Как-то в предыдущем материале совершенно незаслуженно в стороне осталось рассмотрение геополитических особенностей Дальневосточно-Тихоокеанского региона. Кроме разве что курьеза с поведением США в отношении островов Спратли. А между тем регион не только ключевой в будущих мировых раскладах, в нем и сейчас происходят иногда явные, иногда скрытые из глаз серьезнейшие изменения и движения. Помимо всего прочего мы имеем в этой части мира сразу несколько замороженных конфликтов, активизация которых способна очень сильно взорвать весь регион. Это внутрикитайские терки по линии КНР-Тайвань.

Межкорейский конфликт, вялотекущий, но очень старый конфликт Китай-Япония, напряженные отношения Китая с Вьетнамом. Ну и, разумеется, спор России и Японии вокруг Курил, препятствующий заключению мирного договора. И это только основные. Есть и множество более мелких, но активно педалирующихся США, поскольку именно они позволяют Америке держать руку на пульсе по эту сторону Тихого океана. Все эти конфликты, повторюсь, внешне находятся в спящем состоянии, но после показательного единства России и Китая в Москве 9 мая этого года в регионе мгновенно началась активная движуха.

Сначала в Японии заявили, что с нетерпением ждут у себя Путина по поводу заключения мирного договора и решения территориальной проблемы. При этом Россия ничем в последнее время не давала понять, что ее позиция по этому вопросу может быть как-то изменена. Возможно, Кремль и был бы согласен на (условно) разделение четверки островов по зонам ответственности или придания всей группе экстерриториального статуса, но уж точно не в обмен на простой мирный договор, который является своего рода символом, но не имеет практического значения. Тут как минимум требуется признание Японией своего вассалитета. Сейчас это кажется невозможным и даже абсурдным, но в реальности все не так, как кажется.

Проблема Японии достаточно очевидна. Точнее их несколько.

Во-первых, каждая нация в лице своей элиты и руководства в первую очередь обязана думать о своем будущем. И здесь высшим приоритетом является то, чтобы это будущее вообще «имело место быть». Можно прогнуться, побыть бедным и слабым и иметь шанс на последующее возрождение и величие, но только в том случае, если нация все еще жива. А вот с этим у Японии имеются большие проблемы. Площадь имеющихся островов уже слишком мала, для обеспечения дальнейшего развития государства. Высочайшая сейсмическая активность этих островов подвергает население страны постоянным рискам.

Кроме того, та же сейсмическая активность не позволяет строить хоть сколько-нибудь надежные убежища на случай глобальной ядерной заварушки. А два ближайших соседа в случае чего гарантированно окажутся ее активными участниками. Плюс ко всему страна полностью лишена природных ресурсов и на сто процентов зависит от внешних поставок, включая продовольствие. И, наконец, «фукусимская история» до сих пор не закрыта и ее окончательные последствия далеко не ясны. А они могут оказаться куда хуже успокоительных или успокаивающих выводов местных политиков. Разрешение всех этих проблем лежит только в одной плоскости.

Для выживания японской нации срочно нужна дополнительная территория, или, как раньше говорили, жизненное пространство, при этом обязательно на континенте, а не на островах. Острова не более, чем отсрочка с сохранением всех известных рисков. Найти эту территорию можно только в Китае или в России, любые иные варианты слишком удалены от корневой территории, чтобы надеяться на долговременное сохранение единой системы.

При этом обе страны в отличие от Японии ядерным оружием обладают. Но даже если этот фактор теоретически мог бы быть нивелирован поддержкой США (хотя вряд ли), то и без него шансы Японии в войне против любой из стран крайне сомнительны. И это если брать страны по отдельности. В случае же союза Россия-Китай этих шансов нет в принципе. Отсюда единственный выход из ситуации – договориться полюбовно, причем с позиции именно просителя.

С Китаем сложнее. У него и инфраструктура в прибрежных даже северных районах уже имеется, и населения своего в достатке, да и история взаимных отношений далека от дружелюбной. Слишком уж много японцы в свое время выпили китайской крови. С Россией вопрос стоит несколько иначе. Территорий на нашем Дальнем востоке, без населения и совершенно необжитых в принципе полно. И при наличии интересных для нас условий их аренда японцами или иной вид совместного использования теоретически не исключается.

Другой момент, в чем именно состоит наш интерес. Если кто помнит, пару лет назад активно муссировался вопрос о передаче в аренду выходцам из ЮВА примерно 20 млн. кв. км. приграничных с Китаем земель. В качестве потенциальных арендаторов назывались японцы, филиппинцы и даже сингапурцы. Ну последние сами вряд ли к нам в тайгу поедут, а вот поставить за себя рабочих-малайцев легко. Потом разговоры стихли, видимо процесс зашел в тупик, или сторонами была взята пауза на осмысление.

А смысл в этой операции был для всех. С нашей стороны, это относительная гарантия против китайского проникновения. Это для нас все азиаты на одно лицо, а между ними имеется ряд серьезных, в том числе мировоззренческих противоречий. Плюс для нас это доходы от аренды и освоение, в том числе инфраструктурное, НАШИХ территорий в том регионе, а также все то, что можно получить с арендаторов за сам факт такого договора. Особенно с японцев. Я уже когда-то писал, что фактически для Японии единственный шанс спасти себя как нация в долгосрочной перспективе это именно стать вассалом России.

И здесь мы подходим к моменту, который у нас «во-вторых». Сам факт служения сильному для японской философии не является чем-то неприемлемым. Самураи легко нанимались на службу к дайме, признавая его силу и влияние. И чем сильнее был твой сеньор, тем важнее был статус его воинов-слуг, тем почетнее была сама служба. Собственно и сегодняшний вассальный статус по отношению к США со времен окончания ВМВ для японцев формально не является особенно унизительным.

Другой момент, как это произошло, и во что для страны в итоге вылилось. Вообще для Японии наилучшим способом обеспечить себе будущее было бы стать вассалом СССР сразу после войны. Во-первых, это американцы, а не мы сбросили на них ядерные бомбы, а такое не забывается. Во-вторых, именно СССР показал в войне с Квантунской армией свое подавляющее превосходство. Особенно с учетом того, что до этого сами японцы мутузили китайские армии Мао и Чан Кайши как хотели. Поражение же от США на тихоокеанском театре военных действий явилось в гораздо большей степени следствием стратегических просчетов самих японцев, нежели мощи и героизма американских военных. И японцы это отлично осознают. В-третьих, солидарный тип традиционного японского общества, как ни странно, гораздо ближе к социализму, нежели капитализму американского типа.

Другое дело, что политика это искусство возможного, а СССР был не в том положении, чтобы претендовать на статус японского сеньора в то время. Затем СССР развалился, проявив по японским понятиям свою слабость и поражение по отношению к их сеньору-США, и лишь теперь с ростом влияния России в мире и началом заката гегемонии США ситуация начала быстро меняться. Впрочем, может статься, что это прекрасно, что отношения не сложились в середине 20-го века. Будь иначе, и с развалом СССР все могло обернуться куда хуже для нас и с непонятными перспективами для самой Японии.

Разумеется, этот процесс нельзя воспринимать, как мгновенный или даже быстрый. Существует огромное количество трудностей для формализации и проявления имеющихся процессов сближения. В том числе и чисто психологического характера. Необходимо изобрести такие внешние формы договоренностей, которые могли бы обеим сторонам не только не потерять, но и «приобрести лицо» в первую очередь перед своими народами.

Здесь стоит отметить еще ряд важных моментов с точки зрения именно Японии. В 70-х годах прошлого века Япония за счет своего быстрого экономического развития и накопления финансовых ресурсов попыталась решить проблему скрытым способом. Основных направления было два.

Первое предусматривало активную экспансию японских компаний в страны ЮВА, что одновременно вело к образованию в этих странах многочисленных анклавов с преимущественно японским населением. Этакая тихая неоколониальная экспансия без нарушения государственных суверенитетов.

Второе означало экспансию японского капитала в США, скупку основных имущественных и производственных активов в этой стране и распространение своего влияния на США во всех сферах жизни. От криминальной через экспорт дочерних кланов якудзы до официальной политической. Если кто помнит, то в то время то и дело СМИ кричали о том, что Япония на корню скупает Америку, японские банки занимают чуть ли не все места в первой десятке мировых и так далее. Об этом процессе в своем время даже Голливудом было снято множество фильмов, а уж аналитических статуей и прогнозов написано тысячи. Но оба метода экспансии дали критический сбой.

Бурное развитие экономики Китая помешало японским компаниям в ЮВА достичь того успеха, на который был расчет, а в США с отказом от золотого обеспечения доллара и нарастанием денежной массы, продуцируемой сначала кредитной экспансией, а затем и печатным станком капиталы Японии затерялись в общей массе и не смогли обеспечить необходимого уровня влияния на политические процессы. Более того, США удалось перенаправить капитальные потоки Японии, сделав их главным источником финансирования своего государственного долга, а саму Японию превратив в заложника собственного финансового процветания. Чем заработали еще одну «черную метку» в сознании японской элиты.

Немаловажную роль играет и тот факт, что фактически японское общество, простите меня за грубую откровенность, последние десятилетия находится в состоянии классической шизофрении. Традиционное мировоззрение и философия и навязанный западный образ жизни при том, что Япония так и не превратилась в классическое общество потребления, давно находятся в серьезнейшем внутреннем противоречии, не находящем легального выхода. И японская элита это прекрасно осознает. Укрепление связей именно с Россией, где пусть и в меньшей степени, но присутствуют те же процессы, могло бы стать идеальным выходом из тупика.

Тем более, что Россия и Япония органически дополняют друг друга еще лучше, нежели Россия и Китай. У нас всегда существовало множество талантливых изобретателей, способных на создание разового шедевра, но с превращением его в массовую технологию неизменно имелась куча неразрешимых проблем. В Японии строго наоборот. Нация практически не приспособлена к оригинальному созидательному творчеству, но все созданное кем-то другим прекрасно способна довести до технического совершенства и создать его эффективное массовое производство.

В этой связи особенную пикантность представляет собой строительство космодрома «Восточный» в непосредственной близости от данного региона. Не исключаю, что через небольшой промежуток времени появятся совместные российско-японские программы по освоению космоса. Хотя каких-либо данных на этот счет пока не имею.

Наконец, как для России, так и для Японии союзные отношения явились бы достаточным для противодействия избыточному усилению Китая и гарантом стабильности в регионе. Кстати, Китай тоже готов поиграть в миротворца и успокоителя региональных проблем. Буквально на днях Си Цзиньпин выступил с предложением к Японии забыть старые обиды и установить прочные дружественные отношения между странами. Целями здесь являются сразу же стремление Китая не дать актуализироваться конфликту между Китаем и Японией, который может быть спровоцирован США, а также не дать слишком укрепиться отношениям между Японией и Россий, что также может угрожать доминированию Китая в регионе.

Больше всего эти движения возбудили США. Как ни крути, но для них, с одной стороны, претендующих на лидерство, а по факту на менторство везде и всюду, в том числе и на Тихом океане, а, с другой стороны, находящихся все же достаточно далеко от места событий по другую сторону океана, крайне важно именно сохранение между всеми странами региона противоречивых напряженных отношений. Только в этих условиях они в состоянии претендовать на роль посредникам и арбитра в разрешении споров. Не случайно сразу же после приглашения Путина в Японию последовала гневная реплика Госдепа на тему, что «Японии не следует вести дела с Россией, так как Россия виновата и должна быть наказана». Я печально известный баламут Сорос тут же добавил, «что Китай якобы спит и видит, как бы ему напасть на беззащитную Японию, которую, конечно же, только доблестные американские морпехи и могут защитить от полчищ китайских оккупантов».

Несколько слов о Тайване. США в свое время сделали на него большую ставку, как на форпост в возможном противостоянии с Китаем. Однако, фактически военного конфликта с Тайванем не боится даже Тайвань. Скорее до сих пор идут своего рода игры вокруг того, на каких условиях элита Тайваня может быть вписана в общую китайскую элиту. Не более того. Экономически Тайвань давно нежизнеспособен без Китая. Большая часть его производств и финансов давно на континенте. А сохранение внешней политической напряженности лишь дань традициям и использование США в качестве дойной коровы.

Теперь, чтобы не уходить далеко, перенесемся в Корею. Здесь мы наблюдаем почти такую же как в Японии картину противоречия между накопленным экономическим потенциалом и имеющимся жизненным пространством. Речь, конечно же о Южной Корее. При этом в наличии имеется еще и разделенность нации надвое, доставшееся в наследство от Корейской войны 50-х годов. Фактически это тот же Вьетнам, только с замороженным разделением. При этом обе части Кореи прекрасно понимают, что разделение страны и народа вредит в первую очередь именно им, а пользуются этим совершенно иные. Если теоретически сложить экономический потенциал Южной и военный потенциал Северной Кореи, то при всех прочих проблемах в регионе вполне мог бы появиться дополнительный независимый Игрок.

Другое дело, что этот процесс еще больше осложнен и запутан, нежели в отношении Японии. Наметившееся расхождение Китая и США автоматически начинает работать на увеличение проблем между Кореями. Северная фактически является вассалом Китая, без которого ее будущее крайне сомнительно в принципе. Южная не прожила бы и недели без военной помощи США. И существует очень большая опасность, что США рано или поздно попробуют натравить через провокации Северную Корею на Южную, чтобы развязать в регионе большой конфликт со своим непосредственным участием.

Дело в том, что войны между Кореями с вовлечением в нее Китая и США с двух сторон способна стать практическим тестом на реальное соотношение сил этих стран без особой боязни применения ЯО. Это интересно как США, которые видят планомерное усиление армии Китая, но все еще помнят о том, что традиционно китайцы как бойцы не представляют из себя ничего особенного, так и Китаю, который тоже был бы при случае не против проверить качество подготовки своей армии на относительно небольшом полигоне без угрозы полноценной войны с США.

Причем, этот конфликт может быть спровоцирован США достаточно быстро, поскольку планомерное военное усиление легко может сделать даже такой тест крайне опасным для самих США в обозримом будущем. Все это делает Корейский полуостров наиболее горячей геополитической точкой во всем дальневосточном регионе.

Чуть южнее интересные события разворачиваются и во Вьетнаме. В свое время после окончания войны за объединение страны Вьетнам стал настоящим форпостом СССР в регионе. Затем в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века отношения между нашими странами в том числе и не без помощи США существенно охладели. А с развалом СССР Россия почти потеряла на регион какое-либо влияние. И так происходило до последнего времени. При этом вьетнамцы по-прежнему достаточно дружественно воспринимают нашу страну, однако, перестали в ней видеть защиту в своем конфликте с Китаем, отношения с которым у Вьетнама далеко не дружеские.

Китай считает себя главной геополитической силой во всей Восточной и Юго-Восточной Азии, а потому претендует на роль силы, с которой все прочие обязаны считаться и действовать в русле именно его политики. Вьетнам же считает себя независимой силой, главной в Индокитае (Вьетнам, Лаос, Камбоджа) и не стремится к вассалитету по отношению к Северному гиганту. Потеряв надежную защиту в лице СССР, Вьетнам принялся искать таковую у США, аккуратно балансируя между сразу тремя центрами силы – Китаем, США и Россией. И так было довольно долго, пока США не стали все больше, как престарелый Акелла, промахиваться, а Китай не решил прочно подружиться с Россией.

В этих условиях Вьетнам был вынужден активизировать свои усилия по сохранению политической независимости и вновь бросился в объятия России. Именно с этим связаны договоренности о возврате России в Камрань, как и недавнее соглашение об экономическом партнерстве с ЕАЭС. Процесс еще не завершен и не оформлен, но его контуры уже просматриваются.

В заключение стоит остановиться на экономическом аспекте геополитических баталий в Азиатско-тихоокеанском регионе. Здесь наиболее заметным явлением стала презентация Китаем Азиатского банка инфтаструктурных инвестиций. Значение этого создаваемого финансового института пока до конца не определено. Считается, что он может стать прообразом нового Всемирного банка, а заодно и МВФ в части финансирования экономического развития государств региона. А с учетом того, что именно в Азии протекают самые значимые экономические процессы, то не исключено распространение его влияния постепенно и на весь мир.

При этом надо понимать, что этот банк создается именно Китаем для упрочения своего мирового экономического лидерства. И заявленные им условия членства не оставляют в этом никаких сомнений. Лишь 25% капитала будет принадлежать совокупно Неазиатским странам (включая всю Европу, Латинскую Америку и США). Россия при этом входит в состав именно Азиатских членов банка (внутри 75%). Фактически это ответ Китая США, не пожелавшим расстаться со своим влиянием в старых финансовых институтах (МВФ и ВБ).

Значение этого банка, как и прочих экономических и политических союзов, инициируемых Китаем, не стоит недооценивать. Идет, и идет очень активно, формирование множественных межгосударственных площадок, призванных стать институциональной базой для установления порядка и разрешения конфликтов на основе китайского, а не американского лидерства. И здесь у Китая есть все шансы на успех.

Во-первых, та же Россия заняла позицию поддержки китайских инициатив, а не препятствования им. Во-вторых, примерно ту же позицию была вынуждена занять и Британия, очень активно присутствующая интересами в регионе, как через Гонконг, так и через Австралию и завязанная экономически на Китай в очень большой степени. В-третьих, все страны региона в свою очередь числят Китай главным экономическим партнером, а также все больше попадающие именно от него в экономическую и финансовую зависимость. В-четвертых, у США практически не осталось инструментов противодействия распространению китайского влияния в регионе, кроме силового. Да и он становится с каждым днем все сомнительнее.

И в этом США видят для себя колоссальную угрозу. Причем, не только и даже не столько в отношении стран Азии, сколько в отношении стран Латинской Америки. То есть территории, которую все без исключения силы американской политики считают именно своей вотчиной. А Китай уже сегодня является для стран Латинской Америки торговым партнером номер один.

Причем, интерес в поставках обоюдный и насыщенный товарами, а потому в перспективе вообще легко обойдется даже без посредства доллара, как финансовой единицы расчетов. Кроме того, заявленное строительство канала между Атлантикой и Тихим океаном через территорию Накарагуа, в котором никарагуанцы предоставляют территорию и рабочую силу, Китай деньги и технику, а Россия военную защиту от провокаций и терактов, выглядит уже неприкрытой угрозой для США, понятной любому недалекому американскому избирателю. Следовательно, угрожает уже и внутреннему спокойствию в самих США.

Если кратко суммировать все сказанное, то становится понятным четыре момента.

1. Зона Восточной и Юго-восточной Азии, как и вся зона Тихого океана готовится стать зоной наиболее острых геополитических баталий за будущее лидерство в мире.

2. На сегодняшний день именно Китай является ведущей и наиболее активной геополитической силой в регионе, выбравшей его для проявления и утверждения себя в мире.

3. США занимают в этом регионе все более слабеющие позиции, которые угрожают не только лидерству США в будущем, но и их существованию в качестве одного из мировых центров силы. В виду этого уже в ближайшие годы стоит ждать от США в регионе активизации их политики, попыток вернуть статус-кво, в том числе и путем различных военных провокаций. Одновременно влияние США в других регионах мира будет уменьшаться пропорционально тому, как их активность будет смещаться в Тихий океан.

4. С учетом того, что все прочие Игроки тихоокеанского региона уже нашли между собой точки соприкосновения и согласования взаимных интересов, усилия США по доминированию обречены.

http://chipstone.livejournal.com/1262046.html