Последнее голосование в Европарламенте по Соглашению об ассоциации с Украиной и дебаты по поводу новых санкций в отношении России плохо укладываются в понятие здравого смысла. Поэтому ИМХОклуб (Рига) обратился к депутату Европарламента Татьяне Жданок с вопросом — а дружат ли депутаты с головой?

— Татьяна Аркадьевна, чем объясняется не очень логичное поведение европарламентариев, особенно если учитывать факт, что Россия является крупнейшим торговым партнером Евросоюза, а европейские предприятия несут реальные потери?

— Нынешняя русофобская истерия в Европе — не внезапный приступ, вызванный событиями на Украине. Это четкая стратегия, которая, с моей точки зрения, была навязана западноевропейским странам Соединенными Штатами через свои сателлиты в лице Польши, стран Балтии, Швеции, Дании, Финляндии и, конечно, Великобритании.

— А им какой интерес транслировать в Европу позицию США? Им за это платят или это «по любви»?

— Во-первых, ими по сей день движет желание взять реванш за события Второй мировой войны. Во-вторых, Америка прикладывает много сил к тому, чтобы вербовать сторонников. Для меня раньше было загадкой, почему Европа пошла на поводу у американской стратегии. Но все встало на свои места, когда я подробнее ознакомилась с биографиями представителей политической элиты европейских стран. Все эти люди либо обучались в американских университетах, либо продолжительное время жили в США. Примеры всем хорошо известны — главы стран Балтии, многие ведущие политики Польши, даже жена бывшего президента Украины Виктора Ющенко...

Образование — один из методов привлечения сторонников. В СССР в свое время этому уделялось большое внимание. В итоге каждый пятый образованный человек в странах Африки, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке говорит на русском языке. Америка делала то же самое — она учила в своих университетах людей из Западной и Восточной Европы.

В итоге европейская элита сопротивляться почти не в состоянии: здесь очень сильное проамериканское лобби.

— Чего добиваются Соединенные Штаты?

— Толчком к началу реализации Америкой своей стратегии послужила программа «Восточное партнерство», основной заявленной целью которой было развитие интеграционных связей между Евросоюзом и шестью странами бывшего СССР — Украиной, Молдовой, Азербайджаном, Арменией, Грузией и Белоруссией.

На ежегодном Европейском русском форуме мы поднимали вопрос: «Восточное партнерство» — это вместе с Россией или против России? Тогда замглавы европейской дипломатии Хельга Шмидт и директор департамента России и Восточной Европы внешнеполитической службы ЕС Гуннар Виганд утверждали, что Россия — большая страна, и только поэтому в программу «Восточное партнерство» не входит, да и сама не хочет.

Но затем последовало ультимативное предложение странам «Восточного партнерства» подписать договор об ассоциации и договор о зоне свободной торговли с ЕС в форме, противоречащей интеграции этих государств с Россией.

Пошла стенка на стенку, и конфликт был четко зафиксирован в октябре прошлого года, когда была обнародована резолюция Европарламента об общих принципах внешней политики и политике в сфере безопасности ЕС. Проект этого документа составляли представители от Польши и Германии. Я проголосовала против и разослала пресс-релиз о том, что России, фактически, объявлена холодная война.

Если в предыдущий период РФ рассматривалась как стратегический партнер Евросоюза, то в 2013-м акценты существенно сместились. В частности, было указано, что приоритетный стратегический партнер для ЕС — США, а отношения с Россией должны строиться на принципах «critical engagement» — «критического взаимодействия». Ранее этим словосочетанием характеризовались только отношения с Белоруссией. Все параграфы, в которых упоминалась Россия, содержали неприкрытую критику. Ее обвиняли в давлении на страны «Восточного партнерства» с целью вовлечь их в свою орбиту и таким образом реконструировать империю.

Причина столь резкого разворота на 180 градусов в политике ЕС, как я уже упоминала, кроется в программе «Восточное партнерство». С помощью этого мега-проекта Запад мог создать вокруг России свою зону влияния. Мотивы Вашингтона вполне ясны. Россия и ЕС вместе — это примерно 650 миллионов населения, товарооборот под полтриллиона долларов в год, развитая финансовая инфраструктура, высокие технологии, энергоресурсы. То есть в связке Евросоюз и Россия могли стать более чем серьезным конкурентом для Соединенных Штатов.

— Иными словами — все дело в геополитике и деньгах?

— В целом — да. Все, что происходило после обнародования резолюции Европарламента и происходит сейчас, лежит в русле стратегии «управляемого хаоса», которую озвучила бывший госсекретарь США Кондолиза Райс. Америка хочет сохранить свое монопольное положение на земном шаре, оставаться единственной сверхдержавой — как это и было после ликвидации двухполярной системы, и при этом постараться перессорить все остальные страны, спровоцировав в них конфликты.

Совершенно очевидно, что Европа, реализовав в полной мере кооперацию с Россией, могла бы стать более сильным мировым центром. Об этом говорил еще Шарль де Голль в 60-х годах. Его высказывание о Европе от Лиссабона до Владивостока стало очень знаменитым*. Этой идее сознательно не дали реализоваться, чтобы Европа осталась сателлитом Америки.

Но меня очень радует, что оппозиция американской стратегии усилилась после последних выборов в Европарламент. Группа левых во вновь избранном Европарламенте увеличилась, сейчас в ней состоит более 50 депутатов. Есть много представителей от партий, находящихся в своих странах в несистемной оппозиции. Появилась также фракция евороскептиков.

— И что это означает на практике?

— Если против антироссийских резолюций в прошлом составе парламента голосовали фракция Европейских объединенных левых, и то не вся, а также депутаты моей группы «Европейский свободный альянс», плюс некоторые отдельные депутаты, то после майских выборов по последним двум резолюциям о ситуации на Украине, принятым 17 июля и 18 сентября, 127 депутатов проголосовали против при примерно 500 парламентариях, высказавшихся «за». То есть каждый пятый — не согласен с проводимой политикой. Это много.

Единства в Европарламенте в отношении России становится все меньше. В понедельник, 15 сентября, накануне принятия политической резолюции по Украине и голосования по соглашению об ассоциации, были очень интересные дебаты по депутатскому запросу о влиянии ответных санкций России. Можно было наблюдать настоящий раскол между северными и южными странами Европы. Депутаты от Испании, Португалии, Греции, Болгарии и Италии, выступая, буквально стонали, поскольку страны, которые они представляют, пострадали больше всех (их продукция — фрукты и овощи — скоропортящаяся).

И при этом полным диссонансом прозвучали выступления представителей Балтии и восточноевропейских стран. Речь одного молодого литовца — его зовут Антанас Гуога — меня просто поразила: настолько сильной была антироссийская риторика. Смысл его спича — ничего, надо затянуть пояса, перетерпеть тяготы. Завершил он его патетически: «Литовцы будут продолжать поддерживать санкции. Посмотрите на Eurostat — 20% экспорта сельскохозяйственного экспорта в Россию идет из Литвы. И мы поддерживаем эти санкции. Мы хотим больше санкций. Мы хотим, чтобы Россия остановилась на Украине. Сейчас время всем объединиться против России!»

И все же, несмотря на активность и агрессивность европейских русофобов, сегодня Комитет постпредов ЕС (Coreper) планирует обсудить доклад Европейской внешнеполитической службы, на основании которого может быть принято решение о смягчении или даже отмене санкций против России.

Возможно, здравый смысл возобладает.

http://seva-riga.livejournal.com/257104.html