Отрасль золотодобычи в России напоминает песенку Винни Пуха про мед в горшочке из популярного детского мультфильма. Известно, что она есть. По общему объему добычи в 2014 году мы занимаем второе (9%) место в мире. Больше нас золота добывает только Китай (15%). Примерно вровень с Россией идет Австралия (8,9%). Все прочие отстают с заметным разрывом: США - 6%, Перу, ЮАР, Канада - по 5%. О золоте довольно много говорят. Особенно в свете объема золотого запаса страны и темы возможного возврата к золотому обеспечению национальных валют. Но в то же время сколько-нибудь цельная картина положения по золоту отсутствует.

Хочется понять, сколько в России добывается золота, на что оно расходуется, куда уходит, кто и в какой мере на нем зарабатывает? На сколько обоснованы все еще популярные требования немедленной национализации "чтобы вернуть недра народу"?

Откуда оно берется

Свое золото в России добывается с начала XVIII века. Официально его поиски начались по указу Петра Великого в 1719 году. К первой четверти XIX века Россия стала признанным лидером по его добыче. Потом были разные периоды. Много этого металла добывалось в Перу. Две золотые лихорадки тряхнули мир в Северной Америке. Тогда в основном добывалось золото самородное, т.е. уже в виде "золотого песка" или разного размера "золотых камешков" - самородков (отсюда, кстати и происходит название).

Позднее выяснилось, что золото содержится в целом ряде руд металлов, фактически являясь там загрязняющей примесью, которую тоже можно выделять в чистом виде. Потому, сегодня, наряду с традиционными "золотомоющими" артелями, крупными производителями являются металлургические предприятия. Например, входящая в ОАО "Северсталь", компания Nordgold (с общим объемом 9,59 т.), замыкает ТОП5 крупнейших золотодобытчиков России за 2014 год.

Сейчас добыча золота, как таковая, по источнику происхождения структурно делится на несколько основных категорий. Согласно отчету Союза золотопромышленников РФ с января по август 2015 года всего золота в России было добыто 183,4 т. Из них: 145 тонн (79%) приходилось на целевую добычу; 9,5 (5,23%) - на попутное золото других производств; 26,1 тонны (14,27%) извлекалось при вторичной переработке золотосодержащих изделий; 1,19 тонны (0,65%) - концентраты и исходные промышленные продукты, изначально включающие золото, как необходимый компонент; 1,4 тонны (0,78%) - прочие источники.

Причем целевая добыча на 39,5% обеспечивалась рассыпным золотом и на 60,5% - рудным. Последнее стало возможным благодаря открытию и разработке двух богатых месторождений "Олимпиаднинское" и "Кубака", но они в среднесрочной перспективе будут выработаны, что несомненно повлияет на общую структуру отрасли.

С другой стороны, добыча на рассыпных месторождениях технологически проще и дешевле, но их масштабы обычно невелики. Подавляющее большинство из 5397 открытых рассыпных месторождений России имеют общий запас не более 500 кг каждое. Относительно других стран, российские рассыпные месторождения золота содержат мало, не более 6 грамм на тонну породы, в то время как за рубежом более 60% разведанных залежей в среднем дают свыше 10 грамм на тонну.

Тем не менее, Россия золото добывает и объем добычи ежегодно наращивает. В 2008 году его было произведено 184,5 т, в 2010 - 201,5 т, в 2012 - 221,4 т, в 2014 - 282,7 т. Крупнейшими источниками золота (2014 год) являются Красноярский край (47,2 т), Чукотка (30,3), Амурская (29,3) и Магаданская (23,9) области.

Добывающих золото компаний в России великое множество. В подавляющем большинстве это мелкие артели. 82% всего объема обеспечиваются 29 предприятиями с объемом собственной добычи, превышающим одну тонну золота в год. В том числе более половины добывают всего пять лидеров: Polyus Gold Int (52,7 т. или 22.8% общей добычи в РФ за 2014 год), Polymetal Int (26,3 т или 11,4%), ЗАО "Чукотская ГГК" (21,5 т или 8,5%), Petropavlovsk Plc (19,2 т или 8,4%) и Nordgold N.V. (9,59 т или 4.6%)

Куда оно уходит

Впрочем, не так важно, откуда золото берется, важнее - куда оно уходит потом. Именно это в конечном счете оказывает решающее влияние на состояние и перспективы развития золотодобывающей отрасли страны в целом.

Следует отметить, что в былые времена дела обстояли откровенно странно. Подавляющее большинство добываемого в стране золота уходило на экспорт. Точнее, к примеру, в 2001 году, 92% объема его внутреннего производства скупали коммерческие банки. В сущности, они и обеспечивали отрасль деньгами. Дальше они его продавали на зарубежных рынках..

Ситуация усугубилось после отмены в 2002 году 5-процентной экспортной пошлины. Гохран золота в государственный резерв практически не покупал. В отличие от мировой, потребляющей до 80% золота, объем закупок отечественной ювелирной промышленностью не превышал 15%. Тем самым формировался явный внутренний переизбыток предложения, что и толкало золото бежать за границу.

Оборотной стороной процесса явилось подтягивание внутренних цена на золото к мировым. Фактически сегодня можно сказать, что именно это, в итоге, спасло отрасль от полной остановки промышленной добычи. По мере выработки относительно богатых месторождений и роста доли добычи в старых отвалах, с содержанием золота не выше 3 - 4 грамм на тонну, начала быстро расти себестоимость процесса добычи, а значит и себестоимость российского золота в целом. Если бы сложившийся к началу 90х годов ХХ века традиционный двукратный разрыв между внутренними и мировыми ценами на золото сохранился, то к 2004 - 2005 годам отрасль имела все шансы разориться.

К счастью, эту тенденцию удалось, хоть и не полностью, но исправить. Из 282 тонн золота, добытых в России в 2014 году в закрома государственного золотого запаса ушло 152 тонны или 54,2%. В то время как спрос со стороны промышленности, ювелиров и стоматологов, хоть и демонстрирует некоторую видимость роста, тем не менее, сильно отстает от показателей развитых стран и роста темпов самой добычи.

Ювелирная промышленность в 2014 году на изготовление изделий использовала всего 56 т. золота, что на 6,7% меньше, чем годом ранее. Остальные потребители закупили не более 30 тонн или 10,71%. Таким образом, внутреннее потребление в России составило 85% от добычи. За исключением того, что ушло в золотые монеты (по разным данным от 3 до 4,8 тонн или до 1,71%), оставшееся было поставлено на экспорт.

Кто и сколько на золоте зарабатывает

Кому и в какой мере достаются доходы с золота это сегодня пожалуй самый закрытый и одновременно животрепещущий вопрос. Дело в том, что мы знаем общий объем добытого, но не знаем, когда, кому и на что оно потом было продано.

Если смотреть по официальным данным ЦБ РФ, то цена за грамм золота плавала от 1261,58 рубля в январе, до 2613,03 рублей в декабре 2014 года. При этом с февраля по октябрь она колебалась в узком коридоре от 1400 до 1600 рублей. Потому средней считается значение в 1565,31 рубль. Аналогичным образом вели себя и мировые цены за тройскую унцию (31,1 гр): 1210 долл. - в январе, 1385 - в марте, 1240 - в мае. Потом снова вверх до 1340, и опять вниз, до 1142, чтобы закончить год на отметке 1210.

К тому же у разных компаний цифры по себестоимости добычи, в пересчете на унцию, также заметно отличаются. По официальным данным за 2013 год она составляла: у Nordgold - 1062 долл, у Polyus Gold - 1002 долл, у Polymetal - 1086 долл. Примерно на том же уровне они оставались и годом позднее.

Поэтому точный расчет сделать нельзя, но общий оценочный - можно. В конце концов, нам важно понять, нынешняя ставка НДПИ на золотодобычу в 6% это много, нормально или вопиюще мало? И вообще, сколько доходов со всего этого получает казна?

Если взять за основу среднюю цену золота в 2014 году в 1265 долл за тройскую унцию, то получаем следующие опорные цифры. Цена продажи тонны этого металла составляет 40,6 млн. долл. Себестоимость возьмем самую низкую, как у Polyus Gold. В пересчете на тонны она равна 32,2 млн. долл. Налог на добычу природных ископаемых (НДПИ) считается от выручки. Сегодня для золота он составляет 6% или 2,4 млн. долл. с каждой добытой тонны. НДС, по ставке 18% - 1,5 млн. долл. Налог на прибыль, по ставке 24% - 1,07 млн. долл.

Таким образом, в среднем по отрасли, из 100% выручки от продажи готового золота: 79,21% составляет себестоимость его добычи, 12,39% - уходит во все виды налогов (из которых 48,41%. т.е. практически половину, составляет НДПИ). На долю чистой прибыли, остающейся собственнику компании, приходится лишь 8,4% выручки или порядка 800 млн. долл. за 2014 год. Из этих денег он должен финансировать как собственную жадность, так и техническое перевооружение, обновление оборудования и расширение производства. По официальным данным, за первое полугодие 2015 года только в модернизацию основных средств отрасль вложила более 300 млн. дол. собственных денег. Из этого следует, что в собственный карман в буквальном, обывательском, смысле этого слова частники-мироеды положили менее половины полученной прибыли.

Что из этого следует

Расчеты показывают, что в целом "золотые деньги" между собственниками и государством делятся достаточно разумно. Вопрос с национализацией можно считать окончательно закрытым. Подобный ход увеличит поступления в казну от силы на 4 - 8% от выручки, зато создаст многочисленные проблемы с изысканием источников финансирования в ее модернизацию и непременно обернется снижением эффективности управления, а значит и общей доходности. Примером тому служат другие российские госкорпорации.

Выжать из отрасли больше путем повышения налогов тоже малореально. В представленных выше расчетах использована самая низкая себестоимость из всех известных. Если ее взять, как у Polymetal, то чистая прибыль собственника снижается до 4,26% от выручки. Можно ли ее ужать еще ниже? Можно, но ценой за это станет общее падение добычи.

Важно понимать, что сегодня государство практически ничего не вкладывает в отрасль, а только в виде налогов получает по 5 млн. долл. с каждой добытой тонны. Безусловно, дальнейшее развитие частной компании есть строго внутреннее дело самой компании. Государство тут никаким боком. Но при этом масштабная геологоразведка с целью поиска новых месторождений тоже частной компании касаться не может. Ею должно заниматься государство, а оно, у сожалению, на этой деятельности уж слишком экономит.

В 2014 году на цели геологоразведки было потрачено 290,7 млрд рублей (или примерно 8,8 млрд. долл.) из которых 255 млрд.- вложили сами недропользователи. Бюджетными являлись всего 35,7 млрд. или 1,08 млрд дол., в то время как одна лишь добыча золота принесла налоговых поступлений на 1,41 млрд. долларов. Можно ли на геологоразведке экономить дальше? Можно. Но следует быть готовым к неизбежному росту себестоимости и снижению общего объема добычи по причина, о которых говорилось выше. Или нужно все же вкладываться в геологоразведку.

Кроме того, перед отраслью стоят три проблемы, из которых она сама способна решать лишь одну. В последние пять лет обострился процесс слияний и поглощений. В результате чего доля компаний с объемом собственной добычи более 1 тонны золота в год выросла с 32 до 61%. Это позволяет внедрять более эффективные технологии добычи и тем самым снижать себестоимость. А вот расширить внутренний сбыт и стимулировать вложения в расширение добычи отрасль самостоятельно не может.

Внутренний рынок золота в стране могло бы увеличить смягчение правил доступа граждан к инвестированию в этот металл. Как в виде слитков, так и в виде золотых монет. Формально, все это сегодня как бы законами разрешено, но результат убивает драконовская ставка НДС на подобные операции, которая лишает их всякого инвестиционного смысла. Хотя вложения в добываемое в России золото выглядит более разумным способом сохранения денег, чем покупка иностранной валюты. Даже на уровне обычных граждан.

Что касается популярных разговоров об остром дефиците доступных финансовых ресурсов, то тут стоит внимательно почитать один аналитический отчет. Он конечно большой, со скучными цифрами, табличками и какими-то графиками, но его информативность сложно переоценить. Речь идет об обзоре золотодобывающей отрасли России за 2013 - 2014 год, составленном совместно консалтинговой компанией "Эрнст энд Янг" совместно с российским Союзом золотопромышленников.

Как ни странно, но они не просят у государства денег! 83% опрошенных компаний отметили, что на их деятельность западные санкции тоже не повлияли практически никак. На их взгляд куда более серьезными проблемами, угрожающими отрасли, является рост цен и тарифов на энергоносители (18% опрошенных), отсутствие инфраструктуры, необходимой для развития перспективных месторождений (15%), необходимость развития инфраструктуры Сибири и Дальнего Востока (50%).

Даже жалобы на трудности юридического характера (сложности с налоговыми органами, трудности в оформлении документов и получении необходимых разрешений, и т.п.) стоят на много выше (11%) чем недоступность финансовых ресурсов (9%) или высокая стоимость заемного капитала (6%). В части денег, вложенные в развитие отрасли 800 млн. долл в 2013 году компании нашли сами. В 2014 это обернулось ростом объемов добычи золота на 13%.

Вместо того, чтобы продолжать ломать копья вокруг требования "идеологически верной" тотальной национализации, стоит задуматься над тем, что в конце концов для страны и народа важнее: шашечки или ехать? У нас любят ностальгировать по временам СССР и кивать на Китай со словами, о возможности "третьего пути", но при этом забывают важные слова Дэн Сяопина: "не важно, какого цвета будет кошка, лишь бы она хорошо умела ловить мышей".

Получается так, что дабы увеличить доходы от золотодобычи стране остро требуются не национализация, а масштабное строительство дорог и линий электропередач к востоку от Урала. Что любопытно, реализация масштабных инфраструктурных проектов необходима и для обеспечения роста всей российской экономики в условиях кризиса. Так может настала пора к ним наконец приступить практически?

http://alex-leshy.livejournal.com/645497.html