Это смешно, это дико, это похоже на провокацию – но история, рассказанная в фильме «Левиафан» на самом деле произошла… в США! Режиссер А.Звягинцев с неизвестной целью перенес американский сюжет на российскую почву – но вынужден был сознаться в многочисленных интервью: «Левиафан» укоренен в наших реалиях, он о России - и одновременно это универсальная история. Среди истоков картины - судьба американца Химейера… Я о нем услышал еще в 2008 году (говорит Звягинцев), рассказал Олегу Негину, и мы долго ходили вокруг этой фигуры.

Звягинцев: Изначально наш сценарий был другим: дом главного героя сносили не под резиденцию, а под федеральную трассу. А так как Химейер в схожей ситуации сел на гусеничный трактор, запаял себя внутри многотонной брони и снес завод, с которым у него была тяжба, - то и наш герой в первом варианте трактором сносил здание городской администрации. Но мы чувствовали: что-то не так, что-то мешает, не отсюда такой финал! И пришло решение: Николай не доходит до отчаянного бунта, он просто молча уходит в никуда. Именно этот финал, мне кажется, дает ощущение правды, сокрушающей твой дух и одновременно возвышающей его над происходящим».

Звягинцева дополняет Олег Негин: «История Химейера - это одноэтажная Америка. Это картонные здания, которые можно очень красиво сносить на экране. А у нас даже на таком огромном тракторе снести административное здание проблематично… Но главное - такая месть не в российском характере, не наш это поступок… История случилась в Америке но могла случиться где угодно… детали обстановки и поведения целиком взяты в России».

Пока Звягинцев и Негин, черпая сюжеты в Америке с их помощью хаяли Россию - факт остается фактом: в том самом 2010 году, когда у кинематографистов зрел замысел, миллион (!!!) американцев, сельчан и горожан, выгнали из домов куда глаза глядят[1].

Хотя эта информация не является закрытой, опирается на данные американской статистики – о ней не принято говорить у «рукопожатых либералами». Вот поговорить о сталинском «годе великого перелома» - другое дело, а миллион раскулаченных американцев в год – кому это интересно?

На самом деле КРИЗИС СОБСТВЕННОСТИ, всех принципов, на которых она основана и общества, опирающегося на частную собственность, как институт – зрели в США и на Западе в целом очень давно.

Знаменитый американский экономист Лоуренс Котликофф (лауреат Нобелевской премии по экономике за 1972 год) в 1993 году сообщал:

«В США в течение последних 10 лет конфискация собственности выросла от 10 миллионов долларов в 1985 году до 644 миллионов долларов в 1991 году. Эта цифра увеличилась почти вдвое в следующем году, когда правительство конфисковало собственности на сумму свыше 1 миллиарда долларов… Быстро растущий список видов причин, из-за которых ваша собственность может быть конфискована, в настоящее время включает в себя свыше сотни видов придирок: начиная от уклонения от уплаты налогов, отмывания денег - и кончая нарушением законов об охране природы».

Собственность только тогда собственность – когда владение ею безусловно. Именно так я владею штанами: ношу их или не ношу, могу сжечь или порвать на тряпки, испачкать или перекрасить – никто слова не скажет: штаны мои! Если же владение собственностью обставляется условиями – то это уже не собственность, а что-то другое.

Смерть той собственности (безусловной и частной) – на которой стоял старый консервативный капитализм – была, в сущности, неизбежной и неотвратимой.

Вопрос заключался не в том, умрет или не умрет принцип частной собственности, а в том, как он умрет. Отменят ли его «сверху» - в режиме социализации государства, в режиме плановой экономики?

Или его отменят «снизу» - криминальные банды и круги заговора транснациональных корпораций, мафий, подминающих под себя закон, суд и национальные институты власти. Чубайсова «приватизация» - никак не меньшее издевательство над принципами собственности, чем сталинская национализация.

Чтобы это понять и увидеть – нужно только одно: различать реальную жизнь и подлинные события от болтовни и пустых деклараций. В результате «реформ» 90-х годов собственность в России стала не более, а менее защищенной (если брать факты, а не декларации). Как ни странно, КПСС, на словах отрицавшая собственничество, защищала его эффективнее, чем чубайсова бригада.

Преодолев принципы общественной собственности социалистического проекта – его заменили, конечно же, не принципами частной собственности (это и объективно, технически уже невозможно в мире АЭС и космодромов) – а принципом воровского «общака», институтом групповой коллективной собственности правящей группы, сплоченной солидарностью заговора.

Принцип «у кого власть – у того и собственность» особенно развился в современных США под трескотню об отделении власти от собственности. Отделив власть от собственности, США оставили мелкого собственника беззащитным перед крупным. И началось…

Ещё в 1991 году узкий специалист-правовед М. Галятин, исследуя правовое регулирование собственности в разных странах, писал[2]: «В Соединенных Штатах Америки до начала XX в. под публичным использованием понималось непосредственное использование земли для целей удовлетворения общественных потребностей и интересов. Верховный Суд США в 1916 г. признал неадекватность данного понимания "публичного использования" для решения современных социальных и экономических общественных проблем и отказался от его узкого толкования.

Практически, как считают американские ученые, это сделало сферу возможного государственного вмешательства еще более неопределенной.

Иначе говоря – собственность, конечно, священна, но вовсе не факт, что вы собственник вашей собственности. Если правящая ФПГ (финансово-промышленная группа) посчитает, что вы в этом вопросе заблуждаетесь – она легко освободит вас от бремени собственности. Жаловаться же и апеллировать будет некуда.

«Институт принудительного прекращения права собственности в пользу государства в гражданском законодательстве в США обозначен, как "общественно-полезные цели".

«В настоящее время в общем праве США до сих пор отсутствует четкое определение права отчуждения. Аморфность правового понятия позволяет судебной системе быть свободной в выборе целесообразного решения конкретного дела и помогает беспрепятственно защищать интересы той или иной общественной группы»[3].

В «спящем виде» механизм конфискации собственности был в США всегда. Он использовался – но менее интенсивно, чем в наши дни. Котликофф на рубеже 1990-91 годов обнаружил и описал РЕЗКИЙ РОСТ КОНФИСКАЦИЙ СОБСТВЕННОСТИ у мелких и средних собственников.

Что защищало собственность американца ещё в 1991 году? Конечно же, не принципы, которых нет по определению у беспринципных акул наживы с Ваал-Стрита. Их защищало (не всегда, но часто) – наличие советской угрозы и социалистической альтернативы. Чрезмерно массовые раскулачивания в такой ситуации были опасны для правящего круга «приватизаторов страны».

Настоящий пир воров начался в США в наше десятилетие – когда капитализм совсем сбросил с себя все маски и все по инерции сохранявшиеся институты «социальной ответственности». Стали доходить из «черной дыры» США новости – горькие для любителей неприкосновенности частной собственности.

По закону, принятому уже при Обаме, фактически любая собственность в США может быть конфискована в пользу государства в мирное время, если президент сочтет это необходимым для "защиты национальной безопасности"[4].

Например, изъятие излишков зерна в США может быть осуществлено бесплатно. Как, кстати, могут и погнать на принудительные работы или переселить, если "главы агентств" сочтут нужным.

Также распределение изъятого, например, у тех же фермеров, продовольствия будет производиться так, как чиновники сочтут нужным.

Изъять пикап у фермера могут и бесплатно, и за бесценок, а заплатить монополии за заказ - втридорога, по военным расценкам[5].

Возник вопрос: в США правящие круги всегда воровали, почему этот закон принят конкретно сейчас? Есть ощущение, что не зря, и готовится нечто весьма нехорошее.

Указ позволяет раздавать активы США и субсидии частным компаниям. «…продавать или другим образом передавать оборудование, принадлежащее федеральному правительству, установленное согласно разделам 303 Указа, и приложения 2093 владельцам таких заводов, фабрик или других промышленных объектов».

1 октября 2014 г. был опубликован материал о том, как суровые нормы американского закона «ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ» воплощаются в быту, на примере конкретных личностей[6]:

"Полиция Филадельфии вышвыривает владельцев недвижимости на улицу, и это не имеет никакого отношения к их способности платить ипотеку или к совершенному ими преступлению.

Кристос Суровелис - работяга, владелец малярного бизнеса. Он построил "дом мечты" в пригороде Филадельфии, и, без предупреждения, город пришел к нему и изъял его дом. Ни Суровелису ни его жене, Маркеле, не было предъявлено каких либо обвинений. И сейчас они пытаются судить Филадельфийскую прокуратуру, конфисковавшую их дом после того, как их сын был арестован с героином, стоимостью 40 баксов.

Полиция появилась через полтора месяца после ареста. Они вскрыли дверь и вытащили оружие при виде собаки, еще до того, как Маркела вообще поняла, что происходит. И эта семья - далеко не единственная. Гражданская конфискация позвляет городу конфисковать любое имущество без предъявления владельцу каких либо обвинений. Между 2008 и 2011 годами, графство Аллегени, на западе штата, исполнило 200 ордеров гражданской конфискации. В то время когда только в 2011 году Филадельфия исполнила 6560 подобных ордеров".

"Филадельфийская прокуратура превратила этот инструмент в дойную корову, отбирая собственность у тысяч жителей, многие из которых невиновны, и превращая эту собственность в стабильный источник дохода, в среднем - 5.8 миллиона долларов в год".

И такое происходит по всей стране.

Федералы попытались недавно конфисковать мотель в Тексбури, Массачусетс, по причине того, что небольшое количество проживающих в этом мотеле были арестованы за наркотики. Насколько небольшое? 15 человек, из 200000 постояльцев за последние 14 лет. Мотель был объявлен "опасной собственностью".

Этот жесткий сюрприз был срежиссирован Винсентом Келли, "специалистом по конфискациям", Управления по контролю за наркотиками, который прочитал о мотеле в новостях и выяснил, что этот выплаченный мотель оценивается в 1.3 миллиона долларов. Келли обратился в полицейский департамент Тексбури с "честным" предложением: федералы конфискуют и продают недвижимость, и полиция получает 80% от суммы сделки.

Благодаря помощи федерального судьи, владельцы мотеля отстояли свои права а него, но не всем так повезло. Например, супружеская пара из Анахайма, Калифорния, пока судится за то, чтобы сохранить свое офисное здание, ценой в полтора миллиона долларов. Управление по контролю за наркотиками подало иск о гражданской конфискации здания после того, как один из арендаторов продал нарку (опер из наркогруппы под прикрытием) медицинскую марихуану, на сумму 37 баксов.

А что особенно мило, так это "гражданская" концепция конфискации. Дело в том, что каждый человек защищен конституционно в случае уголовного преследования. Презумпция невиновности и все дела. Однако в случае преследования гражданского, на ответчике висит бремя доказывания.

И даже в случае, если суд признает неправоту федералов - это время, нервы, и зачастую банкротства, ибо десятки тысяч долларов оказываются потрачены на доказательства невиновности".

***

Поскольку раскулачивание шагает повсюду – потребовалось как-то формально согласовать его с воплями о священной частной собственности. И согласовали. Да так, что власти США могут теперь конфисковать любое ваше имущество — наличные, украшения, машину, и обвинений при этом не потребуется…

Пятая и четырнадцатая поправки к Конституции запрещают правительству отбирать у гражданина жизнь, свободу и собственность без обвинений в противозаконной деятельности.

Но правительство нашло лазейку.

В случае изъятия гражданской собственности правительство действует не против вас, а против вашей собственности. Вас ни в чём не обвиняют, а следовательно, суд не понадобится. И поскольку «обвинения» выдвигаются именно против собственности, то её владелец становится третьей стороной.

Вот пример того, как это работает:

Полицейский тормозит вашу машину за превышение скорости. Потом ему «кажется», что пахнет марихуаной, и он конфискует ваши деньги и, возможно, ещё кое-что ценное, лежащее в машине. Потом он составляет и подписывает официальный документ, объясняет вам ситуацию и причины конфискации. Документ предназначается суду. Он указывает на связь с предполагаемой криминальной деятельностью и конфискованным имуществом.

Так и работает «разбой на дороге», своего рода дорожное пиратство.

Поскольку дело заводится не против владельца, а против его собственности, суд так и описывает их:

«США против 124.700 долларов».

«Штат такой-то против Mercedes Benz 2012 года, 1 шт.»

«США против золотого ожерелья, 1 шт.»

Конституционных прав у собственности, разумеется нет. Соответственно, нет права на адвоката и на презумпцию невиновности. Владелец, который хочет опротестовать решение, часто сталкивается с тем, что нанимать адвоката выйдет ещё дороже, такое дело тянется не один месяц.

За 2012 года департаментом юстиции в общем зафиксировано конфискаций на 4.2 миллиарда долларов.

Подобная практика очень стимулирует полицию. Эти деньги могут быть использованы на выплату им зарплат или покупку оборудования.

***

Всего этого пиршества воров, конфискующих частную собственность по возрастающей кривой – следовало ожидать уже тогда, когда ВОЛАТИЛЬНОСТЬ ПЕРЕЧЕРКНУЛА ПРИНЦИПЫ ЧАСТНОГО ВЛАДЕНИЯ.

Собственность бывает двух видов: в натуральной и в денежной форме. Сумма денег, достаточная для покупки дома – равна дому и т.п. Безусловно, нельзя говорить о священной частной собственности, если один из видов собственности – денежный – активно и безнаказанно расхищается. Но, чтобы частная собственность в денежной форме не расхищалась безнаказанно, средь бела дня у всех на виду – не должно быть инфляции, или уж, по меньшей мере, банковский процент на вклад должен быть выше инфляции, покрывать её. Необходимы инструменты накопления, при которых деньги, вырученные за проданный дом, и через двадцать лет оставались бы суммой, достаточной для покупки дома.

Ведь всякий иной подход – это грубейшее раскулачивание, экспроприация собственника!

Когда мир вступил в условия гипер-волатильности (т.е. крайней неустойчивости цен и стоимости) – принцип неприкосновенности частной собственности уже был перечеркнут. Поэтому конфискации собственности в её натуральном виде – стали лишь вопросом времени.

В ХХ веке частная собственность была отменена и в СССР и в США. В СССР её заменила госсобственность и кооперативная собственность, а в США – групповая собственность участников правящего заговора, превративших суд и законодательство в орудия экспроприации частной собственности.


[1] К концу 2010 года, сообщает RealtyTrac, около 1 млн. семей в США потеряли свои дома из-за неуплат по кредитам. Только во втором квартале 2010 года за неисполнение условий кредитного договора банки изъяли из владения заемщиков 269 тыс. 962 дома. Это на 38% больше чем за соответствующий период прошлого года. За первые 6 месяцев 2010 года банки конфисковали 529,6 тыс. домов.

[2] Галятин М.Ю. США: Правовое регулирование использования земли. М., 1991. С. 44.

[3] Галятин М.Ю. США: Правовое регулирование использования земли. М., 1991. С. 44.

[4] Исполнительный указ был опубликован на вебсайте правительства США WhiteHouse.gov 16 марта 2012 года под названием «Подготовка ресурсов к национальной обороне». Согласно этому указу, главам министерств сельского хозяйства, энергетики, здравоохранения и социальных служб, транспорта, обороны и торговли делегировано право изымать и распределять продовольствие, скот, удобрения, сельскохозяйственную технику, все виды энергии, водные ресурсы, все формы гражданского транспорта (что означает любые транспортные средства, корабли и самолёты), а также любые другие материалы, в том числе и строительные материалы везде, где их изъятие представляется возможным.

Возможно поэтому правительственные агентства навещают фермы с GPS-навигаторами - так они будут точно знать, куда отправляться в случае, если что-то понадобится.

В частности, правительство разрешило изымать материалы, услуги и льготы, которые оно посчитает необходимыми или целесообразными. Решение об их необходимости или целесообразности остаётся за соответствующими министерствами.

[5] http://svoim.info/201216

[6] http://guerillatics.com/?p=40208

Источник: http://economicsandwe.com/doc/5235/