Есть на юге Афганистана провинция Хост с центром в одноименном маленьком городке. Находится она в труднодоступных горах на границе с Пакистаном.

Связь с центральными районами и Кабулом поддерживается через одну-единственную дорогу Гардез-Хост. Ключевая точка этого пути – перевал Сети-Кандав высотой три тысячи метров. Кто владеет перевалом, тот владеет и дорогой и, соответственно, контролирует всю провинцию.

Основное население Хоста – кочевые племена, вечная головная боль всех правителей Афганистана. Особенно племя джадран. Этот свободолюбивый народ никогда и никому не подчинялся – ни королю, ни англичанам, ни шаху, ни Амину, ни тем более Бабраку Кармалю и советским войскам. Подавляющая часть моджахедов провинции, самая боеспособная и активная, была родом из племени джадран. И общее руководство формированиями осуществлял Джелалуддин Хаккани, тоже выходец из этого племени.

Битвы за Джавару

Но, по сути, большой стратегической ценности провинция Хост для нашего контингента не представляла, поэтому советские войска туда особо не рвались. Пользуясь этим, моджахеды построили там крупный опорный пункт и перевалочную базу – Джавара. Это был фортификационный комплекс с мощными оборонительными коммуникациями и защитными сооружениями, связанными единой системой огня.

Афганистан - этническая карта

Карта в полном размере: Национальности Афганистана

Через Джавару проходило 20% всех поставок снаряжения, вооружения и боеприпасов из Пакистана. Но наши все равно не лезли атаками на базу, потому что удобнее было пресекать поставки на дороге и караванных тропах, ведущих из Хоста в Центральный Афганистан.

Другое дело – правительство Афганистана. Для него занять провинцию и ликвидировать базу Джавара было вопросом престижа, тем более что там обосновалась радиостанция для вещания сочувствующих моджахедам журналистов и политиков.

Несколько раз базу штурмовали, один раз – при активной помощи советских войск – даже взяли, но удержать не смогли, и она вскоре вновь была восстановлена.

Новое мышление

В 1987 году обстановка стала меняться. В СССР уже два года был у власти Горбачев, говоривший о «новом мышлении» и о конце Афганской войны. Активные боевые действия наши войска прекратили, и, как свидетельствовал тогдашний командующий 40-й армией генерал-полковник Борис Громов, солдаты имели право открывать огонь по противнику только в случае нападения на военную базу.

Афганистан - карта религиозных предпочтений

Карта в полном размере: Религии Афганистана

Поменялось и правительство Афганистана. С подачи Кремля одиозного Бабрака Кармаля сменил более прогрессивный Наджибулла. «Духов» отныне политкорректно именовали «оппозицией» и «повстанцами». Те, естественно, поспешили активизировать свою деятельность. У них даже возникла идея сформировать оппозиционное правительство не за границей, а непосредственно в Афганистане. Идеальней всего для этого подходила провинция Хост.

Моджахеды заняли перевал Сети-Кандав и окончательно блокировали единственную дорогу. В районе перевала возник мощный укрепрайон под неблагозвучным названием Срана. Западные журналисты описывали его как «неприступный бастион, о который русские сломают себе зубы». Сам город Хост был полностью в блокаде, связь и снабжение осуществлялись лишь по воздуху.

Наджибулла, узнав об опасности создания временного правительства, настойчиво просил Москву дать приказ ОКСВА (Ограниченному контингенту советских войск в Афганистане) снять блокаду с Хоста. И Горбачев согласился, с одной стороны – собираясь закончить «позорную» войну, а с другой – отдавая приказ взять укрепленную позицию. Но ведь даже для сугубо штатского человека было ясно, что это обернется морем крови.

Операция «Магистраль»

Для военных приказ – закон, и его нужно выполнять. Но В. Варенникову, Б. Громову, П. Грачеву и другим офицерам и генералам меньше всего хотелось штурмом брать перевал, а затем подписывать многочисленные похоронки.

Командующий 40-й армией Громов пытался договориться о деблокаде мирным путем. Не секрет, что афганские полевые командиры падки на деньги, и вояк несложно было подкупить. Но не в этом случае. Громов несколько раз поднимался на перевал, но с Джелалуддином так и не встретился.

Тогда по линии армейской разведки в Пакистан прошла намеренная утечка информации о попытках мирных переговоров, что было правдой, и о том, что Джелалуддин склоняется к решению согласиться с предложениями советского командования, что было «дезой». Неизвестно, как ко всему этому отнеслись в Пакистане, но лидера моджахедов отозвали и несколько месяцев проверяли.

В его отсутствие тоже велись переговоры, но заместитель Джелалуддина также не шел на контакт – ни с шурави, ни с афганским правительством.

Оставалось только одно – штурмовать перевал и с боями прорваться к Хосту.

Началась самая крупномасштабная операция за все время Афганской войны.

Против 13-тысячной группировки «духов» было сосредоточено 20 тысяч советских и афганских солдат, море артиллерии и авиации. О сроках и подробностях операции «Магистраль» знали только Громов и несколько офицеров его штаба. Афганцам не говорили из-за опасений предательства, а в Москву не докладывали, боясь, что операцию отменят или попросту разболтают.

Штурм

Ясным зимним днем над перевалом Сети-Кандав показалось несколько советских транспортных самолетов. Оттуда чуть ли не гроздьями посыпались парашютисты. Все небо покрылось куполами парашютов. Такое было впервые в Афганистане. Раньше выброс десанта осуществляли только с вертолетов. Все огневые точки моджахедов открыли по спускавшимся парашютистам ураганный огонь. Стреляли из пулеметов, «Стингеров», автоматов, допотопных винтовок. «Духи» просто ошалели от азарта, расстреливая ненавистную советскую десантуру. Это ведь только в фильмах парашютист, паря в небе, может стрелять и поражать цели.

В реальной жизни десантник под куполом парашюта беспомощен и представляет собой идеальную мишень.

Однако в упоении боя моджахеды не заметили еще несколько наших самолетов-разведчиков. А в них штурманы, разбившись на квадраты, засекали каждую огневую точку и тут же передавали координаты на артиллерийские позиции. Удар артиллерии был страшен, огонь постоянно корректировался наблюдателями. В небе появились советские бомбардировщики и штурмовики. Пламя, камень, кровь – все смешалось и превратилось в пылающий ад.

Через четыре часа на перевал стали подниматься мотострелки. Укрепрайон их встретил тишиной: все огневые точки уничтожены, перевал Сетиандав взят!

А сейчас – самое главное. Ни один советский солдат или офицер при штурме не погиб и даже не был ранен! Парашютный десант оказался фикцией.

Набили десантные комбинезоны тряпками и камнями и сбросили на парашютах. А «духи» стреляли по этим манекенам.

Сплав удачи, военного таланта и профессионализма! За эту операцию Валентин Варенников – командующий ОКСВА, Павел Грачев – командир 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, Валерий Востротин – командир 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка и, конечно же, командарм-40 Борис Громов были удостоены звания Героя Советского Союза.

Девятая рота

После взятия перевала вперед по дороге Гардез-Хост под прикрытием десанта двинулись инженерно-саперные части. Одновременно с этим в районе Хоста высадились батальон советских десантников и бригады афганского спецназа. Вскоре колонны машин с продовольствием пошли к блокадному городу, а наши и афганцы начали зачистку укрепрайона Срана. Части 40-й армии захватили около сотни складов с оружием и боеприпасами, четыре танка, девять бронетранспортеров. Вот тогда девятая рота и совершила свой подвиг, о котором много писали и сняли одноименный фильм.

Картина, конечно, хорошая и зрелищная, но грешит против истины. Во-первых, рота находилась на выгодных позициях, в то время как душманы вынуждены были атаковать ее из неудобного положения. Вообще, до сих пор неясно, пытались ли «духи» прорваться из окружения или это была последняя отчаянная попытка взять под контроль дорогу. Во всяком случае, атака «Черных аистов» была для советского командования приятным сюрпризом. Гораздо удобнее уничтожать элитное подразделение противника из укрытий, чем выкуривать по одному из подземных щелей.

Серьезнейшим искажением фактов стало то, что в фильме десантники оказались «забыты» на высоте и приняли бой в одиночку, без всяческого командования и поддержки.

А главное – потери в роте по фильму составляют почти 100%, но на самом деле погибло шесть из 39 человек и оказалось ранено 26 бойцов. Это были самые большие единовременные потери во время проведения операции.
Тем не менее успешный бой девятой роты был преподнесен руководству СССР как кровавая трагедия, и через год наши войска вышли из Афгана.

Хитроумные политики перечеркнули блестящие победы военных. Наджибуллу через несколько лет запытали талибы, Громов ушел из армии. А Джелалуддин Хаккани по-прежнему царствует в Хосте и ныне уничтожает американцев и французов.

К сожалению, наши генералы и офицеры – отличные воины – не были блестящими пиарщиками и писателями. Они сами до конца не поняли, какую гениальную операцию провели. У наших военных это считалось обычной повседневной работой. И все-таки – это была великолепная армия!

http://tainy.info/history/pravda-o-devyatoj-rote/