в крушении МН17 – не только для оправдания экономических санкций, но также для разжигания все возрастающей враждебности по отношению к России.

Правительство Обамы и основные СМИ могут попробовать притвориться, что не существует никаких сомнений – что «мнение группы» о вине России непоколебимо. Похоже, что официальное расследование, проводимое сейчас поддерживаемым США правительством Украины и другими ближайшими союзниками США, будет стараться выстроить хоть какое-то обвинение, опираясь на некие непрямые свидетельства, для того, чтобы можно было продолжать утверждать «это-сделал-Путин».

Но сколько веревочке не виться, а конец найдется.

Рэй МакГоверн работает с Расскажи Миру, издательское подразделение деноминированной церкви Христа Спасителя в центральной части Вашингтона. В течение его 27-летней карьеры в качестве аналитика ЦРУ, он являлся начальником отдела Советской Внешней политики и лично готовил и каждое утро представлял доклады в рамках Ежедневных Докладов Президенту. В январе 2013 года он был одним из основателей общества Ветеранов Разведки за Здравый Смысл (Veteran Intelligence Professionals for Sanity – VIPS).

Источник: http://vk.cc/4avTbA