Во время последнего акта вашингтонского фарса, который удивил и ошеломил мир, китайский аналитик написал, что если США не могут оставаться ответственным членом мировой системы, видимо, мир должен начать «де-американизацию» - и отделиться от этого государства-изгоя, в котором правит военная сила, а влияние других структур потеряно.

Главная причина фиаско Вашингтона – резкий сдвиг вправо в рядах политического класса. В прошлом, США иногда характеризовали - язвительно, но не точно, как однопартийное государство - с одной бизнес-партией, состоящей из двух фракций, называемых демократами и республиканцами.

Это больше не так. США – всё ещё однопартийное государство, с бизнес-партией. Но в ней теперь только одна фракция – умеренные республиканцы, называемые «новыми демократами» (так определяет сама себя коалиция в Конгрессе США).

Всё ещё существует республиканская организация, но она давно отказалась от каких-либо претензий на то, чтобы быть нормальной парламентской партией. Консервативный аналитик Норман Орнштейн (Norman Ornstein) из American Enterprise Institute (Американский институт предпринимательства) называет сегодняшних республиканцев - «радикальными мятежниками – идеологическими экстремистами, презирающими факты и компромиссы, с пренебрежительным отношением к законности и политической оппозиции» - серьёзной опасностью для общества.

Эта фракция жёстко ограничена обслуживанием только самых богатых людей и корпоративного сектора. А так как на этой платформе невозможно получить голоса, фракция вынуждена мобилизовать те прослойки общества, которые по мировым стандартам считаются экстремистскими. Сумасшествие - новая норма в рядах членов Tea Party и ведущих программ на центральных СМИ.

Республиканская верхушка и их бизнес-спонсоры планируют использовать этих сумасшедших в качестве тарана для неолиберального нападения на население – приватизации, дерегулирования, ограничения влияния правительства, защищая те сферы, которые необходимы для обслуживания богатства и власти, включая военных.

Республиканская верхушка добилась некоторого успеха, но сейчас, к своему ужасу, обнаружила, что больше не может контролировать своих низших сторонников. Таким образом, удар по американскому обществу стал очень серьёзным. Показательный пример: ядовитая реакция на Affordable Care Act («Обамакэр» - закон о доступной медицине) и закрытие правительства.

Выводы китайского аналитика не новы. В 1999 году политолог Сэмюэль Хантингтон (Samuel P. Huntington) предупреждал, что для большей части мира США «становятся изгоем с супер-властью», которого рассматривают в качестве «единственной крупнейшей внешней угрозы для их обществ».

Через несколько месяцев после ухода Буша, Роберт Джервис (Robert Jervis), президент American Political Science Association (Ассоциации американских политологов), предупредил, что «на самом деле, в глазах большей части мира, главная страна-изгой на сегодня – это США». Оба, Хантингтон и Джервис предупреждали, что текущий курс неразумен. Его последствия могут оказаться пагубными для США.

В последнем выпуске Foreign Affairs, ведущем журнале по иностранным делам, Дэвид Кэй (David Kaye) рассматривает один аспект отклонения США от мировых норм – отказ от многосторонних соглашений «так, словно это вид спорта».
Он объяснил, что некоторые соглашения отклоняются напрямую, как например, когда Сенат США «проголосовал против Конвенции по правам инвалидов в 2012 году и против Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний в 1999 году».

Другие соглашения отклоняются посредством бездействия, включая «такие сферы, как трудовые, экономические и культурные права, проблемы вымирания животных, загрязнения окружающей среды, вооружённые конфликты, поддержание мира, ядерное вооружение, морские законы и дискриминация женщин».

Отказы от международных обязательств «до того выросли и укоренились», - пишет Кэй, - «что иностранные правительства больше не ожидают от Вашингтона ратификаций и полноценного участия в создании соглашений». Мир движется дальше; законы создаются в других местах, американское участие ограничивается».

Хотя и не новая, эта практика действительно укоренилась в последние годы, наряду с молчаливым принятием внутренней доктрины – США имеют полное право действовать как государство-изгой.

Рассмотрим типичный пример. Несколько недель назад американские силы специального назначения схватили на улице Триполи (ливийской столицы) подозреваемого Абу Анаса Аль-Либи (Abu Anas al-Libi), и доставили его на военный корабль для допроса, без предоставления адвоката и соблюдения других юридических норм. Госсекретарь США Джон Керри проинформировал прессу, что эти действия были законными, потому что они осуществлены в рамках американского законодательства, без каких-либо дополнительных комментариев.

Принципы эффективны, только если они универсальны. Само собой, если бы кубинские силы специального назначения схватили в Майами знаменитого террориста Луиса Посада Каррилеса (Luis Posada Carriles), и отправили бы его на Кубу для допроса и суда в соответствии с кубинским законодательством, то реакция бы немного отличалась.

Такие реакции свойственны государствам-изгоям. Точнее, одному государству-изгою, которое обладает достаточной силой, чтобы действовать безнаказанно – распространяя агрессию по своему желанию, в последние годы, терроризируя огромные регионы мира атаками беспилотников, и многое чего ещё.

А также, бросая вызов всему миру другими способами, например, используя эмбарго против Кубы, несмотря на длительные протесты всего мира, кроме Израиля, который голосовал в его защиту, когда ООН в очередной раз осудила эмбарго в октябре.
Неважно, что думает мир, действия США законны, потому что мы так сказали. Это принцип был провозглашён выдающимся государственным деятелем Дином Ачесоном (Dean Acheson) в 1962 году, когда он инструктировал American Society of International Law (Американское общество по международному праву): нет никаких юридических затруднений, когда США реагирует на противодействие их «власти, позиции и престижу».

Куба совершила преступление, когда отбила американское вторжение, а затем имела мужество выжить, несмотря на агрессию, спланированную, чтобы принести на Кубу «ужасы земные», как выразился советник Кеннеди, историк Артур Шлезингер (Arthur Schlesinger).

Когда США получили независимость, они стремились присоединиться к международному сообществу того времени. Именно поэтому, Декларация Независимости начинается выражением беспокойства по поводу «достаточного уважения к мнению человечества».

Ключевым элементом выступала эволюция от неорганизованной конфедерации до «объединения страны на основе достойного договора», по словам историка дипломатии Элига Гулд (Eliga H. Gould). Достигнув этого статуса, новая страна также получила право действовать в соответствии с внутренними стремлениями.

Таким образом, эта страна могла продолжать избавляться от коренных народов и расширять рабство – настолько «одиозный» институт, что он не мог получить разрешение в Англии, как постановил в 1772 году выдающийся юрист и граф Мэнсфилда Уильям Мюррей (William Murray). Эволюция английского законодательства – один из факторов, заставивший тогда рабовладельческое общество избавиться от соблюдения его.

Таким образом, становление страны с достойным договором получило множество преимуществ: международное признание и свободу действий внутри страны, без вмешательства извне. Глобальная власть предлагает возможность стать государством-изгоем, легко игнорируя международное право и нормы, борясь с растущим международным сопротивлением, и содействуя собственному упадку, нанося самой себе увечья.

http://antizoomby.livejournal.com/235329.html