В предыдущих статьях на тему непростых межэтнических отношений мы много говорили о национальных диаспорах, которые в своём большинстве ну никак не желают заниматься адаптацией прибывающих в Россию земляков. Но помимо вполне справедливой критики в их адрес можно найти и оправдательные факторы. Например, мягкое миграционное законодательство. Однако есть ещё один важный фактор, о котором почему-то принято забывать, — ответственные «государевы люди». Вот о них мы сегодня и поговорим.

Жадность как полезная функция

Начну с самого главного: в извечном вопросе, «кто виноват» в неконтролируемости миграционных потоков, принято сразу валить всю ответственность на ФМС. Дескать, эта коррупционная сфера настолько плотно срослась с верхушками диаспор, что помочь могут только самые репрессивные механизмы. Да и «чистки» не спасут — в связи с тем же мягким законодательством соблазн здесь слишком велик. На смену одним хапугам всегда придут другие и продолжат бесконечный круговорот бумаг и сопутствующих им денежных средств.

Списать на бездействие полицейских тоже не получается: они действуют строго в рамках законодательства и могут только периодически устраивать всевозможные проверки и облавы. На тех же стройках, где полно незаконно работающих и проживающих гастарбайтеров. Но докопаться до диаспоры как юридического лица они не могут, только до отдельных её членов. Да, были редкие судебные процессы, когда это происходило, но о каком-то контроле и принуждении ко всеобщей ответственности здесь речи не идёт. Зато, как и в случае с ФМС, часто приходится говорить о корысти «государевых людей».

С одной стороны, это очень плохо. Но с другой, в отсутствие регламентированных механизмов контроля жадность служивых выполняет вполне полезную функцию и служит хоть каким-то регулирующим средством. Тот же участковый, собирающий «по штуке» с незарегистрированных пришельцев в «резиновых квартирах», вносит хоть какой-то элемент порядка в эту хаотичную сферу. И хоть какой-то «страх Божий» у приезжих. Без «злого милиционера» и без того бурлящая сфера нелегальной миграции стала бы окончательно неконтролируемой. Как это ни грустно звучит, но других механизмов, увы, пока нет.

Кстати, о «резиновых квартирах». Это словосочетание плотно вошло не только в чиновничий новояз, но и стало достоянием законодательства и криминальной хроники. В прошлом году даже появился закон о «резиновых квартирах». Кстати, удивительный момент: «резиновые квартиры» в законодательство вошли, а вот ответственность диаспор всё никак не пропишется. Неужели бездельники-депутаты ещё не все сферы нашего бытия прошерстили? А, казалось бы, чего проще: диаспора организует временные общежития, куда прибывают и земляки-приезжие, и проверяющие органы.

В результате граждане смогли понаблюдать настоящий ажиотаж по борьбе с этим новым явлением в российской жизни. Поначалу особо отличилась столица, а вслед за ней эстафету подхватили регионы. Неожиданно выяснилось, что энная часть россиян с удовольствием участвует в коррупционном сговоре и способствует нашествию на родину инородных племен.

Крайние старушки

Увы, на практике в основном речь идёт о бедных стариках, которые попытались заработать лишнюю копейку к пенсии, пустив или зарегистрировав в своём жилье пришельцев. Они, как правило, и становятся крайними в решении миграционных проблем на местах. После совместных рейдов полиции и ФМС корыстных бабушек гонят в суд, нещадно штрафуют, но, слава Богу, не сажают — всё-таки уважение к старческим сединам даже у судей ещё осталось.

Помнится, один из депутатов возмущался, что штрафы слишком маленькие — до 3 тысяч рублей. Теперь представим обычную провинциальную бабушку с пенсией в 7—10 тысяч, которых хватает разве что заплатить за это проклятое жильё и купить хлеба с самыми дешёвыми таблетками. Я несколько раз побывал на таких «процессах века».

Прокурор бахвалился «борьбой с коррупцией» и важностью этой деятельности, полицейские вздыхали о криминальной активности приезжих, а эфэмэсники радовались, что аномально большое общее количество незарегистрированных граждан уменьшилось хоть на пару десятков. А это капля в море! И только смиренная бабушка тихо сидела на скамейке подсудимых — хорошо ещё, что в «клетку» не посадили! И каждый раз оправданием «преступной деятельности» со стороны таких стариков было желание заработать лишнюю копейку. В чём они каялись, а потом вновь попадали на скамью подсудимых — жить-то как-то надо…

Кстати, в борьбе с «резиновыми квартирами» также есть своя аномальная зона. Помимо стариков приезжих часто привечают опустившиеся персонажи, которым до бомжей остался один шаг, и тот уже наполовину сделан. Но у них пока еще имеется не пропитая квартира, благодаря которой можно даже заработать на выпивку — все-таки русский человек даже в самом падшем состоянии не теряет смекалки. В таких квартирах пришельцы прописываются в огромном количестве, а то и селятся…

Примечательно, но правоохранители и ФМС не особо любят туда соваться. В первую очередь потому, что невменяемые хозяева (если они ещё найдутся), вряд ли смогут дать показания или дойти до суда — заблудятся по пьяни. Посему в работе правоохранителя здесь главное — поймать блуждающего в алкогольном тумане домохозяина. А ФМС этим не хочет заниматься — не их профиль.

Поневоле становится понятно, что любая проблема социума всегда многоплановая и имеет множество узловых точек с сопряжёнными сферами. Так, бедность и алкоголизм способствуют «легализации» пришельцев, несмотря на все кордоны, которые пытается установить власть. И на «происки госдепа» списать это никак не получится — уж скорее на вполне человеческое желание хоть как-то улучшить свой быт, пусть и не совсем законным путем.

Кстати, подсудимые бабушки единогласно утверждали в судах, что ни про какие законы они ничего не знали, а просто пожалели «бедненьких», оказавшихся на чужбине, которым живётся гораздо хуже, чем им самим. Увы, подобный христианский подход на судей не действует. Да и вообще во всевозможных кодексах не прописан. Зато чётко прописан «сравнительно честный способ заработка». Кстати, о денежной составляющей. Как правило, за нелегальную прописку фигурировали суммы немного ниже штрафов: одна-две тысячи рублей.

Одна из преступных бабушек пояснила, что благодаря таким финансовым вливаниям она могла через день себе молоко покупать! А ещё одна старушка всё-таки получила «условку» за то, что искренне не понимала, в чём ее обвиняют, и громогласно об этом заявляла в суде. Всё бы ничего, только наблюдательная бабушка заметила, на какой машине подъехал судья, и об этом так же громогласно сообщила — никто бы и не подумал, что старая в «Кайенах» и «Майбахах» разбирается! Хотя на самом деле это был всего лишь большой чёрный «Прадо»…

Теперь от элитных авто перейдём к более важным вещам — тому, кто по идее призван вести масштабный диалог с диаспорами. В разное время этим должны были заниматься разные ведомства. Например, в 90-е годы в некоторых областях были департаменты по делам конфессий и другие подобные органы. Сейчас их заменили министерства внутренней политики, которые призваны следить за самыми разными проявлениями социума на подведомственной территории. Именно про этих деятелей стоит поговорить поподробнее.

Непрестижно

Начну с того, как в идеале должны готовиться кадры для решения межнациональных противоречий. Здесь я попытаюсь обобщить мнения многочисленных экспертов и свои личные наблюдения. Ещё с царских времен стало понятно, что это занятие требует в первую очередь дипломатичности, а уж потом умения скандалить и силового вмешательства. Посему подготовка должна идти на уровне МГИМО, а оттуда молодые специалисты должны рассылаться «на линию фронта» в регионы. Понятно, что поначалу они могут совершать ошибки, всё-таки теория и практика — разные вещи.

Поэтому должен быть своеобразный ценз — несколько лет поработать «в полях» или «диплом на стол». Ближайший аналог — масштабная подготовка партийных кадров в постреволюционные годы. Конечно, есть профильные факультеты и в регионах, но их выпускники предпочитают пополнять и без того огромную армию менеджеров.

Теперь посмотрим, что же мы имеем на местах? Здесь мы сталкиваемся с таким понятием, как непрестижность. Вот потоками нефти или муниципальным хозяйством рулить интересно, а межнациональной сферой — нет. Мало ли на что способны эти дикие приезжие! Да и корыстный интерес как-то слабо проглядывается: что можно поиметь с бесконечных праздников национальных «песен — плясок», которыми диаспоры кормят ответственных работников? Другого-то предложить нечего. Да и откаты с этих праздников поступают на высшем уровне, а не в карман нынешних Акакиев Акакиевичей…

Кстати, откаты небольшие и по сравнению со взятками в муниципальной сфере — просто пустяки! Также непонятно, о чём с этими самыми диаспорами говорить надо, законодательство в этом отношении молчит. Правда, есть многочисленные наработки учёных.

Мало того, готовые методические пособия. Но их нужно внимательно изучать, а это страшно неинтересное занятие. Тут уместно ещё одно сравнение. Например, чиновниками в Охотнадзоре и министерствах экологии в основном работают бывшие «полевики», охотоведы, инспекторы и т. д. Иначе понять проблему в целом, не зная её изнутри, просто невозможно. Но в межнациональной сфере этой простой истины почему-то никак не понимают.

И получается занятная ситуация: заниматься кропотливой работой приходится людям, что ни на есть никчемным и неподготовленным. И кадры для этого соответствующие: сколько народу надо по блату на тёплое чиновничье место пристроить?! А поскольку такие кадры об управленческих функциях мало что представляют, то и в серьёзные сферы их запускать нельзя. А пристроить надо — мало ли чего! Вот и плодятся такие бездари, творя современную геополитику.

Про один из примеров такой деятельности я уже рассказывал. Выявил я как журналист очаг межнациональной напряжённости между коренным населением и пришельцами-езидами в патриархальном Перевозе. И что толку? По идее, я должен был с допросов у эфэсбэшников не вылезать, чтобы «государевы люди» досконально выяснили, откуда у меня такие факты, и приняли соответствующие меры. А про меня вообще все ведомства забыли.

Точнее, усиленно постарались не заметить, мои статьи им отчёты сильно портят. Правда, по моим стопам в Перевоз всё-таки прибыли тётушки из министерства, которые попили чаю с печеньками и написали в своих отчётах, что царит в этом населённом пункте тишь да благодать. Ну и толерантность ещё, очень тётушки это слово любят.

Если брать международный опыт, то у тётушек с собой должен быть некий тестовый опросник, по которому они должны выяснить истинное положение вещей. Но законодательство тётушек таким опросником не снабдило, от соответствующих предложений учёных тётушки отмахнулись, а своих наработок у них нет и быть не может, элементарно мозгов не хватает.

Менталитет таких ответственных работников — тема отдельного исследования. Хотя основные моменты уже описаны русскими классиками. Правда, с тех времён кое-что изменилось. Во-первых, появилась блогосфера, в которой постоянно можно прочитать и посмотреть всевозможные ляпы кабинетных деятелей. Например, снятые на телефон кадры, как в кабинет ФМС приходят товарищи с пачками чужих документов. Увы, когда в редком случае подобная фиксация правонарушений доходит до «государевых людей», то ее судьбу решают такие же кабинетные деятели.

Получается замкнутый круг, который разрывается только в том случае, когда проверяющему органу нужно срочно доложить о масштабных свершениях: начальство «крови требует»! А пока таких требований нет, все те же тётушки тихо сидят в своих кабинетах, пишут свои бумажки и боятся лишний раз выйти на свет Божий. Увы, иногда это приходится делать. На всевозможных отчётных конференциях и круглых столах тётушки откровенно заискивают перед пафосными главами диаспор: те прекрасно понимают, как нужно произвести впечатление, — дорогими костюмами и автомобилями.

Самое интересное, что подобные понты действуют на большинство провинциальных журналистов. В кулуарах я постоянно слышал причитания коллег, что «с этими чурками лучше не связываться». О восточной философии «жизни напоказ» и элементарной культурологии они даже не задумываются. В результате такой жизненной позиции в СМИ мы можем прочесть лишь унылые строки, ничем не отличающиеся от отчётов чиновников.

Поучительное сравнение

К чему приводит такой кадровый подход, наглядно видно по другому, не менее серьёзному социальному примеру — попытке введения в России ювенальной юстиции. Если копнуть в историю, то эта система действовала в царской России в начале ХХ века. Только подразумевала она всего лишь выделение «детского» судопроизводства в отдельную категорию, с подготовкой соответствующих судебных кадров. И никакие тогдашние оппозиционеры, которых, кстати, было более чем достаточно, против этого не возмущались. Даже, наоборот, приветствовали прогрессивное веяние. А что произошло в современной России? Картина получилась более чем занятная. Только очень грустная.

Итак, бедным провинциальным тётушкам неожиданно поручили «развивать ювеналку». А они даже слова-то такого не знают! Вот тётушки и начали импровизировать на местах в силу своей недалёкой фантазии. С одной из них мне пришлось вести разговор про ювенальную юстицию через забор, тётушка огородом занималась. К чему это привело, мы уже наблюдали: например, к массовому изъятию детей из малообеспеченных семей. Я много занимался этой темой, и ни разу тётушки не смогли мне чётко и внятно объяснить причину очередного изъятия. Обычно отделывались общими фразами про «в квартире грязно» и т. д. Самое экзотическое объяснение было про «пельменное питание новорождённых».

Мало того, иногда тётушки все-таки боялись своей неграмотности и запирались в кабинетах от меня, представителей «детских» общественных организаций и разъярённых родителей. Сказать-то было нечего. Один раз мы даже устраивали «облавную охоту» на таких тётушек в коридорах органов опеки. А ведь эти люди вершат судьбы будущего страны — детей, и гаранта этого будущего — семьи. Думаю, дальше продолжать не стоит — и без того понятно, в чьих руках находятся наиважнейшие проблемы современного социума. Хотя примеров я могу привести ещё великое множество.

То же самое касается и межнациональных отношений. И поневоле вспоминаются сталинские слова про то, что «кадры решают всё». Также в памяти всплывает многочисленная «макулатура» тех времён, которой мне поневоле пришлось немало разгрести в поисках хоть каких-то решений. Например, памятки политрукам и пропагандистам, как себя вести с представителями разных конфессий и народов, — они тогда печатались в гигантских масштабах. И никаких Бирюлёвых не было…

Если вернуться в современные реалии, становится понятна и закрытая позиция национальных диаспор, и неспособность их к серьёзному диалогу. Нет той силы, точнее кадров, которые будут не то что держать их в узде, а элементарно направлять и советовать. Затрапезные неграмотные тётушки — не в счёт. А от ментов и ФМС элементарно откупиться можно…

http://zavtra.ru/content/view/etnicheskie-opusyi-3/