В конце февраля на лентах информационных агентств впервые появилась новость, что в самом центре Риги, на улице Бривибас (Свободы) разгуливает стадо диких кабанов. Животные мирно паслись на трамвайных путях, не обращая внимания ни на редкие автомобили, ни на фотографировавших их людей.

Затем кабанов начали видеть днем, затем рядом с матерыми взрослыми секачами стал появляться молодняк, затем кабанов увидели пасущимися уже у самой Милды — Памятника Свободы: символа латвийской государственности, расположенного в самом центре Риги. Это всё равно как если бы в Москве, где, по расхожему мнению иностранцев, медведи ходят по улицам, медвежьи семьи доходили бы до самого Кремля.

К лету в курсе рижской кабаньей эпопеи были уже не только в Латвии, но и далеко за её пределами. Озвучивались полушутливые/полусерьезные опасения о том, как бы с дикими лесными тварями не столкнулись участники Рижского саммита или, не дай бог, общеевропейского гей-парада (проходившего как раз кабаньими тропами). И за всеми этими шутками и прибаутками никто не вдумался в суть явления.

В самом центре европейской столицы, еще 20 лет назад бывшей вместе с пригородами городом-миллионником, теперь пасутся на трамвайных путях дикие кабаны.

http://naspravdi.info/analitic/1984

Самое горькое, они этим действительно гордятся. На столько сильно, что не замечают собственного национального вымирания. Кабаны, спокойно пасущиеся в столице, еще совсем недавно городе-миллионнике, это не просто символично, это признак того, что плотность населения упала до уровня среднего сельскохозяйственного района времена конца позапрошлого века. Безусловно, это их страна и их право, однако следует признать, что привычные ныне стандарты жизни, включая канализацию, водоснабжение и электричество теснейшим образом связаны прежде всего с плотностью населения.

Современная инфраструктура обладает достаточно низкой эластичностью и высоким порогом квантования. Последнее означает, что если лимит пропускной способности, скажем, магистральной линии электропередачи выбран, то чтобы подключить дополнительно даже одну лишнюю лампочку, требуется потратиться на целую новую линию. Стоимость ее создания такова, что единственный потребитель не в состоянии оплатить такие расходы в одиночку. Чтобы проект стал экономически целесообразен, дефицит потребления должен достичь такого уровня, чтобы покрыть хотя бы первоначальные расходы. Если он ниже, никто расширять мощности не станет просто из экономической целесообразности.

Примерно также работает принцип эластичности. Если, условно говоря, на одной линии может находиться не менее 500 и не более 1000 потребителей (для упрощения, не важно, сколько потребляет каждый), то пока фактическое количество потребителей находится в этих пределах, разница отражается разве что на цифрах в приходящих счетах. Взяли все деньги, требующиеся на эксплуатацию системы, поделили на количество потребителей, получили итоговый текущий индивидуальный счет.

Но стоит количеству потребителей упасть ниже нижней границы, как система начинает идти в разнос. Вы тратите, к примеру, один киловатт, а счет приходит как за сто. И вы ничего не можете с этим поделать, так как ужать расходы на содержание системы невозможно. Вы начинаете экономить свет и ваше потребление еще больше падает, но счета продолжают расти. В конце концов систему оказывается проще выключить вообще, чем пытаться заставить потребителя платить в 10-100-500 раз дороже его реального потребления.

Так вот, падение уровня урбанизации ведет к приближению количества потребителей к той самой нижней границе работоспособности системы. Если минимальной мощностью генерации ТЭЦ является, предположим, 500 мегаватт, а максимальный объем потребления оставшимся населением составляет максимум 100, то станция неизбежно будет остановлена полностью. Т.е. генерация прекратится совсем. А это автоматически означает конец современной цивилизации. Пусть даже пока лишь на одной локальной территории.

Я сильно сомневаюсь, что даже гордые своей независимостью прибалты продолжать жить без телевизора, холодильника, стиральной машины, интернета и всех видов связи. Аргумент о том, что когда-то без всего этого жили, не катит потому, что в те времена "без всего этого" жили все. Теперь же получится что условия жизни в Прибалтике скатятся до уровня нынешних бедных районов Сирии, Мали, Габона или Сьерра-Леоне, откуда нелегалы прут в Европу со страшной силой даже рискуя умереть по дороге.

И самое грустное, что их не спасут даже эти, распределяемые по квоте, нелегалы. По мере ухудшения инфраструктурного обеспечения (свет, тепло, канализация, медицина, связь, снабжение и т.п.) они будут лишь сильнее стремиться бежать оттуда, где всего перечисленного "нет" в те части ЕС, где оно "есть".

Вот уж не думал, что исчезновение прибалтийских наций с лица планеты я успею увидеть еще при своей жизни.

http://alex-leshy.livejournal.com/582345.html