Если вы уезжали на новогодние праздники и не возвращались до недавних майских, да к тому же не следили за новостями из (или о) России, скорее всего, вы чешете затылок и думаете – что, чёрт побери, происходит?

В конце прошлого года звучали прогнозы, что война на Украине усилит и санкции против России. Люди старались избавиться от рублей, поскольку считали, что в скором будущем доллар будет стоить 100 рублей. В целом было ожидание резкого роста безработицы и рецессии как минимум столь же сильной, как в 2009-м. Короче, широко распространенный пессимизм относительно краткосрочного и среднесрочного будущего России.

Вместо этого показатели экономики в первом квартале и очень резкое восстановление рубля дали основания к большому оптимизму, особенно в правительстве после того, как пик кризиса был пройден. Теперь уже нет разговоров об ужесточении санкций, вместо этого на фоне, похоже, длительного замороженного конфликта на востоке Украины теперь идут дискуссии о том, какие именно санкции могут быть не возобновлены, когда 31 июля истечёт их срок.

Центральный Банк России достаточно оптимистично настроен относительно тенденций, и уже понизил стандартную ставку с 17% до 12,5%, отрицательная реальная ставка 4%, что само по себе добавляет оптимизма, с учетом влияния на  наличные доходы домохозяйств. Инвесторы тоже разделяют, по меньшей мере, частично, оптимизм и подтолкнули долларовые индексы акций баз фиксированных доходов, вроде RDXUSD, более чем на 40% вверх с начала года.

Преждевременный оптимизм

Однако, хотя есть некоторые весьма очевидные тенденции радоваться, сделать предположение, что для экономики худшее позади, и что финансовое давление будет ослабевать – решительно преждевременно. У экономики страны был хороший старт в начале года, но теперь скорее всего в следующие два квартала он замедлится, поскольку наследие событий прошлого года начнет влиять на более важные отрасли экономики, особенно те, которые сфокусированы на потребителе, и на малые и средние предприятия. Но важно, что это – «замедление», а не «коллапс».

В целом, экономика сократилась в январе-феврале чуть меньше, чем на 2% по сравнению с прошлым годом, но в марте упала почти на 3,5%. Эта тенденция подтверждает моё мнение, что положительное начало года не удержится в нынешнем или следующих кварталах. Но ожидания ухудшения, все страхи крупного коллапса или проблем с внутренним обслуживанием и прочим – всё, что широко обсуждалось и предсказывалось в конце прошлого года – развеялись. Российская экономика уже в рецессии, но сокращение в этом году будет в районе 3-4% ВВП, и в следующем году экономика увидит небольшой, но положительный рост, так что всё спокойно в  том, что касается санкций.

Надо сказать, что ведущие цифры для ВВП – нечто вводящее в заблуждение или не дающее широкой картины. Производственный и сельскохозяйственный сектора продолжают выигрывать от конкурентного бума, начавшегося в результате коллапса рубля в четвёртом квартале, поскольку потребители во многом переключились на более дешёвые внутренние продукты, как альтернативу. Столь похвальный сдвиг к импортозамещению позволил сельскохозяйственному сектору дать рост 3,5% в первом квартале по сравнению с прошлым годом, а спад промышленного производства остался низким, на уровне 0,4%.

Но помимо этого оказалось, что другие секторы экономики сильно пострадали. Строительная отрасль фиксирует падение мощностей на 5%, затраты инвесторов упали на 6%, а розничные продажи, крупнейший сектор экономики, упали за год на 6,7%. Среди продаж дорогостоящих товаров долговременного пользования продажи автомобилей упали на 36% за год в первом квартале, и это несмотря на правительственную программу субсидий, которая остаётся неизменной. Малый бизнес  открыто призывает к облегчению доступа к новым банковским кредитам и предупреждает об ускорении закрытий предприятий и потери рабочих мест, если банки продолжат давить на него.

Концентрация усилий на начальном периоде

Ещё одна причина того, что экономика неплохо себя чувствовала в первом квартале – т.е. в цифрах, а не на более широком уровне – это ускорение расходования бюджета. Дефицит на конец февраля составлял 10,5% ВВП, хотя и снизился к концу марта до 4,9% ВВП. Но всё же он существенно превосходит плановую цифру по году, и подразумевается, что во втором полугодии расходы ещё более замедлятся. В области оборонных поставок имели место большие дополнительные расходы – что за квартал составило 40% выделенных на год средств – и хотя сюда входят основные показатели роста, это мало влияет на остальную экономику.

Значимым фактором в поддержку оптимизма среди официальных лиц и инвесторов стало сильное поведение рубля с начала февраля. Тут причины достаточно ясны, и либо не могут быть обеспечены, либо сделать это сложно или дорого. Но, как и с взглядом на экономику, немногие теперь ждут значительного обрушения рубля, как широко ожидали в конце прошлого года. Ожидается постепенное ослабление курса рубля по отношению к доллару от 50 до 55, никаких резких колебаний  в летние месяцы. Обменный курс рубля определит цена на нефть.

С февраля до конца апреля и Центральный банк, и министерство финансов действовали согласованно, чтобы поддержать рубль. Главным для них было обеспечение почти $40миллиардов валютных займов корпоративного сектора, чтобы покрыть внешние обязательства по долговым выплатам. Это значит, что компаниям не было необходимости выходить на открытый рынок, чтобы попытаться купить иностранную валюту, что, следовательно, снижало давление спроса.

В то же время министерство финансов перевело до $15 миллиардов из Резервного фонда из иностранной валюты в рубли, чтобы покрыть дефицит бюджета. Это создало поставки иностранной валюты и рублевый спрос. Ещё больше вверх рубль подтолкнул откат в обратную сторону вывода рублей по крайней мере некоторых из отдельных лиц и компаний в ноябре и декабре. Поскольку рубль рос, это создало положительный обратный импульс.

Но размах колебаний курса рубля был слишком велик, и теперь это угрожает спросу на более дешёвые внутренние товары, поскольку импорт в рублёвых ценах снова начинает становиться менее дорогим. Мы уже слышали от различных министров правительства и представителей центрального банка, что они предпочли бы видеть некое ослабление рубля, чтобы сохранить положительное движение  экономики. Случится ли это и в какой мере теперь зависит больше от цены нефти, чем внутренних факторов – в среднесрочной перспективе.

Цена на нефть марки Брент поднялась более чем на 25% с начала года и снова торгуется более, чем $65 за баррель. Когда рассматриваются причины роста цены, приходишь к тому же выводу, как и для российской экономики – положительные двигатели не сохраняются, но и прежние ожидания обрушения цены до уровня 2009-го теперь уже практически не реалистичны. Рост цены нефти главным образом поддерживали три фактора: 1) ожидания, что либо вскоре начнутся поставки сланцевого газа США, либо министры ОПЕК будут вынуждены согласиться на сокращение производства, 2) трейдеры создали крупнейшую позицию (500 миллионов баррелей и 3) доллар США ослаб, поскольку ожидания подъема ФРС ставок снова отложены.

Дело в том, что нет никаких свидетельств, что поставки американской нефти сократятся, хотя прогнозы о росте производства понизились. В ОПЕК саудовцы, как оказывается, крайне решительно настроены защитить свою долю рынка, и теперь выкачивают рекордные 10,5 миллионов баррелей в день. Комментарии саудовского  министра нефтяной отрасли, всегда значимые в смысле ценового восприятия, должны подорвать любой оптимизм в том, что нынешняя цена сохранится. Раскручивание долговременных спекулятивных нефтяных позиций также создает давление вниз и волатильность.

Итак, когда вы рассмотрите все движущие факторы, включая возрастание вероятности снятия санкций против Ирана, (ЕС рассматривает на Тегеран, как значимую альтернативу российской нефти и газу по причинам, известным только бюрократам), вывод таков – движение цен на нефть почти закончено. Но, используя принцип «раз пострадал, дважды осторожничаешь», маловероятно, что многие трейдеры будут склонны продавать намного ниже. Скольжение назад к низким показателям на уровне $50 за баррель более реалистично, чем либо толчок к $80 или спад до $40, хотя история говорит, что глупо отвергать любую вероятность, как невозможную.

Итак, возникающая картина такова: эмоции и политика подталкивали ожидания к крайностям в конце прошлого года, но есть реальность, вызванная хорошей долей прагматизма и здравого смысла, что в целом намного лучше. Сдвиг этих усилий и ощущений  привёл к  лучшему, чем просто поддержание рубля и движение цен на нефть. Но ничто не подсказывает большее, чем умеренный спад рубля в течение лета. Я всё же ожидаю, что рубль к концу года ослабится, поскольку надо выплатить иностранные займы, а декабрь – основной месяц для выплат по иностранным долгам. Но это только временные цифры, и пока, как и  более широкие макро-прогнозы на 2016-й и 2017-й, осенью будут уточнены. А к тому времени мы должны получить лучшее понимание, куда идёт нефть и должно быть принято такое или иное решение о санкциях.

Источник: http://vk.cc/3Q58OX