Сегодня значительная доля ВВП Китая генерируется в экспортных отраслях, остальной объем ВВП является в значительной степени производными от экспортной доли - госсектор и частные инвестиции экспортных корпораций в центральные, северные и западные районы страны. Китай, как и Россия, сидит на "экспортной игле" и зависим от конъюнктуры внешних рынков, только не от сырьевых цен, а от потребительской активности Северной Америки, стран АСЕАН и Европейского союза. Самодостаточность экономики Китая является мифом, и все сегодняшние проблемы «второй экономики» напрямую связаны с масштабным сокращением экспорта, который упал в 2015 году на 2%, однако на пока еще незначительное сокращение экспорта накладываются значительные проблемы в финансовом секторе страны.

Попытки уйти от зависимости от западных рынков сбыта были резко форсированны в 2008 году после принятия плана на развитие внутреннего рынка при генсеке Ху Цзиньтао. Однако к взрывному росту ВВП это не привело, по сути на каждые 2 выданных в виде кредита юаня приходился 1 юаня роста ВВП - кризисные явления Китаю удалось сгладить масштабной накачкой собственной экономики кредитными деньгами. Именно хорошие показатели ВВП, которые были раздуты госкредитами и напечатанными юанями, породили миф о Китае, который спасет мировую экономику.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

На деле с конца 2007 года денежная масса Китая (агрегат М2) выросла в более чем 3,5 раза - с 40,3 трлн юаней до 139,2 трлн юаней в конце 2015 года, в то время как ВВП вырос лишь более чем в 2 раза - с 26 до 67 трлн юаней. Отношение денежной массы к ВВП в Китае составляет сегодня 2,05, что означает различие между ВВП и денежной массой размером в один годовой ВВП Китая - это в значительной степени кредитные средства, которые повисли долгом на китайской экономике.

Общий объем совокупного долга Китая составляет по разным оценкам до 28 трлн долл, что уже превышает размеры внешнего долга США или Германии. Долг Китая составляет более 236% от годового ВВП страны.

Плохие долги и просроченные кредиты

Косвенный показатель, который служит доказательством кредитной накачки китайской экономики - это рост активов банковской системы, которые увеличили в 11 раз с 2006 года - до 34 трлн долл, или 3,5 годового ВВП Китая. Такой рост называется беспрецедентным по скорости и масштабам в истории человечества. Например, активы банковского сектора США, который накачивал дешевыми кредитами жилищный сектор перед ипотечным кризисом, составляли лишь 100% ВВП США или 16,5 трлн долларов. Все это свидетельствует о том, что Китай стоит у порога не просто «жесткой посадки» - а финансового кризиса исторического масштаба: каким образом возможно будет покрывать «плохие долги» банковской сферы, «заливавшей» деньгами падающий экономический рост Китая последние 6 лет?

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Согласно обнародованным 21 февраля данным Комиссии по банковскому регулированию КНР, невозвратные кредиты на 31 декабря 2015 года составляли 1,27 трлн юаней ($196 млрд), их объем вырос на 51% за год. Общий показатель чистой прибыли китайских банков составил 1,59 трлн юаней, или самый низкий показатель за последние 5 лет. Предыдущие три года объем проблемных кредитов в портфелях китайских банков удваивался ежегодно, однако в процентном выражении официальный показатель все еще остается очень низким по мировым стандартам. Для сравнения: перед долговым кризисом в Греции доля проблемных кредитов в большинстве банков составляла от 30% до 40%, в Китае официальный показатель - только 2%.

Черт в мелочах, или банковских терминах - плохими кредитами или невозвратными долгами называются такие заемные средства, которые не могут быть возвращены заемщиком не при каких обстоятельствах. Однако для банковской системы Китая активно используется термин nonperforming asset ("просроченный кредит") - или объем таких банковских кредитов, по которым заемщики не выплачивают процентов. По сути это деньги также выпущенные в никуда, но которые гипотетически можно вернуть в финансовую систему. При одном обстоятельстве - если экономика находится как минимум в стагнации. В случае падения такие кредиты могут сразу же трансформироваться в «плохие доли». Сегодня такой показатель в Китае составляет - 22%. Это всего полшага до «Греции».

По мнению менеджера американского хедж-фонда Hayman Capital Кайла Басса, потери банковского сектора Китая составят около 10% его активов или 3,5 трлн долларов, сумма, которая превосходит нынешние золотовалютные резервы страны размером около 3,3 трлн долл.

Отношение китайцев к нововведениям
в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

Согласно формуле МВФ минимальные резервы страны должны составлять не меньше, чем 10% экспорта (в 2015 году экспорт Китая составил 2,15 трлн долл, 10% = 215 млрд долл), плюс 30% краткосрочного валютного долга, плюс 10% денежной массы (14 трлн юаней, или свыше 2 трлн долл), а также плюс 15% остальных обязательств. Согласно Бассу китайские резервы должны составлять минимум $2,7 трлн. Однако с учетом того, что ЗВР Китая сократились на полтриллиона долларов в 2015 году и продолжают сокращаться по 100 млрд долл ежемесячно из-за поддержки Народным банком твердого курса юаня, а также стабильности на фондовых рынках, Китай уже сейчас подошел к минимальным пороговым значениям ЗВР, которых уже не хватает для рассчитанного инвестором покрытия проблем китайской банковской системы.

НБК, по мнению Басса, может принять ряд мер для спасения банков - но все они приведут к сокращению ЗВР, бегству капитала, и как следствие девальвации юаня, которая, как ожидает инвестор, составит 30% - или падение юаня до стоимости китайской валюты до около 9 юаней за доллар США. Надо отметить, что прогнозы Басса не носят апокалиптический характер и делаются при нынешних темпах оттока капитала, с учетом относительной стабильности китайских фондовых рынков, и с учетом сохранения стабильности товарооборота Китая с внешним миром. Остальные эксперты еще менее оптимистичны в своих прогнозах относительно курса юаня - правительство Китая не сможет одновременно справится с пузырем на рынке недвижимости, кредитном, фондовом и валютных рынках.

Однако, главной «дыркой» в рассуждениях американского инвестора являются неточные критерии для оценки плохих долгов банковской системы Китая, которые, возможно, завышены Бассом. Именно на это обращают внимание эксперты Deutschе Bank, которые считают, что сценарий Басса возможен, но в 2017-2019 годах с долей вероятности в 20%. По мнению немецких банкиров, даже при сценарии «жесткой посадки» китайской экономике понадобится лишь 500 млрд долларов для решения проблем банковской системы.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Помимо этого, Deutschе Bank отмечает, что приведенные Бассом 34,5 трлн долларов банковских активов лишь на 60% состоят из кредитов (20,5 трлн долл) - остальное - это резервы НБК, межбанковские кредиты, депозиты и инвестиции в казначейские обязательства.

Корпоративный долг

Несмотря на понимание опасности огромного долга, Китай продолжает кредитовать производства и накачивать спрос через ослабление ставки ипотечных кредитов - все это делается в том числе и для престижа страны: ВВП без кредитной накачки способен упасть куда ниже нынешнего значения в 6,9% в год. Но не только для этого. Кредитование - это прежде всего поддержка лояльных каждой из групп влияния отраслей - основная масса долга увеличивается именно по линии корпоративного кредитования.

К 2016 год корпоративный долг Китая составил 160% от ВВП Китая против 98% в 2008 году. Проще говоря, долг «промышленников и предпринимателей» Китая вырос с 30 трлн юаней в 2008 году до 107 трлн юаней в 2016 году - или больше чем в три раза. Особенно корпоративный долг увеличился в ушедшем 2015 году - на 25% или 14,6 трлн юаней. Для корпораций Китай предоставляет наилучшие ставки кредитования. С 2010 года долг ряда отраслей удвоился, в основном удвоение произошло в промышленности.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

Отказаться от политики масштабного кредитования - означает пустить под нож целые отрасли, превратив некогда «экономическое чудо» в «экономический ад». За заявлениями правительства о необходимости поддержки роста ВВП стоят конкретные интересы конкретных отраслей промышленности народной республики.

Главным инструментом лоббирования интересов таких групп служат показатели эффективности, не считая, конечно, административного ресурса групп влияния. К таким показателям могут относится рост прибыли, капитализация в том числе и на фондовых рынках, но при волатильности внутри Китая, главным доказательством необходимости выделения новых денег служит активность на внешних рынках.

Вероятно, что в том числе и для этого предпринимаются масштабные операции слияния и поглощения, а также взрывной рост китайских инвестиций за рубеж. Все это служит предметом ожесточенных закулисных дискуссий в рамках разработки пятилетнего плана развития народного хозяйства. Первыми жертвами такой борьбы пали угледобывающая отрасль, расцветшая при предыдущем генсеке Ху Цзиньтао, а также сталевары и производители цемента. Бодро держится атомная отрасль, активные действия предпринимают корабелы, под ударом - гидроэлектроэнергетика.

Сектор недвижимости и ипотечные долги

Удар по сталеварам и производителям цемента и стекла - это косвенный признак проигрыша в игре за госкредиты со стороны сектора недвижимости и крупнейших девелоперов страны, которыми пока еще пестрит китайский список Форбс 2015. Сектор, однако, может оживиться в 2016 году - средства внутренних инвесторов, разочарованных в игре на биржах и финансовых пирамидах, уверенно начали возвращаться в традиционный сектор покупки жилья.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

В 2015 году банки КНР выдали ипотечные кредиты на 2 трлн долл, прокредитов таким образом спрос на продукцию отрасли недвижимости. Кредиты на приобретение жилья составили 22,4% от общего объема выданных кредитов в 2015 году. Этот объем сопоставим с кредитованием корпоративного сектора. По темпам роста объма долга к ВВП корпоративный сектор недвижимости - чемпион, с 2010 года кредитование девелоперов выросло на более чем 300%.

Долги домохозяйств в пропорции к другим долгам

Население Китая в меньшей степени выступает основным заемщиком - доля долгов домохозяйств в отношении ВВП к совокупному долгу выросла с 18% в 2003 году до 36% в 2014 году, в то же самое время - долг правительства вырос с 36% до 58%, корпоративный долг вырос с 109% в 2003 году до 160% в 2016 году. Долг финансовых структур с 9 до 18% (2003-2014).

Долги местных правительств

Долги местных правительств растут с не меньшей скоростью - по итогам правительственного аудита общий долг провинциальных правительств вырос с 10,7 трлн юаней в 2010 году до 17,9 трлн юаней в первой половине 2013 года. Более поздних данных правительство не предоставляет, однако, можно догадываться, что волнообразная динамика сохранилась.

Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

Теневой банкинг

Кроме корпораций и других игроков урбанизированного Китая в сложнейшей ситуации находится частный, нелегальный банкинг Китая на селе - падение фондовых бирж отозвалось глухим ударом по огромному сектору сельского теневого банкинга - размеры которого едва ли поддаются подсчету, однако легко могут трансформироваться в такое же масштабное недовольство на селе. Согласно последним данным в ходе рейдов правоохранительным органам страны удалось прекратить деятельность около 60 таких банков, которые осуществили общий объем транзакций размером в 1 трлн юаней.

Пик долга будет достигнут в 2024 году

Эксперты, опрошенные агентством Bloomberg, полагают, что бить тревогу преждевременно. Долг Китая составит 293% от ВВП страны в 2019 году, а его пик придется на 2024 год. Опасения относительно резкого роста совокупного объема кредитов, и как следствие опасности для всей банковской системы, возникли на почве рекордных показателей заимствований в январе 2016 года, которые достигли в Китае 385 млрд долларов. Однако сравнение с другими экономиками, избыточные заимствования которых сказались на росте ВВП, в частности Южной Кореи, Британии, Таиланда, США и Японии показали, что Китай лишь превысил соотношение долга к ВВП, который наблюдался у Таиланда в 1990-1997 годы.

Как уже отмечалось выше, критики этого умеренного взгляда на проблему отмечают возможное избыточное давление на систему кумулятивного эффекта от сложной ситуации одновременно на фондовом, ипотечном, кредитном и валютных рынках. Сторонники более благоприятного развития ситуации, отмечают низкий долг правительства Китая (41% от совокупного долга в 2014 году), а также его решимость бороться с "зомби предприятиями", что будет способствовать торможению роста "плохих" долгов, а также сохраняющийся высокий уровень роста экономики. Проблемы у Китая начнутся при достижении показателя 250-300% долга к ВВП страны.

http://south-insight.com/node/218092