Говорят, человек отличается от ангела свободой воли, то есть может принимать решения вне зависимости от текущих обстоятельств. На самом деле, если в реальности так человек делает, то его постигают различного рода неудачи, нередко фатальные. Все мы ограничены в своих действиях и первые руководители стран не исключение. Их страны предоставляют им ограничения, которые практически невозможно обойти, и вот в этом коридоре им и приходится принимать решения. Я конечно не горячий сторонник точки зрения «Не мы такие – жизнь такая», но условия, в которых приходится принимать решения, надо брать в расчет.

Обсудим, какие ограничения влияют на принятие решений в Узбекистане. Начнем с самых простых особенностей Узбекистана - с природно-географических. Если посмотреть на спутниковый снимок Узбекистана, то страну можно разделить на 5 весьма разных по площади частей: Ферганскую долину, пойму реки Амударья, горы и предгорья Западного Тянь-Шаня, плато Устюрт и пустыню Кызылкум.

Туркестан Узбекистан

В полном размере: Узбекистан торговля

При этом большую часть страны занимают как раз 2 последние – это каменистая и песчаная пустыни. Большая часть населения при этом сосредоточена в предгорьях Тянь-Шаня и Ферганской долине, а также немного в пойме Амударьи. Это не только создает огромную демографическую нагрузку (плотность населения в этих областях составляет от 150 до 450 человек на км2) и земельный дефицит, но и ставит крест на использовании гидроэнергетики – вода нужна для ирригации.

Помимо природно-географических особенностей, есть политическая и экономическая географии. Экономическая география показывает главное – Узбекистан отделен от всех океанов как минимум 2 странами, то есть это самая внутриконтинентальная страна из всех, а значит, ей нужно быть постоянно в хороших отношениях с соседями иначе ни экспорт, ни импорт невозможна, а это смерть экономики. Однако тут есть исключение, значение из соседей для действующего или возможного транзита имеют только Казахстан, Туркменистан и Афганистан, так как Кыргызстан и Таджикистан являются горными странами, через которые значимые транзитные пути не идут. Кроме того, внутри страны Узбекистан был разорван на несколько регионов, которые сообщались транспортно только через другие страны.

Политическая география показывает, что Узбекистан находится рядом с двумя крайне проблемными странами – с Таджикистаном, где в 1992-1997 годах шла самая крупная на постсоветском пространстве война, и конечно с Афганистаном, где война идет уже десятки лет. В обеих войнах Узбекистану косвенно приходилось участвовать через поддержку этнических узбеков в Афганистане и Народного фронта Таджикистана, а также через строительство укреплений на границе и создание эшелонированной системы безопасности. Все это конечно требовало значительных административных и военных усилий, ну и конечно денежных средств. Не забываем также о том, что часть границ с Кыргызстаном и Таджикистаном в Ферганской долине до сих пор не демаркирована и у Узбекистана там есть 2 анклава – Сох и Шахимардан.

Также еще есть геология. Хотя на территории Узбекистана открыто около 2700 месторождений полезных ископаемых, а разведено 900 месторождений, значимыми запасами обладают только несколько видов из них. Газ, уран и золото – вот три главных полезных ископаемых страны, а заодно одни из главных поставщиков экспортной выручки. При этом надо учесть, в Узбекистане очень мало и угля и нефти, поэтому вся энергетика построена на газе. И тут Узбекистан попадает в ловушку между энергетическими потребностями собственной экономики и населения и необходимостью продажи газа на экспорт. И это тоже большая проблема для развития.

Следующее ограничение – оно историко-культурное. Нельзя забывать о том, что территория современного Узбекистана является одним из главных центров ислама в мире. Здесь хранится Коран халифа Османа (древнейшая рукопись Корана в мире), здесь родились Мухаммад аль-Бухари, суфийские шейхи Бахауддин Накшбанд и Наджм ад-дин Кубра и многие другие известные теологи и шейхи. Именно в узбекских медресе и больше нигде в СССР учили имамов. То есть историко-культурная основа такова, что всегда найдутся люди, которые скажут: «Зачем нам Конституция? Давайте жить по шариату и создадим Халифат!» со всеми вытекающими для несогласных с этим последствиями. И это тоже проблема, требующая непростых и очень жестких решений.

Есть еще один фактор такой культуры – так как население глубоко религиозно, крайне тяжело как-то ограничить рождаемость и тут рождается демографическая проблема. В стране растет количество школьников, студентов, молодых специалистов, которые требуют денег и работы, а сами особой пользы для государства пока не приносят.

То есть мы видим, какое количество факторов надо учитывать, чтобы начинать говорить о том, в каких условиях осуществлялось и осуществляется управление Узбекистаном.

К чему бы привела бы при таких ограничениях стандартная либеральная программа реформ, которую так любит предлагать любым странам как панацею Всемирный банк и другие международные организации?

Я думаю, это привело бы к появлению в Узбекистане периферийного капитализма по определению Рауля Пребиша во всей его красе, что характерно для стран Третьего мира и тем более для СНГ. Конечно, часть его признаков присутствуют в Узбекистане, но, тем не менее, с ними стараются бороться.

Я бы охарактеризовал политику Узбекистана как аналог политики Пак Чон Хи в Южной Корее в период 60-70-х годов или китайской политики модернизации 80-х - начала 90-х годов, ну или частично современную политику Беларуси без большинства белорусских социальных льгот. Она включает в себя жесткую авторитарную политическую систему, ограничения на потребление у граждан, дешевую рабочую силу, протекционизм, направленность на индустриализацию и экспорт, высокую долю небольших производств с большой трудозатратностью, высокую долю участия государства в экономике, слабость финансового рынка по сравнению с промышленностью и сельским хозяйством, валютные ограничения. Такой тип развития не сильно приятен для населения, плох для бизнеса, но дает реальное развитие экономики на первоначальном этапе.

Эта модель действовала в полном объеме примерно до 2013 года. Разумеется, она не предусматривает вхождение в какое-либо интеграционное экономическое объединение, потому что в таком случае экономика Узбекистана была бы просто уничтожена экономиками Казахстана и России, которые больше ее в 3 и 30 раз и обладают намного большими финансовыми резервами. А крах экономики неизбежно вызвал бы социальный и политический кризисы, поэтому никаких перспектив вхождения Узбекистана в ЕАЭС нет.

Однако с 2013 года в Узбекистане постепенно началась определенная либерализация и переход к более рыночной модели экономики и административного управления. Как я уже отмечал в одном из своих интервью к таким нововведениям относятся:

  • создание единого портала государственных услуг;
  • создание портала открытых данных;
  • разработка закона об электронном правительстве;
  • программа локализации производства готовой продукции;
  • наращивание поддержки малого бизнеса через льготное кредитование;
  • программа по строительству индивидуального жилья;
  • программа по созданию новых рабочих мест и обеспечению занятости.

И это пусть не на всю мощность, но работает, и государство развинчивает гайки. Постепенно, Узбекистан будет выходить тем или иным способом за рамки вышеупомянутых ограничений. Но что именно изменилось из них при Исламе Каримове?

Из важнейших трендов надо отметить:

  • выстраивание системы безопасности, которая решает как внутренние, так и внешние проблемы
  • решение вопроса транспортной связности страны
  • сделаны очень много по превращению преимущественно аграрной страны с производствами неполного цикла к государству с малым средним производством, удовлетворяющим основные потребности страны
  • идет освоение новых месторождений полезных ископаемых
  • растет занятость, правда, как всегда для людей со средней и высокой квалификацией
  • страна нашла новых инвесторов в виде Южной Кореи и Китая, которые не ставят политические условия при внесении инвестиций

Конечно, Каримова можно было много за что критиковать – за излишнюю бюрократизацию, за произвол силовиков, за продолжение поддержки хлопковой индустрии, за отдельные неверные решения в экономике, за излишний идеологический прессинг, но самые главные задачи для Узбекистана он выполнил.

В целом, надо отметить, его преемнику, кто бы он не был, придется намного легче, чем в свое время Исламу Абдуганиевичу – ситуация у него далеко не критическая, хотя большинство ограничений все равно останутся. И тут вопрос – будут ли меняться внешняя и внутренняя политика в рамках обозначенного коридора?

Вот что я думаю:

1. Во внешней политике – Узбекистан не будет входить в интеграционные объединения, будет стараться сохранять многовекторную политику, но с наиболее мощным вектором в сторону Китая, который сейчас является наиболее выгодным партнером для страны.

2. Во внутренней политике – политический ландшафт не изменится, однако, в течение нескольких ближайших лет пост президента будет не настолько значимым как при Каримове. Разумеется, сократится влияние родственников Ислама Абдуганиевича, но это естественный процесс. Внутриэлитный баланс будет соблюдаться.

3. В экономике – основной упор будет сделан на продолжении прежнего курса и очень осторожной и постепенной либерализации. Возможно, упор будет сделан на снятие бестолковых и ненужных административных запретов, разрешений и тому подобных барьеров на пути бизнеса. Будут ли, наконец совмещены официальный и «черный» курсы сума – пока сложно сказать.

4. Отдельно скажу про отношения с Россией – так как Россия сама особо не предлагает ничего интересного для Узбекистана, кроме совместного освоения «Газпромом» и «Лукойлом» нефтегазовых месторождений около Устюрта, то ее влияние будет слабеть. Еще факторами ослабления будут снижение закупок газа, снижение привлекательности рынка труда для мигрантов и в целом, не сильно последовательная политика Москвы. Последнее было очень хорошо видно в последние две недели и показало, что в Москве если и остались специалисты по Узбекистану, их не слушают, а значит, ничего путного из сотрудничества не выйдет.

5. Также возможно новый глава Узбекистана наберет дополнительной легитимности и популярности у народа, если тем или иным способом совершит акт возмездия по отношению к Кыргызстану за 2 погрома этнических узбеков в Оше. Как показывает опыт российских президентов, это весьма и весьма хорошая технология – народ любит подъем национальной гордости.

http://www.apn.ru/index.php?newsid=35423