Югра превратилась в настоящее поле чудес. Из ее недр выкапывают вещи, не менее интересные, чем углеводороды. Еще более интересно, кто на этом зарабатывает

За рынком российского нефтегаза, в тени бизнеса по переработке и утилизации отходов нефтедобычи, скрывается иной, куда менее очевидный. Его участники в два счёта предоставят вам «свежую» и сияющую на солнце трубу, на самом деле когда-то бывшую кусочком гигантской нефтегазовой инфраструктуры Югры. Полулегальный бизнес по продаже и покупке у нефтяников старых отработанных труб, который контролируют кавказские диаспоры, сегодня цветёт и набирает обороты. Не думая о том, что завтра это может обернуться техногенными катастрофами, сбытчикам лежалого товара помогают крупнейшие российские металлургические предприятия. Подробности — в материале «URA.Ru».

Российский ТЭК порой способен создавать рабочие места самыми неожиданными способами. К примеру, путём организации — косвенной, конечно, — теневого рынка по купле-продаже отработавших своё труб нефтяного и газового промысла. Реальные объёмы товарооборота в столь специфической сфере оценить достаточно сложно.

Для начала заметим, что общая протяжённость нефте- и газопроводов в Югре составляет, по разным данным, от 77 тыс. до 98 тыс. километров, из которых около трети составляют нефтесборные сети. Максимальный срок эксплуатации стандартного трубопровода, по которому выкачанное из земных недр «чёрное золото» расходится по округу, колеблется в районе 15-20 лет. При этом значительная часть магистральных линий, проложенных во времена СССР, свой возраст давно отжила — и именно эти трубы в конечном итоге достаются югорским скупщикам.

До недавнего времени, рассказывает один из опрошенных агентством экспертов, бывшие в эксплуатации части нефтепроводов никого не интересовали: нефтяники в рамках работ по реконструкции сетей просто прокладывали параллельно новую магистраль и отключали от работы старую. Однако со скачком цен на металлы тема грамотного использования ненужного имущества приобрела новый смысл. Судить об этом можно даже по составу объявлений в Сети. Достаточно задать поиск «продам трубы б/у хмао» и среди сотни найденных результатов обязательно найдутся лица, предлагающие закупить их по разумным ценам и в состоянии «как новые».

Цены начинаются от 10-11 тысяч рублей за тонну, масса — от 10-20 тонн и вплоть до 200. К примеру, одна из сургутских компаний, занимающихся продажей труб от нефтепроводов, предлагает закупить их по цене от 11 до 42 тысяч рублей за тонну в зависимости от характеристик товара. В объявлении продавец открыто указывает: трубы есть как лежалые, так и восстановленные — то есть прошедшие в первую очередь внутреннюю пескоструйную обработку. Товара у продавца на складах по 200-300 тонн на каждую категорию, оптовым клиентам — скидки.

Впрочем, помимо предпринимателей свой интерес к издержкам нефтяного бизнеса имеют также и общественные организации. В частности, руководитель «Эконадзор» и главный эколог-общественник Югры Евгений Слюсарь поясняет, что в прошлом сталкивался с деятельностью ряда организаций, под прикрытием лозунгов о спасении окружающей среды пытавшихся отдать им отработавшие своё трубы. «Тут далеко не надо ходить. Это та же „Экологическая безопасность Югры“ с господином Селивончиком — он в своё время готов было самолично выкапывать из земли отработавшие трубы „Самотлорнефтегаза“, лишь бы они достались ему. Сейчас же могу сказать, что фирмы едва ли не бьются за право забрать их под совершенно разными предлогами, официально, неофициально, уж кто тут как может», — поясняет он. И добавляет: определённая часть сырья идёт на продажу в качестве лома.

Однако иные способы использования отработавшей «продукции» вызывают определённые опасения. Эксперты сообщают, что в России в целом и в округе в частности существует в принципе уже состоявшаяся практика продажи б/у труб под видом новых. Бывший советник заместителя губернатора Вячеслава Новицкого Сергей Макаров (ныне — директор компании «НеоТерм-Югра») рассказывает, что часть труб идёт на использование в качестве свай, другая — на восстановление. «Обычно в условиях контракта коммунальщики указывают требование по толщине стенки трубы. В ТЭКе на магистральных трубопроводах толщина варьируется от 12 до 22 мм, в ЖКХ применяются 8-10 мм. Суть здесь в том, что за время работы стенки изнашиваются, истончаются. Есть множество фирм по восстановлению таких труб, после обработки вы не отличие её от новой, если, конечно, не будете знать, что она уже была в эксплуатации. Я лично не сталкивался, но зачастую их продают, выдавая за новые», — рассказывает Макаров.

Ещё один собеседник агентства, пожелавший остаться неизвестным, подчёркивает, что при использовании подобных стройматериалов в ЖКХ никто и никогда не даст гарантию, что труба выдержит давление. «Не думаю, что конкретно наши коммунальщики в Югре могут их покупать, такой бизнес обычно работает в больших городах. Екатеринбург, Тюмень и так далее. Не так давно на этом попался Санкт-Петербург — там посадили нескольких человек из мэрии, когда выяснилось, что в рамках реконструкции сетей были закуплены использовавшиеся ранее трубы, это привело к сильнейшим авариям. И дело не в том, что кто-то где-то недоглядел — просто люди вполне определённые сидели на вполне определённых откатах. Сами знаете, как бывает: продали, установили, фирма разбежалась, а потом эти трубы рвутся», — поясняет собеседник.

В то же время представитель «Роснефти» подчёркивает, что основная часть продаваемых труб в Югре используется ещё со времён СССР и несколько отличается от современных образцов. «Трубы были толстостенные, повышенной прочности, и в принципе, несмотря на прошедший период эксплуатации, годятся для дальнейшего использования. Грубо говоря, из ржавой толстой трубы — вполне, кстати, вероятно, что она просто лежала без дела — вы получаете при обработке нужной чуть более тонкую, но прочную трубу. Это железо с советским прошлым, которое современное переживёт», — рассказывает источник в нефтяной компании. К слову, реализацией неликвидных активов занимаются практически все нефтяные компании Югры, в том числе и продажей неиспользованных материалов.

Однако собеседник подчёркивает: несмотря ни на какую пресловутую надёжность, на производство в сфере ТЭКа отработанный ранее материал уже никогда не попадёт — не пройдёт по требованиям. «Коммунальщики же вполне могут закупать на трубопрокатных заводах восстановленные нефтепроводные трубы. Новые стоят намного выше, прочность их не сильно выше. Тем более к продаже кому бы то ни было б/у трубы не запрещены: грамотное восстановление и покраска — и она не отличается от новой. Однако у неё вполне могут иметься скрытые дефекты — и вот это уже другой совсем момент», — поясняет источник.

«В регионах Тюменской области подобных мелких предприятий и заводов по восстановлению отработанных труб довольно много, рынок развит. Уже после восстановления трубы продаются куда-нибудь на Урал или в Омскую область — длинномерами их возят обычно, — к примеру, на крупные метпредприятия. И вот здесь-то возникает вариант обхода законов о муниципальных закупках. Грубо говоря, у вас есть компания, которая принимает трубы от нефтяников и имеет право поставить их в какой-либо муниципалитет. Вы говорите, что у вас есть сертификат качества от известного завода, что труба произведена там. И продаёте куда хотите. Правда, это уголовное преступление», — резюмирует он.

Говорить о реальности использования старых труб нефтяников для нужд водоснабжения с полной уверенностью нельзя, этот момент ещё нужно выяснить. Однако сегодняшняя российская действительность такова, что даже самые бредовые идеи порой оказываются вполне рабочими. Особенно когда известно, что деньги на трубно-нефтяном бизнесе в основном делают представители ряда кавказских народностей. Источник агентства, знакомый с ситуацией, отмечает: куплю-продажу бывших в эксплуатации стройматериалов ТЭКа практически полностью контролируют выходцы из Чечни, Азербайджана и Дагестана, несколько фирм которых собирают все возможные предложения от нефтяников. «Кто знает, куда идут барыши от проданного имущества советско-российской нефтянки. Не исключено, что уходит на поддержку ваххабитов куда-нибудь на Северный Кавказ», — предполагает собеседник.

«Чеченцы, дагестанцы, азербайджанцы — такие круги в основном здесь замешаны. От излишнего внимания их традиционно прикрывают национальные диаспоры, хотя на самом деле здесь всё по-честному: одни продают, другие покупают. Но я уверен, что в будущем это всем нам ещё аукнется, не порывами трубопроводов, так как-то иначе», — поясняет один из источников агентства. Ещё один добавляет: в России уже не первый раз ведётся разговор об определённой «сакрализации» нефти и земных недр для представителей радикальных мусульманских движений. «То, что мы видим в Югре, тот бизнес, который построен вокруг нефтяников — это именно отголоски данного процесса», — добавляет собеседник из центрального духовного управления мусульман России.

http://ura.ru/content/khanti/17-10-2013/articles/1036260559.html