Генерал-лейтенант КГБ обвиняет Чубайса и его ведомство

Разбираться будем с помощью доктора исторических наук генерал-лейтенанта Николая Сергеевича Леонова. Как писал он в своей широко известной книге «Крестный путь России», американцы выделили целевым назначением 116 миллионов долларов на работу Российского центра приватизации и его региональных отделений. Щедрость США объясняется тем, что в задачу РЦП входил сбор подробной информации обо всех предприятиях региона или отдельной области и оценка их перспективности для приёма иностранных капиталовложений.

ВСЯ ЭТА ИНФОРМАЦИЯ, КАК ПРАВИЛО, СЕКРЕТНАЯ, ЕСТЕСТВЕННО, СТАНОВИЛАСЬ ДОСТОЯНИЕМ АМЕРИКАНЦЕВ. Когда Государственная Дума спохватилась и попробовала получить ответ о работе и о расходах Центра, а это произошло только в 1994 году, было уже поздно. Информацию возвратить было уже нельзя, а ДЕНЬГИ РАЗОШЛИСЬ ПО КАРМАНАМ ВОРОВСКОЙ КОМАНДЫ ЧУБАЙСА. Во всяком случае, М. Бойко представил «фиговый» листок, в котором только и указал, что он действительно получил из США за период с 1991 по 1994 год 116,6 млн. долларов, из которых было израсходовано 79, 8 млн. долларов. Никаких точных документов, удостоверяющих расходы, не было, как и осталась безвестной судьба «остатка» в почти 40 миллионов долларов. Комитет по приватизации Государственной Думы безвольно провожал глазами бесконечную череду воровских махинаций, в которую вылилась вся драматическая операция по приватизации.

Ельцин, всё-таки в какой-то момент осознав неладное, назначил на место опостылевшего народу Чубайса крутого дальневосточника Владимира Полеванова.

Находясь ещё в дурмане «демократических» грёз, новый начальник Госкомимущества попросил аудиенции у своего предшественника А. Чубайса, который к этому времени был назначен первым заместителем Председателя правительства РФ и формальным куратором своего бывшего ведомства. В. Полеванов открыто, но в доверительном порядке, рассказал о своих впечатлениях по первым неделям работы. О том, что он успел познакомиться с материалами российских спецслужб по практике приватизации, изучил опыт приватизации в бывших социалистических странах Восточной Европы и приходит к выводу: РАЗГОСУДАРСТВЛЕНИЕ ЭКОНОМИКИ В РОССИИ НОСИТ АНТИГОСУДАРСТВЕННЫЙ И АНТИНАРОДНЫЙ ХАРАКТЕР. Разговор кончился фиаско; Полеванова чуть не выгнали из кабинета.

Именно этот разговор был по существу последним идеалистическим вздохом В. Полеванова. Будучи человеком проницательным, он понял всё. Он был упакован как сосиска в хотдоге. Сверху над ним были Чубайс и Черномырдин, а снизу весь созданный А. Чубайсом АППАРАТ, ПИТАВШИЙСЯ АМЕРИКАНСКИМИ ДЕНЬГАМИ И НАСТАВЛЕНИЯМИ. Заместители стали действовать в обход своего нового начальника, о чём немедленно дали знать губернаторы, перепроверявшие распоряжения из Госкомимущества. Пришлось лишить заместителей права распорядительных подписей.

Это вызвало новый всплеск острого недовольства со стороны А. Чубайса, но всё-таки В. Полеванов продолжал бороться, надеясь на поддержку высшего руководства страны.

На рубеже 1994-1995 гг. шла война не на жизнь, а на смерть за алюминиевую промышленность России. С присущей ему прямотой В. Полеванов заявил, что «если подтвердятся предположения, что разгосударствление этих предприятий алюминиевых и оборонных отраслей  противоречит государственным интересам, возможна их национализация». Было выпущено распоряжение ГКИ о приостановлении торговли акциями алюминиевых заводов, чтобы не допустить получения контрольного пакета акций иностранными фирмами. Это было расценено А. Чубайсом как «удар ниже пояса». Смириться даже с теоретической возможностью реприватизации было  выше его сил. Все условности были отброшены, и НАЧАЛАСЬ ОТКРЫТАЯ ТРАВЛЯ ВЛАДИМИРА ПОЛЕВАНОВА В «ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ» ПРЕССЕ, НА ЗАПАДЕ. Проамериканское лобби в России заработало на полных оборотах.

Зажатый со всех сторон Владимир Полеванов отмечал рост преступности, на которую приватизация подействовала, как канистра бензина на тлеющие головешки костра. Около двух тысяч преступлений было совершено в прямой связи с разгосударствлением экономики (это только то, что было раскрыто), из них подавляющее большинство приходилось на взятки, скупку акций наиболее рентабельных предприятий иностранными компаниями с нарушением законодательства.

Прихватить или погибнуть – так было в лихие девяностые. Передел собственности вылился в широкомасштабное сражение, развернувшееся по всей стране, между хищниками всех мастей и оттенков. Среди них были откровенные уголовные элементы и люди пока без судимостей, но ГОТОВЫЕ ДЕЙСТВОВАТЬ БЕЗ ОГЛЯДКИ НА ЗАКОНЫ, 40-50 убийств за одну неделю в любой из промышленно развитых областей (Екатеринбург, Санкт-Петербург, Москва и другие) считались нормой. Тогдашний председатель Федеральной службы контрразведки Сергей Степашин, выступая в Думе 18 ноября 1994 г., прямо признал:

«Да, идёт война, настоящая война, с массовыми убийствами». Спустя 6 лет, уже в 2000 г., первый заместитель министра внутренних дел России Владимир Козлов в интервью «Московским новостям» (№ 44 за 7-14 ноября 2000 г.) признал, что 40 % российской экономики криминализировано, т.е. контролируется. Он сказал: «Все мы в своё время очень сильно упустили момент приватизации. Криминальные группировки буквально разрывают государственную собственность…Чаще всего большинство акций вновь организуемых акционерных обществ принадлежит лидеру организованной преступной структуры или представителю. Сейчас модно: кто-то из головки этого преступного сообщества находится на Западе, открывает там офшорные компании, а потом это называется «западные инвестиции».

Массовый шпионаж под началом Чубайса

Вот мы и дошли до самого главного. Всё закольцовывается.

Под прикрытием приватизационного процесса нашей стране был нанесён огромный ущерб в сфере национальной безопасности. В силу острого военно-политического противостояния СССР и США и в результате жёстких блокадных мер, введённых западными странами на торговлю и обмен технологией, могущей быть использованной в военной технике, развитие военно-промышленных комплексов двух супердержав развивалось в огромной степени самостоятельно и независимо друг от друга.

Усилия разведок обеих стран по добыванию военно-технических секретов соперников лишь в небольшой степени компенсировали этот естественный разрыв двух самостоятельных ветвей гонки вооружений. У нас были разные типы стрелковых вооружений, бронетехники, авиации, военно-морских сил, ракетного вооружения. Это объяснялось и различием в планах стратегического планирования применения вооружений, и особенностями вероятных театров военных действий, и многими другими обстоятельствами. Высокая степень секретности всего нашего военно-промышленного комплекса была постоянным раздражителем для США и их союзников. Они готовы были тратить колоссальные средства на получение нужной им информации из советского ВПК.

В 1991 году нежданно-негаданная победа в «холодной войне», разрушение СССР изнутри и начавшаяся приватизация открыли настежь двери ВПК для разведок США и их натовских партнёров. Наши секреты стали одним из самых лакомых трофеев для Запада.

Для проникновения в оборонный комплекс использовалось несколько типовых «отмычек». Во-первых, создавались подставные, зарегистрированные в России предприятия, которые затем на законных основаниях вторгались в приватизационный процесс, захвативший огромную часть оборонного комплекса. К примеру, советник Чубайса Джонатан Хей – гражданин США, связанный с ЦРУ – создал подставную российскую фирму «Граникс», с её помощью купил опытный завод научно-исследовательского института «Графит» и 30 % акций Московского электродного завода. Американский шпион и советник Чубайса стал хозяином уникального оборонного комплекса, производящего стратегический графит для военного ракетостроения. Будучи уже хозяином предприятия, он ОТКАЗАЛСЯ ВЫПОЛНЯТЬ ОБОРОННЫЕ ЗАКАЗЫ ВОЕННО-КОСМИЧЕСКИХ СИЛ РОССИИ И ПЕРЕШЁЛ НА ОБСЛУЖИВАНИЕ АМЕРИКАНСКИХ ФИРМ.

В записке В. Полеванова рассказывается и о втором варианте взлома дверей в наш ВПК: «В тех случаях, когда предприятия Российского ВПК включены в перечень объектов, не подлежащих приватизации, зарубежные предприниматели добиваются выделения из их состава структурных подразделений, которые получают статус совместных предприятий и производств… Создание при российских оборонных фирмах даже небольших СП предоставит широкие возможности по оказанию влияния на администрацию и последующему получению доступа к имеющимся и разрабатываемым технологиям. Например, голландская фирма «АСМ-Фико» проводит подобную линию по отношению к производственному объединению «Элмаш», а болгарская фирма «Пластхим» и немецкая «ЕОС2» к производственному объединению «Тантал».

Можно не сомневаться, что болгарские и голландские фирмы были не более чем фиговыми листками, прикрывавшими их подлинных американских владельцев.

Мне, всю жизнь прожившему в условиях необходимости сохранения в строжайшей секретности государственных тайн, признаётся генерал-лейтенант КГБ Н. Леонов, пришлось испытать настоящий шок, когда я столкнулся нос к носу с американским специалистом, свободно разгуливавшим по цеху, в котором методом центрифугирования получали оружейный уран, в одном из сибирских оборонных комплексов. Я почти физически ставил на место свою нижнюю челюсть, выпавшую со своих салазок от дикой неожиданности. Я слышал с недоумением свидетельства очевидцев о том, что русскоговорящие приватизаторы широко практиковали допуск иностранных, чаще всего американских аудиторских фирм, якобы для оценки эффективности производства и определения других макроэкономических показателей.

Такая судьба выпала на долю Ижевского машиностроительного завода, выполнявшего заказы Вооружённых сил России. Иностранные аудиторы получили доступ ко всей финансовой и производственной документации завода. В одночасье наша секретная дотоле отрасль стала «прозрачной» для тех, от кого её прятали только вчера. Кстати, никакой реальной необходимости в проведении аудита не было, процедура была использована как «крыша» для получения информации.

В прессу просочились сведения о том, что американцы коррумпировали наших военных, уговаривая их передать сведения о самых передовых технологиях для публикации в специально созданном журнале «Военный парад» с последующей продажей этих технологий и образцов на международных выставках-салонах. Эти примеры можно приводить без конца.

Одновременно резко упала эффективность всей системы защиты государственных секретов. Под предлогом экономии средств стали сокращаться, а то и вовсе ликвидироваться режимно-секретные органы, местами распустили военизированную охрану, стали закрываться узлы спецсвязи, прекратили работу средства противодействия техническим приёмам снятия информации и т.д. Наши люди перестали соображать, что одно утерянное в результате этих мер «ноу-хау» могло стоить в тысячи раз больше, чем все расходы на поддержание его секретности. Для американцев наступили просто райские времена.

При штаб-квартире НАТО в Брюсселе был создан специальный центр по оценке и сортировке военно-технической информации. Там сотни специалистов денно и нощно выбирали из завалов золотой информации бриллиантовые зёрна, которые направлялись на предприятия ВПК США и европейских стран для использования заложенных в них идей в совершенствовании оружия, которое теперь, не приведи господи, может быть использовано против России.

Закономерно, что насквозь гнилая воровская россиянская верхушка – с подачи Чубайса – сожрала «сибирского медведя» Владимира Полеванова, можно сказать, с потрохами. Его задвинули напрочь.

…На днях известный историк и публицист Максим Калашников предложил Путину для радикального поднятия авторитета в народе и, соответственно, избрания в президенты арестовать нынешнего министра обороны Сердюкова, освободить безвинного полковника Квачкова и так далее.

А как же Чубайс? Так и будет процветать после всех своих преступлений?

http://feliks712.livejournal.com/530234.html