Реки капитала потекли вспять. Деньги покидают берега туманного Альбиона, а самый известный инвестор Азии, миллиардер и большой друг Коммунистической партии Китая говорит в прямом эфире СиЭнЭн о том, что пора вкладывать деньги в Россию. Это не фрагмент нового патриотического романа Виктора Пелевина. Это – реальность наших дней.

В последнее время публичные аналитики все чаще акцентируют внимание обывателей на звуках барабанов войны, которые становятся все громче и громче. Следить за перемещениями войск и сравнивать военные потенциалы — бесспорно, увлекательное занятие, но любому обладателю холодного рассудка в лае псов войны слышен прежде всего шелест купюр. В конце концов, жизнь не раз и не два подтверждала правоту маршала Джан-Джакопо Тривульцио, который констатировал, что для успешной войны нужно всего три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги. Одержав победу на экономическом фронте, часто можно добиться сдачи противника без единого выстрела.

Конечно, Пушкин был великим поэтом, но знаменитая формула: «Всё возьму», — сказал булат», применима далеко не всегда. Где был булат, когда золото уничтожало СССР?

На экономическом фронте намечаются две критически важных отсечки. Первая: конец июня — июль сего года. Европейский союз будет решать, тварь он дрожащая, в смысле — колония США, или все-таки имеет право на собственные интересы. Судя по двум последним маркерам, битва будет жаркой и шансы у сторонников европейской независимости есть. Если Италия против продления антироссийских санкций, о чем уже открыто заявляют на уровне министра экономики (http://ria.ru/economy/20150427/1061270098.html?rubric=economy), а Австрия отказывается выдавать США Фирташа, который начинает публично раскрывать подноготную Майдана, значит, все только начинается.

Вызывает сильное удивление неспособность или нежелание некоторых аналитиков понять, что Путин так сильно хочет видеть европейских лидеров в Москве на праздновании Победы не из-за личных комплексов, а исходя из насущной необходимости обговорить животрепещущие вопросы русско-европейских отношений без лишних американских ушей. Результаты этих встреч мы и увидим этим летом.

Вторая важнейшая отсечка — 31 декабря 2015 года. Эта дата важна не только и не столько с точки зрения Минских соглашений, которые, скорее всего, потеряют к тому моменту всякую релевантность, а с точки зрения того, что именно в этот день закончится "великое возвращение капиталов" объявленное Владимиром Путиным. Великое возвращение и прощение олигархических грехов закончится и начнется великий передел собственности, в плане прямой или не очень ренационализации собственности тех, кто не успел и, следовательно, опоздал.

Российско-лондонская экономическая элита поставлена перед "вилкой": или присягнуть на верность России, вернуть деньги на Родину, а свои компании — в российское правовое поле, признав таким образом верховенство интересов государства над интересами отдельно взятого бизнеса, или ничего не возвращать и влиться в стройные ряды "лондонской несистемной оппозиции", став на тропу Ходорковского-Березовского. У тех, кто выберет Россию, будут сожжены мосты на Запад, а у тех, кто выберет Запад, будет отобран бизнес в России.

Уже после встречи Путина и актива РСПП любому, кто хоть немного разбирается в финансах, стало очевидно, что российский капитал в массе своей готовится вернуться на Родину. Вместо массового поиска серых схем или игнорирования так называемой "амнистии", президенту был предложен предельно конкретный список изменений в российском финансовом законодательстве, составленный таким образом, чтобы офшорные структуры российских бизнесменов можно было переносить в российское правовое поле практически "в один клик", просто заменив название страны в некоторых документах.

Такие вещи не делаются для галочки или для того, чтобы пустить пыль в глаза власти. Крупный российский бизнес в большинстве своем смирился с тем, что нужно будет полностью жить и работать в России, и пытается создать себе адекватные условия работы в правовом поле. Власть, в лице президента, пошла навстречу, и был обозначен четкий дедлайн: кто хочет быть другом государства, должен успеть перенести и переоформить все до 31 декабря, ибо после боя курантов те, кто не успел, превратятся из олигархов в тыквы, точнее, в разрешенную добычу для силовиков и для своих более расторопных коллег по бизнесу.

В интернет-сообществе модно очень скептически относиться к этой инициативе президента или просто не знать о ее существовании. А зря. Эффект уже есть. Газета Таймс сообщает, что бегство российского капитала из Великобритании угрожает стабильности британской валюты и впервые за 35 лет привело к тому, что из Лондона утекает больше денег, чем приходит:

http://russian.rt.com/inotv/2015-05-04/Times-Begstvo-rossijskogo-kapitala-bet

За последние 15 месяцев Великобритания потеряла 356 миллиардов долларов. Не все они российские и не все они сразу же уйдут в Россию, но тенденция очевидна. На встрече с активом РСПП Путин постарался донести до бизнесменов простой месседж: "кто решился вернуться в Россию, не затягивайте!", что подтвердил присутствовавший на встрече Олег Дерипаска ( http://top.rbc.ru/economics/19/03/2015/550ac83e9a79476e687b043e ) и, судя по легкой панике, которая наблюдается в британской прессе, олигархи месседж поняли правильно.

Вот почему так важна дата — 31 декабря. Не только потому, что после этого нас ждут интересные изменения в российской экономике, но и потому, что к тому моменту все "линии зависимости" между Западом и российской экономической элитой будут сведены к минимуму, причем процесс уже идет, и довольно резво.

В Россию возвращаются не только деньги российского бизнеса. В Россию идут азиатские деньги. В этом плане показательно интервью Джима Роджерса — профессионального инвестора и бывшего партнера Джорджа Сороса. Эти два бесспорно талантливых финансиста начинали свою карьеру в одном фонде — Quantum Fund, вот только в определенный момент их пути разошлись. Сорос стал очень богатым и очень влиятельным олигархом, намертво вшитым в самый русофобский сегмент политического класса США.

Он потратил свою жизнь на то чтобы навсегда переформатировать Европу, уничтожить Россию, сломать Азию и сделать "Новый американский век" — вечным. Роджерс, несмотря на сохранение гражданства США, переехал с семьей в Сингапур, объехал почти весь мир на своем мотоцикле, подружился с китайской компартией и со всеми влиятельными "домами" Юго-Восточной Азии, став их полуофициальным "кошельком", спикером, послом и советником. Он был одним из первых иностранцев, которому разрешили сначала вложить деньги в китайскую экономику практически на заре ее либерализации, и потом он стал одним из самых успешных менеджеров китайских денег вне Юго-Восточной Азии.

В то время как Сорос пытается любой ценой заставить Евросоюз инвестировать деньги в украинских нацистов, Роджерс вкладывает деньги в акции российских компаний, и это — долгосрочные инвестиции, так как в любой актив он вкладывается минимум на 10 лет. Некоторые блогеры намекают на то, что он это делает из личный неприязни к своему старому партнеру Соросу, но такие объяснения — чушь. Когда речь идет о вложении миллиардов долларов, эмоции уступают холодному рассудку. Джим Роджерс объехал СССР от Владивостока до польской границы на мотоцикле, и он знает нашу страну лучше, чем некоторые российские аналитики, которые предсказывают крах нашей экономики.

В недавнем интервью СиЭнЭн Роджерс посоветовал зрителям вкладываться в Россию, Иран и вообще все страны, которые находятся под санкционным прессом Запада:

http://www.vestifinance.ru/articles/56897

Старый финансист сошел с ума? Нет, он просто видит на несколько ходов вперед, и когда он говорит, что "Нью-Йорк — это город третьего мира", он видит настоящее, которое станет очевидным для всех будущим.

Ход истории ускоряется, и мы приближаемся к важным событиям, которые определят, какими будут для нашей страны и для всего мира следующие несколько десятилетий. Приятно видеть, что значимые игроки ставят на Россию, а в страну возвращаются деньги, когда-то вывезенные на запад. У нас есть проблемы, в том числе структурные, но, по сравнению с проблемами наших геополитических оппонентов и даже некоторых союзников, они не являются критическими. Более того, над решением этих проблем идет системная, пускай и не всегда очевидная, работа. Как раз о такой работе на примере российского ЦБ мы и поговорим в следующей статье. А пока можно ограничиться констатацией очевидного: на экономическом фронте ситуация развивается в нашу пользу.

http://politrussia.com/ekonomika/dengi-vybirayut-moskvu-805/