В одном из ранее опубликованных мною постов по теме: «РОССИЯ, КОТОРУЮ ОНИ ПОТЕРЯЛИ» (речь там шла о естественном приросте и смертности в Российской империи и странах Европы) я приводил вот эту цитату из книги В.Б. Безгина «Крестьянская повседневность. Традиции конца 19 - начала 20 века»:

«По подсчетам демографов, русская крестьянка этого периода (рубеж XIX – XX веков – прим.) рожала в среднем 7-9 раз. Среднее число родов у крестьянок в Тамбовской губернии составляло – 6,8 раза, а максимум 17. Вот, некоторые выписки из отчета гинекологического отделения тамбовской губернской земской больницы за 1897, 1901 гг.:

«Евдокия Мошакова, крестьянка, 40 лет, замужем 27 лет, рожала 14 раз»; «Акулина Манухина, крестьянка, 45 лет, замужем 25 лет, рожала 16 раз».

В условиях отсутствия искусственного регулирования рождаемости количество детей в семье зависело исключительно от репродуктивных возможностей женщины.

Высокая младенческая смертность играла роль стихийного регулятора воспроизводства сельского населения. По данным обследований (1887-1896 гг.) удельный вес умерших детей до пяти лет в среднем по России составлял 43,2 %, а в ряде губерний свыше 50%».

Согласитесь, данные о детской смертности впечатляют, не правда ли? Я решил «копнуть» в этом вопросе по-глубже и то, что я «накопал» повергло меня в самый настоящий шок.

«По данным за 1908-1910 гг. количество умерших в возрасте до 5 лет составляло почти 3/5 общего числа умерших. Особенно высокой была смертность детей в грудном возрасте» (Рашин «Население России за 100 лет. 1811-1913гг.»).

Вы думаете, этот автор преувеличивает? Тогда почитайте еще один источник - Н.А. Рубакин «Россия в цифрах» (С-Петербург, издание 1912 года):

«… в 1905 г. из каждой 1000 умерших обеих полов в 50 губерниях Европейской России приходилось на детей до 5 лет 606,5 покойников, т.е. почти две трети (!!!). Из каждой 1000 покойников мужчин приходилось в этом же году на детей до 5 лет 625,9, из каждой 1000 умерших женщин - на девочек до 5 лет – 585,4. Другими словами, у нас в России умирает ежегодно громадный процент детей, не достигших даже 5-летнего возраста, - страшный факт, который не может не заставить нас задуматься над тем, в каких же тяжелых условиях живет российское население, если столь значительный процент покойников приходится на детей до 5 лет».

Обратите внимание, в приведенных мною цитатах речь идет не о глухих и темных годах крепостничества и полного бесправия крестьянства царской России, а о начале 20-го века! Говоря об этом времени, любители и почитатели царизма любят доказывать, что империя была «на взлете»: экономика росла, благосостояние народа тоже, повышался уровень образованности и медицинского обслуживания.

«Господа»!!! Не все так, как вам думается! Почитайте современников того «благополучного» времени, к примеру, Нечволодова (замечу Вам - русского, жандармского генерала, крупнейшего аналитика царских спецслужб) «От разорения к достатку», издания 1906 года (этот материал я давал), Рубакина «Россия в цифрах» издания 1912 года, Новосельского «Смертность и продолжительность жизни в России» издания 1916 года.

Главный итог – это гигантский внешний долг Российской империи к 1914 году, распродажа («…не продаем, а распродаемся» - как писал Нечволодов) национальных богатств иностранцам, скупка теми же иностранцами базовых отраслей промышленности: металлургии, судостроения, нефтяной промышленности и т.д., ее мизерная доля промышленного производства в общемировом производстве, существенное отставание от США, Англии, Франции, Германии по размерам валового национального продукта на душу населения – «Европейская Россия, сравнительно с другими странами, - страна
полунищая» (Рубакин «Россия в цифрах», издание 1912 года).

Главное – было бы желание прочесть тех авторов, о которых я говорю, а нет – хотя бы прочтите то, что я уже привел у себя в Живом журнале по теме «РОССИЯ, КОТОРУЮ ОНИ ПОТЕРЯЛИ» (тэг «Царская Россия»). Все, что там выложено, основано именно на этих источниках (и на других авторах), плюс статистические данные из Сборника «Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник».

Однако я несколько отошел от темы детской смертности в Российской империи. Думаю, что то, что вы о ней уже прочитали у меня, Вас заинтересовало. Теперь же я приведу Вам самую подробнейшую статистику, которая убедит Вас, что тот ужас о котором написал и Рашин, и Рубакин таковым и был.

А начнем мы со смертности грудных детей в возрасте до 1 года в Европейской России за период 1867-1911гг.

В следующей таблице (источник – П.И. Куркин «Смертность и рождаемость в капиталистических государствах Европы», издания 1938 года) приведены показатели детской смертности за весь рассматриваемый период.

Из 100 родившихся младенцев умерло в возрасте до 1 года: 

1867 г. – 24,3;
1868 г. – 29,9;
1869 г. – 27,5;
1870 г. – 24,8;
1871 г. – 27,4;
1872 г. – 29,5;
1873 г. – 26,2;
1874 г. – 26,2;
1875 г. – 26,6;
1876 г. – 27,8;
1877 г. – 26,0;
1878 г. – 30,0;
1879 г. – 25,2;
1880 г. – 28,6;
1881 г. – 25,2;
1882 г. – 30,1;
1883 г. – 28,4;
1884 г. – 25,4;
1885 г. – 27,0;
1886 г. – 24,8;
1887 г. – 25,6;
1888 г. – 25,0;
1889 г. – 27,5;
1890 г. – 29,2;
1891 г. – 27,2;
1892 г. – 30,7;
1893 г. – 25,2;
1894 г. – 26,5;
1895 г. – 27,9;
1896 г. – 27,4;
1897 г. – 26,0;
1898 г. – 27,9;
1899 г. – 24,0;
1900 г. – 25,2;
1901 г. – 27,2;
1902 г. – 25,8;
1903 г. – 25,0;
1904 г. – 23,2;
1905 г. – 27,2;
1906 г. – 24,8;
1907 г. – 22,5;
1908 г. – 24,4;
1909 г. – 24,8;
1910 г. – 27,1;
1911 г. – 23,7.

При общей высокой детской смертности, чрезвычайно высокой оказалась детская смертность в 1868, 1872, 1878, 1882, 1890 и 1892 гг.

Минимальная смертность за 1867-1911 гг. была достигнута в 1907 г. Но стоит ли радоваться тому факту, что в этом году был получен такой рекордно низкий показатель? На мой взгляд – нет! В дальнейшем (1908-1910 гг) он опять растет до 27,1, после которого снова наступил спад до 23,7, что вполне естественно, если проанализировать тенденцию изменения детской смертности с 1867г. Тенденция одна и та же – после всякого падения этого показателя для младенцев до 1 года, опять идет его рост.

Единственный повод для некоторого оптимизма сторонников царской империи, это то, что после 1892 года до 1911 года показатель детской смертности среди младенцев до 1 года не достигал рекордных для 1892 года 30,7 умерших младенцев на 100 родившихся и демонстрировал незначительное снижение в максимуме. Но при этом, прошу не забывать, что с началом Первой Мировой войны экономическая ситуация в Российской империи только ухудшалась, что никак не могло не отразиться на детской смертности, ибо как справедливо отмечал все тот же Рубакин: «…Всякое народное бедствие, будь то неурожай, эпидемия и т.д., прежде всего, отражается на детской смертности, которая немедленно возрастает».

А теперь, если у кого-то из почитателей царизма зачесался язык обвинить Куркина в том, что приведенные им цифры необъективны (издание, дескать, 1938 года, т.е. сталинское), предлагаю, справедливости ради, ознакомиться еще с одним источником.

В работе С.А. Новосельского «Обзор главных данных по демографии и санитарной
стратистике», издания 1916 года (!)) опубликованы следующие сводные данные о смертности грудных младенцев до года в Европейской России за 1867-1911 гг.

Итак, из 100 родившихся младенцев умерло в возрасте до 1 года (за пятилетия):

1867-1871 гг. – 26,7 (26,78 у Куркина);
1872-1876 гг. – 27,3 (26,26 у Куркина);
1877-1881 гг. – 27,0 (27,0 у Куркина);
1882-1886 гг. - 27,1 (27,14 у Куркина);
1887-1891 гг. – 26,9 (26,9 у Куркина);
1892-1896 гг. – 27,5 (27,54 у Куркина);
1897-1901 гг. – 26,0 (26,06 у Куркина);
1902-1906 гг. – 25,3 (25,2 у Куркина);
1907-1911 гг. – 24,4 (24,5 у Куркина).

Сами видите, данные обоих авторов практически идентичны. И хотя данные за пятилетия,
демонстрируют тенденцию снижения детской смертности среди младенцев до 1 года с 1892-1896гг. по 1907-1911гг. на 11,27%, это снижение, в общем-то, весьма не значительное, с началом Первой мировой войны было прервано в связи со стремительным ухудшением экономической и эпидемиологической ситуацией в империи.

К примеру, заболеваемость сыпным тифом и Российской империи выросла с 118,4 тыс. заболеваний в 1913 году до 133,6 тыс. в 1916 году. И это только зарегистрированные случаи, среди которых все в том же «благополучном» 1913 году согласно «Отчета о состоянии народного здравия и организации врачебной помощи за 1913 год» только 20% подвергались больничному лечению!

А теперь, небольшое «лирическое» отступление для тех, кто все-таки, не читал мои материалы. Российская империя по данным все того же Новосельского («Смертность и продолжительность жизни в России» издания 1916 года) среди приведенных им стран Европы еще в сравнительно благополучные 1905-1909гг. демонстрировала первенство по смертности от оспы, кори, скарлатины, дифтерии, коклюша. Чесоткой (!) и малярией (!) в благополучном 1912 году болело больше, чем гриппом (4.735.490 чел. и 3.537.060 чел. соответственно, против 3.440.282 чел.) (Статистический сборник России.
1914 г., данные даны и за 1912г.).

Как всегда непредсказуемо даже в благополучные годы вела себя холера. К примеру, в 1909г. от нее умерло 10 тыс. 677 чел, а уже в следующем 1910г. – 109 тыс. 560 чел., т.е. более чем в 10 раз! И это тоже, только зарегистрированных случаев. (М.С. Оницканский «О распространении холеры в России», СПБ, 1911 год). Уверенно рос ежегодный показатель заболеваемости туберкулезом, от 278,5 тыс. в 1896г. до 876,5 тыс. в «благоденственном» 1913 году. И он никогда (!) (с упомянутого 1896 года) не имел тенденции к уменьшению! (Новосельский «Смертность и продолжительность жизни в России», издание 1916 года).

Плачевная ситуация эта в Российской империи с началом Первой Мировой войны лишь ухудшалась. Поэтому, как я уже и говорил выше, Рубакин абсолютно справедливо заметил: «…Всякое народное бедствие, будь то неурожай, эпидемия и т.д., прежде всего, отражается на детской смертности, которая немедленно возрастает».

Думаю, что после приведенной статистики никому не захочется утверждать, что Первая Мировая война, как народное бедствие, была лучше неурожая или эпидемии, и ее последствия никак не отразились на детской смертности вообще, и младенцев до 1 года в частности.

Теперь ставим точку на «лирическом» отступлении и опять возвращаемся к теме разговора.

Хотите знать, какие из 50 губерний Европейской части Российской империи лидировали по детской смертности среди младенцев до 1 года? Ответ на этот вопрос у меня есть! Так вот, за 1867-1881 гг. лидерами по детской смертности (на 1000 малышей в возрасте до 1 года) были следующие губернии:

Пермская – 438 детей (Тихий ужас!!!);
Московская – 406 детей (и это не окраина империи заброшенная!);
Нижегородская – 397 детей (!);
Владимирская – 388 детей (!);
Вятская – 383 ребенка (!)

Обобщающий результат по 50 губерниям Европейской России – 271 ребенок (до 1 года) умер на 1000 родившихся.

За 1886-1897 гг. лидерами по детской смертности (на 1000 малышей в возрасте до 1 года) из 50 губерний Европейской части Российской империи были следующие губернии:

Пермская – 437 детей (Опять самый высокий показатель среди 50 губерний);
Нижегородская – 410 детей (Тихий ужас!);
Саратовская – 377 детей (!);
Вятская – 371 ребенок (!);
Пензенская и Московская по 366 детей (!);

Обобщающий результат по 50 губерниям Европейской России – 274 ребенка (до года) умерло на 1000 родившихся.

За 1908-1910 гг. лидерами по детской смертности (на 1000 малышей в возрасте до 1 года) из 50 губерний Европейской части Российской империи были следующие губернии:

Нижегородская – 340 детей;
Вятская – 325 детей;
Олонецкая – 321 ребенок;
Пермская – 320 детей;
Костромская – 314 детей;

Обобщающий результат по 50 губерниям Европейской России – 253 ребенка (до года) умерло на 1000 родившихся.

(Источники: Д.А. Соколов и В.И. Гребенщиков «Смертность в России и борьба с ней», 1901 г., «Движение населения в Европейской России за 1908, 1909 и 1910 гг»).

Ну вот, скажите вы. Максимальные показатели детской смертности (для младенцев до 1 года) по сравнению с 1867-1881 гг. уменьшились!

О-о-о!!! Не торопитесь делать выводы!

К 1908-1910 гг. коэффициенты детской смертности понизились преимущественно в ряде губерний с особо высокой детской смертностью (в Пермской, Московской, Нижегородской, Владимирской, Ярославской, Петербургской, Оренбургской, Казанской) и повысились в Курской, Киевской, Бессарабской, Витебской, Ковенской, Екатеринославской, Виленской губерниях, Области Войска Донского.

К примеру, в Области Войска Донского за 1867-1881 гг. показатель детской смертности был 160 умерших младенцев до 1 года на 1000 родившихся, в 1886-1897 гг. он стал 206 умерших младенцев до 1 года на 1000 родившихся, а в 1908-1910 гг. он вырос до рекордных 256 умерших до 1 года на 1000 родившихся. Рост смертности в этой области не менее впечатляет своими темпами, чем падение смертности, скажем, в Пермской губернии.

По остальным губерниям изменения коэффициентов смертности грудных детей до 1 года
за 1867-1881 и 1908-1910 гг. были сравнительно небольшими.

И еще. Небольшой комментарий, касающийся Московской губернии. П.И. Куркин в своем специальном исследовании о детской смертности в Московской губернии за 1883-1892 гг. указывал: «Дети, умершие в возрасте ранее 1-го года жизни, составляют 45,4% общей суммы умерших всех возрастов в губернии, причем отношение это по отдельным пятилетиям колеблется от 46,9% в 1883-1897 гг. до 45,7% в 1888-1892 гг. и до 43,5% в 1893-1897 гг.» (Источник – Куркин «Детская смертность в Московской губернии и ее уездах в 1883-1897 гг.», 1902 г.).

Для полной ясности следует привести еще картину по смертности грудных детей за 1908-1910 гг.

Итак, 50 губерний Европейской России можно разделить на следующие 5 груп:

1-я группа с показателем смертности от 14 до 18% - 11 губерний: Эстляндская, Курляндская, Лифляндская, Виленская, Минская, Гродненская, Подольская, Волынская, Таврическая, Екатеринославская, Полтавская, расположенные на западе и юге Российской империи. (Хоть бы одна русская губерния, Е-МОЕ!!!);

2-я группа, где смертность была от 18 до 22% - 8 губерний: Витебская, Могилевская, Ковенская, Бессарабская, Херсонская, Харьковская, Черниговская, Уфимская, расположенные главным образом (за исключением башкирской Уфимской губернии) на западе и юге Российской империи. (А где же исконно русские губернии???);

3-я группа, имеющая показатель смертности от 22 до 26%, - 6 губерний: Астраханская, Киевская, Казанская, Оренбургская, Архангельская, Область Войска Донского;

4-я группа со смертностью от 26 до 30% - 14 губерний: Петербургская, Ярославская, Псковская, Вологодская, Новгородская, Московская, Рязанская, Орловская, Курская, Воронежская, Тульская, Тамбовская, Саратовская, Самарская, расположенные преимущественно в центральной полосе, на северо-востоке и юго-востоке Российской империи (Вот она Центральная Россия! Вот где Русь вырождалась!);

5-я группа с показателем смертности от 30% и более – 11 губерний: Калужская, Тверская, Пензенская, Смоленская, Владимирская, Симбирская, Костромская, Олонецкая, Вятская, Пермская, Нижегородская губернии, расположенные преимущественно на севере и в центральной части России. Причем, Нижегородская, Вятская, Олонецкая и Пермская губернии имели показатель детской смертности выше 32%!

Источник всех этих данных - Рашин «Население России за 100 лет. 1811-1913гг.». Кто не верит – что все, что я выложил там, есть – найдите эту великолепную книгу, откройте и почитайте. Все очень просто!

А теперь небольшой шок! Цифры, которые я приводил выше, относительны, т.е. мы говорили о смертности детей до 1 года на 1000 родившихся. А сколько в абсолютном числовом выражении умерло детей до 1 года, хотя бы за какой-то из рассматриваемых периодов?

И здесь нам Рашин помог:

«По данным за 1895-1899 гг. из общего числа в 23 млн. 256 тис. 800 родившихся младенцев умерло в возрасте до года – 6 млн. 186 тыс. 400 детей !!! НУ ЧЕМ ЭТО НЕ САМЫЙ НАСТОЯЩИЙ ГЕНОЦИД!!! Любителям царской России есть что сказать?

Думаю, что вопрос риторический…

Но и это еще не все. В заключение рассмотрения смертности детей до 1 года в Российской империи, приведу еще одно очень полезное сравнение (Н.А. Рубакин «Россия в цифрах» (С-Петербург, 1912 год):

«Следующая таблица показывает то место, которое занимает Россия среди других народов земного шара по смертности своих детей.

В 1905 году из 1000 родившихся умирало до 1 года:

В Мексике – 308 дет.;
В России – 272 реб.;
В Венгрии – 230 дет.;
В Австрии – 215 дет.;
В Германии – 185 дет;
В Италии – 166 дет.;
В Японии – 152 реб.;
Во Франции – 143 реб.;
В Англии – 133 реб.;
В Голландии – 131 реб.;
В Шотландии – 116 дет.;
В Соединенных Штатах Америки – 97 дет.;
В Швеции – 84 реб.;
В Австралии – 82 реб.;
В Уругвае – 89 дет.;
В Новой Зеландии – 68 дет».

Эти цифры до того красноречивы, до того ярки, что какие-либо объяснения к ним становятся совершенно излишними.

В этой связи, в официальном обзоре «Смертность младенцев в возрасте от рождения до одного года в 1909, 1910 и 1911 годах в Европейской России», составленной директором Центрального статистического комитета проф. П. Георгиевским, мы встречаем следующее признание:

«Прошло 25-30 лет… Во всех государствах смертность сильно понизилась, даже там, где она весьма низко стояла, как, например, в Швеции, где она уменьшилась чуть не в двое с 13,2 до 7,5. Наоборот, России – по этим данным, относящимся к 1901 г., не только сравнительно с европейскими, но и со всеми государствами (исключая одну Мексику, где коэффициент достигает 30,4) принадлежит печальное первенство в смысле потери наибольшего числа младенцев в течении первого года их жизни сравнительно с числом родившихся в том же году, а именно, на 100 живорожденных приходится 27,2 умерших на первом году жизни (здесь речь идет о числе умерших детей на 100 родившихся – прим.)» (Источник – П. Георгиевский «Смертность младенцев в возрасте от рождения до одного года в 1909, 1910 и 1911 годах в Европейской России», 1914 г.).

Пусть мои оппоненты из «золотопогонного» лагеря попытаются это как-то прокомментировать. А я посмотрю, что у них получится…

На этом вопрос о детской смертности среди младенцев до 1 года считаю закрытым.

Переходим к вопросу о детской смертности среди детей, которые умерли в возрасте до 5 лет, поскольку именно с них и начался наш с Вами разговор на тему детской смертности в Российской империи. Напоминаю, сакраментальную фразу Н.А. Рубакина («Россия в цифрах», С-Петербург, издание 1912 года):

«… в 1905 г. из каждой 1000 умерших обеих полов в 50 губерниях Европейской России приходилось на детей до 5 лет 606,5 покойников, т.е. почти две трети (!!!)

Забегая наперед хочу сказать сразу - это тихий ужас в самых ярких красках!

Итак, наш главный источник уже хорошо известный Вам Рашин «Население России за 100 лет. 1811-1913гг.». И будем его мы приводить (что касается детской смертности для детей до 5 лет) за те же периоды, что и при рассмотрении детской смертности для младенцев до 1 года.

Так вот, за 1867-1881 гг. лидерами по детской смертности (на 1000 малышей в возрасте до 5 лет) были следующие губернии:

Московская – 554 ребенка (тихий ужас для древней столицы государства
Российского!!!);
Пермская – 541 ребенок (среди умерших младенцев до 1 года она была лидером в
этот период);
Владимирская – 522 ребенка (!);
Нижегородская – 509 детей (!);
Вятская – 499 детей (!)

Обобщающий результат по 50 губерниям Европейской России за 1867-1881 гг. – 423 ребенка (до 5 лет) умерших на 1000 родившихся.

За 1887-1896 гг. лидерами по детской смертности (на 1000 малышей в возрасте до 5 лет) были следующие губернии:

Пермская – 545 детей (Лидер и по смертности среди младенцев до 1 года за этот же
период);
Нижегородская – 538 детей (!);
Тульская – 524 ребенка (!);
Пензенская – 518 детей (!);
Московская – 516 детей (!);

Обобщающий результат по 50 губерниям Европейской России за 1867-1881 гг. – 423 ребенка (до 5 лет) умерших на 1000 родившихся.

За 1908-1910 гг. лидерами по детской смертности (на 1000 малышей в возрасте до 5 лет) были следующие губернии:

Самарская – 482 ребенка;
Смоленская – 477 детей;
Калужская – 471 ребенок;
Тверская – 468 детей;
Саратовская – 465 детей;

Обобщающий результат по 50 губерниям Европейской России – 389 детей (до 5 лет) умерло на 1000 родившихся.

С 1867-1881 по 1908-1910 гг. смертность детей в возрасте до 5 лет в среднем по Европейской России уменьшилась с 423 до 389 детей на 1000 родившихся. При этом, наряду с группами губерний, в которых показатель детской смертности понизился, имеется группа губерний, где изменения смертности были сравнительно незначительными, а также группа губерний, где детская смертность повысилась.

Если проанализировать показатели детской смертности для умерших детей в возрасте до 5 лет на 1000 родившихся (по трем рассматриваемым периодам) для 50 губерний Европейской России, то получим прелюбопытнейшие данные:

1867-1881 гг.

500 и более (!) детей умерло в 4 губерниях;
450-500 детей умерло в 13 губерниях;
400-450 детей умерло в 14 губерниях;
350-400 детей умерло в 8 губерниях;
300-350 детей умерло в 7 губерниях;
Менее 300 детей умерло в 4 губерниях.

1887-1896 гг.

500 и более (!) детей умерло в 12 (!!!) губерниях;
450-500 детей умерло в 9 губерниях;
400-450 детей умерло в 10 губерниях;
350-400 детей умерло в 8 губерниях;
300-350 детей умерло в 7 губерниях;
Менее 300 детей умерло в 4 губерниях.

Заметьте, как существенно выросло число губерний, где детская смертность для детей до 5 лет была 500 (и более) умерших на 1000 родившихся. Я практически уверен, что если поднять данные по смертности по губерниям Российской империи, где прошелся голод 1891-1892 годов, то окажется, что именно эти губернии лидируют по смертности среди детей до 5 лет. Как-то я займусь этим вопросом, а пока продолжим.

1908-1910 гг.

500 и более детей не умерло ни в одной губернии;
450-500 детей умерло в 7 губерниях;
400-450 детей умерло в 18 губерниях;
350-400 детей умерло в 9 губерниях;
300-350 детей умерло в 7 губерниях;
Менее 300 детей умерло в 9 губерниях

Положительная динамика по детской смертности для детей до 5 лет, пусть и крайне малая, но, все-таки имеется. Губерний, где умирало 500 и более детей до 5 лет на 1000 родившихся, уже нет, стало больше губерний, где умирало менее 300 детей в возрасте до 5 лет на 1000 родившихся, но при всем этом, существенно выросло число губерний, где умирало от 400 до 450 детей в возрасте до 5 лет на 100 родившихся.

Вот и делайте теперь выводы после этого всего, а чтобы вам чуть-чуть помочь, я опять приведу Вам небольшую цитатку из Рубакина «Россия в цифрах» (С-Петербург, 1912 год):

«… в некоторых углах Казанской губернии в 1899-1900 гг., в некоторые народные школы не было приема учеников, так как те, кто должен был поступать в этом году в школу, «сделались покойниками» 8-9 лет тому назад, в эпоху великого народного бедствия 1891-1892 гг., которое, впрочем, не самое большое, а каких немало в русской истории».

И еще. Я сознательно не хочу много говорить и писать о причинах, породивших то ужасное положение, в котором находилась Российская империя по детской смертности среди детей до 5 лет. Кому это интересно, может прочитать об этом у Безгина «Крестьянская повседневность. Традиции конца 19 - начала 20 века», а также у Милова «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса».

Остановлюсь на этом вопросе лишь вскользь.

Итак, основными причинами высокой детской смертности в царской России была: - антисанитария, вызванная условиями жизни крестьянства и жителей города, и в связи с этим постоянные вспышки инфекционных заболеваний (особенно летом). Вот, к примеру, небольшая цитата из «Объяснительной записки к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1911 г.» (СПб., 1912. С. 194-200):

«В результате обследования городов Киева, Харькова, Ростова-на-Дону и С.-Петербурга в 1907-1910 гг. оказалось, что одною из причин широкого распространения эпидемий тифа и холеры было загрязнение водопровода сточными водами». Если такое положение наблюдалось в крупнейших городах Российской империи, то каковым оно было там, где не было никакого водопровода вообще, и где культура быта была на уровне грязных курных хат (кто не в курсе - большинство крестьянских изб топились «по-черному». Источник – Безгин «Крестьянская повседневность. Традиции конца 19 - начала 20 века»)?

Неудивительно, что при этом, основной болячкой империи была именно чесотка, а болели ею, в большинстве своем, не жители Среднеазиатских владений Российской империи, а жители Европейской части Российской империи (Источник: «Статистический сборник России. 1914 г.»).

- низкий уровень медицинского обслуживания населения империи. И об этом я уже писал ранее в одном из своих постов по теме «РОССИЯ, КОТОРУЮ ОНИ ПОТЕРЯЛИ», но не откажу себе в удовольствии напомнить (кто не читал тот мой пост) некоторые цифры, касательно «Организации врачебной помощи в России в 1912 г.»:
- на 1 больницу в Российской империи приходилась площадь в 2.327 кв. верст (!);
- на 10.000 населения империи приходилось всего 12,6 коек (!);
- на 10.000 населения приходилось 1,3 врача (!);
- на 10.000 населения приходилось 1,7 фельшеров (!);
- на 10.000 населения приходилось 1,7 повивальных бабок женского пола.
(Источник: «Статистический сборник России. 1914 г.», данные в нем приведены и за 1912
год).

- постоянное недоедание и употребление в еду разного рода сурогатов основной частью крестьянства, вызванное частыми, так называемыми, «недородами», под которыми на самом деле понимать нужно голод. Александра III, — свидетельствовал знаменитый адвокат О. О. Грузенберг, — раздражали упоминания о «голоде», как слове, выдуманном теми, кому жрать нечего. Он высочайше повелел заменить слово «голод» словом «недород». Главное управление по делам печати разослало незамедлительно строгий циркуляр.

Русский социалист-народник, агроном и публицист Александр Энгельгардт сообщал в «Письмах из деревни»:

«Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно. А мы хотим конкурировать с американцами, когда нашим детям нет белого хлеба даже в соску? Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше, и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаѐм кровь нашу, то есть мужицких детей» (Письма из деревни. 12 писем. 1872–1887. СПб., 1999. С.351–352, 353, 355).

Не изменились ситуация в этом плане и в начале 20-го века. Вот, к примеру, что мы находим в работах санитарных врачей Д.А. Соколова и В.И. Гребенщикова («Смертность в России и борьба с ней», 1901 год):

«Население существует впроголодь, а часто и вовсе голодающее, не может дать крепких детей, особенно, если к этому прибавить те неблагоприятные условия, в каких помимо недостатка питания, находится женщина в период беременности и вслед за нею».

Ну, вот мы, наконец, и подошли к главному, с чего и начался этот материал, т.е. с утверждения о том, что на 1000 умерших в 1905г., а также в 1908-1910гг., количество умерших детей в возрасте до 5 лет составляло около двух третей.

Для сравнения будут также даны эти же данные за 1867-1881гг. Это позволит увидеть динамику развития детской смертности по отдельным возрастным категориям. Кроме того, для полноты картины, вы увидите также данные и по взрослым возрастным категориям.

Итак, основные показатели о распределении умерших в Европейской России по возрастным группам за 1867-1881 и 1908-1910 гг., следующие:

За 1867-1881 гг. на 1000 умерших приходилось:

Детей до 1 года – 370;
Детей от 1 до 5 лет – 211,4;
Детей от 5 до 10 лет – 48,6;
Детей от 10 до 15 лет – 19,1.
(а теперь интересное продолжение !)
Лиц от 15 до 20 лет – 19,6;
Лиц от 20 до 35 лет – 66,3;
Лиц от 35 до 55 лет – 108,5;
Лиц от 55 до 80 лет – 143,2;
Лиц от 80 и более лет – 13,3.

(Источник - Сборник сведений по России за 1884-1885гг., СПБ, 1887г., данные опубликованы у Рашина «Население России за 100 лет. 1811-1913гг.»)

Выводы по данным:

В среднем за 15 лет (1867-1881 гг.) из 1000 умерших приходилось на детей в возрасте до 15 лет 649,1, при этом умершие в возрасте до 5 лет составили почти 3/5 всех умерших (58,1 %). Минимальную смертность имели люди в возрасте от 80 лет и выше !!!

За 1908-1910 гг. на 1000 умерших приходилось:

Детей до 1 года – 381,1;
Детей от 1 до 5 лет – 204,9;
Детей от 5 до 10 лет – 47,9;
Детей от 10 до 15 лет – 19,6.
(а теперь интересное продолжение !)
Лиц от 15 до 20 лет – 20,5;
Лиц от 20 до 30 лет – 42,3;
Лиц от 30 до 40 лет – 40,0;
Лиц от 40 до 50 лет – 44,2;
Лиц от 50 до 60 лет – 52,5;
Лиц от 60 до 70 лет – 62,9;
Лиц от 70 до 80 лет – 55,7;
Лиц от 80 и более лет – 27,7;
Неизвестного возраста – 0,7

(Источник – «Движение населения в Европейской России за 1908, 1909 и 1910гг.», данные опубликованы у Рашина «Население России за 100 лет. 1811-1913гг.»)

Выводы по данным:

В среднем за 3 года (1908-1910 гг.) из 1000 умерших приходилось на детей в возрасте до 15 лет 653,5 (чуть больше чем за 1867-1881гг.), при этом умершие в возрасте до 5 лет составили почти 3/5 всех умерших (58,6%). Стали активнее вымирать люди в возрасте от 80 лет и выше !!!

Настоящий раздел дополним некоторыми данными о средней продолжительности жизни в России.

В работе П.И. Куркина «Рождаемость и смертность в капиталистических государствах Европы» приведены данные, полученные на основании материалов переписи 1897 г. и данных об умерших за 1896-1897 гг. Средняя продолжительность жизни составляла (число лет жизни):

Европейская Россия: мужчин – 29,3; женщин – 31,6;
Украина: мужчин – 35,3; женщин – 36,2;
Белоруссия: мужчин – 37,0; женщин – 37,9;
В среднем: мужчин – 31,4; женщин – 33,4.

Ну вот и все. Конец этой темы.

http://scisne.net/a281