В Тверской области 14 июня 2012 года около 14 часов в машинном зале 1-й очереди Калининской АЭС, которая располагается ровно посередине между Москвой и Санкт-Петербургом, произошла авария. На ремонтной площадке с высоты порядка десяти метров рухнул укрупненный модуль конденсатора турбогенератора весом 108 тонн!!! Только случайность или Божий промысел позволил избежать взрыва, по сравнению с которым Чернобыль показался бы шалостью. Судьба таких городов как Великий Новгород, Тверь, Смоленск, Санкт-Петербург, Москва после такого взрыва могла быть под большим вопросом.

В результате падения оказались пробиты ремонтная площадка машинного зала на отметке «0» и сам модуль турбогенератора. Это оборудование готовилось к замене летом. По счастливой случайности никто не пострадал, и блок модулей упал, не доехав до работающей турбины, над которой проходил путь транспортировки.

Последствия произошедшего еще неизвестны, все находится в том же состоянии, развалы не разобраны. Однако, по заверению администрации АЭС, других технических повреждений не обнаружено, и все четыре энергоблока продолжают работать в штатном режиме.

Правда, сотрудники АЭС не разделяют оптимизма своего руководства. Вот что пишут люди на сайте www.proatom.ru: «…Если бы первое касание произошло сверху, то этот упавший груз полетел бы в сторону озера, а ротор турбины (и генератора), скорее всего, полетел бы пулей в сторону оболочки реактора. Их траектория могла быть какой угодно (в зависимости от места падения груза), и совсем не факт, что оболочка смогла бы поймать и удержать этот «снаряд», ибо там не одна сотня тонн.

А если учесть неизбежный взрыв из-за мгновенной разгерметизации охлаждаемого водородом генератора, находящегося под напряжением, то делается не по себе. В общем, Чернобыль - это семечки по сравнению с тем, что могло получиться. А стояли мы от этой страшной катастрофы всего в нескольких секундах (или метрах)».

К этой аварии концерн "Росатом" во главе с Сергеем Кириенко шел давно. Федеральное агентство по атомной энергии России (ФААЭ) вместо ученого-атомщика Александра Румянцева возглавил Сергей Кириенко 16 ноября 2005 года. Спустя год атомное агентство вступило на путь преобразования в госкорпорацию "Росатом".

Вот, что я писал после аномально жаркого лета в конце сентября 2010 года.

«Жара лета 2010 года выявила системные ошибки в экономической модели, созданной за годы реформ в России, которые могут привести к глобальным катастрофам и инфраструктурному коллапсу. Выявились две проблемы: одна техническая, другая организационная. Первая, техническая, причина в том, что наши энергетические сети не рассчитаны на то, чтобы выдерживать такую температуру в течение длительного времени.

К примеру, за период жары и после него на Калининской атомной станции в Удомле Тверской области случилось 4 инцидента с аварийным отключением энергоблоков. Сами понимаете, это не шутки. По сообщению Управления информации и общественных связей ОАО «Концерн Росэнергоатом»: «23 июля 2010 года в 15 часов 22 минут энергоблок 1 Калининской АЭС был остановлен в связи с возникшим пожаром на открытом распределительном устройстве (ОРУ) 750 кВ. В 15 часов 45 минут действиями расчётов Пожарных частей 8 и 14 пожар потушен. Причина возгорания устанавливается. 19 августа 2010 года в 10 ч 24 мин. действием автоматической защиты остановлен энергоблок 2 Калининской АЭС из-за неисправности в турбопитательном насосе. 19 августа 2010 года в 10 ч 40 мин действием автоматической защиты отключен блок 1 в связи с неисправностью генератора.

Остановки энергоблоков произошли по независимым причинам. 6 сентября 2010 года в 20 часов 12 минут действием автоматической защиты отключился от сети турбогенератор энергоблока 2. Причины отключения турбогенератора выясняются». Пока радиационный фон в районе расположения атомной станции находится на уровне, соответствующем нормальной эксплуатации энергоблоков. Но если эти аварии будут продолжаться?

Калининская АЭС является филиалом ОАО «Концерн Росэнергоатом». В составе Калининской атомной станции три действующих энергоблока с водо-водяными энергетическими реакторами (ВВЭР-1000) мощностью 1000 МВт каждый. Ведется строительство энергоблока 4, пуск которого был запланирован в конце 2011 года. Этот блок торжественно открыл Владимир Путин, это событие показали по телевизору, но блок до сих пор в штатном режиме не работает.

Вторая организационная причина в том, что сама реформа энергетики привела к тому, что сложилась система монопольных энергетических компаний, которые функционируют вне рынка, но при этом отсутствуют механизмы регулирования их затрат. В результате руководители этих компаний заинтересованы до бесконечности повышать тарифы, но не мотивированы повышать эффективность своих компаний и производить модернизацию.

Как функционирует сегодня энергетика в России? Существуют так называемые генерирующие компании, которые поставляют энергию на оптовый рынок. У них покупают электроэнергию созданные в регионах энергетические сбытовые компании. Эти компании собирают деньги с потребителей. При этом они располагают часто только офисом и компьютерами. Для того чтобы доставить электроэнергию до потребителей, этот посредник нанимает Облэнерго, в подчинении которого - подстанции и электрические сети.

Чтобы регион развивался, чтобы строились новые заводы и города, необходимо электрические сети развивать и модернизировать. Но у Облэнерго достаточных денег нет, так как они живут на отчисления от сбытовых компаний. Те же, оперируя огромными финансами, по существу, превратились в суррогатные банки, которые запускают деньги на финансовые рынки и получают дополнительные прибыли, оперируя деньгами энергетиков.

Собранные средства с населения и предприятий тратятся по большей части на администрирование системы, воровство и финансовые операции. На модернизацию электрических сетей денег нет и в принципе при такой организации их возникнуть не может. Экономика в таких условиях не может быть конкурентоспособной.

По поводу ситуации в КАЭС я неоднократно высказывался, что при прежнем директоре сложилась на этой станции сложная психологическая обстановка в коллективе, уровень менеджмента не соответствовал требованиям, которые должны предъявляться к таким опасным объектам. В самом «Росатоме» сложилась моральная обстановка, когда главное прибыли, а не безопасность и интересы государства. Я не однократно об этом говорил, и повторяю сейчас. В отношении атомных объектов и атомных территорий требуется радикальное изменение подходов. Нас сегодня спас Бог, но он нам дал шанс исправить ситуацию.

Недавно, 24 мая, КАЭС посетили депутаты ГД - председатель подкомитета по законодательному обеспечению использования атомной энергетики Комитета по энергетике Владимир Поцяпун и заместитель председателя Комитета по науке и наукоемким технологиям Алексей Чепа.

В рамках визита состоялось совещание депутатов с представителями Госкорпорации «Росатом», ОАО «Концерн Росэнергоатом» и руководством Калининской АЭС, на котором было заявлено о начале «Опытно-промышленная эксплуатация» блока №4 который является завершающей частью комплекса работ по вводу энергоблока станции в промышленную эксплуатацию.

На совещании также был заслушан доклад нового директора Калининской АЭС Михаила Канышева, в котором он рассказал о реализации программы повышения мощности энергоблоков до 104%. Михаил Канышев характеризуется многими моими знакомыми, как профессионал-атомщик. Но, может быть, все же не будем гнаться за процентами? А попытаемся разобраться в причинах случившегося. Они более глубоки, чем кажутся на первый взгляд.

История о происшествии 14 июня на Калининской АЭС активно обсуждается в тверской блогосфере. В распоряжении нашего сайта оказались эксклюзивные фото с места аварии в машинном зале КАЭС.

В социальных сетях появились фотографии происшествия в Удомле. Как уже писал наш портал, 14 июня в машинном зале первой очереди Калининской АЭС на ремонтной площадке в результате соскальзывания с траверсы укрупненного модуля конденсатора турбогенератора весом около 108 тонн произошло его падение с высоты 4-х метров.

Публикуем фото с места происшествия - возможно, они дадут нашим читателям хоть какое-то представление об аварии.

Фото разрушений здесь: http://www.y-tver.com/?art=3529

Официальные комментарии дал руководитель «Концерна Росэнергоатом» Евгений Романов :

"Что же произошло на самом деле? Много грохота, модуль поврежден, поверхность машзала ремонтной площадки на отметки «0» также повреждена. При этом повреждения систем и технологического оборудования – не было, оборудование машзала как работало, так и работает, энергоблоки находятся в работе, изменений в режиме несения нагрузки не было. Работает комиссия по установлению виновных в инциденте. А само это событие по своим характеристикам не попадает даже под требования обязательного уведомления МАГАТЭ и общественности, так как не является существенным для безопасности.

Каково же было мое удивление, когда я обнаружил в интернете описание «несостоявшегося апокалипсиса» на Калининской станции, и что только «Божий промысел» (цитата) предотвратил «ядерный взрыв» и спас Москву и Санкт Петербург от неминуемой эвакуации. В основе этой версии — предположение, согласно которому блок весом в 108 тонн (!) должны были краном переносить аккурат НАД работающей турбиной. И, мол, если бы в этом случае блок упал на турбину, то неминуемо в результате разрушения защитного корпуса ротор турбины или генератор «полетел бы рикошетом в сторону оболочки реактора» и не факт, что реактор выдержал бы такую экзекуцию.

Несколько моментов, на которые я хочу обратить внимание в связи с этой ситуацией.

1. Главное. Работы по перемещению модуля проводились в пределах ремонтной площадки, расположенной примерно на расстоянии 50 метров от турбины. Станция готовится к летней ремонтной кампании и на площадке концентрируется необходимое оборудование. Кроме того, ни одна транспортная схема, которая существует в проекте производства работ, не предусматривает транспортировку отдельных модулей и вообще каких бы то ни было существенных грузов непосредственно над турбиной. Маршрут, по которому переносятся подобные конструкции, был разработан и согласован с представителями станции, «Турбоатома» (производителя турбины) и других организаций. Подобные расчеты на то и делаются, чтобы в случае подобных и более тяжелых инцидентов основное оборудование не было повреждено.

При любом развитии событий турбина и генератор не могли быть задеты в принципе, а реактор тем более: он вообще территориально находится в другом здании, защищен гермооболочкой из напряженного железобетона толщиной более метра, между реакторным отделением и машинным залом находятся многочисленные сооружения и конструкции. И все рассуждения о полете ротора турбины или генератора с попаданием в реактор являются досужими домыслами неспециалистов, которым, видимо, слава голливудских сценаристов покоя не дает.

2. Теперь о якобы возможном влиянии на центровку ротора турбины. Как я уже упоминал, конструкции, на которых установлена турбина, находятся примерно в 50 метрах от ремонтной площадки. Падение модуля с любой высоты никак не могло привести к каким бы то ни было «гравитационным» воздействиям на турбину.

3. Вообще любая АЭС – это достаточно живучее сооружение, рассчитанное как на внешнее воздействие тяжелых объектов, так и на весьма внушительные землетрясения силой в 7 – 8 баллов. Даже при самом фантастическом и гипотетическом сценарии падение 100-тонного груза на корпус турбины – не самое тяжелое испытание из возможных. Сам корпус рассчитан на то, чтобы выдержать, например, отрыв лопатки ротора – такая ситуация при сверхвысокой скорости вращения и больших физических размерах турбины много хуже.

И еще одно. Многие задаются вопросом: а почему поврежденный модуль до сих пор лежит в машзале? Мол, атомщики в шоке? Отвечаю: но ведь и вы при совершении ДТП не едете в тот же момент в автосервис, а ждете инспектора для определения виновного. Сейчас на станции работает комиссия с максимально широким представительством, цель которой – определение причин и виновных. Как только комиссия закончит работу – приступим к детальному обследованию модуля на предмет его повреждений и транспортировки.

В случившемся нет ничего приятного. Но условия безопасного функционирования станции нарушены не были, все четыре блока находились и находятся в работе. А само это событие по своим характеристикам не попадает даже под требования обязательного уведомления МАГАТЭ и общественности, так как не является существенным для безопасности".

Вот что по этому поводу говорит Ирина Каримова, заместитель начальника ЦОИ КлнАЭС:

Руководитель «Концерна Росэнергоатом» Евгений Романов дал вполне исчерпывающую информацию по поводу случившегося на Калининской АЭС. Да, модуль весом 108 тонн, упал. Но это никакая не катастрофа и не авария. Все четыре энергоблока атомной станции в тот момент работали и продолжают работать на номинальной мощности и в штатном режиме. Я очень долгое время - почти 30 лет - проработала на этой атомной станции, и на сто процентов уверена в ее безопасности и надежности.

Безусловно, никто не говорит, что виноватых в этой истории нет: сейчас работает комиссия по расследованию причин случившегося. Но повторюсь: то, что произошло на ремонтной площадке - технически не могло привести к серьезным последствиям и повлиять на безопасную работу АЭС.

Комментарии официальных лиц убедительны. Но народ продолжает обсуждать ситуацию и со стороны чуть было не случившейся трагедии.

http://gklimov.livejournal.com/299453.html

http://gklimov.livejournal.com/299826.html