Дайте государству 20 лет покоя и кризисы

Наверное, нет в России ни одного образованного человека, которому не была бы известна фраза, сказанная Петром Аркадьевичем Столыпиным: «Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России». Причем, как этот не удивительно, подобное высказывание любят не только монархисты – для которых оно является естественным. Нет, его повторяют практически все, кому не лень – начиная от лоялистов и заканчивая… «либералами». Кстати, именно последние, по сути, и «ввели» данную фразу  в жизнь – причем, вместе с ее автором.

Поскольку, если кто помнит, то еще не так давно – по историческим меркам, конечно, то есть, лет двадцать назад – фигура Петра Аркадьевича была для российской либеральной общественности почти сакральной. Как же – автор знаменитой «столыпинской реформы», той самой, что, будь она реализована, спасла бы Россию от проклятых большевиков.

Правда, о том, что в реальности указанная «реформа» треском провалилась – из общины вышло менее четверти крестьян, а заселение Сибири оказалось чисто условным – «либералы» обычно умалчивали. Да и не интересно было им это – что стоят какие-то крестьяне, если речь идет о человеке, боровшимся с самым большим злом на Земле. (С революционерами, которые, почему-то, решили, что «лучшие люди» не заслуживают тех благ и привилегий, которые они имели в свое время.)

Именно поэтому Столыпину прощали все – не только «столыпинскую реформу», но и «столыпинские галстуки», кстати,  столь ужаснувшие либеральную интеллигенцию в свое время. Да и вообще, довольно забавный факт либеральной поддержки Сталыпина состоит в том, что указанный деятель был рьяным… антилибералом. В том смысле, что считал своим долгом бороться с проявлениями тех идей, которые для любого человека, придерживающегося либеральных взглядов, должны считаться базовыми. (В смысле свобод печати, собраний и, уж тем более, совести!)

Впрочем, последнее неудивительно, поскольку,  как уже не раз говорилось, реально современные «либералы» - никакие не либералы, а самые банальные антисоветчики-западники. (А точнее, «ультраантисоветчики-ультразападники», отличающиеся от большинства антисоветчиков-западников только колоссальной упертостью, доходящей до идиотизма.) Впрочем, обсуждать и либералов, и Столыпина надо отдельно. Тут же стоит обратить внимание на несколько иной факт. А именно – на упомянутую вначале фразу, которая, как не удивительно, прекрасно характеризует базовые особенности пресловутого «правого дискурса». И для понимания смысла последней отметить, что в реальности никто указанных «спокойных 20 лет» России не дал. Более того – ей не дали и 10 лет столь желанного «покоя». Причем, вовсе не проклятые большевики и тому подобные «смутьяны» и революционеры, и даже не имеющиеся в стране либералы вместе с консерваторами. Ей не дала этого времени сама история.

Поскольку несколько ранее десятилетнего срока (если считать от 1906 года)– а именно, в августе 1914 года – Российская Империя оказалась вовлечена в Первую Мировую войну. Выйти из которой ей было не суждено, а точнее – суждено, но только «переродившись» в новое, Советское государство. Причем избежать указанного действа страна никак не могла – впрочем, вместе с огромным множеством иных государств. Собственно, данная война не даром именовалась Мировой, поскольку она не ограничивалась какими-то отдельными, локальными государствами, а охватывала практически весь мир – от Канады до Японии.

Причины подобного состояния уже не раз разбирались (в том числе и мною), поэтому тут о них будет сказано очень кратко. А именно: поскольку развитие капитала требует непрерывного увеличения рынков, а последние достаточно ограничены, то уровень конкуренции за указанный ресурс неизбежно возрастает. А значит, рано или поздно приходит к такому состоянию, в котором перестает касаться исключительно экономики и охватывает все сферы жизни – вплоть до военной.

Собственно, именно это и случилось в 1914 году, когда германский капитализм, достигший империалистической стадии – то есть, состояния, когда вся государственная система работает исключительно на нужды капитала – схлестнулся с подобным же британским империализмом. (А точнее, вначале с империализмом французским – но это несущественно.) Причем, попутно эта битва гигантов захватила и все близлежащие страны – экономически тесно связанные с указанными центрами.

В число последних попала и Россия – поскольку, во-первых, многие отрасли страны просто контролировались англо-французскими владельцами. (Суммарный капитал которых был больше, нежели у немецких «контроллеров».) А, во-вторых, поскольку местный, пускай более слабый, но, все равно, имеющий значение капитал так же находился в конкурентном отношении к капиталу Германии. (И находящейся под влиянием последней Австро-Венгрии.) В том плане, что он так же желал приобретения влияния над Восточной Европой – что и маскировалось знаменитой идеей «Креста над Святой Софией».

Как устроено российское общество
В статье:

Скрытая реальность в России
В статье:
Скрытые пружины России
В статье:
Построение нации в России

В любом случае ожидать, что страна, которая столь тесно вовлечена в мировую экономическую систему, сможет остаться в стороне от грядущей бойни, было бы потрясающей глупостью. Но ведь именно на это и надеялся помянутый в начале Столыпин, планируя свои реформы! Он считал, что, по каким-то причинам, Россия должна получить указанные «два десятилетия покоя». То есть, жизни без кризисов, войн и прочих неприятностей – благодаря чему местная экономика должна была получить необычайный скачок развития.

Правда, как уже было сказано, даже на начальном этапе этого скачка, по какой-то причине, ничего особенного не получалось – то есть, какое-то развитие шло, но явно недостаточное для того, чтобы выступить тем драйвером, что способен вытащить экономику России из навалившихся на нее проблем. (И это не говоря уж о том, что значительная часть российского экономического роста обеспечивалась уже помянутыми «иностранными инвестициями» - то есть, прямым переходом целых отраслей под иностранный контроль.) Но, тем не менее, указанное состояние было всего лишь затишьем перед грядущей бурей.

В любом случае, катастрофа, случившаяся с Россией через три года после начала Мировой войны, прекрасно показала, что даже в идеальном случае «столыпинская модель» не стоит выеденного яйца. В вот тут мы подходим к самому важному. А именно –к тому, что выстраивание теорий, концепций и моделей исходя из «двадцати мирных лет» характерно не только для Петра Аркадьевича Столыпина – но вообще, для всех правых. Собственно, это есть одна из их отличительных особенностей и одно из главных слабых мест в «правых идеях» - поскольку, согласно им, все кризисы, войны и прочие неприятности носят исключительно несистемный характер.

В том смысле, что вызываются или случайными событиями: ну, там недальновидностью политических деятелей, внутренними интригами – вплоть до природных бедствий. Либо сознательными действиями неких «внешних сил». Например, опять же, применительно к Российской Империи – работой «германского Генштаба», «английской разведки», «масонских лож» и прочих подобных организаций, не важно, мифических или нет.

А так, если не «ничего не мешало» – то было бы благоденствие под скипетром «Белого Царя». То есть – не важно, что в сельском хозяйстве агротехника в это время находилась на уровне XVII века, что производство прибавочной стоимости падает день ото дня, что промышленность все сильнее переходила под контроль иностранного капитала, а большая часть аристократии лишь проживала свои капиталы, что казнокрадство и коррупция достигали такого уровня, при котором говорить об государственных интересах, не связанных с интересами конкретных фамилий было вообще невозможно…

Ну, и т.д., и т.п. – в том смысле, что указанный местный кризис «Петровского служилого государства» наложился на всемирный кризис (тот, что привел к Первой Мировой войне), и поставил Россию на грань выживания. Все это второстепенно, а главное – та самая «англичанка». (Которая, по какой-то причине, не могла поставить Россию на колени во времена Крымской войны – а тут вдруг привела к разрушению устоев и начале Революции.)

Объяснение данных таблицы
В статье:

Царствование Николая Второго в цифрах
А так же в статье:
Смертность в царской России
А так же в статье:
Как питались крестьяне при царе
А так же в статье:
Детская смертность России при царе
А так же в статье:
Кормила ли Россия Европу?
А так же в статье:
Алкогольная смертность при царе в России
А так же в статье:
Внук Николая I о России перед революцией

Впрочем, как можно легко догадаться, данный вопрос имеет не только историческое значение. В том смысле, что подобную реакцию правые показывают практически всегда и везде – вне зависимости от стран и эпох. Например, для современных правых так же является откровением наличие экономических кризисов. В том смысле, что каждый раз с их начала они начинают отчаянно искать причины возникновения данных коллизий – и, что самое интересное, находят.

После чего заявляют, что этот урок учли, и что больше такое никогда не повторится. И так вот уже более полутора столетий! Или – если взять несколько иную область – правые в самых разных странах постоянно удивляются, почему же «нас не любят в мире». В смысле, граждане одной страны не понимают, почему граждане другой страны относятся к ним плохо. Это, кстати, так же универсальное явление – к примеру, американцев не любят в 90% государств земного шара. Но те привыкли, а точнее, создали для себя некий «виртуальный мир» - тот самый, голливудский, в котором США в очередной раз «спасают Землю» - и живут в основном в нем.

А вот «наши» - то есть, российские правые – этого еще не сделали, и поэтому постоянно страдают от пресловутой «русофобии». В результате чего одни из них – те, что «либералы» - предлагают сдаться и стать «хорошими для всех». (За счет народа, разумеется.) А другие – «патриоты» - напротив, собираются то ли силой «заставить весь мир любить нас», то ли – напротив, закрыться от него, построив забор вокруг границы. О том, что, в общем-то, всеобщая нелюбовь есть норма для классового общества – в котором каждый старается сожрать каждого – ни те, ни другие, разумеется, не задумываются.

Впрочем, понятно, что это – тема уже для другого разговора. А тут, завершая вышесказанное, стоит понять одно: то, что жизнь «без кризисов» - то есть, то состояние, который правые считают «нормой» – есть ни что иное, как утопия. Которое невозможно нигде и никогда – поскольку мир, как уже не раз говорилось, есть явление диалектическое. А значит, все обвинения правыми левых в «утопизме», по умолчанию, выглядят крайне смешными –кто бы говорил!

Кстати, признание неизбежности кризисов вовсе  не значит, что кризисы могут быть исключительно разрушительными, так же, как и то, что прохождение их всегда должно быть чревато катастрофой. Разумеется, нет – но об этом так же надо говорить отдельно…

https://anlazz.livejournal.com/262157.html

Опубликовано 21 Мар 2018 в 15:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.