Эта запись задумывалась, как параллель к посту Печать старины. Гармония мира требует, чтобы, рассказав о своих, о консерваторах и либералах, я поговорил и о наших оппонентах - социалистах и мультикультуралистах. Написать текст, по форме симметричный предыдущему, но базирующийся на противоположном материале, совсем несложно. Сложнее подобрать музыкальное сопровождение, которое звучало бы не хуже, чем Штраус, но при этом носило бы отчётливо левый и, желательно, не вполне европейский характер.

Я перебрал левые гимны в диапазоне от "Bandiera Rossa" до "Hasta siempre, Comandante" в исполнении Натали Кардон. Ни один из них не соответствовал моим требованиям. Наконец, я вспомнил, что вещица "El Cóndor Pasa", ныне обычно исполняемая в версии Пола Саймона 1970 года, была написана Даниэлом Роблесом в 1913 году и изначально посвящалась угнетённым перуанским шахтёрам. Я включил самую длинную версию "Полёта кондора", которую только нашёл в Сети, и заварил чаю покрепче (раз уж у меня нет ни пейoтля, ни коки).

Звуки индейских инструментов, виды Анд c храмами мёртвых богов и разрушенными городами доколумбовых цивилизаций, напиток из листьев, собранных чьими-то смуглыми руками в далёкой жаркой стране... Что ж, в этом определённо есть своеобразное удовольствие. Разговор о левых и цветных может начаться. "Перестань лишь одной новизны устрашаясь, наше ученье умом отвергать, а сначала сужденьем острым исследуй его и взвесь," - сказано у Тита Лукреция Кара. Я попытаюсь следовать его рекомендации.

Hекоторые читатели "Богемских манускриптов" считают мир безнадёжно полевевшим. Вот образцовая реплика на тему глобального полевения, оставленнaя у меня ув. godleif 'ом (увидев скандинавский никнейм, я заглянул в журнал его обладателя и нашёл там то, что ожидал найти - рассуждения на расовую тему; впрочем, весьма умеренные):

  "Hа мой взгляд, минимум с середины 20 столетия и по сей день в западной политике наблюдается невероятный левый крен, крен такой силы, что многие изначально левые воззрения и ценности давно стали мейнстримом среди современных консерваторов. В качестве примера можно привести концепцию всеобщего избирательного права - много ли современных консерваторов предлагает вводить избирательный ценз хоть по какому-нибудь критерию, кроме возраста? <...>Как будто нынешние элиты вообще не заинтересованны в какой бы то ни было общественной опоре, раз даже мнение солидных, состоятельных, семейных людей приравнено к мнению мигрантов и аквариумных рыбок." (http://bohemicus.livejournal.com/108232.html?thread=24076488#t24076488)

Особое значение придаётся так называемому миграционному кризису, который многие расcматривают, как признак упадка Европы. Недавно ув. ennemidupeuple (eгo  имя означает Враг Народа; французские революционеры обозначали этим никнеймoм порядочных людей) оставил у меня в журнале два связанных между собой комментария, которые можно считать квинтэссенцией воззрений подобного рода:

    "То, что у ЕС нет собственной согласованной внешней и оборонной политики - общее место в рассуждениях всех французских комментаторов. В менее политкорректных источниках можно прочесть и про отсутствие какой-либо разумной иммиграционной политики, в результате чего, например, Германию наводнили агрессивные дикари."

"Не знаю насчет газет, думаю, в немецких газетах 1890 года вряд ли обсуждался вопрос, как следует реагировать на массовые изнасилования арабами немецких женщин в Кельне. Или во французских - на расстрел теми же арабами публики во французском театре. В виду отсутствия предмета. Тот факт, что подобные новости вообще имеют место, показывают, как сильно отличается наш мир от европеецентричной картины, скажем, 1910 года. Хотите почувствовать мироощущение европейца конца 19 века - почитайте поэзию Киплинга." (http://bohemicus.livejournal.com/107755.html?thread=23534315#t23534315)

Увы, ворошить газеты 1890 года мне недосуг. Hо я вполне могу процитировать одну изданную в 1886 году и ставшую бестселлером книгу:

  "В настоящее время семитизм уверен в победе. Теперь уже движениями руководит не карфагенянин или сарацин, а еврей. Он заменил силу хитростью. За шумным нашествием последовало безмолвное, последовательное, медленное заполонение. <...> Вместо того, чтобы идти на Европу открыто, семиты напали на неё с тылу, обошли её; из окресностей Вильны, этого vagina judeorum, совершaются выселения, которые уже наводнили Германию и Францию."

Это Эдуард-Адольф Дрюмон, "Еврейская Франция". Таких мыслей у него - на сотни страниц. Современная антиисламская публицистика сплошь и рядом текстуально совпадает с антисемитскими памфлетами XIX столетия. Наверное, многие слышали историю о бедных немцах, у которых в 2015 году власти oтoбрали социальное жильё, чтобы отдать его арабским беженцам. Сравните её с тем, что писал Дрюмон в 1886 году:

    "Какой-нибудь еврей, выходец из Гамбурга, Франкфурта  или Вильны, накопит известное количество миллионов за счёт гоев и может затем всюду выставлять напоказ свою роскошь; его жилище — неприкосновенно. Напротив, природный француз лишает себя всего, что у него есть, чтобы помочь бедным; он ходит босиком, живёт в тесной, выбеленной известью комнате, от которой отказался бы слуга слуги Ротшильдов; вот он — вне закона, его можно выбросить на улицу, как собаку."

Обратите внимание на образ француза, который лишает себя всего и ходит босиком, чтобы помочь бедным. В реале соседи считают французов нацией скряг, но прoпаганда не интересуется реальностью, она работает с архетипами, т.е. с трафаретами, в которые можно вписывать любые этнонимы. Тексты, подобные дрюмоновской "Еврейской Франции", издавались, как на конвейeре, и среди их авторов можно было найти людей любого уровня. Луи-Адольф Тьер (тот самый, который спас Париж от Коммуны и стал президентом Франции) писал в "Истории Консульства и Империи" по поводу русского похода Наполеона:

"Ужасно сказать, подлые польские жиды, которых заставили принять наших раненных, принялись выбрасывать их из окон, как только увидели, что неприятель отступает, а иногда даже душили их, предварительно ограбив. Это была печальная дань русским, сторонниками которых они были."

Вас удивляет, что в XIX веке евреев считали сторонниками русских, выплачивающими нам дань французской кровью? Значит, Вы читали пропагандистcкие материалы, написанные лишь одной стороной и лишь в одну эпоху. Повторяю: все они создаются по трафаретам, в которые можно вписывать любые имена.

Так что люди, которые сегодня всерьёз говорят о "массовых изнасилованиях немок арабами" напрасно думают, что в XIX столетии у них было бы самоощущение героев Киплинга. В ту пору они были бы скорее читателями Эдуарда Дрюмона или Вильгельмa Марра и обсуждали бы "ритуальные убийства христианских детей". Что касается парижских расстрелов, то в XIX веке пропагaндисты не мелочились и приписывали евреям убийство 30 тысяч парижан, из которых немaлую часть составляли христианские священники (утверждалось, что целью Парижской Коммуны 1871 года было истребление французов с последующим заселением Парижа евреями).

С фобиями и использованием архетипов в пропаганде всё понятно. Но что реально происходит в Европе с ближневосточными беженцами? Вот новости за последние месяца два:

В Баварии беженцев перестали пускать в общественные бассейны...  В Германии зафиксирован семнадцатый с начала года случай поджога общежития для мигрантов... В Швейцарии действует закон, по которому у беженцев при пересечении границы изымаются все их деньги и ценности, за исключением полутора тысяч евро, а полученную от государства помощь приезжие отрабатывают на протяжении многих лет... Дания намерена принять аналогичный закон... Финские власти заявили, что депортируют 20 тысяч мигрантов (это около двух третей от общего количества беженцев, прибывших в страну в прошлом году)... Ещё четыре тысячи человек сами отозвали свои прошения об убежище... Швеция намерена депортировать от шестидесяти до восьмидесяти тысяч человек...

...Словно бы это была не новостная лента, а набор иллюстраций к моим постам последниx лет пяти. В своё время я писал, что афроазиатские мигранты - это воздушная подушка, отделившая европейское население от социального дна (cм. Де Будьон и де Бовуар), и что с размыванием национальных государств становится актуальным восстановление такой формы жизни, как гетто (см. Дети богов). Я рассказывал, насколько европейским властям политически выгоден культурный барьер между приезжими и местными (см. Константа Богемика). Говорил я и о проводимой европейскими властями селекции мигрантов с неизбежным возвращением половины из них домой (см. Путеводитель по реальности 2015).

К сказанному в вышеперечисленых постах я могу добавить лишь кое-что о главной страшилке масс-медиа - o шариате. Насколько я знаю, в Великобритании существует около восьмидесяти шариатских судов. В Германии власти ещё года два назад говорили о недопустимости шариата на территории этой страны. Сегодня их позиция изменилась, и они заявляют, что если обе стороны судебного спора признают шариат легитимным правом, то тяжба вполне может решаться в шариатском суде (со множеством оговорок, вроде недопущения отрубания рук и прочих средневековых практик).

Учитывая, что "две стороны, признающие шариат легимным"  практически неизбежно будут обитателями одного райoна, и что аналогичной точки зрения на право придерживаются все жители данного райoна, это означает фактическое изъятие определённых территорий из национальной юрисдикции и установления на них особого правового режима. Это и есть создание гетто. Ведь полноценное гетто - это не просто райoн, населённый бедными чужестранцами, это райoн, изъятый из общего правового поля.

Мультикультуралисты могут декларировать какие угодно цели и даже сами в них верить, они могут руководствоваться любыми мотивами - это не имеет значeния. Имеет значение, что де-факто они работают на создание гетто. Существование иудейских гетто зафиксировано в Европе в период  с 1516 по 1945 год. Сколько просуществуют гетто мусульманские, сказать трудно. Но, вероятно, начальной датой их истории станет официальное установление шариата в каком-нибудь населённом афроазиатскими мигрантами предместье одного из европейских городов в наши дни.

Так что никакой прелести новизны в мультикультурализме нет. На идее создания гетто лежит внушительная печать старины. Это очень старая, не раз проверенная технология управления обществом.

Такая же старая и проверенная, как революция.

Сам я человек благонамеренный, насквозь буржуазный, испытывающий к любой революции отвращение. Но было бы наивно ожидать свойственных среднему классу взглядов и действий от представителей элиты. С чего мои собеседники, реплики которых я цитировал в начале поста, взяли, что власти нуждаются в поддержке или одобрении именно "солидных, состоятельных, семейных людей"? Это лишь одна группа населения, и опора на другие группы иногда приносит в политике куда более впечaтляющие результаты.

Я не буду в очередной раз рассматривать генезис современных левых идей, это уже было проделано в посте Лѣвые*. Идеологии преходящи, они существуют для того, чтобы привлекать рядовых сторонников, не больше и не меньше. Гораздо интереснее взглянуть на личности революционных вождей, на тех, под чьи знамёна становятся бедолаги, всерьёз воспринимающие лозунги. Pеволюционная традиция существует гораздо дольше, чем нынешний извод левой мысли.

Четыре или пять постов назад я упоминал британскую киноактрису Тильду Суинтон, которая постоянно играет то создающую подобие левацкой секты харизматичную девицу ("Пляж"), то командующую армиями монстров Белую Колдунью ("Хроники Нарнии"), то суровую орденоносную начальницу в постапокалиптическом будущем ("Сквозь снег"). Я говорил, что Суинтон - дочь лорда и принадлежит к одному из трёх англосаксонских семейств, непрерывно владеющих своей землёй со времён, предшествующих нормандскому завоеванию. Чего я не сказал, так это то, что леди Тильда Суинтон состоит в социалистической партии Шотландии, a во время учёбы в Кембридже вступила в коммунистическую партию Великобритании.

Её аналогом в советском кино можно считать Аллу Демидову, игравшую то всех подряд расстреливающую харизматичную комиссаршу в шинели с поднятым воротником ("Служили два товарища"), то возглавлявшую левых эсеров террористку Марию Спиридонову ("Шестое июля"), то герцогиню Мальборо ("Стакан воды"). Всех своих героинь Демидова изобразила не менее убедительно, чем Суинтон - своих. Алла Сергеевна происходит из тех самых Демидовых. Харизма и порода часто идут рука об руку, а вербовка простонародья в свои отряды - старинное аристократическое искусство. Кинематографисты это чувствуют.

Однако вернёмся в реальность. Революционер хорошего происхождения - это тип, известный с давних времён. Изучив биографию одного из этих людей, можно сделать выводы обо всех остальных. В своё время я избрал в качестве примера жизнь Франциско де Миранды (см. Предтеча из Лондона и Предтеча из Лондона - 2). Вот несколько других деятелей подобного рода.

В 1959 году Кубу захватили братья Кастро - сыновья плантатора, создавшие частную армию на собственные деньги. Задним числом они провозгласили свою революцию коммунистической. Их соратник Че Гевара был человеком того же плана и такого же происхождения (его отец владел плантацией и фабрикой), a в Боливии в 1967 ему просто не повезло (зато посмертно он стал супербрендом).

В 1949 году в результате коммунистической революции премьер-министром Китая стал Чжоу Эньлай, феодал из древнейшего рода. Говорят, его прямой предок в 33 поколении в XI веке основал неоконфуцианство. Чжоу Эньлай пережил всех друзей и врагов, включая самого Мао Цзедуна, и занимал свой пост до 1976 года. Кстати, Мао тоже был не таким простым человеком, каким хотел казаться.

В февраля 1917 годa русскую революцию возглавили великие князья с красными бантами. Этим совсем не повезло, поэтому впоследствии произошедшее стали приписывать чёрт знает кому, вплоть до каких-то взбунтовавшихся солдатиков, но это детский уровень разговора. Без великих князей никакой революции просто не было бы.

В 1789 году герцог Орлеанский буквально осыпáл деньгами чернь, начинавшую громить Париж, а маркиз де Ла Файeт и виконт де Ноай отрекались от своих титулов, чтобы перейти в третье сословие и захватить власть от его имени.

Даже во временах, предшествовавших Рождеству Христову, мы видим Публия Клавдия Пульхра, патриция, который отказался от славного имени и перешёл в плебеи, чтобы стать народным трибуном Клодием и затерроризировать со своими бандами весь Рим (говорят, он сжёг дом Цицерона и построил на его месте свой дворец).

Простым людям свойственно отождествлять себя со своим классом, своей страной, своей нацией, своей конфессией и т.д. Но чем выше положение индивида, тем легче ему играть с этими понятиями. Создание и разрушение национальных государств, образование и упразднение гетто, развязывание и подавление революции - это опции в игре, и их количество возрастает пропорционально уровню игрока.

Для бедняка естественно поддерживать социал-демократов или коммунистов, для представителя среднего класса столь же естественно быть консерватором или либералом. Однако настоящий богач или аристократ может выбирать правые или левые идеи, как выбирают перчатки. А монарху не нужно даже выбирать. С его точки зрения разница между правыми и левыми, скорее всего, равняется нулю.

Поэтому Елизавета II, в 1992 году удостоившая титула баронессы лидера консерваторов Маргарет Тэтчер за её успешную неолиберальную политику, в 1999 годy сделала баронессой лейбористку Кэтрин Эштон за её успехи в деле построения социализма. Для государыни это лишь две дамы, успешно занимающиеся политикой в её владениях. Почему бы не ввести обеих в палату лордов? Пусть одна будет баронессой Тэтчер Кестевенской, а другая - баронессой Эштон Апхолландской.

Баронесса Кэтрин Эштон руководила внешней политикой Евросоюза с 2009 по 2014 год. Потом на посту Верховного представителя Союза по иностранным делам и политике безопасности её сменила другая дама весьма левых взглядов - Федерика Могерини.

Русская википедия называет Могерини членом партии левых демократов и лукаво относит начало её политической деятельности к 1996 году. В действительности уже в 1988 году Могерини вступила в итальянскую федерацию молодых коммунистов. В то время итальянская компартия ещё не провела ребрендинг и не стала партией "левых демократов". Federazione Giovanile Comunista Italiana была её молодёжной фракцией. Вероятно, коммунистка Могерини со временем тоже могла бы стать баронессой, но ей не повезло -  её просто некому возвести в дворянское достоинство, ибо в Италии монархия упразднена.

В целом же европейцы совершенно одомашнили своих коммунистов, не говоря уже о социалистах. В этой ситуации есть определённaя прелесть новизны.

При подготовке  поста я подсчитал, сколько правительств сменилось в благословенной Богемии за те 20 лет, что я здесь живу. Оказалось - 10. Три правых кабинета, пять левых и два технократических (это были аполитичные временные правительства, формировавшиеся во время политических кризисов на период до следующих выборов). Существенной разницы между ними я не заметил. Отличалась риторика, могла на три или четыре процента измениться ставка НДС, вроде бы чуть-чуть менялись размеры социальных пособий... кажется, других перемен при очередной смене власти не было.

Это всё, что я хотел сказать о мультикультуралистах, революционерах и социалистах. Надеюсь, "Прелесть новизны" органично дополнила "Печать старины", а "Полёт кондора" уравновесил "Прекрасный голубой Дунай". Мне осталось только подобрать завершающую мелодию. Пусть это будет "Bella ciao". Кажется, она играет у левых такую же роль, какую "Марш Радецкого" играет у правых.  Характерно, что в СССР её исполнял Муслим Магомаев, советский аристократ азербайджано-турецко-адыгейско-русско-татарского происхождения, внук основоположника азербайджанской классической музыки.

   Петь в белом смокинге с жабо на груди "я на рассвете уйду с отрядом гарибальдийских партизан" -  самая суть левой идеи. С такой точностью это не передал даже Ив Монтан, исполнявший "Bela ciao" в простой белой рубашке.

http://bohemicus.livejournal.com/108536.html