Цены на нефть падают, в то время как Exxon объявляет падение объема производства (output) на 5,7%. И, Shell, как я и говорил вчера, не может придумать ничего лучше с его оставшимися средствами, чем потратить их на выкуп акций и дивиденды. Возможно, акционеры должны взять деньги и бежать. Потому что какое будущее они могут ожидать от компании, которая так себя ведет?

Западные нефтяные компании инвестировали десятки миллиардов в российские проекты, к которым они могут и не иметь доступа, если санкции начнут действовать. Беда неуверенности. Никогда не хорошо ни для индустрии, ни для рынков. Цены будут снова расти, и намного, просто спросите Путина, но это не снимает неуверенности “Большой Нефти” в её шансах (даже в среднесрочной перспективе) на выживание.

Отчёт Бюро Трудовой Статистики США (BLS) по безработице оказался менее радужным, чем надеялись и ожидали (безработица выросла до 6,2%, только 209 000 созданных рабочих мест), но, надо отметить, что важность доклада значительно снизилась в последнее время. Многие, многие люди в мире финансов сильно обожгутся, если они не признают этого, или, по крайней мере, не признают достаточно быстро.

В то время как Джанет Йеллен, возможно, сможет изменить курс на несколько градусов перед лицом далеко не блестящих цифр, он по-прежнему будет устойчивым, несмотря на все её дуновения. Заработные платы не продвинулись ни на йоту, также как и частичная занятость, и Йеллен сделала намек на важность этих цифр, но опять же процент участия сжали до 0,1%. Поэтому тем, кто хочет увидеть просвет, не надо смотреть далеко. Это все в глазах смотрящего.

Провал, намеренный или нет, много-триллионых стимулов ФРС США виден всем невооружённым глазом. Йеллен никого не обманет ещё одним триллионом. Следующее собрание Федерального Комитета Открытого Рынка (FMOC) может объявить временную загвоздку в сокращении стимулирования, но какая от этого польза, если за последние 5-6 лет работы круглосуточной принтера, мало что было достигнуто для населения?

Безусловно, приятно и уморительно весело видеть, что, в то время как ВВП поднимается на 4.0% (в первой оценке только), уровень безработицы растёт. Бизарро вверх тормашками.
Всё же, как я уже неоднократно отмечал в течение последних двух недель, то, что будет определять финансовую политику США по мере продвижения вперёд, будет иметь гораздо меньше отношения к внутренним вопросам, нежели к глобальным. То, что это бросит американцев под каток (даже больше, чем раньше), принимается как должное, и уже было учтено политическими разработчиками.

Приманка, и преимущества вынуждения всей планеты воевать за доллары США и отдавать их гораздо больше, чем раньше, выиграла повестку дня. Безусловно, не опрометчивое решение, но то, что было решено за закрытым занавесом ещё тогда, когда все были сосредоточены на других вещах. Таких, как восстановление экономики, которое так и не состоялось.

Возможно, это станет понятнее, если вы внимательно посмотрите на 5.7%-ное падение обьёма производства компании Exxon. И $110 млрд, которые ежегодно недополучает сланцевая промышленность. Что явно показывают эти цифры – это конец эпохи, конец нашего образа жизни, и даже, возможно, конец наших обществ в том виде, в каком они существуют сегодня.

Этот конец не наступит завтра утром, но сочетание роста спроса и сокращение запасов ископаемого топлива ведёт к одному-единственному и неизбежному выводу: мы будем вынуждены делить то, что осталось, и, как показывает история, это означает, что мы будем делить остатки с помощью войн. Никаких пленных.

И хотя будет много физических прокси битв за нефть и газ (достаточно посмотреть на Украину), первые крупные сражения будут происходить в финансовом мире. Заставить всех, включая их питомца пуделя, драться за твою валюту, – это могучее оружие в тех финансовых баталиях.

Есть несколько целей в этом для людей, которые захватили и, фактически, управляют, Америкой: обеспечить себе столько оставшегося ископаемого топлива, насколько это возможно, и сделать всё, чтобы другим досталось как можно меньше. И одновременно снижать его потребление, чтобы самим контролировать разницу. Это делается как на международном уровне, где нации и их граждане обедняются для того, чтобы они могли себе позволить покупать меньше топлива, так и внутри страны, где они делают американцев беднее, чтобы они меньше ездили и тратили на отопление и охлаждение.

Делать американцев беднее может показаться немного нелогичным в стране, которая пока ещё называется демократией (как все-таки получить их голоса?), но когда вы начинаете понимать, что сокращение поставок энергии автоматически означает сокращение экономики и конец модели экономического роста, на основе которого построено государство, в котором в настоящее время всё берётся в долг, так как слишком мало производится, это приобретает смысл.

Происходит массовый сдвиг, или, на самом деле, он уже позади, и цифры по безработице сегодня – это небольшое несущественное побочное шоу, которое медиа инсценирует для нас. И сколько бы раз вы не видели эти числа 4.0% роста ВВП, не ошибитесь: отныне -5,7% падения обьёма производства Exxon гораздо более важно. Вот то, что управляет и будет управлять американской политикой и в будущем.

Сокращение стимулирования будет продолжаться, гораздо меньшее количество долларов будет доступно во всем мире и внутри страны, процентные ставки будут расти, также, как безработица и лишение прав собственности. Цены на нефть поначалу пострадают от падения международного спроса, но с началом ускорения падения предложения в недалёком будущем, мы будем в районе $200 за баррель. А потом ещё больше.

Чем далее будет ухудшаться ситуация в США внутренне, тем больше они будут бить себя в грудь за рубежом. Мировая резервная валюта и самый большой в мире арсенал оружия являются очень мощными инструментами для ударов себя грудь. Как дома, так и за рубежом.

http://vk.cc/2RjJ0A