Предчувствие гражданской войны продолжает витать над избирательной кампанией в США, и именно поэтому последним и, как говорил Штирлиц (он же — полковник Исаев), самым главным вопросом теледебатов был вопрос о готовности кандидатов признать свое поражение и поддержать выигравшего кандидата.

Ну, клятвы Клинтон в верности демократии никого не заинтересовали, так как у Трампа пока нет никакой возможности подделывать результаты выборов, и он может выиграть только честно. А вот ответ Трампа сразу вызвал массу споров, и с течением времени облако таинственности вокруг его ответа не просто сгустилось, а из него начали бить молнии и покатились раскаты грома.

Надо сказать, что дебаты изначально были очень странными: хулиган и забияка Дональд Трамп, которого американские СМИ обвиняют в «пацанстве» чаще, чем российские либералы обвиняют в этом Владимира Владимировича, вдруг решил показать себя джентльменом и говорил о многочисленных провалах Хиллари Клинтон так, будто она действительно бывшая первая леди США, а не уголовница, захватившая власть, любое упоминание которой заставляло республиканскую конвенцию скандировать: «В тюрягу ее!».

Трамп был очень аккуратен в выборе выражений, особенно объясняя, что именно опытность Хиллари Клинтон дисквалифицирует ее как кандидата на пост президента США, так как опыт ее пребывания на ответственных государственных должностях имел для США ужасные последствия. Но он использовал для этого настолько сложные аргументы, что понять их могли только специалисты. Например, Хиллари Клинтон в своей избирательной кампании весьма успешно отбивается от обвинений в создании ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «переводя стрелки» либо на президента Буша, начавшего войну в Ираке и заключившего с переходным правительством Ирака договор, обусловивший точную дату вывода американских войск, либо на президента Обаму, осуществившего этот вывод в 2011 году.

Именно в результате этого в Ираке образовался вакуум власти и малозначительная сирийская группировка под названием «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) полтора года назад смогла из Сирии прийти в Мосул и захватить там 2300 американских броневиков Humvee, будто специально приготовленных для них в этом ключевом с точки зрения его стратегического положения городе Ирака.

Ну вот кто, кроме специалистов, годами внимательно следящих за перипетиями американской внешней политики, мог понять намеки Дональда Трампа, что Хиллари Клинтон, на посту госсекретаря руководившая переговорами о продлении срока пребывания американских войск в Ираке, умышленно провалила их вопреки желанию и президента Обамы, и правительства Ирака? Между тем именно провал этих переговоров и создал ту самую силу, которую поле десятков терактов не только Дональд Трамп, но и множество его противников считают экзистенциальной угрозой США. Ну, а то, что исламистские группировки представляют экзистенциальную угрозу России, — ясно всем после событий на Дубровке.

Между тем мосульский инцидент в каком-то смысле оказался осуществлением «пророчеств» начальника разведки Саудовской Аравии Бандара бин Султана, который приехал в Москву в январе 2014 года, когда в Киеве уже вовсю полыхал пожар, подожженный Четвертым Рейхом Ангелы Меркель. И если вспомнить, что он угрожал тогда срывом Олимпиады в том случае, если Россия не прекратит поддерживать законное правительство Башара Асада, дойдя до уже частично сбывшихся предсказаний террористической войны, которая посрамит ядерное оружие, то связь политики Хиллари Клинтон с очень крупными пожертвованиями в ее фонд со стороны Саудовской Аравии и Германии становится почти очевидной.

Но то, как Дональд Трамп на теледебатах сформулировал свой ответ на обвинения Хиллари Клинтон в кавалерийских (словесных) атаках на Иран, в частности упомянув кавалерийские атаки Хиллари Клинтон на Россию в сочетании с утверждением о неспособности и нежеланием НАТО отвечать на террористические угрозы, очень немногим было понятно как намек на то, что главную экзистенциальную угрозу и США и России представляют люди, мешающие двум великим державам договориться о совместных действиях против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Почему Трамп предпочел тактику намеков на первых теледебатах, даже не упомянув, что — в отличие от Ирана — Россия может уничтожить США нажатием кнопки и кавалерийские атаки на нее значительно более опасны, чем атаки на Иран, остается загадкой, но тем, кто в теме, ясно, что в ходе дебатов он обозначил свою готовность в дальнейшем перейти от обвинений Хиллари Клинтон в слабости на посту госсекретаря к обвинениям в умышленном провоцировании конфликта между Россией и США в интересах Саудовской Аравии, Евросоюза и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Последнее предположение приобрело особое значение после угроз террористических атак на Россию, прозвучавших на прошлой неделе из уст контр-адмирала ВМС США Джона Кирби, ныне официального представителя Госдепа имени Хиллари Клинтон. Причем то, что Дональд Трамп высказал свои предположения именно в этой форме за 4 дня до того, как контр-адмирал внес свой вклад в искусство дипломатии, в какой-то степени получило свое объяснение в ответе Хиллари Клинтон, которая под конец теледебатов просто перешла на поросячий визг, обвиняя Трампа в неджентльменском обращении с женщинами.

Такое впечатление, что на этот раз результат выборов в США действительно будет определяться не только на избирательных участках, а и в высоких кабинетах, где неделю назад смотрели теледебаты, предварительно потребовав от кандидатов поведения в определенных рамках. И Дональд Трамп ,"предсказав» кавалерийские наскоки Госдепа на Россию, наступил Хиллари на больную мозоль, заставив ее эти рамки покинуть, причем не покидая их самому.

Именно поэтому он расшаркивался перед ней во время теледебатов, и только после того как она сорвалась, рассказал, как он представлял себе грубый, вернее жесткий ответ Хиллари Клинтон, но просто не смог этого сделать. Это заявление трудно интерпретировать иначе, чем объяснение своего джентльменского поведения во время первых теледебатов, адресованное своим сторонникам, и угрозу адресованную слушателям в высоких кабинетах отказаться от него, если Хиллари Клинтон не вернется в обусловленные рамки.

А она не может в них вернуться в силу характера, хоть и объявляет Трамповский темперамент не соответствующим посту президента. В том-то и дело, что она выдвинула тезис о его темпераменте для того, чтобы уклониться от дискуссии о внешней политике по существу, но после заявления Владимира Путина о выходе из договора об утилизации оружейного плутония это вряд ли возможно. Особенно если учесть, что именно Хиллари Клинтон в 2011 году подписала протокол к этому договору, который наполнил его конкретным содержанием.

Будет очень странно, если на следующих теледебатах ведущие не зададут кандидатам вопрос о 34 тоннах оружейного плутония, которого хватит на 17 тысяч боеголовок, тем более что президент России увязал вопрос о возврате к этому договору с политикой Запада на Украине, мнения кандидатов о которой пришли в лобовое столкновение, наилучшим образом демонстрируя их различия. Можно сказать, что Владимир Владимирович выкатил мяч Дональду Фредовичу в штрафную площадку на следующих теледебатах, причем выбрал для этого самый удобный момент, так как в день объявления о выходе из договора должны были состояться теледебаты вице-президентов, показавшие все незащищенные места Хиллари Клинтон в связи с этим вопросом.

Теперь если на следующих теледебатах Трампа и Клинтон возникнет вопрос об ущербе, который нанес безопасности США опыт пребывания Хиллари Клинтон на посту госсекретаря, уже поднятый Трампом на предыдущих теледебатах, 34 тонны оружейного плутония придадут этому вопросу особую радиоактивную остроту. Значительную часть этих 17 тысяч плутониевых боеголовок Россия может очень быстро и дешево поставить на свои новые ракеты, способные нести 10 боеголовок каждая и уже установленные на новейших сверхтихих АПЛ, вставших в строй за те два года, что на Украине бесчинствуют нацисты, особенно если президент Хиллари Клинтон, как она обещала, начнет официально поставлять укронацистам новейшее оружие.

Кроме того, они, несомненно, добавят градус к тому противостоянию между сторонниками Трампа, не верящими в способность самопровозглашенного кандидата демократов выиграть выборы честно, и ее сторонниками, готовыми посадить в кресло президента США законченного преступника во имя вбитых в их головы политических аксиом о «Единственной Сверхдержаве», которые только что рухнули после заявления президента России о выходе России из договора об утилизации распадающихся материалов.

Именно это объясняет последний вопрос ведущего о готовности кандидатов признать свое поражение и то, почему нынешние выборы представляют собой чрезвычайную ситуацию апокалипсических пропорций, потребовавшую вмешательства тех, к кому обращался Трамп на прошедших теледебатах. И его рассказ в ответ на этот вопрос о том, как тысячи нелегальных эмигрантов незаконно получили гражданство США, несомненно, являлся завуалированным заявлением о том, что он признает только те выборы, которые будут честными. В частности в них не будут использованы голоса свежеиспеченных граждан США, получивших гражданство незаконно исключительно для того, чтобы они могли проголосовать за Хиллари Клинтон на предстоящих выборах.

Организаторы теледебатов и те, кто в состоянии остановить подделку результатов выборов политической машиной Хиллари Клинтон, явно боятся гражданской войны, а если они хотели поймать Трампа на слове, то у них это плохо получилось. Действительно, все те, кто слушал ответ Трампа на этот вопрос вживую, сейчас утверждают, что он был искажен помехами и в окончательной редакции теледебатов, в которой этих помех не слышно, прилагательное «честные» в применении к существительному «выборы» в обещании Трампа признать их результаты было вырезано, и те громы и молнии, которые бьют из этого облака загадочности вокруг этого вопроса, будут, пожалуй, поопаснее для США, чем те 34 тонны оружейного плутония, которые Владимир Владимирович только что отказался утилизировать.

https://regnum.ru/news/polit/2188568.html