Последние газетные заголовки и более оптимистичная картина в экономике дала многим надежду, что экономика США не находится в очередном свободном падении. Рост ВВП в прошлом квартале достиг верхней отметки. Но для многих общин картина по-прежнему беспросветна, поскольку уровень безработицы годами намного превышает средний показатель по стране и, по всей вероятности, так и будет продолжаться.

В то время как президент выдвинул план, предназначенный помочь студентам погасить их займы на обучение, всё больше и больше получивших образование не могут найти работу. В противоположность распространённому убеждению, образованная рабочая сила по-настоящему разницы не делает (в районах, где много выпускников колледжей, дела на самом деле идут хуже, чем в тех, где их меньше), а диверсифицированная экономика не всегда означает более здоровую экономику.

Место неподалёку?

Определено 216 областей с большими и малыми городами – с населением от 100 тыс. до 4 млн. человек – в которых уровень безработицы по крайней мере на 2 процентных пункта выше, чем средний общенациональный показатель, на протяжении 20, 10 или 5 лет (см. таблицы 1, 2 и 3 в конце статьи). Это мёртвые зоны Америки. Здесь рост занятости остаётся на прежнем уровне или вообще отсутствует, а доминирует высокий уровень безработицы. Некоторые районы некогда были процветающими, а другие испытали экономический упадок в последнее время. В этих общинах трудно найти оплачиваемую работу тем, кто не бросил её искать, и широко распространённое вынужденное безделье является нормой.

Подробная карта по графствам тут: США - бездомные по округам Полная статья тут: Бездомные в США - официальная статистика

Подробная карта по графствам тут:
США - бездомные по округам
Полная статья тут:
Бездомные в США - официальная статистика

Плохие перспективы занятости не связаны с периодами спада или процветания; эти общины не имели значительного и устойчивого роста занятости на протяжении долгих промежутков времени. Мертвые зоны Америки не могут быть описаны как области со «слабым рынком труда», так как во многих из них уже имели долгое время проблемы с безработицей, и где рынок труда более чем «слабый», а безработица не временная. Даже в тех зонах, где высокий уровень безработицы держится 5 лет, предыдущие годы вряд ли были отмечены устойчивым ростом занятости.
В эти мёртвые зоны входят как городские, так и сельские районы. Хотя каждая область имеет свои отличия, есть некоторые общие тенденции.

Мёртвые зоны Северо-запада (Орегон, Вашингтон и Северная Калифорния) исторически имели большое число рабочих мест в лесной и рыбной промышленности. Из-за чрезмерного вылова многие прибрежные общины пережили исчезновение работы. Кроме того, когда пятнистая сова была занесена в список исчезающих видов в 1982 году, это вызвало закрытие многих лесных складов вследствие того, что они находились на территории взятых под охрану лесных массивов. Наряду с общей чрезмерной вырубкой, лесная промышленность с тех пор слабеет. Многие мёртвые зоны на Северо-западе сейчас полагаются на туризм и сдачу жилья любителям уединения – как на главные отрасли своей промышленности, обе из которых имеют сезонный характер и чувствительны к колебаниям экономики в целом.

Промышленность мёртвых зон Юго-запада (Южная Калифорния, Нью-Мексико и Техас) исторически требовала значительное количество рабочей силы – это была либо работа на фермах, либо торговля с Мексикой. В обоих случаях занятость, как правило, была связана с масштабными передвижениями временных рабочих. Из-за такого огромного объёма сезонной работы возникли самые высокие уровни городской безработицы в США.

Детройт 3

Проблемы американских городов на отдельном примере
в статьях
Как разрушали Детройт
и
Кто погубил Детройт

Занятость на Далёком Юге (Южная Каролина, Джорджия, Миссисипи, Луизиана, Алабама – прим.перев.) так до конца и не восстанавливалась со времён упадка производства хлопка и механизации. С тех пор мёртвые зоны Юга пережили значительную эмиграцию, и многие районы не продвинулись по пути развития альтернативных отраслей промышленности.

Мёртвые зоны вдоль Аппалачей и Атлантического побережья (Кентукки, Западная Вирджиния, Северная Каролина, Теннеси) жили либо за счёт угольной, либо за счёт лесной промышленности, - та и другая пережили глубокий упадок в 1970-х и так и не восстановились полностью.

Мёртвые зоны Ржавого Пояса (Пенсильвания, Западная Вирджиния, Средний Запад – прим.перев.) некогда жил за счёт различных отраслей обрабатывающей промышленности, как правило, но не обязательно – за счёт автомобилестроения. Рост аутсорсинга и упадок американской автоиндустрии на протяжении всех 80-х и 90-х годов оставил весьма небольшой выбор возможностей для трудоустройства.

Картина очень отличается в благополучных зонах Америки, где уровень безработицы был, по крайней мере, на 2 процентных пункта ниже среднего по стране на протяжение не менее чем 5 лет (см. таблицу 4). Это, как правило, менее населённые общины, по сравнению с мёртвыми зонами, а вот занятость растёт и имеет устойчивый характер. Значительные различия в уровне безработицы между благополучными и мёртвыми зонами показана ниже.

Уровни безработицы
(красным отмечены мёртвые зоны, синим – благополучные)

В большинстве благополучных зон в стране доминирует одна успешная отрасль промышленности, например, выращивание сои в Канзасе или научные исследования в Нью-Мексико, нефте- и газодобыча в Техасе, а также там, где расположены крупные научно-исследовательские организации и университеты. В благополучных сельскохозяйственных зонах выращивают кукурузу, сою и, в отличие от Юго-запада, эти зоны не полностью зависят от труда мигрантов.

Немногие из процветающих районов опираются на широкую и диверсифицированную промышленности. Почти все из этих областей – как благополучных, так и мёртвых, - опираются или опирались на ту или другую главную отрасль промышленности. Десятки миллионов американцев проживают в районах мёртвых зон, переживших резкий упадок своей промышленной базы и не разработавших новых ресурсов для занятости, в то время как благополучные зоны в значительной мере зависят от одной или двух преобладающих отраслей, обеспечивающих высокий уровень занятости.

На приведённой ниже карте показаны мёртвые и процветающие зоны. По ней, например, видно, что мёртвые зоны на Юге существуют уже два десятилетия. Более того, данные показывают, что за последние 5 лет почти нет развития благополучных зон. Неравномерность происходящего в стране восстановления удручающа в мёртвых зонах, где уровень безработицы сохраняется на высоком уровне в течение длительного времени.

Мёртвые зоны:
Красный – 20 лет
Оранжевый – 10 лет
Жёлтый – 5 лет
Процветающие зоны
Зелёный – 20 лет
Синий – 10 лет
Пурпурный – 5 лет

Мёртвые зоны равномерно распределены по всей континентальной территории США, за исключением Среднего Запада и Новой Англии. Процветающие зоны почти полностью ограничиваются Средним Западом до Северного Техаса и Нью-Мексико. Неожиданно низкие уровни безработицы на севере Среднего Запада можно частично объяснить малочисленностью населения и, следовательно, низким предложением на рынке труда. Есть значительное число несистематических данных, свидетельствующих о существовании мёртвых зон в северной части Среднего Запада (Индиана, Огайо, Иллинойс, Мичиган и т.д.), но методы сбора данных в этих штатах затрудняют выявление этих областей.

Цифры – только часть картины. Области с большими и малыми городами определяются как охватывающие один или несколько городов, а также прилегающие районы. В некоторых случаях один большой город рассматривают заодно с двумя небольшими населёнными пунктами - с целью описания области; хронически высокий уровень безработицы в одном городе может маскироваться более низкими показателями соседствующих с ним общин. Таким образом, приведённый в таблицах список мёртвых зон Америки не является исчерпывающим. Другие области, во многих из которых насчитывается более 600 тыс., а в некоторых менее 50 тыс. населения, включают районы (если не целые города), которые можно классифицировать как мёртвые зоны, и где высокие уровни безработицы являются обычными.

Несмотря на то, что различные методы сбора государственных статистических данных затрудняют оценить картину безработицы в Новой Англии, мёртвые зоны на протяжении долгого времени существуют в бывших обрабатывающих и металлургических центрах, - таких городах, как Лоуренс и Фалл Ривер (Массачусетс), Уотербери, Нью-Бритэйн и Нью-Хэйвен (Коннектикут), а также Провиденс и Сентрал Фоллс (Род-Айленд). Эти города имеют показатели, аналогичны мёртвым зонам. Всё больше и больше американских городов испытывают недостаток вакансий и плохие перспективы занятости, что указывает на то, что существуют и ещё области, которые не признаны, но которые следует признать как возникающие мёртвые зоны.

Здравый смысл не всегда прав

Здравый смысл подсказывает, что районы с высоким уровнем безработицы выиграли бы, если бы местное население имело высокие показатели по уровню образования, то есть больше выпускников колледжей и меньше тех, кто отказался получить высшее образование. Хотя в некоторых ситуациях это и верно, в случае, когда речь идёт как о мёртвых, так и о процветающих зонах, это не обязательно так. На самом деле, между низким уровнем безработицы и уровнями образования корреляция очень слабая (здесь эти уровни определяются как процент получивших среднее образование лиц младше 25 лет и процент населения старше 25 лет со степенью бакалавра и выше).

Есть большое количество мёртвых зон с очень образованным населением (например, Гуд Ривер, Орегон, Оушен Пайнс, Мэриленд и Санта-Крус, Калифорния). С другой стороны. Существует множество благополучных зон с низким образовательным уровнем населения (Дьюмас, Техас, Лексингтон, Невада и Сторм Лэйк, Айова). Поскольку образование это только один из факторов, определяющих качество рабочей силы, а качество само по себе только один из факторов, определяющих, на чём бизнес основывается, такая слабая корреляция не должна удивлять.

Если дела в лесной, угольной промышленности, сельском хозяйстве идут хорощо, занятость растёт. Если какая-либо из отраслей испытывает затруднения, рабочая сила тает. Для огромного большинства отраслей в районах мёртвых зон высшее образование вовсе не является необходимым. Огромное большинство мёртвых и благополучных зон имеют рабочие места, которые не требуют, по большей части, значительной доли лиц с высшим образованием в большей части рабочей силы.

Хотя газетные заголовки отмечают высокий уровень безработицы в Кэмдене и Ньюарке в Нью-Джерси и Лос-Анджелесе, Калифорния, мёртвые зоны Америки по-прежнему остаются вне поля обсуждения.

Немногие знают о тревожных тенденциях, которые делают решение национальной проблемы безработицы более трудным, чем это можно вообразить. Восстановление и возрождение, а также преодоление тенденций в области занятости в мёртвых зонных Америки не будет лёгким и потребует времени.

Необходимы долгосрочные решения

Можно ли создать больше рабочих мест в районах мёртвых зон? Нет – если предлагаемые решения нацелены только на ближайшую перспективу. Создание новых возможностей для трудоустройства, как это делалось до сих пор, не может осуществляться только с помощью увеличения федеральных грантов на инфраструктуру или роста бюджетов на рекламу туризма (как это было предложено в докладе Ассоциации мэров США).

Хотя эти полумеры обеспечивают временную занятость – дело хорошее, - они не касаются сотен общин, имеющих одномерную экономику. Эти общины, даже после временного решения, всё ещё слишком сильно подвержены влиянию спадов и подъемов в отраслях, на которые они опираются, - поэтому, когда финансирование исчезает, безработица опять подскакивает.

В мёртвых зонах большинство населения не желает или не может перебраться в другие районы с лучшими перспективами трудоустройства даже вплоть до следующего поколения, после того как наступил экономический спад. Следовательно, единственным эффективным решением является создание рабочих мест в этих общинах, делая эти районы более привлекательными для разнообразных отраслей промышленности, для которых требуются работники с различными уровнями квалификации. (То есть, не допускать появления общин, которые могут быть «эпплизированы»намёк на компанию Apple – прим.перев.).

Мы должны иначе думать о том, где мы живём и работаем. Слишком часто для общин в разных концах страны применяют лечение по единому шаблону, как будто их проблемы взаимозаменяемы. Но это не так. Каждая область большого или малого города имеет индивидуальную географию, ресурсы, характеристики населения и т.п., что затрудняет обобщения в том, что касается решения проблемы безработицы.

Муниципальным властям, возможно, лучше видны и понятны нужды соответствующих территорий – и, конечно, они могут нуждаться в федеральных средствах и средствах штата на улучшение образования, долговременных инфраструктурных изменениях, и для предоставления разным отраслям промышленности возможностей расширяться. Но если муниципальные власти продолжат прилагать усилия только для решения краткосрочных задач, мёртвые зоны не исчезнут. То, что игнорируют многие из предлагаемых решений, - это как трудно вообразить бизнес, перемещающийся и расширяющий операции – создающий рабочие места – в мёртвых зонах, которые они считают деградирующими.

Таблица 1. Мёртвые зоны Америки – 20 лет

Таблица 2. Мёртвые зоны Америки – 10 лет

Таблица 3. Мёртвые зоны Америки – 5 лет

Таблица 4. Благополучные зоны Америки (включает города, процветающие на протяжении 20, 10 и 5 лет)

http://forum.polismi.org/