Бывший сотрудник ФСБ рассказал об утечке данных тысяч добровольцев из России

На фоне громкого убийства знаменитого командира ополченцев Моторолы эта новость может остаться практически незамеченной. Хотя за ней стоят судьбы нескольких тысяч человек.

Данные примерно на тысячи добровольцев из России, уехавших когда-то сражаться на Донбасс за «русский мир», их адреса, члены семей, жены и дети каким-то образом оказались в СБУ, часть их уже выложена в открытом доступе. Еще часть пока нигде не засветилась.

Каким образом это стало возможным? Что это — взлом серверов или планомерный слив? И чем он грозит тем, чье боевое прошлое и, значит, будущее теперь в руках украинских спецслужб?

Мой собеседник не скрывает себя, представляется Игорем Машковым, бывшим оперативным сотрудником Управления «К» ФСБ России, но подчеркивает, что уже не является действующим офицером. «Разумеется, иначе я бы не мог быть добровольцем на Донбассе», — поясняет он, показывая свои документы.

В Луганской народной республике полковник Машков, по его словам, руководил подразделением по борьбе с терроризмом и защитой конституционного строя в министерстве Госбезопасности ЛНР. На открытый контакт со СМИ сейчас пошел, так как сведения о нем тоже попали в СБУ, и терять все равно нечего. «Но я хочу, чтобы «крыса» в наших рядах была выявлена и дальнейшая ее противоправная деятельность пресечена», — поясняет он цель своего прихода в «МК».

- Есть известный украинский сайт, на котором печатаются данные о якобы «террористах» из ДНР и ЛНР, там недавно обозначились и фамилии многих наших ребят. Моя в том числе. И анкетные данные — как из отдела кадров.

Я догадываюсь, через кого ушли эти материалы и почему именно сейчас, а не, к примеру, год назад. Как такое вообще стало возможно — это же очень конфиденциальная информация, которую может предоставить на себя только сам человек. Некоторые те бойцы уже уволились, некоторые еще служат. В любом случае всплыли совершенно секретные сведения из их личных дел.

— И каким образом эти дела могли быть рассекречены?

А тут только один вариант: они были проданы. Таково мое мнение. И такова оперативная информация, которая поступила ко мне заблаговременно.

А вот как такое стало возможно, я сейчас попробую объяснить. Еще в 2015 году была создана Межрегиональная общественная организация «Союз добровольцев Донбасса», куда вошли многие из тех, кто добровольно побывал на этой войне, граждане России. По данным учредителей, всего не менее 10 тысяч человек, по моим сведениям — где-то порядка 3 тысяч активных членов. В руководство «СДД» вошли Александр Бородай, бывший глава ДНР, Андрей Пинчук, экс-министр безопасности, многие из первой волны.

Хотя наши, луганские ребята там почему-то почти не были представлены. Хотя, безусловно, организация, объединяющая всех, кто воевал и воюет на Донбассе, очень нужна для помощи ветеранам, инвалидам, семьям погибших, обсуждения общих вопросов, и какое-то явное пренебрежение к тем, кто участвовал в боевых действиях со стороны ЛНР, я считаю несправедливым и недопустимым.

Так, на втором съезде «Союза добровольцев», прошедшем в начале октября в Ростове-на-Дону, присутствовало около 500 делегатов, но дорогу и проживание оплачивали только донецким. Луганское же ополчение добиралось на место за свой счет, ночевали в автобусе. Именно на этом съезде и начался скандал по поводу переданных в СБУ анкет добровольцев.

— Как об этом стало известно?

- На самом деле утечка произошла еще весной. Но сейчас, когда все наконец собрались вместе, об этом заговорили открыто. Потому что надо что-то немедленно делать. В марте 2016-го впервые поступила информация из ЛНР, что планируется такая кража.

Более полугода назад впервые поступила информация из ЛНР, что планируется такая кража. Мне назвали цепочку, через кого уйдут документы, даже имя предполагаемого злоумышленника. Стало известно, что не сервер взломают, а будут элементарно отксерены бумажные анкеты членов «Союза добровольцев Донбасса», причем те, которые они заполняли лично, в офисе. Добыть такую информацию дорогого стоит.

Почти в тот же день, как я это узнал, я встречался с Бородаем и Пинчуком и довел до их сведения, что в ближайшее время может произойти продажа данных. Они мне сказали, что, естественно, не допустят этого, что все необходимые меры будут немедленно приняты. Но недели через две материалы все же всплыли на Украине.

— Вы полагаете, это был планомерный слив?

— Нет, я предполагаю, что приказ «разобраться» был отдан, но дальнейшую его судьбу не проследили, а человек, который совершил эту кражу, был настолько нагл, что абсолютно не боялся попасться. Психология, я думаю, у него простая: если я не сделаю этого, значит, рано или поздно сделает другой. Так почему бы не заработать свои 30 сребреников именно мне?

— То есть вы знаете, кто предатель?

— Да, знаю. Его знают в ЛНР, он представляется добровольцем, но на самом деле никогда не участвовал в настоящих боевых операциях. Он обычный негодяй. К сожалению, другие методы борьбы исчерпаны, иначе мы не можем донести правду и заставить его отвечать за содеянное, иначе как публично заявить о случившемся и заставить руководство «Союза» провести внутреннее расследование, поэтому я здесь, в «МК». Чтобы началась проверка. Только так можно наказать предателя.

— Но руководство «Союза добровольцев» утверждает, что все-таки произошел взлом электронной почты. Дистанционно. И никто ничего из сейфа не крал.

- В разведке есть такое понятие, как «отвлечение на негодный объект» — когда следствие сознательно уводят в сторону от правды. В нашем случае такое отвлечение — это слухи, что кража якобы была произведена через компьютер, что кто-то из Киева взломал систему…

Вроде бы весьма убедительно, но вот только люди, которые пострадали, — многими из них анкеты были написаны лично и своей рукой. Они ничего и никуда не отсылали. Там есть реальные сведения из их паспортов, их настоящие имена. Для любых спецслужб такая информация бесценна. В Луганске и Донецке никто же свои российские документы не предъявлял, большинство ополченцев вообще были известны только под позывными.

— А зачем же эти важные сведения, раз уж их рассекретили, надо было вывешивать СБУ в открытом доступе?

- Так вывесили как раз минимальное количество. Просто показали этим, что им все известно. Для устрашения. Рассекретили, я думаю, как раз тех, кто по каким-либо причинам не представляет интереса для дальнейшей оперативной разработки.

К примеру, на этом сайте есть я. Потому что любая гнида знает, что я не пойду на сотрудничество с Украиной, что меня невозможно подкупить или шантажировать, я воевал за "русский мир".

Но есть те, кого СБУ может заставить работать на себя, — это обычные, простые люди, они являются потенциальными кандидатами на вербовку. У многих домашние не знают, где они были летом 2014-го… Легко выяснить, какой компромат есть на такого человека в Донецке или Луганске, и уже потом использовать его тем или иным образом.

Из трех тысяч бывших добровольцев уж точно найдутся те, кто согласится сотрудничать. Таких могут отправить обратно в ДНР, из них выйдет прекрасная агентурная сеть, которая станет действовать как на Украине, так и в России, для подрыва ее безопасности. Не обязательно, что из этих граждан слепят террористов или шпионов, — возможно, они станут работать простыми связниками. Привезли, передали… Какая-то их часть также может быть законсервирована до более подходящего времени. В любом случае все бывшие ополченцы сейчас находятся под угрозой. И вина в этом тех, я считаю, кто не смог защитить их персональные данные. А ведь люди им поверили…

— Они не собираются подавать в суд?

— Кое-кто из ребят вроде бы собирался. Я считаю, что такими вещами должна заниматься прокуратура. Даже если, к примеру, информация была украдена из компьютера, признаться в таком — как расписаться в собственной беспомощности. Есть Закон о персональных данных. Подобная деятельность по сбору и хранению информации должна быть лицензирована и сертифицирована в соответствии с законодательством РФ.

— Мне кажется, что в вас говорит еще и личная обида за луганских.

- И это тоже. Нас, луганских, меньше, но это не значит, что нас не существует. Просто для нас обратная сторона Луны и то ближе, чем Донецк.

Мы и не пересекаемся почти нигде, кроме как на таможне в Снежном, причем большая часть вырученных от растаможки средств тоже идет в ДНР, а нам остаются гроши. Ладно, пусть так, мы люди не гордые, лишь бы для дела было полезно. Но сейчас, как я вижу, ситуация зашла слишком далеко.

Я тоже член «Союза добровольцев Донбасса», у меня удостоверение номер 269, и мне небезразлично, что будет с «Союзом» и моими товарищами дальше. Данная организация, безусловно, очень нужна, и никто не против того, что людей необходимо объединять, что необходим их учет. Кто реально воевал и спасал жителей, а кто под прикрытием благородной цели бандитствовал и наживался.

И раз часть бывших добровольцев — граждане России, то и государству должно быть важно не допустить их растаскивания по различным криминальным и сомнительным бизнес-структурам. Как в свое время произошло с «афганцами» и «чеченцами». А ведь сейчас на втором съезде уже было объявлено, что добровольцы тоже займутся бизнесом. Куда мы катимся? Также не очень понятно, почему еще на первом съезде добровольцев аппарат утвердил устав, утвердил Александра Бородая председателем. Мы все были добровольцы. Мы умеем принимать решения, ставим перед собой задачу и сами же ее выполняем - это основной признак добровольца. Поэтому когда был поднят вопрос о будущих выборах главы нашей организации, все в это поверили, а выборов не было.

— Почему выборов не было?

— Обещали, что они состоятся где-то в Крыму — в Севастополе или в Симферополе, там же будут решены организационные вопросы. Но все это так и осталось в планах. Понятно, что никаких других кандидатур на должность главы, кроме Александра Бородая, быть и не могло, что он заслуженно стал лидером организации, но хотя бы видимость демократии должна быть соблюдена? Я думаю, если бы все было нормально организовано, если бы не было каких-то недоговоренностей, недопонимания, то и не висели бы сейчас на волоске судьбы этих тысяч человек и их семей…

Комментарий Андрея ПИНЧУКА, экс-министра МГБ ДНР, исполнительного директора «Союза добровольцев Донбасса»:

- Как только прошла информация о краже этих документов, мы сразу провели проверку — могли ли быть украдены именно бумажные анкеты. И скажу так: это выдумка. Никаких утечек из «Союза добровольцев» не было вообще, это принципиальный момент, прошу его подчеркнуть.

Уровень секретности нашей информации соответствует всем самым серьезным стандартам. Были утечки информации от добровольцев, которые друг другу или по своей инициативе на корпоративную почту слали различную информацию, в том числе и анкеты, халатно отнесясь к запрету от «Союза» на подобные действия. «СДД» всеми способами, в том числе и на своем сайте, предупреждал, что противник ведет подрывную работу. Эти случаи не так многочисленны, не более двух десятков. Ни о каких тысячах речь идти не может.

Из Киева же действительно шла рассылка вирусных писем членам нашей организации, в послания были зашиты так называемые «червяки», люди по оплошности вскрывали их, и содержимое электронной почты, в том числе и личные сведения, оказывалось в СБУ.

Уверяю вас, что никакие бумажные анкеты в «Союзе» не пропадали и не были, не могли быть украдены. Кто так считает и распространяет это — тот льет воду на мельницу врага. И то, что сейчас пошла массированная информация об этом, в самом «Союзе» расценивают как акцию Украины. Мы обратимся в правоохранительные и силовые структуры с просьбой о реакции и оценке действий тех, кто ей способствовал. Это элемент информационной войны против России. Главная цель — наша дискредитация, так как боятся нас не просто как «Союз», но и как эффективный общественный инструмент защиты интересов России.

Комментарий:

Прочитав, не удивился. Слишком хорошо помню позднюю осень позапрошлого года, аккурат два года назад, когда "психи" в разных городах помойки, уже заряженные и готовые, вдруг получили приказ "Атставить", и это в лучшем случае, потому что с некоторыми просто порвали контакты, - и те, кто решил продолжать начатое на свой страх и риск, внезапно начали проваливаться на явках, о которых очень мало кто знал. И сообщению о том, что убийца полковника Павлова вычислен, тоже совершенно не удивился; удивился бы, вычисли его раньше, - хотя, если окажется фейком, тоже не удивит.

А уж "неформальное" сообщение о том, что "власти ДНР знали о готовящемся покушении на кого-то из руководства республики, но не могли предположить, что жертвой станет комбат Павлов", не удивило вовсе. Как (тем более!) трагическое заявление г-на Пушилина насчет "На его месте должен был оказаться кто-то из нас... Был известен даже район, где планируется теракт, но никто не знал, кого выберут целью. Думали, если честно, что собираются убрать кого-то из министров, представителей политического руководства, а Моторола к политике отношения не имел".

Знаете, если вдруг, на секундочку поверить в сказанное, остается только признать, что "республики" никакие не республики, а проходной двор, где нет (вообще, в принципе нет) нормально работающих профи, хотя бы с севера, способных, располагая подобной, более чем достаточной информацией, предотвратить аттентат. Но в таком признании нет нужды, ибо не верится. Не потому, что "политических" охраняют реально всерьез, а не по-детски, с одним охранником, и не потому, что жизнь "политических" подвешена на прочной нитке взаимных согласований, - ведь должен же кто-то подписывать бумажки, которым нет альтернативы, - но всего лишь по той простой причине, что исчезновение из политической и физиологической активности послушного, на все согласного г-на Пушилина или даже полностью принявшего правила игры г-на Захарченко ничего, по сути, не меняют. Свято место пусто не бывает, и тут же, - списки готовы, - встанут новые борцы, не менее послушные,  на все согласные и  принявшие правила, а главное, на 146% предсказуемые, - в отличие от полковника Павлова, который был штучным.

Но совсем по-настоящему удивляет другое. Какими бы ни были правила, если все не понарошку, никто не играет в одни ворота.  Если одна из сторон убивает знаковых, опасных для нее персонажей, не получая пропорционального ответа, значит, убийства будут повторяться, и вторая сторона, от пропорционального ответа воздерживающаяся, уже обречена. Или, как минимум, обречен без шанса уцелеть любой, кого безнаказанно убивающая сторона сочтет опасным для себя. А вот адекватные меры, принятые в ответ на убийство своих, горячие головы очень остужают.

Это аксиома, действующая даже в самых жестких схемах. Скажем,  в 1968-м руководство КНДР приняло решение уничтожить президента Пак Чжон Хи, оказавшегося не такой уж марионеткой США, а потому намного более опасного, чем считал в Пхеньяне. Рейд, правда, сорвался по нелепой случайности, но Сеул принял решение ответить тем же, - и подготовка шла так обстоятельно, что (случай практически невероятный) суровые северные корейцы вышли на южных, принесли извинения и стороны, осудив вопрос, сошлись на том, что подобных эксцессов больше не будет. Ибо низзя.

Собственно, еще и поэтому политики (в кавычках и без) могут за себя в этом смысле не опасаться: жизни г-д Порошенко, Захарченко и прочих турчинопушилиных гарантированы от таких случайностей. Но на той стороне и кроме них достаточно персон, достаточно знаковых, - а возможно,  подобно полковнику Павлову, и труднозаменимых, исчезновение которых могло бы стать очень убедительным сигналом  на предмет все того же "низзя". Разумеется, при полной неясности, что же случилось. И это, безусловно, - при полной неясности, - пошло бы на пользу "республикам".

И не надо, Бога ради, не надо про "мы не такие"; все такие, а этические коллизии - это, уж извините, в шесть часов вечера после войны. Если, конечно, игра не в поддавки.

http://polynkov.livejournal.com/1445362.html

http://putnik1.livejournal.com/5450018.html